Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Кино и театр:: - «Неуместный человек» или поэма о новом Гильгамеше

«Неуместный человек» или поэма о новом Гильгамеше

Автор: Ромка Кактус
   [ принято к публикации 12:46  22-11-2007 | Х | Просмотров: 526]
Ромка Кактус

«Неуместный человек» или поэма о новом Гильгамеше

Новый (2006-ого года) фильм «Неуместный человек» был показан по телеящику. Заявленный в качестве фильма ужасов (ТВ-3, суббота), он, вероятно, вызвал обильный бздёж со стороны поклонников жанра. Саблезубые интеллектуалы хором отвернулись к стенке: старо как мир.

Западное общество – общество потребления – замкнулось на самое себя и теперь обречено на медленное и болезненное саморазложение. Агонизирует, вырождается, скоро сдохнет без всякого вмешательства Красных Бригад. План Маршалла кверх тормашками.

В Швеции самый высокий уровень жизни и самый высокий уровень самоубийств. Эти две статистики связаны пуповиной: люди не выдерживают чудовищной скуки безграничного комфорта. Так на западе для современного человека (потребителя) самая большая беда – проблема выбора цвета журнального столика в коридоре. В Норвегии и Исландии, где был снят «Неуместный человек», эта проблема так же актуальна.

Серые цвета – железобетонный антураж любой антиутопии. Ничтожное небо теряется где-то на фоне небоскрёбов. Сюда-то и приезжает в самом начале фильма главный герой Андреас. Растерянный, он тотчас оказывается в рядах сотрудников некой безымянной корпорации. Ему выделяют рабочее место, ему выделяют порцию положенного гостеприимства. И вот Андреас печатает на клавиатуре и смотрит в окно.

Вскоре оказывается, что всё в этом городе лишено вкуса: еда, спиртное, женщины. На ограде висит «очередной» выпрыгнувший из окна сотрудник. Вокруг ходят равнодушные люди. Когда самоубийцу снимают с железных штырей, из него льётся кровь, из него высыпаются кишки. Всё с примесью какой-то серости. Предельная физиологичность не вызывает у окружающих никакой реакции – это смех за кадром. Пытаясь убедиться в реальности происходящего, Андреас отрубает себе палец бумагорежущей гильотиной. Снова нестрашная кровь хлещет фонтаном, палец ему в этот же день восстанавливают.

От нечего делать Андреас заводит отношения с одной из сотрудниц. Сосредоточенно и однообразно тычет в неё своим мясом. Потом заводит на стороне ещё одну тёлку. Предельный прагматизм жителей города выделяет сцена расставания Андреаса с прежней «возлюбленной», где та говорит, что на субботу у них запланирован обед и гости, и собирается ли он бросать её до или после субботы.

Романтически настроенный Андрюша тащит свою новую пассию в ресторан, где и делает ей всякие глупые признания и предложения. Та как бы соглашается но тут выясняется, что у неё таких Андреасов ещё четыре штуки, что все они «милы», и что между ними для девушки нет вообще никакой разницы. Размазанный Андреас быстро убеждается, что все мужчины и женщины в городе абсолютно взаимозаменяемы. Андрюша решает прыгнуть под электричку метро.

Каким-то чудом он выживает, и фарс продолжается. В городе нет ни музыки, ни детей. Но тут главгерой обнаруживает в старом подвальном помещении странную щель в стене, откуда слышится музыка и запах. Он, подобно узнику Шоушенка, пробивает проход в стене и на короткое время оказывается в мире живой жизни: тут играет музыка, у пищи есть вкус, смеются дети. Андрюшу вытаскивают оттуда за ногу, сажают на автобус и насильственно высысалают в некуда.

Перед этим, ему сообщают, что большинство людей здесь счастливы, слышишь, счастливы. Для фильма это очень важная мысль: общество основано на благополучии большинства.

Главный герой фильма определённо относится к существам сознательным, во всём происходящем он ощущает себя неуместным. Андреас – творческая личность, он весь фильм ищет, не удовлетворяется тем, что ему подсовывают. В мире всеобщего благополучия он видит всю ту чудовищную бесчеловечную фальшь, что скрыта от глаз обывателя завесой Майи – ультрамодными евродекорами, глянцевыми улыбками, прущим отовсюду материальным достатком. В толпе филистеров-гедонистов, незнающих ничего кроме потребления и удовольствия, Андрюша чувствует себя некомфортно, как то было с главным героем «Бойцовского клуба» Паланика и с Чацким Грибоедова. «Удовольствие есть гвоздь, которым мы приколачиваем себя к одному месту бытия» - учит нас философ Лев Шестов. Андреас, подобно прикованному Прометею, лишён в этом мире творческих сил, он бездеятелен. То есть общество потребления счастья оказывается в ситуации, когда единственная движущая сила прогресса кастрирована, а яйца её скормлены посетителям ресторана вкусной и здоровой пищи. По Тойнби такое общество обречено на вымирание, как неспособное дать ответ на новый вызов. Общество, чей объект - интересы большинства, вязнет в меду.

Вообще, конечно, тема фильма до костей обсосана мировой культурой, и её главный герой тоже. «Бразилия» Терри Гиллиама и фильмы о Фантоцци по всем параметрам дадут «Неуместному человеку» за щеку. В них есть живой юмор и гораздо больше динамической мысли, образов. Но новый фильм – хоррор человеческих отношений – займёт своё место в контексте современной истории.

Конфликт цивилизации и человека - основной конфликт фильма - существовал задолго до «Матрицы» всяческих глупых Вачовских, задолго до Руссо; в художественной мысли человечества ему порядка пяти тысяч лет. Вероятно, самый первый памятник этому в литературе – «поэма о Гильгамеше». Древний шумерский поэт противопоставил цивилизованному человеку – царю Гильгамешу, природного человека Энкиду. Уже тогда природный человек оказался более человечным, нежели его оппонент, за что и был уничтожен богами.

В поэме Гильгамеш, став другом Энкиду и многому у него научившись, отправляется за ним в ад. И если теперь спроецировать образ силача-полубога Гильгамеша на бледную задротину Андреаса, то станет ясно, что Неуместный человек и есть новый Гильгамеш, спускающийся в новый урбанистический ад за непонятно вообще каким хуем. Вероятно, для того, чтобы, как и в самой поэме, лишь коснуться тайны жизни, тайны бессмертия и безвозвратно её утратить.

Для отечественного зрителя, пока ещё далёкого до пертурбаций Неуместного человека, фильм может показаться как минимум забавным. ИХ – стерильный, комфортный, максимально безопасный, рассчитанный на человека ад, и НАШ – безбашенный, неподдающийся никакому осмыслению и обузданию РАЙ, где в любую минуту может произойти самое страшное. Отечественный зритель должен порадоваться за себя, но с тем расчетом, что и у нас фанатики стремятся построить капитализм, демократию, сдирая всё с западного образца, и, в конечном итоге, общество неограниченного потребления благ. Т.е. лет через пятьдесят, когда это произойдёт, пенсионеры дружно перестанут выть и ощерят беззубые рты, а наиболее сознательные члены общества схватятся за головы, но будет уже поздно.

С другой же стороны, «кем был бы Достоевский, если бы его не поставили к стенке?» (с) Русская культура занимает уникальное по богатству место в мировой культуре по большому счету за счет того, что всегда у нас всё было плохо. Это давало и даёт стимул творцам – ведь будучи довольным, человек не стремится ни к чему, кроме сохранения своего довольства. Творец должен быть раздражён. Таким образом, если нахлынувшая волна гедонизма не утопит в жиру русскую мысль, сей новый опыт может благотворно сказаться на развитии отечественной духовности. Скорее мажьте, мажьте меня паюсной икрой, я хочу быть распятым на самом плоском плазменном телевизоре с во-от такой диагональю.

20 ноября 2007 г.


Теги:





-1


Комментарии

#0 15:34  22-11-2007Шизоff    
Рома, ты зверь! Экзотичный, но удивительный.
#1 15:40  22-11-2007Барсук    
отличная рецензия.
#2 16:21  22-11-2007Samit    
кино стОящее..
#3 16:23  22-11-2007Нови    
Господи, благослави экономические кризисы, вооруженные конфликты, природные катаклизмы, эпидемии, преступность, войны, террор и социальную несправедливость! Ура!
#4 16:42  22-11-2007El Nino    
Рецензия охуенная. Автор писать умеет, и давно это доказал.

фильм надо заценить.

ЗЫ

Фантоцци - ахуенная вещь.

#5 17:44  22-11-2007Илья Волгов    
Всем учицца, как писать рецензии.

Отлично.

Охуенно. Автор очень хорош, никогда не пропускаю его креосов, и еще ни разу не пожалел.
#7 06:26  23-11-2007Частный случай    
Божественная рецензия
#8 12:42  23-11-2007Ромка Кактус    
спасибо всем


я на самом деле периодически встречаю что-нибудь стоящее, о чем могу поделиться. и мысли обычно есть. попробую про мульт написать

#9 12:47  23-11-2007Ромка Кактус    
зы почитайте "Поэму о Гильгамеше"

вещь - супер

#10 18:13  23-11-2007Голый Вася    
спасибо что рассказал содержание фильма блять

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
06:27  18-06-2017
: [7] [Кино и театр]
Театр - квинтэссенция простоты,
Где ты - это я, а я - это ты,
Где оба причастны одной cудьбе.
(Когда больно мне, то больно тебе),
Где жизнь - квинтэссенция пустоты
Со всполохом призрачной красоты,
Ее обнажённый бесстыдный полёт,
Где грим Азазелло на шабаш зовёт,
Огонь из светящегося конфетти,
И кто-то смеется и шепчет: "Прости"....
21:27  13-06-2017
: [6] [Кино и театр]
Стоят в глубинках городки,
Где петухи орут до хрипа.
Признаюсь, очень мне близки
Селения такого типа

Заборов их перекосяк
Выводит запросто к речушке
Любого, кто презрел "пятак"
Киношки, рынка и торгушки.

Читать оставьте, коль для вас
Тоскливы встречи с бедным бытом,
Моя история как раз
О месте всеми позабытом....
08:53  05-06-2017
: [23] [Кино и театр]
Развеяв по ветру последний марафет,
громит прибой прибрежные аптеки,
из склянок битых - йодом льёт рассвет,
дыхнуло гнилью, мидий взмыли веки

По рунами изрубленной доске
расколотое, скачет солнца блюдце,
свиваясь в имя чьё-то на песке,
лучи, рассеиваясь, литерами вьются

В медуз светильниках притушен белый свет
над ложами, укутанными илом -
дымится, рвётся солнца трафарет
горгоньей головой-паникадилом

Ложатся в пазл морских ежей скорлупки,
не затихает вет...
16:56  02-06-2017
: [12] [Кино и театр]

Массивные инкрустированные двери бесшумно отворились. В маленький зал, чей потолок пожирала позолоченная лепнина, энергично ступил то ли молодой то ли старый, то ли высокий, то ли низкий, то ли красавец, то ли урод, то ли крепкий, то ли слабый человек....
23:04  28-05-2017
: [73] [Кино и театр]
Язык болтается сиреневый
над морем - облако повесилось,
зажмурилось, слетело лесенкой,
качается, щекочет дерево

А мы в закат идём по берегу,
совпав по месту и по времени,
и нам вполне себе сиренево
до моря, облака и дерева

Лилово нам, и фиолетово
торчит топориком из темени
луна, тараща зрак базедов на
звёзды брызнувшие семенем

на море, кипарисы, лётчиков
подбитых, выбитых из стремени,
с резьбы слетевших и со счётчиков,
с учёта снявшихся из племени<...