Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Графомания:: - Вспомнить Синди Кроуфурд

Вспомнить Синди Кроуфурд

Автор: Витковский
   [ принято к публикации 15:36  23-11-2007 | Шырвинтъ | Просмотров: 448]
Вообще мне везло на этих «трясогузок». В плане повышения жизненного тонуса и глубоких эмпирических познаний темной стороны необъяснимой женской души.

Удивительно, но будучи пристроенным и обогретым я имел смутное представление о конкретике тела своей благоверной. Не последнюю роль здесь сыграла несгибаемая сила ее природной робости. Так и продолжалось: при появлении на свет своих изящных бедер благоверная стыдливо заливалась краской или же попросту отмахивалась от меня скалкой, но я в своих исканиях доступных методов доступа, к чести признаться, был неутомим.
В конце концов победила дружба. Мы занимались «этим» при очень молодом месяце или под одеялом (какие муки летом). Не знаю, зачем при «этом» еще и занавешивались шторы, потому как даже при соблюдении первых условий, свои белоснежные руки, поднесенные к лицу на расстояние двух пальцев, я мог себе только представлять. Реагировал исключительно на голос, тактильные же наслаждения были единственными из доступных удовольствий.
После пары неудачных попыток откровенно поговорить о сути таинства и доказать, что мой орган, покоящийся для примера на кухонном столе, не более порочен, чем палец на руке - я загулял. Кстати, заметил, что в последнее время она стала есть хлеб вилкой…

Как всякий уважающий себя свободный мужчина при женщине, жил я отдельно. В берлоге. На четвертом этаже. Ссора со слабонервной половиной совсем выбила из колеи, но внутренние часы, со временем заведенные на ежедневный трехтраховый секс, нет-нет, да позванивали. Подбираю с пола газету. Наугад тычу в объявление пальцем. Телефон. Звонок. «Хочу». «Ждите». Руки на коленки сложил – жду. Полчаса. Приезжает. Нервничаю как подросток в женской бане. Даже трусы новые нацепил. Шахтерские.
Дама попалась возрастно-габаритная. Хотел, признаться, большего. Точнее выразиться, меньшего. Более хрупкого, что ли. После хмурого взгляда в ответ на мой вопрос, уже не могу сомневаться что ей 18. Еще бы пару годков скинул, лишь бы так не «сверлила».
Жрица начинает снимать верхнюю одежду. Как в цирке, даже ряд у меня первый.
Антракт. Она просит выключить свет! Минута молчания. Как могу сдерживаю нервно подергивающийся кадык. Сходство с красными соплями на подбородке индюка разительное. Зачем-то стесняюсь и прикрываю шею рукой. Адамово яблоко бегает между пальцев пинг-понговым шариком. Вверх. Вниз. Вверх. Вниз. И эрекция – вверх-вниз, вверх-вниз. Вниз… Э! Э-э-э! Куда?!
Галантно извинившись, с расшаркиваниями и неуместными полупоклонами направляюсь по неотложно возникшей надобности на кухню. Ветер из раскрытой форточки раздувает трусы колоколом. Мерзнут яйца. Мне все равно. Долго симулирую поиски невесть чего в настенном шкафчике, после чего тщательно мою руки. С мылом. Кто бы знал зачем? Уходя, намеренно (нас дустом не возьмешь!) оставляю свет на кухне включенным.
Барышня работает с клиентом. Трали-вали, тили-тили. Узкая полоска света из-за кухонной двери неровно ложится на ее и так некрасивое лицо. Остальное мясо досталось мраку. Неясными тенями проступают массивы, неровности и ложбины. Честно признаюсь себе, что такую «географию» мы уже проходили. Трали-вали. Натужно скрипят пружины. Жрица продажной любви сосредоточенно ждет обкончания. Тили-тили. Пытаюсь закрыть глаза, потому как чувствую, что в этот исторический момент они лишние. А свет на кухне зря оставил. Точно говорю, зря.
Мужские силы покидают и я лихорадочно начинаю вспоминать роскошные формы какой-нибудь Синди Кроуфурд. Как назло на ум лезут то гол забитый рукой Марадоны, то заблеванный рукав моего лучшего пиджака. Скрип-скрип - стенают пружины, но приходится припустить с утроенной силой, чтобы отогнать Марадону и не облажаться перед подзаборной куртизанкой. Скрип-бум, скрип-бум - уже молят пружины, и бьется о гипсовую перегородку стены изголовье кровати.
«Сестра порочного милосердия» недовольно сопя молча мается намятыми боками. Я отрабатываю пятьдесят баксов. Жалко же…


Теги:





-2


Комментарии

#0 13:50  26-11-2007Иван Гилие    
просто За-че-пись!

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
16:58  08-12-2016
: [2] [Графомания]

– Мне ли тебе рассказывать, - внушает поэт Раф Шнейерсон своему другу писателю-деревенщику Титу Лёвину, - как наш брат литератор обожает подержать за зебры своих собратьев по перу. Редко когда мы о коллеге скажем что-то хорошее. Разве что в тех случаях, когда коллега безобиден, но не по причине смерти, смерть как раз очень часто незаслуженно возвеличивает опочившего писателя, а по самому прозаическому резону – когда его, например, перестают издавать и когда он уже никому не может нагадить....
19:26  06-12-2016
: [42] [Графомания]
А это - место, где земля загибается...(Кондуит и Швамбрания)



На свое одиннадцатилетие, я получил в подарок новенький дипломат. Мой отчим Ибрагим, привез его из Афганистана, где возил важных персон в советском торговом представительстве....
12:26  06-12-2016
: [7] [Графомания]

...Обремененный поклажей, я ввалился в купе и обомлел.

На диванчике, за столиком, сидел очень полный седобородый старик в полном облачении православного священника и с сосредоточенным видом шелушил крутое яйцо.

Я невольно потянул носом....
09:16  06-12-2016
: [14] [Графомания]
На небе - сверкающий росчерк
Горящих космических тел.
В масличной молился он роще
И смерти совсем не хотел.

Он знал, что войдет настоящий
Граненый во плоть его гвоздь.
И все же молился о чаше,
В миру задержавшийся гость.

Я тоже молился б о чаше
Неистово, если бы мог,
На лик его глядя молчащий,
Хотя никакой я не бог....
08:30  04-12-2016
: [17] [Графомания]

По геометрии, по неевклидовой
В недрах космической адовой тьмы,
Как параллельные светлые линии,
В самом конце повстречаемся мы.

Свет совместить невозможно со статикой.
Долго летит он от умерших звезд.
Смерть - это высший закон математики....