Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Графомания:: - Петрина

Петрина

Автор: Митька Голопупкин
   [ принято к публикации 13:05  11-12-2007 | Шырвинтъ | Просмотров: 412]
Петрина
{из цикла "Космические ревизоры"}
текст целиком - на http://proza.ru/author.html?golopup
/записки из дневника Мусека/

Никогда бы не поверил, что займусь бумагомарательством. Но, почитав украдкой записки Фау и Хрямпса, понял, что у нас собралась просто какая-то бригада писателей, я бы даже сказал летучий эскадрон беллетристов-юмористов. Причём выходит, что каждый из них шибко умный, а я дурак. Поэтому и я решил что-нибудь накропать. Не простая это конечно штука, создание гениального литературного произведения, но главное - иметь волю. А воля у меня железная. Я ею двери открываю. Да, серьёзно. Подойду к двери кабака, напрягусь, сконцентрируюсь и стою так, пока кто-нибудь из завсегдатаев не выйдет и не скажет: "А, старина Мусек! Что же ты здесь стоишь? Заходи, не стесняйся." Вот так то. А то видите ли эти "интелехтуалы" - облезлый кот с разбойной рожей и проворовавшийся взяточник меня за дурака считают. Хотя, пусть считают. Так даже лучше. На планете, откуда я родом, традиционно принято придуриваться и выглядеть глупее, чем ты есть на самом деле. У нас даже герои сказочного эпоса все сплошь дураки и придурки. Зато в конце сказки они всегда оказываются в дамках, а их враги - в дураках. Причём уже в настоящих. Да у нас даже проводятся специальные соревнования по придуриванию. Да. А победитель получает приз - кресло. Кресло депутата Думы. Поэтому в нашей Думе скучно никогда не бывает.
А эти "интелехтуалы" заладили - дурак, придурок. Конечно, образования у меня нет. Но разве в образовании дело? Да многие практические задачки я решаю получше их. Вот, заставь к примеру Хрямпса решить простейшую практическую задачку: за тобою гонится полиция. Ты выбегаешь на перекрёсток и видишь - слева засада, справа тоже, а прямо на тебя едет полицейская машина. Что делать? Хрямпс её не за что не решит. А потому, что мыслит плоско, двухмерно. А задачка трёхмерная. Нужно подбежать к ближайшему люку канализации, быстро открыть его и юркнуть в канализацию. Конечно, написать это значительно проще, чем сделать. Нужен артистизм, я бы даже сказал талант. Иначе могут и подстрелить. Придётся сделать вид, что споткнулся, растянуться возле люка и быстро открыть его, пока ликующие полицейские бегут за тобой. Зато в канализацию полиция никогда не полезет. Это точно - проверено Электроником и Электроникой. И дело здесь даже не в дерьме и валяющихся презервативах. Просто канализация - не их среда обитания. Теряются они там также как теряется крыса на сцене переполненного зала.
И вообще, я за всю свою жизнь ещё ни одного настоящего дурака не встретил. Зато чемпионов по придуриванию - масса.
После того облома, который произошел у нас на Дигиталии, Хрямпс стал более ответственно подходить к выбору "ревизируемых" планет. Постепенно дело пошло на лад. Это оказалось даже проще, чем вскрывать сейфы. К тому же Хрямпс поднатаскал меня в бухучёте, чтобы я больше не позорил коллектив. Ох и мудрёная это штука, бухгалтерия, я вам скажу. Но когда тебе прямо говорят - либо освоишь, либо заменим тебя другим, то сразу появляются феноменальные способности.
К полёту на Петрину Хрямпс готовился особенно тщательно. Петрина - богатая, но довольно своеобразная планета. Её населяют, если так можно выразиться, "живые камни". Хрямпс долго и нудно объяснял мне, в чём прикол. Короче, они вроде состоят из каких-то особо сложных молекул, причём если рассматривать их тела в течении бесконечно малого промежутка времени, то они вроде как твёрдые, а если время исчисляется секундами и более - то они скорее напоминают тесто. Появились они на Петрине тысячу лет тому назад. До этого планета была лишь лысым булыжником, наматывающим бесчисленные круги вокруг местного солнышка. Завезли их на Петрину для работы береборейцы (жители планеты Береборей), которые и сконструировали петринцев. Береборейцы вывели, так сказать, такую породу разумных булыжников, которые смогли выжить на негостеприимной Петрине. И не только выжить, но и создать высокоразвитую цивилизацию очень неплохо обустроив планету. А вот сами береборейцы довольно скоро скончались от возникших на Береборее экологических проблем, оставив после себя совершенно загаженную планету. Скоро уже будет тысяча лет, как на Береборее никто не живёт. А петринцы, учтя ошибки береборейцев, развивались очень неплохо. Но потом Конфедерация и сюда дотянула свои сальные лапы. Петринцы храбро сражались, но силы были слишком не равны и Конфедерация победила. Затем было ещё два восстания, также подавленных. Последние 70 лет всё было относительно тихо. Петринцы платили налоги, которые они называли данью (интересно, и где они выкопали такое древнее словечко?), ненавидели "конфедеративное иго" и потихонечку восстанавливали разрушенную планету. Последний раз настоящие ревизоры были на Петрине 25 лет тому назад, и Хрямпс решил, что сейчас самое время подоить эту планету.
Когда мы прибыли на Петрину, то я сразу почувствовал, что эти петринцы мне не нравятся. Не естественные они какие-то, не живые. Я это уже в космопорте заметил. Хрямпс говорил, что из всей нашей кинематографической продукции им разрешили показывать только мультики. Это было сделано специально, чтобы они в каком-нибудь фильме случайно наши военные секреты не подглядели. У нас любят в фильмах военную технику показывать. Насмотревшись наших мультиков, они принялись копировать героев мультяшных сериалов, благо что петринцы могут легко менять форму и цвет. Поэтому таможенник смахивал на Микки-Мауса, а буфетчица - на дюймовочку, отъевшуюся до размеров хорошей свиньи. А таксист, пока нас вёз, раз пять сменил свою внешность. Особенно удачно у него получилось скопировать черепашку Нинзя. Помнится, я тогда ещё сказал Хрямпсу:
- В мультиках всегда показывают столько видов оружия. Зря наши разрешили показывать им мультики.
- Наоборот, это было весьма прозорливое решение. В мультиках всё вооружение сказочное. И возможности у оружия тоже сказочные. А петринцам никто и не объяснял, что это всё вымысел. После того, как они увидели наши мультики, они перестали сопротивляться.
Оставив вещи в гостинице, мы решили сходить в правительственный дворец и записаться на приём к руководству планеты. Узнав, что прибыли ревизоры Конфедерации, нас в этот же день принял Могучий Монолит (руководитель планеты). Наше появление не вызвало у него особого восторга. Как я быстро понял, внешность Могучего Монолита абсолютно не соответствовала его характеру. Не знаю как он выглядит обычно, но нас он встретил в виде какого-то сказочного зелёного зайца двухметрового цвета. Если мерить с ушами, то его рост превышал 2.5 метра. Бегло взглянув на наши документы, Могучий Монолит раздраженно сказал:
- У нас же уже были ревизоры. И совсем недавно - 25 лет назад. Они клятвенно обещали, что в течение 50 лет больше не будет никаких ревизий.
Судя по капелькам пота на лысине Хрямпса, он об этом ничего не знал. Опять этот старпёр обложался!
- Э… Руководство сочло целесообразным провести дополнительную ревизию, - наконец сказал он. - Сами понимаете, не мы это решаем.
- Мне наплевать, что там у вас решили, но никакой ревизии не будет! - отрезал Могучий Монолит (ММ).
- Позвольте, но вы представляете, к чему может привести ваше заявление?… - начал Хрямпс.
- Конечно. Но это не вызывает резонанс у молекул моего тела. Или, проще говоря, меня это не колышит. А вот вы, - он указал на Хрямпса, - вы оскорбили меня. Я вызываю вас на поединок.
- Да я … Да у меня геморрой и одышка… - забормотал Хрямпс.
- Он уже старенький. Давайте я за него выступлю, - вмешался Фау.
- Нет. Он руководитель вашей делегации, ему и отвечать.
- А как будет проходить дуэль? - поинтересовался я.
- Очень просто. Мы с ним возьмёмся за руки. Тот, у кого электрический потенциал выше, убьет электрическим разрядом своего соперника.
- Нет, так не пойдёт! - запротестовал Хрямпс. -Я не электрический угорь, током бить не умею. Давайте лучше загадки загадывать. Кто выиграет, тот и будет считаться победителем.
- Никаких загадок. Вы не у себя дома. Как я сказал, так и будет.
- Я не могу сейчас. Мне надо морально подготовиться. Может повременим с поединком? - начал умолять Хрямпс. Хитрец рассчитывал, что за это время мы успеем удрать.
- Хорошо, встречаемся завтра утром, - немного смягчился ММ. - А пока вас отведут в тюрьму.

А вот петринская тюрьма произвела на меня очень хорошее впечатление. Хорошее такое заведение - чистенькое и с отличной кормёжкой. Просто пятизвёздочная гостиница замкнутого типа. Из всех тюрем, в которых мне пришлось побывать, эта тюрьма была самой лучшей. Нам сюда даже наши вещи из гостиницы доставили.
Мы сразу поняли, что сбежать отсюда не удастся. На окнах толстые решетки, сигнализация, за бронированной дверью - масса охраны. И подкоп не очень-то сделаешь - всё-таки 35 этаж.
- Надо перехитрить этого Мерзкого Монолита, - наконец, после раздумья, произнёс Фау. - Какие будут предожения?
- Если бы у меня были резиновые перчатки, то они, возможно, меня спасли бы, - вздохнул Хрямпс.
- Так нет ни у кого резиновых перчаток, - возразил я. - Что про это болтать.
- А обычные кожанные перчатки у тебя, Мусек, вроде были? - вспомнил Фау.
- Конечно. Это же часть моей спецодежды. Только от высокого напряжения они вряд ли спасут.
- А что, если намазать их воском? - поинтересовался Хрямпс. У меня есть баночка чёрного воска для обуви.
- Это уже кое-что. Но если эта тварь действительно генерирует высоковольтный разряд, то это не поможет, - сказал Фау. - Вот если была бы изолента…
- Изоленты нет. Но есть скотч. Отличная штука, особенно если нужно аккуратненько выставить оконное стекло или рот кому-нибудь заклеить, - вспомнил я.
- Что же ты молчал! - почти хором закричали они.
- А вы о скотче и не спрашивали. Так, значит мы подготовимся к дуэли. А пока, Фау, сыграй на гитаре что-нибудь весёленькое.
Фау начал исполнять какую-то легкомысленную песенку, а затем вдруг остановился и произнёс:
- Братцы! А ещё у меня есть 12 презервативов! Жертвую на общее дело.

На следующий день, в условленный час, нас отвели к ММ. Я ожидал, что на дуэли будет присутствовать целая толпа народа. Но были только несколько придворных. Видимо, это самые близкие его приближённые. Хрямпс шёл в моих перчатках, которые были ему настолько велики, что он вполне мог бы одеть их на ноги как валенки.
- Что это у вас с руками? - сухо поинтересовался ММ.
- Это наши фамильные перчатки. В нашем роду есть поверье, что они приносят удачу. Без них я участвовать в дуэли не буду.
- Ладно, только они всё равно вас не спасут.
- И ещё, уважаемый Могучий Монолит! Я бы хотел, чтобы рядом с нами стоял мой секундант, Фау, и контролировал проведение дуэли.
- Хорошо, приступим же, наконец.
Противники взялись за руки. ММ начал увеличивать разность потенциалов между руками. Хрямпс, помнится, что-то рассказывал, что в телах петринцев есть кристаллы пьезокварца, сжимая которые они могут вырабатывать электричество. Скотч, презервативы и навощенные перчатки служили неплохой защитой, но какой-то относительно небольшой ток через Хрямпса всё-таки шёл. Наконец его начало трясти. Судя по удивлённым глазам ММ, такой крепкий орешек ему попался впервые. Запахло паленной кожей. Ещё немного и изоляция не выдержит. И в этот момент Фау чихнул. Как это и бывает при чихании, его тело подалось вперед. Этого мгновения оказалось достаточным, чтобы он молниеносным броском метнул вперёд тонкую гитарную струну и накоротко замкнул ею руки ММ. Яркая вспышка, сильный треск, и ММ превратился сначала в шоколадного зайца, а затем осел на пол и стал коричневой бесформенной кучей, напоминающую коровью лепёшку. Но при коротком замыкании Хрямпса тоже здорово тряхануло.
- Вы сжульничали! - закричал выступая вперёд один из петринцев. - Снимайте перчатки. Я вызываю вас на дуэль.
- А мы вызываем на дуэль этих двоих! - поддержали его остальные булыжники.
Теперь терять нам было уже нечего. А вот отсюда надо было срочно выбираться. Лучше погибнуть на электрическом стуле где-нибудь на Сачусетсе, чем быть убитым разрядом этого каменого мусора. И тут я вспомнил, что мне рассказывал о петринцах Хрямпс. Я схватил неподъемное кресло, в котором раньше сидел ММ, и принялся крушить им эти говорящие булыжники. Хрямпс оказался прав - при резком ударе они вели себя как твёрдые тела и рассыпались на множество осколков. Когда дробить оказалось уже некого, я бросил трон.
- Здорово! Прямо как камнедробительная машина, - восхитился Фау.
- Ты молодец, Мусек! - похвалил меня Хрямпс.
- Чего не скажешь о тебе. Затащил нас на эту грёбанную планету. Как будем отсюда выбираться?
- Бежим в космопорт! - предложил Фау.
- Бесполезно. Там сейчас нет ни одного корабля, - махнул я рукой.
- Давайте смываться. В любом случае надо где-то отсидеться, - поторопил нас Хрямпс.
Я отломал ножку у трона. При выходе из дворца она мне еще неоднократно пригодилась. Мы направились в сторону зелённого массива. Это просто счастье, что на планете есть леса. Только зачем они нужны этим булыжникам?
Бежать в лес мы решили кратчайшей дорогой - через кладбище. Я сразу понял, что за оградой находится кладбище. А что там ещё могло находиться, если на воротах висела вывеска "Городское кладбище №2"? Когда мы вошли внутрь, то к нам тут же подбежал кладбищенский работник. Не знаю почему, но кладбищенские работники на всех без исключения планетах выглядят одинаково непривлекательно. Вот и этот тип выглядел так, словно сам только что вылез из гроба.
- Уже иду! Надо же, какая честь, сразу трое решили умереть на нашем кладбище. Для вашего бальзамирования всё готово, - обратился он к нам.
- Мы не собираемся помирать. Вы нас с кем-то путаете. Мы хотим посетить могилы родственников, - мягко возразил ему Хрямпс.
- Каких ещё родственников? - не понял могильщик.
- Могилу моей матушки, - вытирая слезу произнёс Фау.
- А это что ещё за чудо в шубе? - удивился могильщик. - Вы все, наверное, из психушки сбежали? Или в школе никогда не учились? Всех детей делают на репродуктивном заводе. Какие, на фиг, родственники?
- Мы пошутили, - попытался я исправить ситуацию. - Нам только надо пройти через кладбище.
- Там тупик, а за оградой лес, в который вход воспрещён.
- Ничего, нам можно, - сказали мы и припустились бежать по аллеям кладбища.
- Если всё-таки надумаете помирать, знайте - у меня самый лучший раствор для бальзамирования. Сто лет как огурчики лежать будете, - кричал он нам вдогонку.
Насчёт раствора он был абсолютно прав. Хоть я старался особенно по сторонам не смотреть, но заметил, что на могилах заместо цветников и памятников лежали забальзамированные петринцы. Кабы не встреча с могильщиком, я решил бы, что они просто прилегли позагорать. Кстати, давненько я не был у своих стариков на кладбище. Когда буду дома надо будет обязательно сходить.

Лес на Петрине мне понравился значительно меньше, чем тюрьма. Меня немало помотало по различным мирам, бывал я и в совершенно гнусных, отвратительных лесах, но такого леса я ещё не встречал. Он был какой-то …недобрый. Хочешь отвести палкой ветку - а она сама шарахается от тебя как от прокажённого. Перешагиваешь через корень, а он делает тебе подножку и ты падаешь. А когда я не спеша потянулся, чтобы почесать у себя между лопатками, то из густой кроны дерева быстро высуналась чья-то мохнатая рука и опередив меня почесала это место раньше меня. Поэтому, когда минут через десять у меня зачесалось в паху, то я долго раздумывал, стоит ли мне это делать. Но зуд усиливался и я, выбрав относительно безопасное место на полянке, сделал это.
Прошлёпав по лесу пару часов и набив себе массу шишек мы вышли на довольно большую поляну, на которой стоял симпатичный деревянный домик.
- Что-то не нравиться мне это место, - задумчиво произнёс Фау, - нутром чую - засада.
- Тогда давайте обойдём дом стороной и пойдём дальше, - предложил я.
Так мы и сделали. Через полчаса мы опять вышли к домику.
- Это тот же самый, - уверенно произнёс я.
- Да, похоже, - согласились они.
- Придётся взглянуть, что там, - вдруг смело сказал Хрямпс и бодро зашагал по заросшей каким-то мхом лужайке. После того, как он получил удар током, у него совсем крыша поехала. Не успел он сделать и трёх шагов по лужайке, как провалился в болотную жижу. Лужайка оказалась коварным болотом, лишь слегка прикрытым мхом. Обычно утопающих вытаскивают за волосы, но попробуй-ка вытащить Хрямпса за его лысину! Он и раньше-то был весьма скользкий тип, а сейчас вообще превратился в подобие угря. Наконец, Фау схватил его зубами за воротник, а я выдернул эту "репку" на твёрдую землю. Уже начало смеркаться и сразу заметно похолодало.
- Я так околею от холода, - пожаловался Хрямпс. - Мне надо срочно высушиться. Давайте разожжем костёр.
- Зато от тебя теперь такой запах, что ни один зверь не отважиться тебя слопать, - успокоил его Фау.
Хорошо, что в болото ухнул не я, а Хрямпс. Только у меня одного оказались в кармане спички. Фау вообще никогда ни курил, а Хрямпс сказал, что бросил лет шестьдесят тому назад.
- Так в каком же возрасте ты начал курить? Ты не выглядишь очень старым.
- В шесть лет, ещё до школы. Раздобыли мы с приятелями сигареты. Накурился я, помню, так, что нехорошо стало. Пришел домой, а бабушка запах табака учуяла. Всыпала она мне от души и с тех пор я больше никогда не курил.
- Видать хорошо всыпала, - заметил я. - Жаль, что меня никто в детстве не направил на путь истинный. Работал бы сейчас кинозвездой, терминаторов бы играл, а не торчал бы здесь, в этой жути.
Костёр быстро прогорел и я отправился за хворостом, который единственный не разбегался при моём появлении. Отойдя от костра метров на двадцать я увидел Хольду. Даже в слабом отблеске костра я безошибочно узнал её. Прошло столько лет, а она ничуть не постарела! Хольда была моей первой девушкой. Да, пожалуй это была моя единственная настоящая любовь, отношения с которой не были замешаны на деньгах.
- Привет! - негромко сказала она. Это действительно был её голос!
- Ты откуда здесь взялась? - оторопело поинтересовался я.
- Прилетела сюда с мужем на сафари. Отошла немного в лес и заблудилась. Ты не видел здесь маленький охотничий домик?
- Если это тот, около которого чуть не утонул Хрямпс, то он метрах в 300 отсюда.
- Ты меня к нему проводишь? Я боюсь, что опять заблужусь.
Я заколебался. Может это какое-то приведение?
- А можно я тебя пощупаю?
- Конечно, дорогой. Даже нужно. Можешь делать со мной всё. Ты же знаешь, что я по-настоящему любила только тебя одного. Только давай отойдём подальше от костра.
Я тщательно, со знанием дела, её ощупал. Она была настоящая! Это явно не призрак. Она ничем не отличалась от той, которую я обнимал в юности. В концу концов я мужчина, а не евнух. Она взяла меня за руку и потащила в лес. Внезапно откуда-то вынырнул Фау. Как он подкрался? Не утруждая себя долгими разговорами, он с размаху ударил Хольду припасённой дубиной. Она рассыпалась как гипсовая статуя! У меня в руке остался только обломок её руки, который я с отвращением отшвырнул прочь.
- Ты мне такой чудесный вечер испортил, - с иронией сказал я.
- Мусек, дубина! Ты обалдел, что ли! Я тебе жизнь спас, - взволновался он. Как и большинство других остряков Фау понимает только свои собственные шутки.
- Полюбуйтесь - возвращение блудного сына, - сострил он, когда мы подошли к костру.
- Скорее возвращение не успевшего поблудить сына, - отозвался я. - Обещаю тебе, Фау, что если мы с тобой отсюда выберемся, то я буду брать тебя с собой во все бордели.
- В качестве кого?
- В качестве защитника моей нравственности. Будешь бить по башке каждую проститутку, которая посмеет ко мне приблизиться.
- Значит эти твари способны читать наши мысли? - удивился Хрямпс после того, как Фау обрисовал ему свой подвиг. - Этим надо воспользоваться.
- Как?
- Мусек, ты думал сегодня в этом "сказочном" лесу о этой своей пассии?
- О Хольде? Ну… думал. У меня уже давно не было женщины.
- Отлично. И она материализовалась. Правда каменная. А теперь давайте дружно, втроём, подумаем о береборейцах.
- О бере… ком?
- О береборейцах. Я же вам о них рассказывал. Это цивилизация, которая создала петринцев и заселила ими эту планету.
- Я этих береборейцев никогда не видел. Да и что нам это даст? - законючил Фау.
- Я нарисую, как они выглядили. Абсолютное сходство здесь и не требуется. Всё равно никто из ныне живущих петринцев их и в глаза не видел. А вот в учебниках истории их портреты должны быть.
- Нет, Хрямпс, у тебя похоже не только руки обгорели, но ещё и в мозгу что-то замкнуло, - удивился я.
- Вы ничего не понимаете! Как кролики бояться удава, так и петринцы должны бояться береборейцев. Это же их бывшие хозяева. Нас постоянно заманивают в этот домик. Наверняка там какая-то засада или что похуже. Если мы отправим туда фантом береборейца, то ничего не потеряем.
- А что приобретём?
- А хрен его знает. Увидим.
- Хрямпс, ты и так уже пару раз нас подставил! Ты уверен, что НАМ хуже не станет? А вдруг объявят общепланетную тревогу и весь район оцепят военные? - не унимался Фау.
- Район и так должен быть оцеплен. Мы же убили их главаря. Или ты забыл? Нет, терять нам нечего. Всё, я рисую береборейца.
- Это беребореец? - спросил я, когда он закончил рисовать. - Ну и урод! Теперь они точно разбегуться, увидев такую морду.
- Сначала все вместе представим себе, что вон на том пригорке садиться ракета, - начал Хрямпс.
- Так может прямо на ней и улетим? Что мучиться с этим береборейцем? - перебил его Фау.
- Нет, боюсь что она развалится прямо у земли. Всё, хватит болтовни.Начинаем.
Со стороны это выглядело забавно. Впрочем, я не уверен, что петринцы обладают чувством юмора. Огромная ракета не спеша совершила мягкую посадку в сотне метров от нашего костра. Как будто мы его специально развели, чтобы было видно где садиться. Подойдя к ракете, мы дружно представили, что сейчас из ракеты выйдет беребореец. А из ракеты вышло два береборейца.
- Почему их двое? - удивился Фау.
- Всё правильно, каждый создал своего береборейца, - ответил Хрямпс.
- Тогда почему их двое, а не трое?
- У одного из нас, не будем уточнять у кого именно, абсолютно отсутствует воображение, - сказал Хрямпс и выразительно посмотрел на нас с Фау. Надо же, а я всегда считал, что у Фау очень буйное воображение - подумал я.
Интересно, что береборейцы овазались именно такими "красавчиками", как на рисунке Хрямпса. Отдав им мысленный приказ идти к домику, мы не спеша пошли вслед за ними.
- А что мы будем им приказывать, когда они войдут в дом? Не видно же будет не фига, - прошептал Фау.
- Главное - пусть войдут, а там видно будет, - успокоил его Хрямс.
Береборейцы вошли в дом и … ничего не произошло. Прошло минут десять.
- Наверное сидят и чай пьют, - съязвил Фау.
- А давайте прикажем этим уродам, чтобы они разобрали одну стену дома. Тогда мы будем видеть, что происходит внутри, - поделился я с ними своей оригинальной идеей.
- Вот и Мусек придумал, - прошептал Хрямпс. - Предложи что-нибудь попроще.
- Пожалуйста - пусть один из них придёт сюда и расскажет, что там происходит, - внёс я второе предложения.
- Это уже здравая идея. Только кого из них вызывать? Они же абсолютно одинаковые.
- Давайте того, кто сидит ближе к двери.
- Идёт. Так, собрались с мыслями, думаем.
Не прошло и двух минут, как из домика выбежал беребореец и направился прямо к нам.
- Мужики, у вас водки нет? - поинтересовался он.
- Нет. Была бы, сами выпили, - хмыкнул я.
- А ближайший магазин здесь далеко?
- Хрен его знает. Наверное день ходьбы.
- Странно. А хозяин мне сказал, что если идти по тропинке напрямик через лес и болото, то километров пять.
- А кто там хозяин?
- Не знаю. Мы ведь только что с Береборея прилетели. Но хороший мужик, гостеприимный. Мы с ним уже листра три высосали.
- Да наверняка каменный этот хозяин! - возмутился Фау. - Ты ударь его по голове, он и рассыпется!
- Я тебе ударю! Ты научишь, кот облезлый. Это мой друг. А вот вы, интересно, кто такие? Почему по ночам по лесу шастаете? - подозрительно прищурясь спросил беребореец.
- Мы духи леса, - уверенно сказал Хрямпс. -Ночное патрулирование - наша работа.
- Понятно, испугано пробормотал беребореец и быстро, не оглядываясь, пошагал по тропинке в лес.
- Может, отберём у него водку, когда вернётся? - предложил я.
- Вечно у тебя какие-то бредовые идеи, - проворчал Фау. - Здесь и водка наверняка палёная. Выпьешь и окаменеешь. Или сразу рассыпешся.
- Я предлагаю войти в дом, - неожиданно предложил Хрямпс.
- Ты уже сегодня разок ступанул в болото. Забыл, как мы тебя вытаскивали?
- Это потому, что я неправильно пошёл. Не надо было ломиться напролом, по лужайке. А на тропинке наверняка твёрдая почва.
Взяв палку, он направился к домику. Мы не стали его удерживать. А зачем? Если человек сошел с ума, то его уже не вылечишь, а нам он теперь только лишняя обуза. По тропинке он шёл осторожно, проверяя дорогу перед собой на прочность палкой. Надо же, псих, а разбирается. До крыльца он добрался без происшествий и, постучавшись, зашёл внутрь. Я мысленно снял шляпу. Мы решили подождать здесь. Во-первых, интересно, чем всё закончиться, а во-вторых, всё равно идти некуда. Через полчаса Хрямпс вышел на крыльцо и пьяным голосом закричал:
- Ребята, идите сюда! У хозяина ещё заначка нашлась.
- Совсем с ума сошел, - заметил Фау.
- Возможно. Но как он смог так быстро нажраться?
Убедившись, что мы не горим особым желанием идти во внутрь, он сам подошел к нам.
- Не бойтесь, нет там никакой засады. Хозяин домика гуманоид очень похожий на нас. Он точно не камень. Я проверял.
- Ты стукнул палкой его по башке? - поинтересовался я.
- Я придумал ещё получше. Мысленно приказал береборейцу, чтобы он, в пьяном угаре, ударил хозяина колотушкой по голове.
- И какой результат?
- Отличная шишка. Но они уже помирились. Пьяные обиду быстро забывают.
- Узнал бы ты у хозяина, откуда он взялся, - заметил Фау.
- Спрашивал, спрашивал. Говорит, всегда жил здесь. А эти каменюки только недавно появились - веков 10 назад.
- Так он, что, бессмертный бог?
- Не знаю, но перепить он точно может кого угодно.
- Врешь! Меня не перепьешь! - возмутился я. Мне вдруг жутко захотелось выпить. Коли не удалось позаниматься сексом, так хоть напьюсь с горя. Да и кушать очень хочется.
- Точно тебе говорю, Мусек. Спорим?
- Спорим на ящик коньяка. Пошли в дом.
- А я, пожалуй, подожду вас здесь, - с улыбочкой сказал Фау.
Мы зашли в дом. Обстановка внутри оказалась ещё скромнее, чем снаружи. За столом сидел, точнее дремал, лежа головой на столе пьяный беребореец, а рядом, уткнувшись носом в тарелку хрустел малосольным огурчиком сам хозяин. Это был небольшой крепкий мужичек неопределенного возраста с козлиной бородкой и подстриженными "под горшок" волосами. Одет он был в очень старые, залатанные вещи. Увидев нас, он сказал:
- А, гости дорогие! Прошу к нашему шалашу. Отведайте, что бог послал.
Проснувшийся от его слов беребореец обвёл нас осоловелыми глазами и неприлично громким шепотом прошептал хозяину:
- Вы что! Это же лесные духи. Они сами это сказали моему штурману. Он мне только что телепатировал.
- А я каждому гостю рад. Скушно жить одному, - также довольно громко ответил ему хозяин и, понизив голос, добавил: - Здесь по ночам много всякого народа шляется. К каждой твари свой подход требуется.
Мы выпили и закусили. Пища была простой, но вкусной и натуральной. Быстро разговорились. Оказалось, что хозяина зовут Власич и живёт он здесь с незапамятных времён.
- А ты, случаем, не бог? - глядя прямо в его голубые глаза спросил я.
- Да какой же я бог, мил человек? Где ты бога в рваных портках видел? И потом, богам, чтобы жить, нужно чтобы в них верили. Нет, просто меру свою в питие знаю - лишнего не пью, потому и живу долго. А папаша мой, Власий, действительно на одной захудалой планете местным богом подрабатывал. Его ещё Велесом часто называли. Только давно это было, - вздохнул он.
-Ты знаешь, Власич, а вот я в тебя верю. Не как в бога, конечно, а как в надёжного мужика, на которого можно во всём положиться. Такого классного собутыльника у меня ещё не было.
Хрямпс и беребореец начали клевать носом. Ну и слабаки!
- Хочешь в мою астролябию на звёзды поглядеть? - предложил Власич. - Отличная штука. Кстати сам собрал из валяющегося на свалке старья.
- Не видал я этих звёзд, что ли? - отказался я, чуть не ляпнув, что только недавно с этих звёзд сюда спустился на звездолёте.
- Нет, не скажи. Знаешь красотища какая! Миллионы звёзд и все разные. И везде, наверное, есть планеты, на которых копошиться какая-то своя, нам не ведомая жизнь.
- А жены у тебя нет? - неожиданно для себя задал я вопрос. Немного поразмыслив, я понял, почему он пришел мне в голову - жена вряд ли бы одобрила такое ночное хобби.
- Нет, паря, нет. Была да сплыла.
- Умерла, что ли?
- Нет, зачем, ушла она от меня 2721 год тому назад. Не хочу, говорит, жить в этой глуши. Здесь даже поругаться и то не с кем. А ты как козёл бессловесный - никогда резкого слова в ответ не скажешь.
- А ты, что же отсюда не уехал?
- Да ты что? Как же я могу бросить дом, хозяйство, да и всю планету, наконец. Я здесь жил, живу, и буду жить. Кстати, ты видел, какой у меня замечательный пруд с карасями?
- Ты бредишь, Власич? Нет здесь в округе никакого пруда. Есть только болото возле твоего дома, куда сегодня Хрямпс провалился.
- Это пруд и есть. Зарос он порядочно - чистить его надо.
- А что же не чистишь?
- Да бесполезно. Через десять лет опять зарастает. Да и бредень уже весь сгнил. Надо бы новый сплести, да все никак руки не доходят.
- И давно не доходят?
- Лет восемьдесят. Да я всё равно приноровился на нём рыбачить. Отгребаю с краю тину и закидываю удочку. О, кстати, идея! Пошли сейчас на рыбалку, а? В полнолуние у нас самый клёв.
Я вспомнил, как мы выуживали сегодня Хрямпса и рыбачить не захотелось.
- Извини, Власич, давай в другой раз.
Мы выпили и я закусил солёной капустой. Давненько я её не ел. Удивительно, но в меню ресторанов большинства планет совершенно отсутствуют квашенная капуста и настоящие солёные огурцы бочкового засола. Закусив, я почувствовал прилив новых сил и смог высказать мучавшую меня мысль:
- А как у вас тут насчёт женщин?
- Насчёт каких женщин? А, насчёт баб что ли? Да бродит здесь по ночам одна, Галатейкой кличут. Ну, баба не баба, а даёт.
- А она случайно не принимает обличье тех женщин, которых ты раньше любил?
- Верно… Ну не так, чтобы точная копия, но в целом похоже, особенно если в полутьме и под водочку.
- Расстрою я тебя сейчас, Власич. Расколотил сегодня Фау эту Галатейку на мелкие кусочки.
- Вот пидор! Это же ручная работа! Можно сказать, антиквариат. Сейчас уже таких не делают.
Мы выпили ещё по одной, после чего Власич, убедившись, что беребореец крепко спит, нагнулся ко мне и прошептал:
- Так вы из города будете?
- Ага.
- А почему у вас такая форма странная - на человеков смахиваете?
- Ты же знаешь, Власич, что мы любую форму принять можем. Эта форма - последний писк моды. Сейчас в городе все так ходят.
- Слушай, Мусек, надо спасать планету. Этот хмырь, что заснул - беребореец. Инопланетянин, значится, то есть враг. Я в окошко видел - они сегодня вечером на ракете сюда прилетели. Видать, они опять какую-то пакость задумали.
- Спасём, раз надо, - поддержал его я.
- Слушай меня паря внимательно. Побежишь сейчас по тропинке в деревню. До неё километров пять. Около магазина висит таксофон…
- Так у меня денег нет.
- Не перебивай. Позвонишь в секретную службу - в неё все входящие бесплатно. Набираешь 0002. Тебе автомат отвечает: "номер службы, которую вы набираете, не существует". Позвонишь ещё четыре раза, а на пятый тебя соединят. Скажешь, что ты от Власича. Запомни главное - "Власич велел передать, что к нему прилетели береборейцы" … Как меня это всё заколебало…
- А чо такая спешка? Подумаешь, инопланетяне. В космопорт ещё и не такие уроды прилетают.
- Да ты пойми, что прилетели они тайно и сели здесь, в моём заповедном лесу. А с этими береборейцами у меня счёт особый. Прилетали они сюда в последний раз, как сейчас помню, тысячу лет тому назад. Да, никогда я их гнусные рожи не забуду. Тогда вся планета мне принадлежала. А они себя так очень вежливо повели - по случаю приезда ящик водки выставили. Выпил я тогда с ними хорошенько. Только ведь я когда пью, то почти не пьянею. Тогда они второй ящик водки принесли, а затем и третий. Вот в третий-то ящик они точно какого-то дурмана насыпали. На следущий день просыпаюсь я уже под вечер с бодуна, а они смеются - бумагу мне показывают. Дарственную, значит. Оказалось, что я по-пьяни им дарственную на всю планету подписал. То есть натурально человека бомжем сделали. Пробовал я потом бумаги в разные инстанции писать - бесполезняк! Единственная милость, которую для меня береборейцы сделали - выделили для меня вот этот клочек земли. Загнали сюда, так сказать, как индейца в резервацию. А потом понавезли сюда для работы каменюк шевелящихся - вас значиться. Зато, когда вы независимости от береборейцев добились, то я рад был больше, чем вы все вместе взятые… Да, ладно, что болтать, беги скорее. По пути тебе повстречается ещё один беребореец - мы его за водкой в деревню посылали, так постарайся ему на глаза не показываться. И заодно водочки ещё подкупи, пусть на мой счёт запишут.
Я выбежал на улицу. Обрисовав Фау сложившуюся ситуацию, я предложил ему идти со мной.
- Нет, не пойду, - зевая, произнёс он. - Не пойму я, зачем нам это нужно.
Я бодро побежал по тропинке. Пока не выветрился хмель, настроение у меня было приподнятое. Две симпатичные луны довольно неплохо освещали мне дорогу. Но по мере того, как я углублялся в лес, мне становилось всё страшнее и страшнее. Когда я шел по густому кустарнику, то вдруг, совсем рядом, я увидел возвращавшегося из магазина береборейца. Если бы он, будучи навеселе, не насвистывал бы себе под нос какую-то мелодию, то мы бы с ним слокнулись бы лбами. Я автоматически метнулся в кусты, но он уже успел меня заметить. Опасливо, повернувшись ко мне лицом, он прошёл по тропинке мимо меня. Решив немного похулиганить, я завыл по-волчьи. Он галопом помчался к Власичу. Конечно, мою тушу трудно принять за волчью. Тоже мне волк-переросток. Внезапно у меня мелькнула ещё одна шальная мысль - этот беребореец - всего лишь плод наших фантазий. Значит, я могу им управлять. Выйдя на тропинку, я увидел, что он уже отбежал довольно далеко от меня, но всё ещё виден в лунном свете.
- Стоять! - скомандовал я. - Поднять руки.
- Не надо! - послышался издали его испуганный голос. Но руки он поднял.
- Ладно, свободен, - сжалился я.
Когда я подходил к деревне, то на её окраине красовалась, естественно, местная помойка. Я разглядел даже навозную кучу. Найдя в деревне магазин и таксофон, я первым делом, чтобы не забыть, пошёл за водкой. При входе в магазин висела табличка:

У нас не обсчитывают!на которой внизу кто-то приписал от руки: "А только обвешивают."
В магазине я сказал продавщице:
- Мне пять литров спирта.
- Это в другом отделе. Здесь у нас продаётся еда, а вам в отдел бытовой химии.
В этом отделе действительно продавалась типичная еда петринцев - мел в стеклянной глазури, кварцевый песок с добавкой полного комплекса необходимых микроэлементов, калиевый полевой шпат и хлористый кальций. Был здесь даже медный купорос, являющийся, по их мнению, отменным слабительным.
В отделе бытовой химии вместе со всевозможными лаками, красками и ацетоном продавался и этиловый спирт. За прилавком стояла громадная бабина, по комплекции не уступающая Могучему Монолиту. При моём приближении она приняла форму Медузы-Горгоны.
- Дайте мне пять литров спирта, и запишите на счёт Власича, - сказал я.
- Вас тоже Власич послал? - удивилась она. От него же только что приходил гонец - такой интересный мужчина... И зачем Власичу столько спирта?
- Он его пьёт.
- Шутите! Спирт - превосходный растворитель. Если бы он его пил, то распался бы на отдельные песчинки.
- Конечно, шучу, - успокоил я её. - Он протирает им линзы своего телескопа.
Выйдя на улицу, я вспомнил, что надо ещё позвонить в эту Секретную Службу. Всё оказалось точно так, как и рассказывал Власич - на шестой попытке трубку наконец-то взяли, и недовольный голос произнёс:
- Да, я слушаю
- Я вам звоню по поручению Власича. Он велел передать, что прилетели береборейцы.
- Откуда вы знаете Власича?
- Мы охотники. Заблудились в лесу и вышли на его сторожку.
- Какие охотники! Вы с ума сошли? Там же сплошная органика. Нам там есть совершенно нечего. И вообще в этот лес категорически запрещено входить, - возмутился он и куда-то в сторону добавил: - Похоже у бедняги минеральная паранойя.
- Ах, да. Я же забыл сказать пароль: "Как меня это всё задолбало".
{Примечание Дорогой Редакции: по требованию Секретной Службы Петрины текст пароля был изменён почти до неузнаваемости.}
- Значит, вы действительно были у Власича и видели береборейцев? - уже вежливым тоном спросил он.
- О да. Ужасно мерзкие морды.
- А сколько их?
- Двое пришли к Власичу, но, возможно, что кто-то остался в ракете.
- Понятно. Высылаем группу захвата. Спасибо, родина вас не забудет. А я вам обещаю похлопотать, чтобы вам немного скостили срок за незаконное проникновение в лес.
Закончив разговор, я для храбрости выбил немного спирта (максимум треть канистры), и вошёл в тёмный лес. Не успел я пройти и триста метров как увидел необычного зверя пирамидальной формы. В высоту он был метра два, а его ширина внизу также составляла около двух метров. Он не спеша шлёпал от деревни в лес. Внезапно я понял, что именно его я принял на деревенской свалке за навозную кучу. Навоза на планете нет и быть не может. Петринцы не держат домашних животных. Интересно, а чем эта "пирамида Хеопса" питалась на помойке? Решив, что лучшая защита - это нападение, я подбежал поближе к зверю и издал ликующий крик неандертальца, проламывающего каменным топором череп мамонту. Даже сейчас стыдно это вспоминать. Всё-таки сильно я нажрался в ту ночь. Зверь воспринял мой вопль очень серьёзно и, издав подобие тихого жалобного стона, свернул с тропинки и скрылся в лесу. Итак, путь был расчищен. Я гордо пошёл по дорожке. Внезапно я почувствовал ужасный смрад. Вонь была настолько сильная, что у меня защипало глаза. Значит, уходя зверь пукнул. Газ оказался не такой уж безобидный, как можно было ожидать. Уже через пару минут я почувствовал, что моё лицо, руки, ноги и тело начинают опухать. Я с большим трудом смог дойти до сторожки Власича.
Подойдя к сторожке, я заметил, что Фау нет на прежнем месте. Я негромко позвал его:
- Фау, Фау!
- Что ты кричишь? - раздался голос откуда-то сверху, с ветвей.
- А я уж решил, что тебя дикие звери съели. Здесь знаешь, сколько всякого зверья.
- Да, причём некоторые звери довольно вкусные. Я неплохо перекусил… А ты Мусек, я вижу здесь заелся. Только сейчас внимание обратил - такую рожу себе откормил.
- Я подвергся газовой атаке со стороны местного зверя. Вот и опух.
- Да, ладно тебе, Мусек, всё на бедное животное сваливать. Пить надо меньше. Все же знают, что ты опух от водки.
- Интересно, а почему это животное бедное?
- Раз с тобой повстречалось, значит бедное. Ты помнишь хоть одно живое существо, которое после встречи с тобой разбогатело?
- Фау, хватит языком молоть. Петринцы высылают сюда группу захвата.
- Ты считаешь, что эта группа сделает нас счастливыми?
- Я хочу разбудить Хрямпса. Он эту кашу заварил, пускай он и расхлёбывает.
Когда я зашёл в домик, то там спали все, включая хронически трезвого Власича. Я осторожно растолкал Хрямпса и обрисовал ему сложившуюся ситуацию. Выслушав меня, он растолкал наших самодельных береборейцев и вытолкал их на улицу. На свежем воздухе они быстро пришли в себя. Когда мы растолковали им, что сейчас прибудет группа захвата, то они страшно испугались. Прихватив Фау, мы отправились к ракете. Когда мы добрались до неё, то уже рассвело. Ракета выглядела неважнецки - типичная халтура. Сразу видно, что мы сфантазировали её наспех, в темноте.
- Сойдёт и так, - уверенно заявил Хрямпс. Всё равно нам на ней не лететь.
- Она в полном порядке, - обиделись береборейцы.
- Раз она в порядке, тогда взлетайте! - скомандовал Фау.
Повозившись с ракетой добрых полчаса, береборейцы наконец поняли, что взлететь она не может даже теоретически.
- А как мы вообще умудрились сесть на этой посудине? - удивился один из них.
- Падать - не взлетать, - заметил второй.
Наконец подоспела и группа захвата. Окружив нашу ракету плотным кольцом, они начали не спеша подползать к нам. Наконец, когда они подползли на неприлично близкое расстояние, и мы стали видеть отражение ракеты в их глазах, из ракеты, где мы все и укрылись, не спеша, и вразвалочку вышел беребореец и громко сказал:
- Не бойтесь. Мы прилетели с миром. Наша ракета сломалась, и мы вынуждены были сесть здесь. Пусть ваше правительство предоставит нам любую исправную ракету, и мы улетим и больше не вернёмся. А вам мы в подарок оставим нашу чудо-ракету. Изучайте её, набирайтесь знаний.
Бойцы начали перешептываться. Наконец их главарь сказал:
- Нас не уполномачивали вести с вами никакие переговоры. Поднимите руки и выходите по одному, если вам дорога ваша жизнь.
- Вы, наверное, не понимаете, с кем связываетесь? - грозно ответил беребореец. - Одно неловкое движение - и мы взорвём ракету. Она разнесёт вашу планету на мелкие кусочки. Сообщите об этом начальству.
- Хорошо.
Потянулись часы томительного ожидания. Клюнут петринцы на нашу выдумку, или поймут, что это блеф? Наконец из кустов вылез главарь группы и провозгласил:
- Мы согласны. Сейчас прибудет вертолёт и доставит вас в космопорт. Ракета для вас уже подготовлена.
- Вы нас за дураков, что ли держите? - изумился беребореец. - Где гарантия, что вы не обманете? Нет, пусть нас отвезут в космопорт вместе с ракетой.
Опять начались долгие согласования. Наконец, после многочисленных переговоров, петринцы согласились на наши условия. Всё-таки вовремя мы шлёпнули их Могучего Монолита, прямо как по заказу. Он бы наверняка ещё что-нибудь отчудил. Мы отправились в космопорт прямо в ракете, как Емеля на печи. Перебравшись в настоящую ракету и убедившись в её работоспособности, мы улетели, оставив петринцам для изучения наш шедевр. Кстати, береборейцы оказались отличными космонавтами. И когда они успели этому научиться?
Наших береборейцев мы высадили на планете Береборей. На чёрной, закопчённой поверхности планеты уже начали появляться небольшие островки зелени. Жизнь потихонечку возвращалась в этот обезображенный край. Пожелав им удачи, мы отправились домой.
Когда мы отлетели уже довольно далеко от Береборея, Хрямпс вдруг горестно взмахнул руками, словно забыл там свой бумажник.
- Что же мы наделали! - начал сокрушаться он. - На планете никого кроме наших двух творений нет. А мы создали двух береборейцев мужского пола. Как же они теперь там будут размножаться?


Теги:





0


Комментарии

#0 16:19  11-12-2007Ик_на_ЖД_Ёдяд    
Вариация на тему "Что будет, если Шекли и Скотта Адамса смешать с паленой водкой, и космической гопотой". Длинно, нескольк нудно заиграны диалоги, рояли в кустах, обилие необъясняемой мифологии, сеттинг непонятен - то ли псевдорусское Будушее Зорича(ей), то ли космополитичный крысятник Гаррисона.

В целом, для дачи оценки нужно почитать целиком. Хотя не очень хочется, отечественную юмористическую сай-фай как-то не люблю, за редкими исключениями. Может, другие фтыкатели решатся.

#1 16:43  11-12-2007Наивный Фтыкатель    
Ох, йоптваюмать, хуяссе букав!

Ну иво нахуй...

#2 16:50  11-12-2007архангел Гавриил    
па моему какаято хуйня...
#3 17:00  11-12-2007Вечный Студент    
Наивный Фтыкатель

архангел Гавриил

+1

#4 20:05  11-12-2007Илья Волгов    
ага, щя прочитаю.

Только ебанусь побырому.

#5 20:11  11-12-2007El Nino    
проскроллил. апзацеф нет, буков дохуя. не буду читать.
#6 23:54  11-12-2007Докторъ Ливсин    
Вечный Студент

Наивный Фтыкатель

архангел Гавриил


+1

#7 23:55  11-12-2007Докторъ Ливсин    
Вечный Студент

Наивный Фтыкатель

архангел Гавриил


+1

#8 12:31  12-12-2007Медвежуть    
Сдаеца што я-единственный далбаеп хто асилил(а хули бессоница)Со всей атветственнастью заявляю:Да далбаеп-четать нехуй
#9 17:06  13-12-2007Голоdная kома    
"Этот мар-клар маркларит нашим мар-кларам.."©

Автор, скушная космо-сага дошкольного уровня, уж извини.

#10 17:24  13-12-2007Безенчук и сыновья    
сломал мышыное колёсико. терь Митька мне должэн.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
21:57  10-12-2016
: [28] [Графомания]
Я выброшен морем избытка угрюмо бурлящим, голубо-зеленого цвета
Просящим мольбы, остановки среди переливов и тусклого, лунного света
и солнца лучей – золотистых, слепящих наш взор.
От лжи и усталости нынче грядущего века.
Пытаясь укрыть и упрятать весь пафос, позор
от боли и страха, что заперты вглубь человека....
16:58  08-12-2016
: [2] [Графомания]

– Мне ли тебе рассказывать, - внушает поэт Раф Шнейерсон своему другу писателю-деревенщику Титу Лёвину, - как наш брат литератор обожает подержать за зебры своих собратьев по перу. Редко когда мы о коллеге скажем что-то хорошее. Разве что в тех случаях, когда коллега безобиден, но не по причине смерти, смерть как раз очень часто незаслуженно возвеличивает опочившего писателя, а по самому прозаическому резону – когда его, например, перестают издавать и когда он уже никому не может нагадить....
19:26  06-12-2016
: [43] [Графомания]
А это - место, где земля загибается...(Кондуит и Швамбрания)



На свое одиннадцатилетие, я получил в подарок новенький дипломат. Мой отчим Ибрагим, привез его из Афганистана, где возил важных персон в советском торговом представительстве....
12:26  06-12-2016
: [7] [Графомания]

...Обремененный поклажей, я ввалился в купе и обомлел.

На диванчике, за столиком, сидел очень полный седобородый старик в полном облачении православного священника и с сосредоточенным видом шелушил крутое яйцо.

Я невольно потянул носом....
09:16  06-12-2016
: [14] [Графомания]
На небе - сверкающий росчерк
Горящих космических тел.
В масличной молился он роще
И смерти совсем не хотел.

Он знал, что войдет настоящий
Граненый во плоть его гвоздь.
И все же молился о чаше,
В миру задержавшийся гость.

Я тоже молился б о чаше
Неистово, если бы мог,
На лик его глядя молчащий,
Хотя никакой я не бог....