Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Здоровье дороже:: - Пионеры (1-5)

Пионеры (1-5)

Автор: Дин Лунин
   [ принято к публикации 10:37  18-12-2007 | Шырвинтъ | Просмотров: 473]
Ты все пытаешься проникнуть в тайны света,
В загадку бытия… К чему, мой милый друг, все это?
Ночей и дней часы беспечно проводи,
Ведь все устроено без твоего совета.
Омар Хайам

Пролог

Ему так часто снилась стена. И было как-то невмоготу. Сзади давило неизвестное, что не давало свернуть с пути, вернуться назад, а впереди была стена.
Ненавидящим взглядом он смотрел на бордовые щербатые кирпичи, изображение плыло перед глазами, так как стена обычно снилась незадолго до пробуждения. И то, что находилось там, за стеной и являлось его целью.
Он знал, что ему туда надо, но боялся. Да и не мог.
Как-то раз ему удалось шагнуть вбок, и он понял, что это не просто прямая стена. Понял — это стена округлого здания или даже башни. Но, в тот самый момент, когда он чуть было не дошел до двери, — его разбудили.
Проснувшись, он налил себе кофе и закурил. Размышляя о приснившемся, он понял, что дверь, возможно, не решение проблемы, что она может быть заперта и тогда он не узнает, что там — внутри. А, может быть, у него есть ключ? Но во сне довольно трудно запустить руку в карман.
В любом случае, он понял только одно, — ему просто необходимо было попасть внутрь.
Это его башня, внутренняя темница, и если он узнает о том, что же его сознание поместило там, — то многое узнает о себе.
Кофе кончилось, сигарета обожгла пальцы, а вопрос остался. Что там внутри?

1

Пионерский лагерь, нынче детско-оздоровительный «Желтая поляна»

— Да я нюхаю клей! Хочешь, и тебе дам попробовать? — мальчик беззаботно болтал ногами и поглядывал с интересом исподлобья на Илью.
— Не, спасибо! Я просто покурю, — Митников сел рядом, закурил, тяжело вздохнул и уставился на крону стоявшей неподалеку березы. Потом уже, опомнившись, спросил: — Не помешаю?
— Не-а, — помотал головой мальчик.
Теплый июньский вечер не сулил никаких приключений и развлечений, вдобавок Илью уже клонило в сон. Только вот этот странный паренек с «Моментом» в руке встретился ему в запущенной аллее. Все остальные лагерные обитатели собрались на дискотеку. Музыка еще не играла, потому, как на улице было слишком светло, но это не мешало толпиться на открытой летней танцплощадке, в предвкушении удовольствия.
Митников считал это удовольствие довольно сомнительным, не понимал смысл дискотек. Он, конечно, любил танцевать, но зачем это делать так долго, так однообразно и под плохую музыку. Поэтому он и не пошел на дискотеку, а решил просто прогуляться по лагерю. На то и территория предоставлялась большая, и существовало много приятных мест, как, например, вот эта аллея.
— И что, хорошо вставляет? — поинтересовался он у мальчика.
— Неплохо, — заулыбавшись, ответил тот.
— Хм, — задумался Митников. — А чего не на дискотеке?
— Как-то не уважаю пляски. Музыку просто можно послушать, я обычно так и делаю. Захожу за эстраду, чуть дальше… сажусь где-нибудь на траве или ложусь. Потом вот, — он продемонстрировал Илье клей. — И расслабляюсь.
— Наверное, картины всякие видишь, замечательные?
— Куда деваться, не без этого, — пожал плечами паренек, — так ведь в этом тоже есть свои плюсы.
— Видимо самые основные, — предположил Митников.
— Ну да.
— Тебя как хоть зовут-то? — спросил Илья у токсикомана.
— Игорек, — представился мальчик и протянул не совсем чистую ладонь для рукопожатия.
Илья пожал руку Игорьку и стал курить дальше.
— А ты тоже танцы не любишь?
— Нет, я тут место ищу, где ширнуться можно? Героин. Будешь? — решил пошутить Илья.
— Давай, — глаза парня загорелись.
Митников понял, что шутка не удалась.
— Ну, в общем да. Я тоже не люблю дискотеки. По-моему лучше просто прогуляться.
На танцплощадке заиграла музыка, донесся визг девушек и свист парней.
— Во, началось, — заметил Игорек.
— Ну, да.
— Пойдем, на траве полежим, музыку послушаем, если у тебя, конечно, никаких важных дел нет, — вежливо предложил мальчик.
— Почему бы и нет, — согласился Митников.
Они встали и направились в сторону звуков. Обогнули танцплощадку, зашли в заросли деревьев, а потом неожиданно для себя оказались на поляне, наглухо обнесенной стеной растительности. Их с головой окунуло в чувство полной защищенности и изолированности вплоть до того, что захотелось громко закричать, стащить футболки и бегать по этой поляне, махая ими над головой. Тем временем музыкальное сопровождение набирало силу.
Первым на землю опустился Игорек. Он пощупал ее ладонью, как-то странно заулыбался, пихнул тюбик с клеем за пазуху и сказал:
— Довольно теплая, так что ничего себе не отморозим.
— Слушай, — вдруг осенило Митникова, — а как ты клей нюхаешь, у тебя ведь даже пакета нет?
— Почему нет? — удивился мальчик и, привстав, демонстративно достал из заднего кармана скомканный пакет, от которого за версту тянуло токсичным.
— А, ну тогда ладно, — кивнул Илья и тоже сел на землю. А потом мечтательно затянул: — Эх, вот бы сейчас пивка или водочки. Всяко было бы лучше, чем просто сигаретами травиться.
— А где у тебя тут водка? Где пиво?
— Где-то в корпусе, — загадочно улыбнулся Илья.
— И тебе туда идти влом да? — засмеялся Игорек.
— Ну, вроде того, — совсем расслабился Митников, вытянул ноги и стал смотреть на облака, уже окрасившиеся с одного бока в нежно розовый цвет. Совсем немного и стемнеет.
— Так, давай клею?
— Честно?
Мальчик кивнул, Илья не видел, но почувствовал.
— Я никогда не нюхал клей.
— Так вот есть возможность, стать пионером!
— Пионеры это такие мальчики в шортиках с алыми галстуками и арматурой и макулатурой в руках.
— Эх ты, не знаешь истории. Пионеры — это первопроходцы. Вообще это не русское слово, — осудительно прошипел Игорек.
— Виноват.
— Ну, так что? — уперся одним локтем в землю и подпер голову кулаком.
— Что? — удивленно и в то же время смущенно посмотрел на него Митников.
— Будешь? — ехидно заулыбался Игорек.
— Клей-то?
— Аха, клей.
После недолгой паузы Митников ответил:
— Буду.
— Оп, — Игорек хлопнул в ладоши и полез за пакетом в задний карман потрепанных джинсов. При этом он так смешно пыхтел и кряхтел, что Илья не выдержал и засмеялся.
И тут же Митников погрустнел. Не очень-то ему хотелось нюхать токсичное. От кого-то он слышал, что расслабление организма таким образом очень плохо влияет на клетки мозга. Пугали по-всякому, но все же желание отдохнуть и развеяться, а также стать пионером взяло верх.
Игорек выдавил немного клея в пакет, понюхал. Пошевелил плечами, расправил спину так, что хрустнули позвонки, и протянул пакет Илье.
Илья тоже понюхал. Запах ему не понравился. Потом понюхал еще раз и еще.
— Ты подольше и не нюхай, а дыши, — прокомментировал Игорек.
— Угу, — кивнул Илья и стал дышать.
Вскоре ему стало казаться, что запах клея момента самый родной и лучше его нет запаха. «Неужели такой быстрый приход», — удивился Митников. — «Нет, ну, в самом деле, не может же быть так быстро».
Потом он подумал о том, что запах может просто нравится, без всяких приходов и очень удивился своим вкусам. Раньше он даже и не думал о том, что когда-нибудь будет вот так сидеть на поляне, слушать музыку и дышать клеем.
— Послушай, Игорь, надо определенно что-нибудь выпить, — сказал Илья.
— Ну, тогда тебя точно накроет, — посочувствовал мальчик.
— А ты-то будешь?
— Я что на рыжего похож? — удивился парень. — Конечно буду.
— Ну, тогда пойдем, сходим, — предложил Митников.
— Пойдем, — согласился Игорек, — только ты подыши еще немножко, чтобы эффект почувствовать.
Илья подышал.
Когда они пошли по направлению к корпусу, Игорек спросил:
— Послушай, а где ты все же хранишь бухло?
— В очень тайном месте, — засмеялся Илья, он прислушивался к своим ощущениям. — Просто у меня вожатый знакомый. Вот у него и храню в шкафу.
— У вожатого? — сделал круглые глаза Игорек.
— Ну, да, — пожал плечами Митников, — а что тут такого? Он тоже пьет со мной вместе иногда. Вон у него свет горит, значит не на дискотеке. Как раз, сейчас возьмем.
Голова заметно потяжелела. Ноги стали ватными, но вопреки ожиданиям ничего не болело. Странно пульсировало в висках, и от этой теплой пульсации, казалось, можно было сойти с ума. Она будто проникала внутрь, или что-то пыталось проникнуть в него, в Илью. Он шел и не понимал, что с ним происходит. Вроде бы все оставалось более или менее в порядке, но мыслепоток сменился. Думаться стало как-то легче и интереснее, а мысли стали витиеватыми и пушистыми. Митников заулыбался. «Как хорошо начинается», — подумал он. Ощущения ему очень нравились.
Поднявшись наверх, они дошли до комнаты вожатого, и Митников аккуратно постучал.

2

— Да-да, войдите, — раздался голос вожатого.
Митников толкнул дверь. Яркий свет, после полутьмы коридора резанул глаза, Илья зажмурился.
— А, это ты, Илюх. Заходи, — вожатый привстал с кровати, в одной руке он держал журнал «Юный натуралист», а в другой наполовину съеденное яблоко. Он подозрительно посмотрел на Игорька, который переминался с ноги на ногу возле двери.
— Это со мной. Свой парень, — успокоил его Митников.
— Ну, тогда ладно. Ты ведь как всегда? По другому поводу и не заходишь. Хоть бы в карты зашел разок другой поиграть, — вожатый подмигнул. — А то я ведь и обидеться могу.
— Обязательно зайду, Коль, — пообещал Илья, подходя к шкафу, открывая дверцы и исчезая там наполовину.
Он недолго гремел там бутылками, а после вытащил на свет две бутылки пива и одну водки. Спросив у Коли пакет, Митников положил в него улов и довольный, даже не попрощавшись, удалился вместе с Игорьком в коридор. Коля долго сидел на кровати, размышляя над чем-то, а потом снова стал грызть яблоко и читать свой журнал.
— А что это он такое читает? — удивился Игорек. И это было грустно. Человек, ни разу не читавший журнала «Юный натуралист» по мнению Митникова, не мог подавать надежд.
— Про животных. Любит он всяких зверюшек. У него дома три попугая живут, черепаха и толстенный кот. Вместе уживаются только потому, что коту лень бегать за черепахой и ловить попугаев. Его и так на убой кормят. Кота, кстати Васей зовут. Стандартное имя.
— У меня тоже кот был, — грустно сказал Игорек, — его трамваем переехало. Некрасиво он выглядел после этого. И мама долго плакала. У нас трамваи прямо под окошком ходят. Иногда сильно мешают заснуть.
— Сочувствую, — кивнул Илья и стал дальше прислушиваться к ощущениям. Состояние становилось все более странным. Теперь ему казалось, что коридор, по которому они идут весь в легкой дымке, как будто недавно тут курили. Илья даже почувствовал запах сигарет. Но, все это было настолько не реально, так как, учитывая даже то, что уже был вечер, и большинство вожатых находилось на дискотеке, — в корпусе никто не позволял себе курить.
«Глюки», — обрадовался Илья.
А после того, как вместо обычных полукруглых плафонов под потолком он увидел голые лампочки, качающиеся на длинных проводах — окончательно понял, что его торкнуло. Правда, удивился: «Вроде не много и дышал, неужели так крепко берет?». Не говоря Игорьку ни слова, он так и шел по коридору, наслаждаясь видениями. Дым и лампочки ему очень понравились, так как выглядели более чем натурально.
На улице оказалось гораздо темнее, чем было до этого.
Насвистывая мелодию песни, доносившейся с танцплощадки, они добрались до поляны. Расположились на прежнем месте, и только тут Илья вспомнил про то, что следовало бы где-нибудь достать стаканы.
— А стаканов-то у нас и нету, — сообщил он Игорьку грустную весть.
— Не беда, я могу и из горла, — гордо заявил паренек.
— Да и я могу, но это не эстетично.
— Зато романтично. Сидеть на поляне, слушать музыку, нюхать клей и пить водку из горла, запивая ее пивом.
— Наверное, нас с утра придется откачивать.
— Думаю, что даже раньше. На вот, еще подыши, — он протянул Илье пакет.
Митников вдохнул пару раз, зажмурился, чувствуя, как мир вокруг немного перемещается. Вдохнул еще. Потом отложил пакет, откупорил водку и сделал большой глоток.
— До завтра, — сказал он Игорьку, поморщившись.
— Может быть и до послезавтра, — ответил тот, забирая у Ильи бутылку и тоже делая глоток.
Потом они еще несколько раз выпивали, запивая водку пивом. Илья выкурил пол пачки сигарет, а Игорек все никак не мог расстаться со своим клеем. Видимо он пытался добраться до состояния нирваны. По отсутствующему его взгляду становилось понятно, что состояние это, если еще не наступило, то наступит уже совсем скоро.
Состояние Митникова менялось на глазах. Звезды становились ярче, музыка громче, деревья, казалось, под порывами ветра трясут своими ветвями в ритм музыке. Игорек дышал клеем и странно молчал.
И вдруг над деревьями впереди Илья заметил темный силуэт чего-то большого. Похожего на… башню.
Сначала он думал, что это ему только кажется. И даже попросил Игорька посмотреть. Тот после долгих раздумий подтвердил, что тоже видит какой-то силуэт, и продолжил дышать клеем.
«Надо будет его через минут пятнадцать остановить, а то он совсем отрубится», — подумал Илья. Поднялся и пошел по направлению к силуэту.
Конечно, он надеялся на то, что это та самая башня, которая снилась ему. Также теплилась надежда на то, что это не реальная башня, а фантазия воспаленного водкой и токсичным сознания. Ибо только в этом случае он сможет узнать, что же прячет там внутри его сущность. Если же это окажется настоящая башня, то он наткнется на запертую дверь с большим висячим замком, и даже если и узнает, что находится внутри — то это никак не будет связано с его сознанием.
Когда он вступил в заросли, ему показалось, что деревья тянут к нему свои ветви. Он специально остановился и потряс головой, потому что это видение ему не понравилось. Но ничего не изменилось, поэтому он перекрестился и прибавил шагу. Где-то через пять минут пути он услышал недалеко от себя чьи-то шаги. «Наверное, это Игорек решил тоже пройтись со мной», — подумалось ему. Но неожиданно перед ним возник совсем незнакомый парень. Одет он был во все белое. В белую облегающую футболку, белые свободные штаны. Даже волосы у парня на голове были белые. Илья остановился и хотел, было что-нибудь сказать, но парень растворился в воздухе. «Ну, вот, даже не поздоровался», — обиделся на него Митников. И пошел дальше.
Он был точно уверен, что идет в правильном направлении, хотя сквозь кроны деревьев не видел силуэта. И по всем его расчетам, давно уже должен был дойти.
Вскоре его еще раз заставили остановиться странные звуки. Илья увидел неподалеку в кустах шалаш. Там шептались и изредка постанывали. Митников заинтересовался происходящим и решил подойти посмотреть.
В шалаше занимались любовью. Илье вдруг стало казаться, что он человек невидимка, потому что девушка, которую ожесточенно любили сзади, не обратила на него никакого внимания. «Неужели и это мне кажется», — удивился Митников. Покашляв для приличия и убедившись в том, что внимания на него по-прежнему не обращают, он направился дальше.
И буквально через минуту вышел к башне. Стояла она на поляне, сродни той, на которой они отдыхали. Музыкальное сопровождение почему-то стихло, и тишина добавила торжественности моменту. Это была та самая башня из сна. Тот же самый бордовый щербатый кирпич. Такая же не четкая, практически прозрачная. «Только бы она не исчезла», — подумал Илья. И стал обходить башню в поисках двери.
Дверь нашлась сразу же.
Она была довольно большая, железная. С огромными ржавыми петлями и навесным замком. Илья потрогал замок, убедившись в его реальности. «Теперь осталось дело за малым», — решил он. И стал рыться в карманах в поисках ключа. Как ни странно, ключ нашелся сразу же. Он был тоже, как и петли, ржавый, надетый на блестящее колечко с брелком — небольшим кружочком с логотипом фирмы «Мерседес бенц». «Какие интересные образы», — подумалось Митникову. Он потянулся вперед, чтобы открыть замок. И тут сзади кто-то закашлял.
Позади Ильи стояла девушка, такая красивая, что Митников невольно прищурился. Одета она была так же, как исчезнувший парень. Вся в белом, волосы тоже белые. Илья не удивился.
— Привет, — сказал он ей.
— Привет, — ответила девушка. — Ты не видел моего брата?
— Это такого, во всем белом? — спросил Митников. И почувствовал, что вопрос глуп.
— Да.
— А чего это вы вырядились?
— Так нужно, — серьезно ответила девушка.
— А, — понимающе кивнул Илья. — Видел, только он исчез.
— Это хорошо, — кивнула девушка.
— Хочешь тоже посмотреть, что там внутри? — спросил Илья.
— Конечно, открывай, — заулыбалась она.
И Илья стал открывать замок. Тот поддался только с третьего раза. И дверь со скрипом отворилась.

3

Лицо Игорька улыбалось. Одной рукой он взъерошивал волосы, а другой держал клей.
— Ну, как? Я уж думал, что ты раньше утра не очнешься. Бормотал что-то, ногами дрыгал. А самое главное в штанах рылся. Я уже подумал, что ты из этих. Но потом, вроде ты успокоился.
— Всмысле? — спросил Илья и резко поднялся.
Только что он держал за ручку железную дверь и никак не мог связать лицо Игорька с теми событиями, которые с ним происходили.
Играла музыка, была ночь. Яркие звезды плясали в небе. Илья зажмурился.
— Неужели я отрубился? — спросил он у Игорька.
— Абсолютно точно! — радостно сообщил тот.
— Во дела, — схватился Митников за голову. — Ну, почему ты так не вовремя.
— Ты вообще полностью неадекватный был, я тебя несколько раз пытался разбудить и привести в чувства, но ты никак не реагировал.
— На самом интересном моменте, — огорченно произнес Илья. — Руки бы тебе оторвать.
— За что?
— Было бы за что… У нас пиво еще осталось?
Игорек протянул ему неоткрытую бутылку. Это тоже сильно удивило Митникова, потому что он думал, что все пиво и водка давно уже допиты. Водки оставалось еще пол бутылки.
«Эко меня с такого небольшого количества в такой транс ввело. Все дело в клее», — решил Митников и стал жадно пить пиво, поглядывая на клей, который держал в руке Игорек.
— Послушай, Игорь, а это обычный клей? Туда ничего не добавлено?
Парень заулыбался.
— Нет, что ты, обычнее его не бывает. В хозяйственном магазине брал.
«Во дела», — подытожил Илья и снова улегся на траву, закрыл глаза, чтобы не смотреть на то, как пляшут звезды.
— Дискотека еще не кончилась? — спросил он.
— Нет, но уже должна, по идее. Мы как, еще посидим или спать пойдем?
— А куда идти-то? Спать? Не хочу.
Илье и, правда, не хотелось спать. Он был ужасно расстроен тем, что ему так и не удалось посмотреть, что же находиться за этой заветной дверью, внутри башни.
— Давай тогда пойдем с какими-нибудь девчонками познакомимся, может быть поцеловаться удастся.
Митников засмеялся.
— Может и не поцеловаться.
Они, не сговариваясь, поднялись, Илья взял бутылку пива, Игорек недопитую бутылку водки, клей он спрятал за пазуху, и они отправились в сторону танцплощадки.
У входа стояло несколько девушек и пара парней.
Игорек подошел и, не церемонясь, предложил девушкам выпить. Ребята, которые до этого весело общались с девушками, насторожились. И по их взглядам можно было догадаться об их намерениях.
«Сейчас Игорек получит», — подумалось Илье. Но, когда он подошел ближе, и ребята разглядели его, они смягчились в лицах и удалились в глубь танцплощадки.
«Странно», — подумал Митников, — «неужели я такой страшный?»
Девушки с удовольствием согласились, даже не смотря на то, что не было стаканчиков. Отойдя немного в сторону, они прокомментировали почти что хором:
— Вожатых все равно уже нет, но лучше не на виду у всех.
И начали пить водку из горла, закуривая ее сигаретами.
Илья поморщился.
— Давайте знакомиться, — предложил Игорек.
— Давайте, — захихикала одна из девушек.
— Оля.
— Катя.
— Марина.
— Хм… Вроде запомнил, — улыбнулся Игорек. — А меня Игорем зовут. А вот его Ильей.
— А мы его знаем! — опять хором сказали девчонки.
— Откуда? — удивился Илья.
— Да ты вечно бродишь один по лагерю, как неприкаянный, — сказала Оля.
— Как будто у тебя страшный депрессняк, — продолжила Катя.
— И вообще ты симпатичный, — подвела итог Марина.
И Митников еще раз убедился в странности женской логики.
— А я? — обиделся Игорек.
— Ты тоже, — сказала то ли Оля, то ли Катя. Марина томным взглядом изучала Илью.
— А у нас еще клей есть, — сказал Игорек и полез за пазуху.
— Фу, — хором сказали девушки.
— Я пошутил, — остановил свою руку на половине пути Игорек.
«Слава богу, что не достал», — пролетело у Ильи в голове. — «А то испортил бы сейчас все».
Девушки выпили еще водки, и опять закурили все это сигаретами. А Илья допил пиво и тоже закурил. И тут ему снова захотелось клея. Очень сильно захотелось, прямо-таки до дрожи в коленках. Он представил тяжелую железную дверь с огромными ржавыми петлями, ключик, брелок со значком «Мерседес бенц». И от всего этого пахло моментом.
Митников пообещал себе, что обязательно сегодня же еще раз понюхает клея и попробует все-таки узнать, что же находится там, за этой дверью. Для него решение этого вопросы было просто-таки первоочередным.
— Что, девчонки, пойдем где-нибудь посидим, а то дискотека сейчас будет «из оувер». Поболтаем о том, о сем, водочку допьем, — предложил девушкам Игорек.
— А чего же нет, пойдем. Тут неподалеку беседка хорошая есть, — согласилась одна из них.
И они пошли от танцплощадки по направлению к беседке. Илья думал о двери, Игорек думал о девушках. А девушки думали о водке и жалели, что дискотека подходит к концу.
Беседка представляла собой железный каркас, покрашенный в пошло-оранжевый цвет с поломанными исплеванными лавочками, поэтому приходилось сидеть на перилах. А через дырявую крышу было прекрасно видно уже звездное небо. Рядом с беседкой стояла статуя горниста. На груди у которого синим маркером была начерчена фашистская свастика, а на попе написано «хуй».
Илья долго размышлял над тем, что статуя горниста-пионера с фашистской свастикой — это очень символично, но потом бросил это занятие.
Слушая разговоры Игорька с девушками, в которые он изредка вклинивался, Митников понял, что противоположенный пол думает абсолютно по-иному, а Игорек еще тот бабник. Хотя Илья тоже был не прочь поближе познакомиться с какой-нибудь из них, но его мозги сейчас занимало совсем другое. Уже стало светать, когда им надоело сидеть на месте. Дико хотелось спать, Игорек несколько раз отходил в сторонку то ли с Катей, то ли с Олей. Наверное, там они обнимались и целовались. В моменты их отсутствия оставшиеся девушки доставали Илью различными расспросами, напрямую касающимися его личной жизни. На большинство вопросов Митников бурчал что-то невнятное, чем ставил девушек в затруднительное положение, но по нескольку раз они не переспрашивали.
Наконец перед глазами у Ильи стали летать разноцветные круги, а, не зевая, не удавалось провести ни минуты. Он попрощался с девушками. Договорился, что они обязательно встретятся, после того, как он проспится, и продолжат общение. Отведя Игорька в сторонку, попросил у него пакет, в котором было достаточно клея, сунул его в карман и пошел к себе в корпус. Еще десять минут Митников провел в обнимку с раковиной. Уж очень сильно ему хотелось пить. Когда все в его палате стали просыпаться, он засунул пакет с клеем под подушку, лег и мгновенно отключился, даже не раздеваясь.
«Только бы присниться башни, и удавалось открывшую двер…», — пронеслось у него в голове… последние слова теряли смысл.

4

Митников проснулся тогда, когда во всем лагере наступил тихий час. Вытащив из-под подушки пакет и поняв, что он уже никуда не годится, выкинул его в мусорное ведро и пошел к Коле. Очень хотелось пива. Тем более, он был уверен, что Коля сейчас сидит у себя и наверняка снова читает «Юный натуралист».
Так и оказалось.
— Привет, — сказал Илья с порога. Он держался за голову.
— Привет, ну и видок у тебя, — засмеялся Коля.
— Угу, — буркнул Митников и сел на стул. — Угостите пивом?
— Пей, тебе надо. Только дверь закрой и окно открой, чтобы проветривался твой перегар. Куда вожатый твоего отряда вообще смотрит? Кто там у вас?
— Люсинда. Никуда она не смотрит — я сегодня пришел под подъем, а проснулся только что. Хоть бы кто-нибудь что сказал.
— Дела, — Коля захлопнул журнал и пошел открывать окно сам. — Ну, рассказывай как у тебя, чем занимался вчера. То, что пил я уже понял.
— С девушками знакомился, клей нюхал и прибывал в нирване.
— Последнее более интересно. А с клеем — ты это зря. Ничего хорошего от него не будет, лучше пей.
— Да я и сам понимаю, просто захотелось мне попробовать разочек. Я ведь не собираюсь этим заниматься постоянно. А про нирвану-то да. Это я ой как попал.
— Что видел интересного в своей нирване? — поинтересовался вожатый, усевшись на подоконник.
— Ну, это надо с самого начала рассказывать.
— Давай, я вроде бы никуда не тороплюсь, — сказал Коля, устраиваясь поудобнее.
Митников взял из шкафа пиво, открыл, сделал глоток, зажмурился. Потом поставил недалеко от окна стул и уселся.
— Ты не против, если я у тебя покурю?
— Да кури, запах сигарет ситуации уже не испортит, — засмеялся вожатый.
— В общем, дело обстоит так. Давным-давно, я уж и не помню когда, мне начал снится сон. Один и тот же. Про то, как я стою перед стеной.
И Илья все рассказал Коле, подробно, на сколько мог, описал все свои ощущения. Все это время вожатый понимающе кивал. Больше всего он заинтересовался образами сестры и брата в белом. Ну и, конечно, девушкой с парнем, которые занимались любовью в шалаше.
— Эко тебя торкнуло, — подытожил Коля. — Надо Фрейда почитать на досуге, что умный дяденька нам скажет по поводу таких видений. И вообще я не совсем уверен, что с клея может так переть. Ты точно только клей нюхал?
— Да. Может быть, у меня организм особенный? А во Фрейда я не особо верю, да и на сексе я не замороченный. Хотя, конечно, недостает, — задумчиво сказал Митников, затягиваясь сигаретой и глядя в потолок.
— Секса теперь всем почему-то не хватает, даже если его в жизни очень много. Вот у меня с женой, почти, что каждый день. Так все равно чего-то не хватает.
— А вы экспериментируйте, садо-мазо там, или что-нибудь такое, — предложил Илья.
— Экспериментировали, — вздохнул Коля.
— Ну, тогда не знаю. Подайся в педофилы или зоофилы. Разнообразь в общем.
— Хорошо я подумаю об этом, — сказал вожатый, и взгляд его упал на журнал «Юный натуралист». В этот момент в его взгляде читалось, что журнал символизирует для него оба увлечения.
Илья стрельнул пятым по счету бычком в окно, глотнул пива и ушел ненадолго в себя. Потом глаза его засветились.
— Надо было спросить у этой девушки в белом, что она там делала. В следующий раз обязательно спрошу. Может быть, она тоже ключ к разгадке, только вот брат ее мне совсем не нравится.
— Ключ к загадке твоей сущности внутри башни. Представь, откроешь ты дверь, а там, на белом столе, сидит жаба и смотрит на тебя такими жалобными глазами. И в чем получается после этого твоя сущность. В жабе? — Коля подался вперед и спрыгнул с подоконника. Походил по комнате, а потом лег на кровать.
— Почему же так банально — в жабе. Можно будет приплести русские народные сказки. Мол того мне надо любовь свою искать. Точнее — пора уже. А то одному как-то грустно.
— Хм… логично. Жаба — любовь. Хорошая ассоциация, — вожатый накрыл лицо журналом.
— Нет, на самом деле. Ведь во всех сказках жабы оказывались прекрасными принцессами. Вот может быть оттуда. А вообще, почему именно жаба, ведь есть много других интересных вещей. Обиднее всего будет, если там окажется пустое место. Просто ничего не будет. А если там будет чемодан с баксами, что тогда?
— Чемодан с баксами — это жестоко. Тогда тебе придется думать, куда податься, чтобы его заработать или украсть. Потому что просто так от образа того, что ты там увидишь — ты не отделаешься. Если у тебя такое дикое желание узнать, что там находиться, то будет дикое желание добиться этих самых баксов или жабы, в зависимости от того, что ты там увидишь.
Митников глянул на будильник, стоящий на столе и лицо его приняло расстроенное выражение.
— Коль, тихий час к концу подошел, тебе пора твоих будить.
Какое выражение приняло лицо вожатого не было видно из-за журнала, но, судя по стону, который он издал — оно было не менее радостнее, чем у Митникова.
— Как они мне надоели. Думал, вздремнуть еще удастся.
— Это все я со своими глупыми рассказами. Ладно, пойду я дальше бродить по лагерю в поисках новых приключений.
— Ты хоть сходи в столовую, объясни, что проспал, может быть, тебя покормят, — предложил вожатый.
— А это идея, — задумчиво сказал Илья. Кушать ему хотелось довольно сильно. — Ладно, пойду я.
— Давай. И я сейчас пойду, организовывать досуг всяким оболтусам.
Илья допил пиво, спрятал пустую бутылку в шкаф и вышел из комнаты вожатого. Идя по коридору, он вспоминал вчерашние лампочки и дым. Сейчас, к сожалению, все было как обычно.
Выйдя из корпуса, он направился в сторону столовой. Солнце слепило глаза. Солнечные очки Илья любил, но только последние свои очки он разбил еще в мае, когда подрался возле школы с каким-то парнем. А новые купить не успел.
«Надо будет у кого-нибудь стрельнуть на пару деньков поносить», — подумалось ему.
До столовой он добрался довольно быстро. И, как ни странно, зайдя в прохладный холл, встретил там Игорька, который стоял возле зеркала и разглядывал здоровенный фингал под глазом.
— Какие люди, с такими фонарями, — обрадовался встрече Митников.
Игорек криво улыбнулся.
— Это меня брат мой старший. Он ко мне сегодня приезжал, навестить, подарки привез разные от матери. А я валяюсь почти что бездыханный, меня никто поднять не может. Перегаром несет. Вот он мне и впаял, — затараторил Игорек, не дожидаясь вопроса.
— Это он правильно поступил. Я бы похлеще тебе настучал, — заржал Митников.
— Ну, вот. Я думал — он меня пожалеет. А он еще и издевается. Ладно-ладно. Я тебе припомню, — обиделся Игорек.
— Что ты так все буквально воспринимаешь? Ты тоже есть пришел? — поинтересовался Илья.
— Да, кушать очень хочется.
— Я даже легенду придумал, мы с тобой пропустили обед, потому что были вместе в медпункте. У тебя кружилась голова, а еще тебя тошнило! — засиял Илья.
— А ты?
— Ну, а я тебя сопровождал. Куда ты с кружащейся головой один.
— Может и прокатит.
— Куда денутся, прокатит.
И на самом деле прокатило. Через пять минут они сидели за одним столом друг напротив друга, и молотили за обе щеки.
— Вкуфсно.
— Угу.
Игорек, найдя в компоте муху, ничуть не расстроился, выковырял ее вилкой, испачканной в пюре, а потом залпом выпил.
— Компот с мясом, — задумчиво произнес Илья.
— Какие планы на сегодня? — облизываясь, спросил Игорек.
— Даже не знаю. Надо посетить какое-нибудь мероприятие, а то совсем от лагерной жизни отбиваемся. Пойдем посмотрим, что у тебя и у меня по распорядку сейчас. А потом выберем более интересное — и туда двинем.
— Согласен.
Они встали, отнесли посуду на мойку, поблагодарили поваров за муху в компоте и пошли на улицу. Солнце снова слепило глаза, да и теперь ощутимо жарило. Илья снял футболку и накинул ее на плечи. То же самое сделал и его друг.
На большой доске информации, возле главного корпуса, висел распорядок дня для всех отрядов. У Ильи через десять минут начиналась репетиция к какому-то выступлению, отряд Игорька, оказывается, ушел пол часа назад в длительный поход с ночевкой. Поэтому ребята решили, что пойдут на репетицию, но с каким-то явным опасением: «А вдруг и нас приплетут».
Репетиция проходила в актовом зале в главном корпусе, так что далеко идти не пришлось. Несмотря на то, что до начала оставалось еще время, в зале уже толпился почти, что весь отряд Митникова.
Ребята аккуратно зашли в зал и сели на последнем ряду.
Спустя пятнадцать минут, у пробегающей мимо девчонки удалось выяснить, что репетируют постановку по роману некого Стивена Кинга, который называется «Ярость».
— Ты читал Кинга? — спросил у Игорька Илья.
— Неа, — помотал тот головой. — А ты?
— И я не читал. По-моему это детский писатель.
— По-моему тоже. Только название «Ярость» для детской книжки никак не подходит.
— Я тоже так считаю. Но писателям виднее.
— Точно, — выражая глубокое понимание и уважение всем детским писателям, кивнул Игорек.
Где-то на середине постановки у обоих поменялось мнение. Подросток, угрожающий пистолетом классу никак не мог быть героем детской книжки.
Вскоре их приплели в массовку, сидеть на задних партах класса. Но в этот раз сидеть не заставили, сказали, что сидеть надо будет только на премьере. Ничего сложного, самое главное просто делать это тихо и изображать испуганное выражение лица. Игорек попробовал изобразить, получилось у него не очень. Все ребята долго смеялись.
Выходя из актового зала, Митников грустно сказал:
— Хватит на сегодня мероприятий. Пойдем за эстраду, у тебя клей с собой?

5

На поляне за эстрадой было гораздо жарче. Непонятно почему, ведь Митников считал, что основной жар идет от солнца и от асфальта. Оказалось, что от травы жарит сильнее, а еще одуряющее пахло разными растениями. У Ильи сразу же закружилась голова. Он поделился впечатлениями с Игорьком и тот его поддержал.
На том самом месте, где они сидели и лежали ночью, находиться было просто невозможно, поэтому пришлось перебираться к краю поляны, скрываться под тенью деревьев. Земля там оказалась на удивление влажной и прохладной. Подложив футболки, они, наконец, уселись.
— Я твой пакет выкинул, — взволнованно сообщил Митников Игорьку, который доставал из кармана джинсов тюбик.
— Не беда, у меня еще есть, — обрадовал Илью тот, и полез следом в задний карман, доставая такой же пакет, как и вчера. — У меня теперь таких пакетов очень много. В этом, например, мне фрукты привезли. Так что дышать мы будем не только клеем, а еще и бананами, яблоками и апельсинами.
— Знаешь, сильно меня вчера того, для первого раза-то. Или это нормально? — спросил Илья.
— У каждого свой организм и он по-своему воспринимает. Так, что не удивляйся. А вообще, может быть и такое, что тебя ни капельки не торкнет, просто голова разболится. У меня такое бывает. Тоже, знаешь, раз на раз не приходиться.
— Удивительно все это.
— А то.
Игорек открутил колпачок с тюбика и выдавил клея в пакет.
— Давай, — предложил он Илье.
Митников взял пакет и стал дышать. Дышалось гораздо приятнее, чем в прошлый раз. Запах уже казался родным, до боли знакомым и таким желанным. Странно как-то даже, как быстро организм привыкает к вредным веществам.
— Хорошо? — поинтересовался Игорек.
Илья кивнул.
Дышал он довольно долго, потом отдал пакет Игорьку и, наблюдая за тем, как дышит тот, стал прислушиваться к своим ощущениям. По середине лба как будто образовалась свинцовая гиря. Ноздри и горло стало приятно пощипывать. В прошлый раз такого не было. Голова кружиться не перестала, но ее кружение приняло какие-то другие интригующие обороты. Трава стала зеленее, а небо наоборот потемнело. Даже тучки, которые недавно были белыми и практически невесомыми, сейчас казались ему грозовыми. Подул прохладный ветерок.
«Вот так бы всегда в жару, подышал клеем и на тебе, прохлада. Никакого мороженого тогда не надо», — подумал Илья.
Он незаметно для себя стал перебирать пальцами одной руки пальцы на другой. Это превратилось в какую-то забавную игру, с непонятными правилами, а, следовательно — бесконечную, потому что не понятно было, какая рука побеждает, а какая проигрывает. Это навеяло ностальгию по детству, и Илья заулыбался, а в горле появилась горчинка.
Потом его состояние стало заметно меняться в худшую сторону, в голову стали лезть плохие мысли. Одной из них была мысль о том, что надо срочно идти домой и готовиться к химии, потому, что за четверть выходит двойка. Да и по русскому тоже не мешало бы подтянуть, скоро контрольный диктант. Все эти мысли так напугали его, что он задрожал, понимая, что находится в состоянии, в котором совсем не реально ни учить химию, ни тем более русский.
В голове раздался ощутимый щелчок, и он понял, что давно уже идет лето, школа позади. Понял, что он находится в лагере. И стало так легко на душе. Все дурные мысли, все проблемы куда-то улетучились. Ощущение свободы захлестнуло его с головой. И тут Илья почувствовал себя зайцем, сидящем в теньке у поляны. Еще минуту назад он боялся выбежать на поляну, а вдруг увидит волк. А теперь ему стало совсем все равно, что там, в пугающей темноте деревьев на другой стороне. Ведь такая же темнота со спины. И вдруг он понял, что он особенный — темный заяц, которого должны боятся все волки в округе. Ведь именно он вышел из пугающей темноты сзади и боялся высунуться на свет, потому что тот убивает темных зайцев. Но теперь все страхи отпустили. И он готов был скакать сейчас по поляне на страх всем волкам и на зависть светлым зайцам.
Игорек с силой толкнул Митникова в плечо.
— Будешь еще дышать? — спросил он.
— Буду, — машинально ответил Илья, удивляясь тому, что может разговаривать. А потом на него вдруг нахлынула реальность, и он очень сильно расстроился, потому, что зайцем оказалось быть очень интересно. Он взял из рук Игорька пакет и стал дышать дальше.
Облака стали бежать быстрее, солнце совсем пропало из виду, мало того эти облака окрасились в какой-то странный цвет. По бокам они стали темно-синие, а внутри зеленоватые. Оторвавшись от пакета, Митников потряс головой и поморгал. Зеленоватость облаков куда-то улетучилась.
Но теперь кроны деревьев на другом конце поляны стали загадочно мерцать, казалось, что на каждом листочке сидит маленькая фея с фонариком в руке и медленно меняет цветные стеклышки, а пламя свечки в фонаре, то угасает, то снова разгорается. Это так ему понравилось, что он захотел поделиться впечатлением с Игорьком. Но на месте Игорька сидела большая толстая противная жаба. Митников, конечно удивился, но не придал этому особого значения. Единственное, что пролетело у него в голове — жабы не умеют разговаривать и даже, если бы они могли понимать человеческую речь — то распинаться перед жабой, описывая красоту увиденного, может только умалишенный, а таковым себя Митников пока не считал. Он снова окунулся в созерцание приятного мерцания.
Через минуту, а может быть несколько (для Ильи время в тот момент совсем ничего не значило) воздух над поляной стал колыхаться, как над раскаленным асфальтом.
«Вот это да», — восхитился он.
С неба сразу начали медленно спускаться, словно снежинки в штиль, маленькие пульсирующие светящиеся точки. Как только точки становились светлее — то сразу становилась больше, как только темнели, так сразу почти исчезали. И откуда-то издалека стала доноситься приятная музыка.
«Какая прикольная галлюцинация. Клей точно действует на меня никак на других, а то иначе он бы очень дорого стоил».
Митников поднялся с земли и вышел в центр поляны, он раскинул руки и стал, медленно переступая, крутиться на месте, глядя на падающие точки.
«Интересно, а существует ли Бог?», — подумал Митников, трогая рукой крестик, висящий на груди. Он был крещеный, но не ходил в церковь и не то, чтобы не верил в Бога, а сомневался. В свое время он прочитал множество исторической литературы, которая доказывала, что библию просто выдумали. С тех пор и сомневался, хотя мама и бабушка с дедушкой у Ильи были верующие.
«Если нет Бога? Кто тогда есть? Кто тогда придумал все это, все что происходит вокруг, кто придумал меня? Может быть, какой-то обезбашенный и не совсем остроумный писатель?»
— Кто?! — крикнул в небо Митников.
Незамедлительно в небе замерцали цифры номера мобильного телефона, после в скобочках было написано «Дима». Митников не удивился и полез в карман за мобильным телефоном, которого у него никогда не было. Достав довольно дорогую раскладушку из кармана, он набрал на ней номер телефона и нажал вызов. Через мгновение послышались гудки, а после сняли трубку.
— Да? — спросили в трубке.
— Дима? — поинтересовался Илья.
— Так точно — Дима. А вы кто?
— Меня зовут Илья Митников. Вы про меня пишете.
— Хм, — писатель задумался. — И, правда, пишу. Чего надо-то?
Голос писателя был каким-то уставшим и хрипловатым, то ли он был с похмелья, то ли просто болел.
— Дима, простите, конечно, за беспокойство. Вот говорю с тем, кто придумал все, что вокруг меня и меня самого, а даже не знаю, что спросить.
— Только не надейтесь на то, что я придумал вам безлимитный телефон, и вы будете доставать меня вопросами пожизненно. И вообще вам очень повезло, что я сегодня под кайфом, а то вы бы фиг дозвонились.
— А, понял… Ну, тогда я спрошу… Вы знаете, что там, за дверью? — голос Митникова дрожал. Один глаз он зажмурил, а другим все наблюдал, как с неба опускались светящиеся точки. Надпись на небе уже исчезла.
— Нет, не знаю, — весело ответил писатель. — Я же все на ходу придумываю, можете даже думать, что это вы сами все говорите и живете. Получается как-то так. Особенно, если я пива выпью перед тем, как писать сяду.
— А как же мне быть? — спросил Митников.
— Ну, в конце истории вы обязательно узнаете о том, что находится там за дверью, — пообещал писатель.
— Спасибо, Дима. А, можно у вас что-нибудь попросить, ну, конечно в пределах разумного.
— Например? — заинтересовались на том конце.
— Например, дачу на карибах.
— Я там ни разу не был, трудновато будет придумать, че-нить поближе просите.
— Ну, Мерседес там, например и свой ночной клуб в Москве.
— Считайте, что у вас уже есть и то и другое, — скучно ответил Дима. Честно говоря, он ожидал, что Митников попросит что-нибудь более оригинальное.
— Спасибо! Пока!
— Ага, пока! — писатель нажал на сброс.
«Неужели я тоже фантазия какого-нибудь писателя? Вполне возможно… Что бы у него такого попросить?» — задумался Дима, набирая на мобильном номер. Тот, что светился на потолке.


Теги:





0


Комментарии

#0 15:09  18-12-2007мимоза стыдливая    
Прочитала с удовольствием. Автор, по-моему, мог бы стать детским писателем.
#1 17:16  18-12-2007Вечный Студент    
букф дох

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
10:22  03-12-2016
: [10] [Здоровье дороже]
Какой-то вакуум полный в голове,
Комок пустот, не связанных друг с другом,
Где угол, за которым ветра нет?
В чём связь времён с моим порочным кругом?

Нет тяги к жизни, не о чем писать,
Потеряна идея и надежда,
Блистает белизной моя тетрадь,
Не пачкаю страниц уже как прежде....
22:33  27-11-2016
: [6] [Здоровье дороже]
Был у нас такой пацан: Витька Жданов. Лучше всех кидал ножик. Любой ножик, брошенный Витькой, неизменно попадал в цель. Однажды, чтобы окончательно утвердиться в статусе лучшего и развеять сомнения завистников, он объявил во всеуслышание, что поразит белку точно в глаз....
18:09  24-11-2016
: [15] [Здоровье дороже]
Сегодня мимо я прошел:
Лежал старик, как лист осенний
Как будто, кто его поджег
Как будто, подкосились вдруг колени

Лежал старик сжимая трость
Как будто чью то руку
А в горле совести застряла кость
Его я больше не забуду

Бежали люди к старику
А он лежал, кряхтел
Как будто, кит на берегу
Он просто жить хотел

Домой он шел или из дома
За внуком может, в детский сад
Мне не узнать, куда вела дорога
Он рухнул прямо на асфальт

Мне ...
20:42  23-11-2016
: [30] [Здоровье дороже]
Вечер и впрямь бывает исключительно мрачен.
Это был один из таких вечеров.
За столом сидела женщина с приятной грудью, и явно скучала. Ей было сильно невесело. В лёгком халатике чёрного шёлка, ласково обтягивающего пружинистый зад; с двумя задорными штуками навыкат, с талией, и длинными, далеко способными ногами....
00:35  23-11-2016
: [15] [Здоровье дороже]
немощность раздражает..и не спорьте...

Когда врачи вынесли свой окончательный вердикт, отец стал сдавать прямо на глазах. Не от самого диагноза, диагноз мы ему как раз таки и не сообщали, ни к чему реакция. Просто никто не ожидал, что рак сожрет его так быстро....