Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

За жизнь:: - Другой расклад

Другой расклад

Автор: evald
   [ принято к публикации 14:29  10-01-2008 | Сантехник Фаллопий | Просмотров: 364]
Pеальность всегда оказывается другой. Не хуже, не лучше, а просто другой. Что, и как человек не планирует в своей судьбе, все оказывается совершенно другим в реальности. Так и у Кемаля в жизни произошло нечто необъяснимое и трудно воспринимаемое.
В момент когда он был доведен до отчаяния ничего не пришло ему в голову лучше чем покончить с собой. Он не понимал что делать дальше, как жить и как помогать родным и близким. Его знала большая часть города. Он был очень известной личностью и жить постно он не мог. Это был не его стиль. Да и как быть незаметным и серым, он не понимал. Ему хотелось сделать что то очень важное в жизни, как то существенно повлиять на жизнь других людей. Возможно стать известным и великим. Но в том раскладе который с ним приключился это было невозможно и он, может это покажется странным, решил уйти из жизни или попросту сдаться. Бороться дальше не было никаких сил, да и судьба не была благосклонна к нему.
Анализируя свою жизнь, Кемаль никак не мог взять в толк за что его так встряхнуло. Он понимал что не был идеалом но в то же время делал много хорошего людям. Никогда не ел один а предпочитал делиться с другими. Был добрым отцом и нежным супругом а так же надежным партнером. Но в данный жизненный промежуток оказался без денег, без работы, с кучей проблем на руках.
Кемаль знал много о переходах из одного качественного состояния в другое (в астрологии эти переходы называются эгрегорами). Было ясно как они происходят, смерть в одном состоянии автоматически означала возрождение в другом. Но к своему ужасу он протянул в подвешенном положении довольно долго но перехода или приглашения, тaк и не ощутил. Более того его тянуло все больше на дно, да и его он никак не видел. Он так же понимал, что знание мистики, оккультных наук, и самое главное, глубокая вера в Бога, предъявят к нему более жесткие требования нежели к простому неосведомленному человеку. Но в этот раз испытание оказалось слишком сложным даже для него.
Решение было принято, дело было за выбором метода ухода из жизни. Предпочтение было отдано яду. Но где его достать? У Кемаля был хороший друг, фармацевт, еврей по национальности. Звали его Арон. Много лет назад когда они были совсем юными Кемаль дружил с его братом, Славиком. И юноши серьезно увлекались легкими наркотиками. Так Арон в то время был для молодых людей кем то вроде консультанта. Часто рекомендовал менее вредные для организма, лекарственные препараты обладающие легким наркотическим эффектом. В итоге Славик, родной брат Арона стал наркоманом. Позже, после иммиграции в Израиль в 80е из Советского Союза, это реально был героизм, прославился жестокостью в должности капрала Израильской армии на оккупированных территориях Палестины. И по последней информации находился в психиатрической больнице города Хайфы.
Найти Арона было непросто, Они не встречались лет 10. Кемаль искал хвосты в течении дня и только поздно вечером ему удалось найти номер мобильника Арона. Несколько длинных гудков и до боли знакомый, сонный с мягким кавказским акцентом, голос на другом конце провода:
- Алло, да слушаю.
- Привет, это Кемаль, как дела? Как поживаешь?
- Не понял, дорогой, ты шутишь, это правда ты.
- Нет, кретин это мой дух, короче, я, как дела, что делаешь?
- Да спал я. А ты как, давно не виделись, может встретимся вечером?
- За этим я и звоню, давай в семь в ресторане Дверь.
- А где это? А… который рядом с ЦСУ? Хорошо, приду, взять что нибудь с собой?, предупредительно спросил Арон. И Кемаль понял что столько лет прошло и ничего для его друга не изменилось.
- Договорились. Обнимаю, пока.
Было три часа дня и Кемаль решил убить время на городском бульваре. Стояла жара, градусов 35 и вдобавок было душно. Бульвар представлял из себя сборище праздно шатающихся бездельников. Причем большинство из них были выходцами из сельских районов страны. Хотя в этой стране нет не сельских районов. Этот южный город, столица этой страны, привлекал выходцев из регионов своей свободой. Изначально этнический состав города был интернациональным и интеллигентным, но смягчение регистрационного режима в столице для приезжих путем протекционизма привело к этнической смене базового населения города, аналогов которому не было возможно во всем мире. Интеллигентные люди не выдерживали соседства с хамлом и морально низкими, грязными, немытыми месяцами и подлыми особями рода человеческого. И соответственно стали покидать город и страну. Первая волна состояла из других национальностей с молчаливого непротивления местных интеллигентов. Но позже настала и их очередь. Им все еще казалось, что они хозяева города но это было далеко не так, это был самообман. А власть и влияние в городе плавно переходили в руки чертей. Мужчины были глубоко распутны и с отталкивающим вожделением пялились на каждую женщину, мало-мальски миловидную. В принципе иметь обаятельную жену в этой стране очень не логично. Нормально, если жена похожа на крокодила. А любую обаятельную женщину надо считать проституткой или чьей то любовницей. В последнее время выйти на улицу с красивой женой большая нервотрепка, так как обильно попахивающие потом чушки (так метко прозвали пришлых из деревень) недвусмысленно пялятся на нее. Что естественно вызывает мужскую злость и заставляет нервничать.
Их же женщины очень быстро опустились на уровень проституток и старались внешним видом показать, что они не местные. Красились в светлые тона, старались ходить в нормальные салоны красоты, но при этом выглядели не как нормальные женщины, а просто как распутные шлюхи. Нормальным стало изменять своему мужчине. Да и о чести мужской этих времен лучше не заикаться. Просто не красиво. Нормой стала в этом обществе фраза – меня содержит такой то. Содержит, означает мужчина изредка заезжает к ней и трахает, возможно, прежде напившись с ней предварительно в каком то ресторане. Нормально посещает он сию даму не так часто, но платит ей какую то сумму денег, которая удовлетворяет их обоих. В итоге, она стоит мужчине дешевле чем проститутка, и обычно она замужем за своим каким то дальним родственником и имеет детей. Так что вряд ли будет болтать лишнее. К сожалению, зачастую дети становятся жертвами этих левых отношений, которые во имя спокойствия в доме скрывают происходящее от отца. Вот вкратце об их отношениях. Короче говоря, сплошной разврат. Не хотелось бы обобщать, так как некоторая, довольно значительная часть этих людей, все таки ведет нормальный образ жизни, который зиждется на вековых традициях, этого маленького народа. Традициях, чести и достоинства.
Так прогуливаясь по бульвару, Кемаль вглядывался в эти темные не отягощенные интеллектом лица прохожих, большинство из которых были довольно диковатого вида и чувствовали себя еще не в своей тарелке. Но скоро, очень скоро они освоятся, и будут менять сущность города на свой лад. Он не любил этих людей, не потому что они бедны, это не порок, а за их врожденную дикость и отсутствие культуры, а самое главное за хроническую лень. Эти люди не хотели поднимать сельское хозяйство, и приперлись в город, чтобы найти легкий путь к достатку. Они готовы были ради этого предать, воровать, убивать, насиловать. Это не были люди в чистом виде, скорее существа с животными инстинктами имеющие иммунитет к житейским сложностям и обладающие вдобавок отменным здоровьем. Если городская семья в среднем имеет двух детей, то большинство из отмеченных выше существ обязательно будет плодиться с невероятной силой и старанием. Где уж тут уследить за балансом рождаемости. Прирост населения обеспечен, что в принципе радует, но как изменится лицо общества. Интеллигенция, к сожалению, старается абстрагироваться от этого процесса и не ввязываться до тех пор, пока этот процесс не коснется каждого из них персонально. Грустно, но они все на очереди. В последнее время все с кем он общался, в разных сферах обслуживания говорили ему, что за последние 2 года усиленно менялся состав клиентов, и не в лучшую сторону. Стало очень трудно найти нормального работника среднего и низшего звена. Кругом абсолютные бездари. Страшно зайти в МакДональдс, он здесь работает с местной спецификой. Продавцы могут в середине рабочего дня начать разборки – кто первый заказал, и кто быстрее возьмет готовый МакФиш. Или начать спорить с клиентом, ошибившись с заказом. Но город живет с этим, и дальше будет только хуже.
Но это уже не мои проблемы, думал Кемаль. Ему предстояло завтра покинуть этот суетный мир. Он присел в кафе недалеко от заграждения отделяющего его от моря. На столик падала тень большой ивы, склонившейся над несколькими столиками кафе. Сильный ветер раскачивал толстые, но гибкие ветви многолетнего дерева, не давая тени зафиксироваться над столами. Ветер дул в лицо Кемалю, обдавая морской влагой и свежестью, несмотря на общую тяжесть воздуха. За соседним столом сидела миловидная шатенка лет 25 а может и моложе в компании молодого тупомордого сельского компаньона. «Возможно это ее парень» - подумал Кемаль. Но они слишком контрастировали. Нежные черты лица девушки, красивые серые глаза, слегка вздернутый аккуратный носик, светлая нежная кожа, интересный летний бежевый костюмчик, красиво подчеркивался модными шпильками кофейного цвета на стройных ногах, особенно стройными были икры. Все это с одной стороны и грубая густая шевелюра (сомнительно, что она будет расчесываться вообще), маленькие свиные глазки, подчеркнутые густыми до неприличия бровями, большой или правильнее очень большой носище и грубый большой рот, обрамленный густыми усами с другой стороны. Одет был он в очень потрепанный дешевого вида черный костюм. Причем брюки были откровенно грязные, возможно они просто были длинными и заминались при походке под туфли с задней стороны.
В общем, вероятно, это были какие то дальние родственники. И это было явно навязанное девушке свидание. Так как обычно ее мнение никого не интересует. Просто родители молодых поладили и культурно как бы невзначай познакомили их, на чьей то свадьбе. И как результат это свидание на запущенном бульваре, в захолустном кафе.
Кемаль заказал минералку. За другой соседний стол подошла шумная компания из трех молодых людей, которые громко говорили и часто проскальзывали в этом словесном поносе матерные выражения.
Забавно, подумал Кемаль, как сейчас поведет себя парочка голубков
Бровастый парень сразу почувствовал себя неуютно, так как изрекаемые ругательства все же доходили до внимания его девушки, а развязанные клиенты и не собирались менять стиль общения. Недолго думая он подошел к шумной троице и стал что-то с пафосом объяснять. На что ребята резко отреагировали, и как показалось Кемалю, послали бровастого парня подальше. Назревала драка. Кемаль допил свою минералку и думал уже уходить, как его остановила мысль о том, что уже ничего не должно держать его в рамках приличия. А с другой стороны, за чем мне этот балласт перед концом. Тем более что они все были из одного теста.
Уже было 6:30 на его часах и он стал выдвигаться к дороге опоясывающей бульвар. Обернувшись к кафе, он увидел забавную картину как вся группа молодых людей толкает друг друга, но реально никто не дерется и только девушка суетиться между ними нервно что-то выкрикивая.
«Ишаки, даже подраться не могут, а девчонка, дура, нервничает за идиота, который изведет ее в жизни», подумал Кемаль.
Он остановил первое же такси, выскочившее из за поворота.
- Здравствуйте, в ресторан ДВЕРЬ, бросил Кемаль, усаживаясь на переднее сидение.
- Добрый день, поехали, дежурно бросил водитель.
- Намечается бурный вечер?, поинтересовался русскоязычный водила.
- Да нет, может правильнее сказать, последний вечер.
- Да Вы что помирать собрались, засмеялся водитель.
- Если я скажу что да, поверишь?
- Нет честно говоря не поверю, да и зачем Вам это, Вы очень интеллигентный человек, а нашего полку так мало осталось здесь, может могу чем помочь?
- Да нет, брат, спасибо, это вряд ли.
Кемаль махнул рукой на прощанье и грустно улыбнулся.

Взгляд Кемаля помутился, он почти не видел своего отражения в зеркале, только размытые очертания лица. Голова сильно болела, физическая тяжесть в висках дробила голову пополам. Ныла нижняя челюсть. Появился рвотный рефлекс. Он уже ничего не видел, но почувствовал, что глаза стали вылезать из орбит, будто их выталкивали из внутри. Ему показалось, что в сию секунду его вывернет наизнанку. Кемаль представлял этот момент совершенно по-другому, он думал, что будет вспоминать какие то эпизоды из своей жизни, и даже предполагал, о чем он будет думать. Но ему было просто плохо. Он знал, что точно умрет, но не представлял себе что смерть – это так больно. И так банально. Он вдруг понял, что он просто УМРЕТ и ВСЕ. Ничего дальше нет, и не будет. Осознание этой простой истины просто вогнало его в кошмарный ужас. За всю его жизнь ему не было так страшно никогда. Кемаль упал, как подкошенный, на холодный пол, в туалете ночного клуба, где когда-то был завсегдатаем. Голова была по ощущениям разбита выше брови, так как глаз залило, вероятно, кровью. Но он чувствовал другую боль, сильную боль и думал как же это страшно и больно – УМИРАТЬ.
Кемаль стал терять сознание, потекла какая то жидкость из носа, и ему стало холодно, сильно больно и страшно. Он физически почувствовал, как свет исчезает из его разума, сужаясь до размеров точки. И вскоре совсем погас. Это был конец. Он еще чувствовал боль и чувствовал светлую точку в сознании и всхлипнув что то… умер.

Азиз зашел в туалет перед выходом из клуба. Картина которую он там увидел ужаснула его. Он видал много страшных ситуаций в жизни. Но в этот раз было все по-другому. Респектабельный мужчина лет сорока лежал в странной позе на полу туалета. Он был, какого то маленького размера, лежал, скорчившись, как младенец в утробе матери. Кругом было много крови, как будто кто-то выжал ее из мужчины. Азиз наклонился над телом и увидев лицо мужчины ужаснулся еще больше. Это был один из завсегдатаев клуба, очень культурный и интересный человек и, судя по всему, он был мертв. По лицу, на котором запечатлелась последняя и страшная перекосившая позеленевшее лицо, гримаса, было видно, что мужчина умер в страшных муках. Азиз не был знаком с ним лично, но они часто уважительно здоровались на расстоянии при встрече в Туннеле (клубе), как завсегдатаи. Спали примерно с одними девчонками, их обслуживали одни и те же официантки, они пили одни и те же напитки. Были примерно на одном социальном уровне. Азиз задумался, что делать? Логично сказать службе безопасности, что он нашел труп в туалете, но могут возникнуть заморочки с массой вопросов, плюс неадекватная реакция полиции. Как минимум он проведет остаток утра в этих неприятных разборках. А завтра у него был ряд встреч по работе, участие при вскрытии тендерных предложений по поставкам мебели для крупнейшего нефтяного фонда. Не сказать об этом тоже нельзя, он заходил в туалет последним и это видели один охранник и официантка. Что делать? Калейдоскоп мыслей не давал ему придумать продолжение этого страшного утра. Но почему-то ему было очень жаль этого человека. И вдруг он решил пойти неожиданным путем. Он давно и очень близко был знаком с генеральным менеджером отеля, в котором находился клуб. Он быстро набрал его номер на мобильнике, это был турок, который менял свое мнение по дуновению ветра, слишком гибкий и скользкий человек. Но он должен был компании Азиза большую сумму денег и шансов срочно ее выплатить, у отеля было не особо много.
- Доброе утро, Фариз. Извини, что тревожу, но у тебя тут труп в туалете клуба. И как я понимаю, видимо важный человек. Я его нашел 5 минут назад и не думаю если кто-то еще увидев его среагирует нормально. Скажи охране, пусть закроют туалет, а я ухожу. И ничего не видел. Идет?
- Азиз, нет проблем, спасибо за информацию, не беспокойся я разрулю все.
- Завтра позвони мне.
- Договорились, пока.
Азиз в последний раз взглянул на труп, будто фотографируя место происшествия. Выйдя на воздух, закурил, попросил водилу отогнать машину чуть подальше к выезду из паркинга и пошел медленно пешком, размышляя об увиденном.

To be continued


Теги:





-1


Комментарии

#0 14:57  10-01-2008Иван Гилие    
Странное и неоднозначное произведенние.
#1 16:00  10-01-2008Нафигатор    
Прочел, не врубился, зачту еще разок вечерком, небезынтересным мне показалось сие творение, потом откаменчу.


Автор похоже филосОф-любитель.

#2 18:03  10-01-2008Гадский папа    
Крео тяжелый,как керпич..но и крепкий как оный..ништяг,пешы!
#3 20:28  10-01-2008Нафигатор    
существа с животными инстинктами имеющие иммунитет к житейским сложностям и обладающие вдобавок отменным здоровьем.(c)Автор +1 совершенно точно в контексте данного рассказа и распространимо на весь мир.


Автор, ты неглуп, текст серьезный. Но можно полегче, не особо грузить философией-мое мнение. А так весьма неплохо, особенно по сравнению с первым твоим крео.


Пиши еще!

#4 00:43  11-01-2008Файк    
Рули.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
16:58  01-12-2016
: [21] [За жизнь]
Ты вознеслась.
Прощай.
Не поминай.
Прости мои нелепые ужимки.
Мы были друг для друга невидимки.
Осталась невидимкой ты одна.
Раз кто-то там внезапно предпочел
(Всё также криворуко милосерден),
Что мне еще бродить по этой тверди,
Я буду помнить наше «ниочем»....
23:36  30-11-2016
: [53] [За жизнь]
...
Действительность такова,
что ты по утрам себя собираешь едва,
словно конструктор "Lego" матерясь и ворча.
Легко не дается матчасть.

Действительность такова,
что любая прямая отныне стала крива.
Иллюзия мира на ладони реальности стала мертва,
но с выводом ты не спеши,
а дослушай сперва....
18:08  24-11-2016
: [17] [За жизнь]
Ночь улыбается мне полумесяцем,
Чавкают боты по снежному месиву,
На фонаре от безделья повесился
Свет.

Кот захрапел, обожравшись минтаинкой,
Снится ему персиянка с завалинки,
И улыбается добрый и старенький
Дед.

Чайник на печке парит и волнуется....
07:48  22-11-2016
: [13] [За жизнь]
Чувств преданных, жмуры и палачи.
Мы с ними обращались так халатно.
Мобилы с номерами и ключи
Утеряны навек и безвозвратно.

Нас разстолбили линии границ
На два противолагерные фронта.
И ржанье непокрытых кобылиц
Гремит по закоулкам горизонтов....