Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Графомания:: - ПОЭМА

ПОЭМА

Автор: Bush
   [ принято к публикации 11:38  07-04-2008 | tarantula | Просмотров: 1084]
П. Зиновьев

ВЯТИЧИ
поэма

Вступление

Невелика гора над тихой Зушей…
Невелика гора. Да только вот
Названием цепляется за душу, -
С чего она зовется – Самород?

С чего пошло сие жилое место?
Кто первый вывел в поле борозду?
Откуда он пришел? В каком году?
… Науке это точно неизвестно.

И пусть пока ученые мужи
В архивах роются, копают пепелища, -
Они чего-нибудь и там и там отыщут!
Но, дорогой читатель мой, скажи, -

Найдут они в земле горшков обломки,
Какой-нибудь старинный ржавый гвоздь –
Что? – сердце сразу так и затряслось
У современного потомка?

Нет! Ты ему историю подай
Про битвы, про царей да про походы,
Как погибали целые народы,
Как кровь лилась рекою через край.

Ну что ж…Пришли другие времена,
Не будем осуждать их слишком строго.
Тем более, что у Карамзина
Про вятичей написано не много.

Так что доверься моему перу,
Прими сей труд и не считай ошибки.
А если где по случаю привру –
Не раздражайся, а читай с улыбкой.

Здесь будут воины, а может даже князь,
Я даже думаю о половецком хане.
Итак, ложись удобней на диване
И двинем в дальний путь, благословясь.

ГЛАВА 1. ЗИМА

Завертела, закружила
Белым кружевом метель,
Разметала, расстелила
Белоснежную постель;

Наигралась с ветром вволю,
Показала всю красу;
Разбежалась в чистом поле
Да запуталась в лесу.

И забилась точно птаха,
Угодившая в силки,
И упала белым прахом
На деревья, на пеньки.

И забыла все, что было,
В чары сна погружена…
И повисла, и застыла
Над землею тишина.
***
Нет заманчивей забавы
Для окрестной детворы,
Чем скатиться всей оравой
Вниз с заснеженной Горы.

Кто на санках кто на коже,
Ну, а те, кто победней –
Те на льдянках, на рогоже
И на заднице своей.

Снег набился в рукавицы,
Снег набился в волоса, -
Но пылают жаром лица,
Все вспотели! Чудеса!

Хорошо, когда с размаху
Тебя вынесет на лед!
То-то смеху! То-то страху...
Улыбается народ.

- Эй! Кати с Горы потише!
Одежонку береги!
Те смеются, те не слышат -
Они заняты другим.

Ничего! Пускай смеются,
Веселятся до поры.
Скоро, скоро им найдутся
Сохи, косы, топоры

Бабы ловят их глазами
Да вздыхают иногда,-
Лишь бы целы были сами,
А одежа - не беда!

Дети снова лезут в гору…
А от них невдалеке
Мужики пробили прорубь,
Воду черпают в реке,
Льют в обмерзшую колоду.
Из нее домашний скот
Долго-долго цедит воду,
Разбредается, ревет;

Подберет клочок соломы,
Снова тянется к воде;
И опять идет до дому,
Под навес, к теплу, к еде.

Вот к воде припала лошадь,
Овцы около неё.
Рядом в проруби полощут
Бабы чистое белье.

- Поживее полощите!
Не замерзнете, небось!
Да скорей домой несите,
Чтобы колом не взялось!

Вон мужик в пимах, в тулупе,
Как копна здоров на вид,
Лед пешней с размаху лупит –
Порыбачить норовит.

Прорубил во льду окошко,
Снасти в воду опустил,
Поворочался немножко
И над лункою застыл.

Нет, гляди, пошевелился,
Дернул вверх свою уду,
И здоровый сиг забился
Возле ног его на льду.

Там, глядишь, другой и третий,
Там плотвичка, там судак…
И забыл про все на свете
Наш удачливый рыбак.

Все при деле, все в работе –
Дети, бабы, мужики,
У кого - то скот забота,
У кого - то судаки.

День дошел до половины,
Пар морозный от земли.
Бабы все белье в корзины
Положили и ушли.

Разогнал детишек голод,
Тихо стало под Горой.
Рыбака замучил холод.
Все ушли. И мы домой!
***

Из могучих старых сосен
Необъятной толщины
Этот дом навеки тесан,-
Поработали сыны!

Дом стоит, укрыт от ветра,
У подножия Горы
И уходит в её недра
Наподобие норы.

Там в трескучие морозы
В глубине Горы теплей.
Там при случае угрозы
Прячут женщин и детей.

Огорожен крепким тыном
От непрошеных гостей;
Тут загоны для скотины,
Тут навесы для снастей;

Тут же рядом огороды
Ждут под снегом до поры.
Крепко люди Саморода
Прилепились у Горы.

***

За столом у Саморода
В ряд расселись сыновья.
Перед каждым кружка меда,
Что ни кружка-то бадья!

Все сыны крепки, могучи,
Все пригожие с лица.
Нынче их счастливый случай
Свел у старого отца.

За столом они расселись
По порядку: старший, Мец,
Он по дереву умелец,
Оружейник и кузнец.

Сделать лемех, нож, подкову,
Кочергу или ухват,
Ткацкий стан ли, крюк для лова –
Все умеет старший брат;

Закалить клинок для боя,
Лук могучий оснастить
И недрогнувшей рукою
Во врага стрелу пустить.

Средний, Болх, такой же дюжий,
Редкий гость в дому отца,
По лесам и долам кружит –
Нет удачливей ловца.

Дом отцовский ему тесен.
А вблизи и вдалеке
Каждый куст ему известен,
Каждый омут на реке.

Все добудет, - и куницу,
И оленя, и бобра,
Зайца, рябчика, лисицу,
Как бы ни была хитра;

Мясо, рыбу - все туда же,
Все домой: перо и мех,
Мед и воск, лесной орех
Для обмена, для продажи.

Младший - труженик всегдашний,
Молчаливый, тихий – Кром.
То его трудами пашня
Кормит хлебом отчий дом.

Да родит такая нива
Хорошо лет пять, ну шесть.
А потом бери, огниво
Да в лесную чащу лезь,

Разводи костры да палы,
Пни - коренья выдирай.
А усталый - не усталый,-
Ждать не будет урожай.

На сынов глядит с любовью
Пожилой седой отец.
Все в него: повадкой, кровью,
Кром и Болх, и старший Мец.

Пролетели его годы
Не напрасно, не за зря, -
У него, у Саморода
Вон какие сыновья!

Разрослось какое племя! -
Стали тесными дворы.
И уже настало время
Двигать дальше от Горы.

***

А пока что за рекою
На низинном берегу
Мужичонок двое-трое
Суетятся на снегу.

Огораживают прорубь,
Снег лопатами гребут,
Потому, что уже скоро
Будет здесь окрестный люд.

Вот и братья к Самороду
Собрались на этот раз,
Чтоб до будущего года
Был в семье любой припас.

Рассуждают деловито
Сыновья, отец и мать –
Сколько мяса, меха, жита
Обменять, купить, продать.

Вышли. Смотрят через реку.
Рассуждают: - Да, пора
Хоть одному человеку
Быть на месте до утра.

Надо с ночи выбрать место
Чтобы был какой-то толк,
Завтра утром будет тесно.
Завтра будет зимний торг.

***
Нынче торг! Со всей округи
И из самых дальних мест,
Не страшась волков и вьюги,
Через реки, через лес,

В одиночку и обозом,
Кто в санях, кто налегке,
Подгоняемый морозом,
Люд спешит туда, к реке.

Над кострами сумрак синий,
Искр веселый хоровод,
Под горою на равнине
Собирается народ.

Нынче торг! А день недолог, -
¬Все спешат, как на пожар,
Выбрать место, скинуть полог,
Показать лицом товар.

Вот и солнце поднялось,
И торжище началось!..

Тут теперь уж не до скуки,
Нынче собрано сюда
Все, что могут делать руки,
Что дает земля, вода.

Топоры и лемеха,
Сено и скотина,
И одежа, и меха,
Пряжа и холстина;

Вот подковы, ножи,
Хомуты и гужи,
Шкуры и кожи,
Кули из рогожи;

Репа и мясо,
Кисели и квасы;
Солонина, свежина -
Ох, вкусна, ох нежна!

- Подходи, не скупись,
Не жалей монету!
Эх, грибочки! Удались!
Нигде лучше нету!

- Вот хохлатка продается,
Подходи кому не лень.
Моя курочка несется
По четыре раза в день!

Над толпою пар клубится,
Ветер тянет по реке,
Люд торгуется, рядится,
Бьет рукою по руке.

А мороз берет под мышки,
Подбирается к нутру.
И большие и мальчишки
Чаще бегают к костру.

Постоят, погреют спину,
Ототрут озябший нос. –
И опять на середину,
На торговлю, на мороз.

- Эх, товар! Эх, дo6ep!
Есть чем похвалиться!
Вот лиса, вот бобёр,
Рыжая куница!

- Вот сом с усом!
Вот щука с хвостом!
Толстобрюхий язь
И осетр - князь!

- А попробуйте мою
Требуху с капустой, -
Чуть не даром отдаю.
Дешево и вкусно!

- Короба, кадушки!
- Калачи и сушки!
- Подходи, народ!
Пей брагу, пей мед!

- А я привез
И рожь и овес!
Покупай и меня
Для себя и коня!

- Валенки, сапоги!
- Пряники, пироги!
Пироги и пряники
Для больших и маленьких!

- Эй, послушай, борода,
Потряси мошною,
Подходи-ка сюда
Со своей женою.

Не жена, а цветок!
Подари ей платок!

Выйдет жонка из ворот
Да платок накинет, -
Весь народ разинет рот:
- Что, мол, за княгиня?!

Та тайком глядит на мужа,
Тонкой бровью повела.
Ей платок не столько нужен,
Как приятна похвала.

Нынче торг! Не торг – торжище!
Для хозяйства все, что хошь:
Косы, грабли, топорища,
Борона, соха и ковш.

Это что за молодец,
Иноземный купец?!

Узкоглаз, горбонос.
И откуда привез
Кольца да сережки,
Бусы да сапожки?

Любопытный глаз горит,
Все-то примечает,
Хоть и плохо говорит –
Ласково встречает.

- Девица - красавица,
Цвет зари!
Все, что сердцу нравится – забери!

Это что за синие, за глаза?!
У меня такая же бирюза.
Это что за волосы, словно мед?!
К ним кольцо червонное подойдет.

Подарю я с кольцами изумруд.
Лишь скажи, откройся мне:как зовут?

Посмотрела девица на купца,
Не сказала девица ни словца,
Отошла и скрылася наконец.
Долго, долго смотрит ей вслед купец.

Нынче торг?! Народ кружится
Словно варево в котле.
Без покупок - мяса, птицы-
Пусто будет на столе.

Из одних саней в другие
Грузят рыбу и гусей,
Туши мерзлые свиные
И железо всех мастей.

До другого торга долго,
Так что нужно все добыть -
И корову и иголку,
И подарков не забыть.

Помаленьку, понемногу
Отоварился народ,
Собирается в дорогу.
Солнце смотрит на заход.

К ночи снова быть морозу, -
Не копайся, поспеши!
И опять скрипят полозья
В людном месте и в глуши.

Быстро торжище пустеет,
Гаснут нехотя костры,
День уходит, ночь густеет,
Запираются дворы.

Лают кое-где собаки,
Спит за тучами луна.
Все скрывается во мраке.
... Тишина.

Часть 2. ВЕСНА

Песня жаворонка льется
Из-под белых облаков,
Голубая речка вьется
Меж пологих берегов.

Степь раскинулась. Сайгакам
Расстелила свой ковер.
На зеленом поле маки
Алый выткали узор.

Ветер волнами гуляет
По траве как по воде, -
То в оврагах заплутает,
Пропадет незнамо где,

То пройдет по речке рябью,
То опять умчит долой …
Только каменные бабы
Сторожат степной покой.

Степь пуста, Да где же люди,
Что бродили у реки?
Где бараны? Где верблюды?
Где кобыльи косяки?

Неужели всех баранов
Покосил, жестокий мор?
Или, может быть, аланы
В степь пустились с дальних гор

И грозят степи войною?
И бежали племена?
Нет! Привычного покоя
Их лишила не война.

Почему ж в степи великой
Кочевой поднялся мир?
Хан Сарбаз, степной владыка,
Созывает всех на пир.

На холме, откуда глазу
Открывается простор,
Ханы меньшие к Capбазу
Собираются в шатер.

А шатер у хана - диво!
А вокруг шатра - шесты,
И на каждом горделиво
Веют конские хвосты.
Он встречает их, одетый
В шитый золотом чапан.
Не остался без привета
Ни один прибывший хан.

Каждый ханом был обласкан,
Одарен мечом, копьем,
Голубым клинком дамасским
Или редкостным конем.

Гости тоже приношенья
Возле ног его кладут
И в ответ на приглашенье
Вслед за ним в шатер идут.

Здесь собрались отовсюду
И добычи и дары.
Драгоценная посуда
И персидские ковры;

Тут и сбруя золотая
Для любимого коня;
Чудо - ткани из Китая
Блещут, красками дразня.

Гости смотрят и дивятся,
Оторвать не могут глаз
От несметного богатства.
А хозяин, хан Сapбаз,

На ковры гостей сажает
Предлагает всем кумыс,
Привечает, угощает:
Тут и мясо, тут и рис;

Верблюжатина и гуси,
Жир кобылий и сайга;
На любое разновкусье -
И изюм и курага;

И жаркое из барашка, -
Все что хочешь выбирай, -
И орехи и фисташки,
И с топленым маслом чай.

Гости пьют, едят, потеют,
Обтирают с пальцев жир,
Отдуваются, краснеют –
Набирает силу пир...

А вокруг больших искусных
Ханских вышитых шатров
Пахнут мясом, пахнут вкусно
Сотни, тысячи костров.

Там по ханскому приказу
Режут, варят, жарят скот.
Из бессчетных стад Сарбаза
Угощается народ.

***
Первый день прошел на славу -
Каждый ел, кто сколько мог.
Слуги хана сбились с ног –
- Накорми - ка всю ораву!

В день второй была охота,
Для почетнейших гостей.
На озерах и болотах
Били цапель и гусей;

Соколов пускали в небо,
Аж захватывало дух, -
И оттуда белым снегом
Вниз летел лебяжий пух.

За сайгачьими стадами
Словно стрелы понеслись;
А потом еще орлами
Затравили зайцев, лис.

Не беда, что летним мехом
Не украсишь свой чапан, –
Молодецкую потеху
Для гостей устроил хан!

Возвращалися со смехом
И опять за дастархан.

В третий день Сарбаз и ханы
Вышли утром из шатра.
И глашатаи с кургана
Объявили, что пора

Начинать борьбу и скачки!
Пусть достойный победит!
А к кому придет удача –
Того хан и наградит.

И нашлись, конечно, сразу
Силачи, богатыри! –
Показать себя Сарбазу
Лестно, что ни говори.

Богатырскую науку
Знает каждый в тех степях.
...И была стрельба из лука,
Поединки на мечах.
Вот могучие батыры
Не спеша выходят в круг.
Грудь – гора! Ни капли жира!
Кто уйдет из этих рук?!

Вышли молча. Друг у друга
Захватили пояса.
А в поддержку им из круга
Раздаются голоса.

А борцы, пригнувшись, кружат
Выбирают нужный миг,
Тянут пояс туже, туже.
…Только вдруг раздался крик, -

И один борец другого
Над собою приподнял,
Грохнул оземь, чуть живого
Для надежности подмял,

Вскрикнул руки словно крылья,
Вытер пыль и пот с лица.
Дружным криком наградили
Соплеменники борца.

К победителям безмерно
Нынче милостив Сарбаз.
Щедро так в степи, наверно,
Награждали в первый раз.

Он дарил коней для боя,
И доспехи и мечи,
Украшенье золотое,
И халаты из парчи.

А верблюдов и баранов,
И кумысных кобылиц
В этот день по воле хана
Раздарили без границ.

А потом певцы – акыны
Пели, сидя у шатров,
Как батыры - исполины
Побеждали всех врагов.

- О, великий, о, могучий!
Тяжела твоя рука!
Как орел паришь ты в тучах,
Видишь землю свысока!

Да умножится добыча
И твоя, и всей родни.
Да пребудешь ты в величье!
Да продлятся твои дни!

И вся степь единым кличем
И дыханием одним:
- Да пребудешь ты в величье!
Да продлятся твои дни!»

***

Гости пили, веселились…
Ну, а ханы и Сарбаз
На холме уединились.
Наступил желанный час

Предвкушения удачи,
Когда дикая орда
За добычею поскачет –
Только дай приказ – куда?!

Дай почуять запах крови,
Запах дыма и огня, -
И ничто не остановит
Половецкого коня!

Хан Сарбаз перед походом
Разослал своих гонцов,
Соглядатаев, купцов
В сопредельные народы

Разузнать: каков обычай?
Велика ли у них рать?
И большую ли добычу
Можно в тех местах собрать?

И посланцы возвратились
К обозначенной поре
И теперь они склонились
Перед ханами в шатре.

Рассказали все, что знали,
Что видали по пути.
А Сарбаз и ханы стали
Обсуждать: Куда идти?

И решили так: К хазарам
Не пускать своих коней.
Только время тратить даром -
Нет в степи хазар бедней.

Воевать с Тьмутараканью
Тоже нынче смысла нет:
Откупилась она данью
За двенадцать полных лет.

Хоть богат добычей Киев,
Да собрались там князья,
Да дружины, да полки их, -
И идти туда нельзя.

Через лес, через болота
В Муром тоже не пройдешь.
Если вдруг добудешь что-то,
То назад не привезешь.

К черемисам и болгарам
Хожен путь уже не раз.
Кровью, страхом и пожаром
Отнял все у них Сарбаз.

Все края попеременно
Обсудили. Наконец
Попросил у них смиренно
Слово вымолвить купец.

- О, великий хан! Не скрою –
Это был тяжелый труд.
Был я этою зимою
Там, где вятичи живут.

В тех местах почти полгода
Покрывают все снега.
В тех местах леса и воды,
Там и пашни и луга.

- Что мне их леса и воды?!
Ты о чем толкуешь, раб?!
Много ль можно из похода
Привезти груженых арб?

- Сеют там овес, пшеницу,
Ловят рыбу и зверей,
Бьют медведя и куницу,
Скот разводят, лошадей.

Там по дереву, по коже,
По железу мастера.
Да такие, что дороже
Будут всякого добра,

- Через реки есть ли броды?
Есть ли конные пути?
И за сколько переходов
Можно к вятичам дойти?

Обо всем купец поведал.
Все на карте показал.
А Сарбаз в конце беседы
Соглядатаю сказал.

Послужил ты мне отменно!
Заработал - получи!
Снял с себя халат бесценный,
- Вот, купец, твой суюнчи.

***

Все сильнее солнце светит.
На дворе конец весны.
Нынче взрослые и дети –
Все в работу впряжены.

Мужики весь день на пашне,
Лишь к ночи приходят в дом.
Бабы заняты домашним
Нескончаемым трудом.

Даже самые малявки,
Только - только от горшка,
Ходят с прутиком по травке,
Опасаясь гусака.

Есть у них помост дозорный
На ветвях больших берез,
Сторожат, чтоб коршун черный
Вдруг цыпленка не унес.

Вся земля теплом согрета.
И дождем напоена,
Скоро, скоро будет лето! -
Тишина...

ЧАСТЬ 3.ЛЕТО

Ой, ты, доля моя, доля!
Доля молодецкая!
Налетели ветры с поля,
С поля половецкого,

Налетели ветры с поля
Словно черны вороны.
Принесли они неволю
На родную сторону

Вроде старинной песни

Лето выдалось на славу!
В меру солнце, в меру дождь.
На лугах по пояс травы,
На полях по шею рожь,

По утрам на травах росы
Словно жемчуги горят.
Друг за другом ходят косы
Да кладут за рядом ряд.

Солнце выше, выше, выше,
От росы помину нет,
Косы машут тише, тише.
На сегодня все. Обед.

Хорошо после обеда
Под березами в теньке!
Старики ведут беседу,
Молодежь невдалеке

Оглашает рощу смехом.
Но утихла и она.
Отозвалась дальним эхом
Тишина…

Запах сена. Шелест листьев
Да пчелиный ровный гул,
Соловьиный посвист чистый…
Слушал, слушал... И уснул.

***

По приказу Саморода
У степи еще с весны
Ждали вражьего похода
Пять застав. Они должны

Были в случае, угрозы
Дать кострами знак своим.
А пока враги с обозом
Доберутся еще к ним, -

Там узнают, там успеют,
Подготовиться сумеют.
…И дождались той поры, -
Запылали вдруг костры!

Над землею необъятной,
Над полями, над рекой
Раздаётся гул набатный.
Все бросай! Спеши домой!

Самород собрал старейшин,
Пригласил своих сынов,
И велел: детей и женщин,
И недужных стариков

Уводить скорей на Гору,
Запасать еды, воды.
А скотину в эту пору –
В лес. И замести следы,

- Вам, сыны, сейчас же надо
С мужиками на конях
Уходить в леса, в засады,
Чтобы вас не видел враг.

Пусть враги окружат Гору,
Пусть разграбят все внизу,
Пусть подумают, что скоро
Нас в неволю увезут.

Пусть увидят: нас немного,
Пусть посад пожгут огнем,
Как собаки у берлоги
Позабудут обо всем.

За дубовыми стенами
Мы продержимся пока.
Ну, а вы решайте сами –
Когда бить наверняка.

Мец, тебе я поручаю
В этом деле старшинство.
Болх и Кром, сыны! - я знаю –
Слушать будете его.

Ждите Мецова приказа,
Там решает только он!
Лишь тогда все трое разом
И ударьте с трех сторон!

Надо им отбить охоту
Нынче раз и навсегда!
Чтобы не было им ходу
Ни отсюда, ни сюда!

Ну, а если кто прорвется
В степь - не гнать за ними вслед.
Слух по степи разнесется,
Что сюда дороги нет.

Все! Пора, сынки, в дорогу,
Не теряйте время зря!
Пусть в бою хранят вас боги
И родимая земля!

Нам она далась в наследство
От отцов - одна на всех.
И, себя спасая бегством,
Бросить землю - тяжкий грех.

Если вдруг я в битве сгину,
Если смерть моя придет,
Мец, тебе, старшому сыну,
Поручаю свой народ.

***
Опустела вся округа,
Притаился дол и лес.
Только видно: в поле с юга
Пыль поднялась до небес,

Затянула солнце дымкой,
Погрузила землю в тень.
…Жизнь людская - паутинка...
Рвут её кому не лень!

Жизнь людская... Где ей мера?
Какова её цена?
На земле с времен Гомера
Все война, война, война…

Погляди на белый камень
Этих круч береговых
И представь себе: веками
Улеглись вот здесь слоями
Кости пращуров твоих.

Подсобить пришла пора
Своим детям, мать - Гора.

Для защиты места лучше
По округе не найти:
С двух сторон - вода и кручи,
А с открытого пути

Вырыт ров с мостом подъемным,
А во рву течет вода,
На мосту дозор бессонный.
Если вдруг пришла беда

Как сейчас - народ не кинут,
Всех укроют за забор,
Цепью с башни мост поднимут, -
И ворота на запор.

В тесноте да не в обиде,
Друг у друга на виду.
Кто с копьем на стену выйдет,
Кто готовит всем еду;

Оперяет кто-то стрелы,
А другой кует мечи.
Каждый занят важным делом...
Сердце, сердце! Не стучи!..

***

Вдоль реки по луговинам
Вражьи кони шли лавиной.

Вот они привычно, споро
Захватили низ, посад,
Обложили кругом Гору.
Все! Дороги нет назад.

Молча вятичи глядели,
Притаившись за стеной.
За рекой костры горели,
Кони ржали за рекой.

В первый вечер у Сарбаза
Между ханами шел спор.
- Перебить их надо сразу,
Как пройдем через забор.

А Сарбаз ответил ханам:
- Ну, какой нам в этом толк?
Перебьем их как баранов? –
Нет баранов – сдохнет волк!

Надо страхом их, как цепью
Заковать из рода в род.
Чтоб навеки перед степью
Трепетал лесной народ.

Чтоб платил исправно дани,
Не пытаясь возражать
Ну, а кто с оружьем встанет –
Этих - да! - уничтожать!

На горе в ту ночь не спали,-
Летом ночи коротки.
Только - только солнце встало,
Видят: к ним из-за реки

Через брод на иноходце
Скачет всадник к воротам.
Ханский знак на пике вьется, -
- Я посол от хана к вам.

Покорись, лесное племя,
Будет милостив Сарбаз, -
Пощадит вас. Ну, а с теми,
Кто с оружьем против нас

Хочет выступить, ну что же!
Прямо здесь вот, на горе
Хан с живых сдерет с вас кожу
И зажарит на костре!

Самороду показалось,
Что знаком ему гонец.
Посмотрел, подумал малость...
- Это ты, степной купец?
Я тебя, пришелец, знаю,
К нам ты был на зимний торг.
Все вынюхивал, как волк,
А теперь привел всю стаю?!

Разговаривать не стану,
Я с тобою, пришлый вор.
Передай все это хану,
С ним и будет разговор.

Самород спустился с башни.
По своим делам пошел.
И несолоно хлебавши,
Поскакал назад посол.

Через день договорились
Самород и хан Сарбаз:
Встреча там-то в тот-то час
Вот они уединились...

Самород глядит на хана,
Хан Сарбаз следит, за ним.
- В гости к нам? Хоть гость незваный…
Ну, садись, поговорим.

Сели друг напротив друга.
Каждый вождь умен, хитер.
Поначалу трудно, туго
Начинался разговор.

- Ты почто посла не встретил,
Ворота не отворил?
Вятич даже не ответил.
Хан опять заговорил.

- Вятич! Выплати мне дани,
Дай железо, мех и хлеб,
И мы жечь тебя не станем,
А уйдем обратно в степь.

Я сейчас сильней - ты знаешь,
Коль не сдашься мне, поверь,
И народ свой потеряешь,
И себе отыщешь смерть.

- Силой нас пугать не надо
И у нас не робкий дух.
Знай, что вятичи - не стадо,
И ты, хан, нам не пастух,

Чтобы стричь нас ежегодно.
Это, хан, напрасный труд.
Вятичи - народ свободный
И в неволю не пойдут.
- Все народы, как бараны...
Твой народ к тебе привык, –
Я тебя поставлю ханом,
Дам на власть тебе ярлык.

- Вон пошли какие речи!..
Вон чего та захотел:
Чтоб я сам ярмо на плечи
Роду вятичей надел?!

Ты свое еще получишь, -
Мне поможет русский князь.
Уходи отсюда лучше
Пока кровь не пролилась!

- Что мне князь?! Твой князь далеко,
А ты здесь один сидишь
На горе. И ты не сокол -
От меня не улетишь.

Сколько я ходил в походы,
Сколько видел разных стран,
И везде, у всех народов:
Кто сильнее, тот и хан.

Самород: - При чем тут сила,
Если каждый из моих
Уведет с собой в могилу
У тебя двоих-троих?!

Вы сильны, пока вас туча.
Тут вы смело мчитесь в бой.
А побьют тебя, а случай?
Кто останется с тобой?

Если помнишь, при Олеге
Было племя вроде вас.
Назывались печенеги.
Где, скажи, они сейчас?

Да неужто же на свете
Можно только воевать?
А не лучше, как соседи
Мирно жить и торговать?

У тебя на вольной воле
Ходят тучные стада.
Заворачивай их с поля
И гони ко мне сюда.

Мы тебе за них готовы
Поменять что только хошь:
Казаны, ножи, подковы,
Кожи, мех, овес и рожь.
А по дереву тем боле
Здесь такие мастера.
А у вас на голом поле
Ни кола и ни двора.

Это выгодно обоим –
Как ни думай, ни крутись.
Лучше миром, а не боем
Нам с тобою разойтись.

Слушай, хан, прими совет,
Но Сарбаз ответил:- Нет!

Хватит, вятич, разговоров!
Я хозяин здесь теперь.
Уходи к себе на гору
И готовься встретить смерть.

***
А в лесах сидят засады.
Лес - защита для своих.
Здесь они, почти что рядом,
А враги не чуют их.

Только братья Болх и Кром
Молят Меца об одном.

- Что же, Мец?! От силы вражьей
Отбивается Гopa.
Ну, а мы? А мы когда же?
- Нет! Не время! Не пора!

Скоро будет нам подмога;
Скоро кончится беда.
Помогают правым боги!
Поглядите-ка туда.

Там по небу из-за леса,
Закрывая окоём,
Шла лиловая завеса
С ветром, громом и дождем.

- Да! Веселая погодка
Подоспела в нужный час!
А для нас она находка.
Братья! Слушайте приказ.

По местам! В грозу такую
Мы за ветром и дождем
Из засад к врагам вплотную
Незаметно подойдем

И ударим разом в спину,
А отец наш в те поры
Неприятеля с Горы
Нам на копья опрокинет.

***

A Гopa еще крепилась,
А Гopa еще жила,
Из последней силы билась
И спасителей ждала.

А огонь все выше, выше,
Дыму - что не продохнешь,
А враги все ближе, ближе.
… Гром ударил. Хлынул дождь.

И вода с небес потоком
Как из прорвы полилась,
Напитала землю соком,
Превратила землю в грязь.

И враги, что шли на приступ,
Что уже у стен дрались,
Провожаемые свистом
Поползли по грязи вниз.

Ну, а там внизу? Там братья
Вышли из лесу как раз.
Да, в смертельные объятья
Угодил ты, хан Сарбаз!

Стрелы тучами взлетели,
В каждой смерть заключена,
И, наверно, мимо цели
Не попала ни одна.

Загудела луговина.
Звон железа, храп коней,
Смерть и подвиг. Мешанина
Грязи, крови и людей.

Да! Кровавой этой сече
Дорога цена была!
Кто сильнее? Лишь под вечер
Сила вятичей взяла.

Показали ханы спину –
Только некуда бежать.
Как снопами луговину
Стали ими устилать.

Ну, а те, кому из схватки
Чудом выйти удалось,
В степь скакали без оглядки.
Их немного набралось.
Разошлись на небе тучи,
Ночь. И звезды, и луна.
На Горе, внизу под кручей
Выкликают имена.

- Отзовитесь. Есть живые?
- Не видали моего?
- Все свои тут. Все родные.
- Потерпите! Ничего.

А восток уже алеет,
А восток уже горит.
Вдоль реки весь луг краснеет.
Может, это от зари?

Поле брани, поле чести,
Посреди родной земли...
В этот год на этом месте
Травы больше не росли.

***
Хоронили Саморода
Всенародно на Гope.
Он лежал лицом к восходу,
Белый, словно в серебре.

Лик его был чист и светел,
Будто видел дивный сон,
Что приходит на рассвете,
И вот-вот проснется он.

По бокам сыны стояли,
Не стирая слез с лица.
Сразу сиротами стали
Все без мудрого отца.

Мать - Гора, мы твои дети,
Мать - Гора, и он был твой.
Так прими останки эти
И навеки упокой.

И его земле предали.
И ту гору над рекой
С того времени назвали
Самородовой горой.

***
По погибшим совершили
Все обряды. Наконец, -
Как велел отец - решили:
Старшим в роде будет Мец.

- Братья - вятичи! Сегодня
Одолели мы беду.

Да, сегодня мы свободны.
Ну, а в будущем году?!

Болх, леса тебе известны,
Посему - приказ таков:
Выбирай поглуше место
Для землянок, тайников.

Будешь вялить мясо, рыбу,
Запасать орехи, мед,
Чтоб при случае могли бы
Увести туда народ.

Видишь сам, что рук немного,
Но сколь надобно - бери.
Собирайтесь. И в дорогу
Отправляйтесь до зари.

Кром! С товарищи пойдете,
Да проверите хлеба,
Что осталось – соберете.
Да обшарьте погреба.

Тайники с хозяевами
Постарайтесь отыскать,
И никто пусть перед вами
Не посмеет что скрывать.

В эту трудную годину,
Когда вот она, беда,
Быть должны в руке единой
Все запасы, вся еда.

Чтобы выжило все племя,
Сколько ни было бы ртов,
Мы должны кормить все время
И детей, и стариков.

Срок уходит. Скоро осень.
Недалеко до дождей.
Кром! Тебе готовить озимь, -
Помирай, а пашню сей.

Знаю, знаю, что осталось
Мужиков у нас раз-два,
Ну, а ты подумай малость,
Для того и голова.

Собирай дедов ли, баб ли,
Молодых бери парней.
Я теперь тебе оставлю
Всех быков и всех коней,

Что к сохе привычны, к плугу.
Ну, а я возьму людей,
Соберу со всей округи
Половецких лошадей.

И без долгих разговоров
Лес валить, сдирать корье,
На конях тащить на Гору,
Огораживать её.

По местам! И за работу!
Позаботимся о том,
Чтоб до нового похода
Был у нас и хлеб и дом.

ЭПИЛОГ

Видно громкая победа
Остудила вражий пыл.
И на будущее лето
К ним никто не приходил.

Зарасти успели раны,
Только старший в роде, Мец ,
Помнил: поздно или рано
Тишине придет конец.

Улыбнулась раз удача,
В другой раз не повезет.
Значит, надо им иначе
От беды избавить род,

Сохранить детей и внуков.
И другого нет пути,
Как под княжескую руку
Граду Киеву идти.

Да, платить придется дани,
Но без этого нельзя.
Защищать без них не станут
Нас из Киева князья.

Но уж лучше поделиться,
Дать им хлеба и холста,
Дать медведя и куницу,
Чем лишиться живота.

Эти все-таки славяне –
Кровь одна у них, у нас.
Неужели ж они станут
Грабить нас как хан Сарбаз?!

Кто что может – дайте сами.
Я отдам, что есть в Горе,
Чтоб не с голыми руками
Быть на княжеском дворе.

Собирались не на шутку, -
Возвратиться бы пришлось
В отчий дом. По первопутку
В Киев двинулся обоз …

***

В мирной жизни и в походах
Год за годом время шло.
Уже внуки Саморода
Поднимались на крыло.

Уже тесно в отчем доме
Стало семьям братьев жить.
Поневоле Болху с Кромом
Надо было уходить,

Выбирать по сердцу место,
Обживаться крепко в нем.
Болх ушел к воде и лесу
Кром – к степи, где чернозем.

Болх охотится, Кром – пашет,
Тот и тот детей растят.
…И поныне в крае нашем
Болхов с Кромами стоят.

Мец с семейством поднимали
Гору, крепость и посад.
В честь его потом назвали
Это место – Мценский град.

***

Вот и все. На том кончаю
Эту повесть давних лет.
Удалось ли все? Не знаю.
Что-то да, а что-то нет.

Друг - читатель, сделай милость,
Да и то имей в виду,
Что все это приключилось,
Посчитай, в каком году?

Ты поверь мне, - поначалу
Я не знал, о чем писать.
Я не знал куда причалю,
Да и надо ль отплывать?
Но когда в библиотеках
Я от хартий отряхнул
Пыль двенадцатого века
И в себя ее вдохнул, -

Словно спала вдруг завеса
С темной памяти моей.
Я услышал шорох леса,
Увидал простор степей.

Предо мною встали тени;
Предо мною протекла
Жизнь далеких поколений –
Мысли, чувства и дела.

Я как будто сам в ту пору
Словно древний вятич жил,
Защищал со всеми Гору,
Сеял хлеб и лес валил.

Спросишь ты: к чему охота
Лезть в такие времена?
Но сказал известный кто-то,
Что история темна.

Стоит только углубиться,
Покопаться в ней чуток,
И пропал. Пропал как птица,
Зацепился коготок.

Да и ты наверно тоже,
Открывая сей трактат,
Не хотел читать, а все же
Дочитал. Вот так - то, брат!

Бесконечной вереницей
К нам идут издалека
Эти давние страницы,
Эти годы и века.

И проходит вятич, росич,
И встают они из тьмы.
И себя невольно спросишь:
- Вот они! А что же мы?,

Что пришли дедам на смену?
Как случилось? Отчего?
Дальше третьего колена
И не помним никого?!

Неужели же страница
Поколенья моего
Пыльным прахом разлетится,
Не оставив ничего?!

Не должно такому статься!
Не должно такому быть.
Мы должны, должны остаться,
Чтобы в наших детях жить.

Я хочу любить и верить,
Улыбаться и страдать,
Сокрушаться о потерях,
Провожать и снова ждать.

Жить не с нищенской котомкой
Да с протянутой рукой,
А остаться у потомков
Хоть единственной строкой.

Чтобы внук меня за гробом
Вспоминал хоть иногда
Пусть без гордости особой,
Но хотя бы без стыда.

Чтоб лежать мне на погосте
Посреди полей родных,
Чтоб смешались мои кости
С прахом пращуров моих,

Чтоб из праха прорастали
Новой жизни семена,
Чтоб на всей земле настали
Мир, покой и тишина.

Конец


Теги:





-2


Комментарии

#0 11:48  07-04-2008Француский самагонщик    
Кто асилет, маякните, плиз, чо это такое
#1 11:56  07-04-2008tarantula    
Присоединяюсь к просьбе ФС.
#2 11:56  07-04-2008afon    
Хрен поймешь

Вроде бы и не плохо, грамотно, знает слова, рифмы.

Только .... Был такой прикол у советских писателей - под занавес издавать сборники типа "Сокровенное", "Их глубин" и т.п. Этот стих оттуда.

#3 11:56  07-04-2008afon    
Хрен поймешь

Вроде бы и не плохо, грамотно, знает слова, рифмы.

Только .... Был такой прикол у советских писателей - под занавес издавать сборники типа "Сокровенное", "Из глубин" и т.п. Этот стих оттуда.

#4 11:58  07-04-2008Ик_на_ЖД_Ёдяд    
кристально чистый графоманскийъ поток. про дремучее, дикое, исконное.
#5 12:02  07-04-2008ося фиглярский    
Асилил.

Маячу.

Нихуя не внял.

Хз апчом.

Требуеццо примечание.

Краеведческий музэй????

#6 12:03  07-04-2008Докторъ Ливсин    
данунах..

букофдохуя..

#7 12:04  07-04-2008tarantula    
Но надо признать, что сделано дбротно, грамотно и сил потрачено.

Бизнес-идея автору: писать династийные саги для алигархов. Формат идеальный, профессионализм очевиден. Будут брать.

ПРоси не менее пяти штукарей. Пусть дают тебе синопсис: основные вехи, которые хотели бы отразить и тп.

Только многочтоб не советовали и не правили. Начнут лезть - увеличивай лату вдвое - сразу оговори.


Я совершенно серьезно.

#8 12:12  07-04-2008NIHKIDERB    
Это о мижнацыанальных канфликтах нах. На Руси. На древней. Насторожыла, однако, древнеславянская фамилия Мец. Ну а так, местами ОЧЕНЬ неплохо. Просто не в формате данного ресурса наверно.
#9 12:12  07-04-2008ося фиглярский    
tarantula

+1

Рыдать будут.

Афтара на руках насить будут.

Длиннаногие бландинки будут ссать в паталок кипятком и аддаваццо афтару оптом.

Щастье будит гы.

#10 12:18  07-04-2008tarantula    
В эту трудную годину,

Когда вот она, беда,

Быть должны в руке единой

Все запасы, вся еда.


Протаскивается идея мобилизационной авторитарной экономики для России.

#11 12:21  07-04-2008tarantula    
Чтоб из праха прорастали

Новой жизни семена,

Чтоб на всей земле настали

Мир, покой и тишина.



Внутренне противоречивая по смыслу строфа:

Перваяполовина:оргаистически-вакхическая идеологгия

Вторая - некрофилия в цвет.

#12 12:47  07-04-2008bezbazarov    
tarantula 12:04 07-04-2008

Именно! Мысль богатая и хлебная.Сам этим промышлял, но из-за лености - малыми формами, в основном юбилейники.

Только, блин,очень важно -- НЕ ПЕРЕПУТАТЬ ИМЕНА!А то я как-то слабал к юбилею филиала Зингера - и прикинь, одну букву упустил в фамилии вице - чуть не уполовинили, колбасники...Бдить!

#13 12:55  07-04-2008Ик_на_ЖД_Ёдяд    
2bezbazarov

Про Зингера - жжоте, уважаемый коллега, на ум приходят величественные строки:


Вздымаясь из Хаоса древних руин,

Пронзая умом вневременье,

Шел Зингер, создатель вязальных машин,

Что Словом зачал Сотворенье.

гугугугу

#14 13:02  07-04-2008tarantula    
bezbazarov

А чо такого? Ну перепутаешь. Ну ебнут и все.

#15 13:43  07-04-2008Файк    
Ниасилел.
#16 14:17  07-04-2008bezbazarov    
Ик_на_ЖД_Ёдяд

Наоборот, спецом просили, чтоб попроще, для хорового корпоративного пения, там про нить было, связующую поколения и традиции, ещё хрень какая-то. Где-то в aрхивах в бумаге было, при случае найду.

tarantula

Да не, я не про то - от гонораруса хотели отщипнуть за прокол, еле отбил.

#17 19:46  07-04-2008VETERATOR    
Слушал я как-то передачу "Встреча с песней".

Тамочки чувак один, из старых, задвинул подобное минут на пять.

Млел я.

Хорошо как, душевно.

Но, и предел же есть саги такого объёма выкладывать.

Ебаться=сраться, страниц на двадцать, ну нету терпежу.

Аффтыр, окстись.

#18 23:49  07-04-2008Colonel    
ниасилил блять...
#19 23:52  07-04-2008Циан    
скучная хрень

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
16:58  08-12-2016
: [2] [Графомания]

– Мне ли тебе рассказывать, - внушает поэт Раф Шнейерсон своему другу писателю-деревенщику Титу Лёвину, - как наш брат литератор обожает подержать за зебры своих собратьев по перу. Редко когда мы о коллеге скажем что-то хорошее. Разве что в тех случаях, когда коллега безобиден, но не по причине смерти, смерть как раз очень часто незаслуженно возвеличивает опочившего писателя, а по самому прозаическому резону – когда его, например, перестают издавать и когда он уже никому не может нагадить....
19:26  06-12-2016
: [43] [Графомания]
А это - место, где земля загибается...(Кондуит и Швамбрания)



На свое одиннадцатилетие, я получил в подарок новенький дипломат. Мой отчим Ибрагим, привез его из Афганистана, где возил важных персон в советском торговом представительстве....
12:26  06-12-2016
: [7] [Графомания]

...Обремененный поклажей, я ввалился в купе и обомлел.

На диванчике, за столиком, сидел очень полный седобородый старик в полном облачении православного священника и с сосредоточенным видом шелушил крутое яйцо.

Я невольно потянул носом....
09:16  06-12-2016
: [14] [Графомания]
На небе - сверкающий росчерк
Горящих космических тел.
В масличной молился он роще
И смерти совсем не хотел.

Он знал, что войдет настоящий
Граненый во плоть его гвоздь.
И все же молился о чаше,
В миру задержавшийся гость.

Я тоже молился б о чаше
Неистово, если бы мог,
На лик его глядя молчащий,
Хотя никакой я не бог....
08:30  04-12-2016
: [17] [Графомания]

По геометрии, по неевклидовой
В недрах космической адовой тьмы,
Как параллельные светлые линии,
В самом конце повстречаемся мы.

Свет совместить невозможно со статикой.
Долго летит он от умерших звезд.
Смерть - это высший закон математики....