Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Литература:: - Анархи я мать

Анархи я мать

Автор: Симон Молофья и Мясные зайки
   [ принято к публикации 11:39  09-12-2003 | | Просмотров: 737]
Поздно ночью я шел из ЦПКиО домой. Так меня соблазнившие синие бочки с клофелиновым разливным в парке меня же и подвели, вкупе с жадностью и алкоголизмом. Очнулся я в полной темноте в каких-то кустах, в жидкой грязюке. К чести своей обблеван я не был. Я стал выбираться из парка. Луна, висевшая у меня строго над головой, успела за это время скатиться к левому моему плечу. Итак, я шел по Екатерининскому проспекту в зыбком и неверном свете газовых фонарей.
На пути у меня лежала гостиница “Пальмира” (на углу ул. Серова и пр.К.Маркса. – Прим. пер.) Сама гостиница сияла всеми окнами, так же ярко был освещен подъезд. Сегодня в гостинице был аншлаг – сугубо и воочию. У входа стояло с дюжину обычных черных извозчьих повозок, однако с привинченными почему-то на них пулеметами – жуткимим, ободранными, похожими на самоварные трубы.
Сумрачная личность с пархатыми патлами до плеч и в офицерской фуражке кормила лошадей из мешка овсом. Вокруг ходили такие же индивиды, одетые в живописнейшие лохмотья. Вида они были совершенно ханыжного, к тому же непереставая чесались. Кто был не с винтовкой, тот был с наганом, у кого не было нагана, был маузер. Шашки были у всех.
Облупившийся синенький фасад гостиницы был щедро размалеван. Неведомые кабалические знаки вроде буковки “О” в буковке “А”, жирные надписи “ГрОб” ну и все, что положено на стенах.
На гранитных стуепнях сидел волосатый ублюдок с гитарой. Несколько голосов нестройно пели:
“ А своей судьбе я обещал покой,
Я обещал ей участвовать в военной игре,
Но на фуражке на моей серп и молот и звезда,
Как это трогательно-о-о-о!!!”
Венчало все это дело черное знамя над входом. На знамени был вышит Большой Черно-Белый Инь-и-Янь, и вокруг него – гордая надпись: “Сила ночи, сила дня – одинакова хуйня!”
“Ого! Друг мой Пелевин умилился бы. Где ты, закон об авторском праве?” – подумал я.
На проспекте горели костры. В грязнейших котлах булькало варево. Селедка, судя по запаху. Причем гнилая. Икры астраханской тут не ели, зато уважали пулеметную кашу (полусваренная перловая крупа без масла и соли. – Прим. пер.)
Вокруг костров наблюдалась идиллия, пастораль и романтика. Волосатики прилежно давили вшей, пили самогон, играли в нарды и точили шашки. Один из них, спустив портки, мазал низ живота чем-то желтым, щедро зачерпывая ладонью из литровой баночки.
–Бензилбензоат – это хуйня! – говорил он товарищу, который в это время разматывал черные липнущие портянки.
–Вот серная мазь, только не десятипроцентная, а тридцати трех – вот это да, это я понимаю! Особенно если в аптеку принести нутряного жира, и чтоб на нем сварили – мандавши на раз дохнут. А у меня они как тараканы. Во гляди! На черепаху похожа, да?
–А, мандавши! – уважительно сказал третий, весь покрытый коростой, – ага, ага! Возьмешь, бывало мандавошь за задние ноги и дро-о-о-очишь!
–Кому, себе милай?
–И себе и ей!
–Слышишь, Молофья, а ты для кого дрочишь?
–Как – для кого?
–Ну, для мужчин или для женщин?
–Для души! – солидно отвечал Молофья.
–Вождь, сигаретки не будет у тебя? – сипло спросили от костра.
–Будет, – я подошел к костру и достал пачку “Беломора” – как раз для таких вот случаев.
–Оооо, шмаль! – обрадовалась толпа. – Уже забитые! Га-га-га!
–П-п-понимаешь, – говорил мне немытый-нечесаный хлопчина с перебитым носом, выковыривая черными корявыми пальцами папиросу из пачки, – н-на х-хижку п-приехали, т-только вот ст-ст-с трассы. П-прайсов нема, к-края ваще, во, вписка, т-только и в-в-всё!
Пачку расстреляли.
–Да ты садись, садись! Э, самогону пассажиру налейте! Будешь?
Я вспомнил крымскую бочку, и небо кувыркнулось куда-то.
–Та не, – слабеющим голосом сказал я. – Покурю вот.
Кто-то затянул песню.
“Только не смеет время
Вынуть из песни слова,
Наши патроны как семя
Всходят снова и снова.
В новых полках и ротах
В черных тачанках наших,
В новых твоих походах,
В новых железных маршах
Вижу иные лица,
Штык и строку Устава,
Старая слава длится,
Новая зреет слава!”
–А кто вы такие?
–Мы – анархисты! Верные махновцы!
–Анархия – мать порядка!
–Все, что не анархия, то фашизм!
–Хой!
–Хой!
–Мы, анархисты, не признаем власть, живем свободно, живописно, карсочно. Я – Симон Хуйня. Этот вот – Залупоглазик. Вон, у костра – Сосихуй Ебитович, те двое – Пизда-Волосата и Молофья. Воон тамотко – Сральный Дядя. Был у нас еще арапчонок Мазафака, только его Котовский шашкой рубанул.
Из тьмы выплыл Маленький Толстый Анархист. Он чесал яйцо.
–Пасанэ, ебаться идет кто-нибудь? – сказал он.
–Куда?
–На Проспект.
–Кого ебать?
–Меня! – расплылся в чеширской улыбке Маленький и Толстый, и глазки его замаслились.
Тем временем чахлый прыщавый полудурок по имени Андрейка-Гонорейка рассказывал, пуская слюни, что-то необычайно смачное:
–… Ну вот, короче. Я эту герлицу заюзал. А там персон один был, говорит : Чё? А я: Аничё! Ну, он там феньки плел, вписочный на флэту на этом. Я говорю: Ты меня не динамь, короче, меня и так стриты стремают. Ага, а он раздуплить не может, ну, он толканутый на всю голову, и под винтом к тому же. И трассой не ходит, на собаках сугубо. Менты трусанули его, затележил о них или нет? А они у него ксивник забрали, ну, прайсы и тю-тю. Ну а он такой хип олдовый, им говорит: Заебали, дескать, стебки ваши. А они ему – раз, и почки отбили. А счас цивил сделался. Схаерился и пиздец.
(В общих чертах, друзья мои, этой девушкой я воспользовался. А там был некий молодой человек. И он спросил, что случилось. А я ответил, что все в порядке. Он рукодельем занимался в той квартире, где временно гостил. Я попросил его меня не нервировать, потому что я и без того боюсь выходить на улицу. А он не совсем меня понял, так как он большой поклонник писателя Толкиена, и к тому же был под воздействием наркотических веществ. И на машинах автостопом не ездит, только пересадками на электричках. Его обыскала милиция, он смог их обмануть, или нет? А они у него отобрали сумку с документами, и деньги исчезли. А он был старый хиппи и он им сказал, что он устал от их шуток. А они ему очень быстро отбили почки. А сейчас он стал нормальным, состриг длинные волосы, и на том всё кончилось.
Перевод Корнея Чуйского)

Все помолчали.
–Нда…
–Бывает…
–Жизнь, она разная…
Что-то жалобно дзякнуло.
–Ой, бля! Струна порвалась!
–Дупло!
–Сам дупло! И мама твоя, и папа!
–Ну всё, пиздарики тебе!
Начиналась Большая Анархистская Драка. На востоке небо розовело.


Теги:





0


Комментарии

#0 13:27  09-12-2003fan-тэст    
Прикольно, СМиМз радует всё больше и больше. Маладец, автор.
#1 14:08  09-12-2003Fedott    
Неплохо. В плане общего фона и описания - так же сочно и колоритно. Правда, есть впечатление, что рассказ раздроблен на отдельные эпизоды. Мысль прощупывается, но не так четко.
#2 14:45  09-12-2003Сэмо    
хы... красочно. фу, на хуй, я чего они все завшивленные-та? я вот ходил стопом в сентябре и мылся и все. а тут - чморье какое-то на хуй.

адно слово - анархисты. Но - понравилось

#3 23:42  09-12-2003gari    
да, говняный текст.
#4 13:28  10-12-2003NineTonCats    
мне так кажется, что првильно кто-то стирал каменты италийца... потому,что если ты не в состоянии аргументировано обосрать крео, то, ей богу, лучше нихуя не говорить. и гари, такой же похоже интеллектуал...

а Симону - 5 баллов, если дальше так пойдет, это будет заебись...

#5 14:27  20-06-2004Khristoff    
Охуенный подъеб!!!!

Ржал. Молодец, давно такой сатиры не читал


Комментировать

login
password*

Еше свежачок
23:41  21-10-2018
: [7] [Литература]
Красиво солнце, день красив и статен
Красиво все, воссозданное им,
Красива лань, сопящая в кровати,
И сон её красив и нерушим

Листва красиво осень нарядила
Ей цвет горчичный впору, спору нет!
Красивы окна, двери и перила
И натюрморт из яблок и конфет

Красив и я, и с этим не поспоришь,
В пижаме шёлковой и в тапках из парчи,
Красив, храпящий во светлице, кореш,
Твой храп, мой друг, как музыка звучит

Красиво все разбросано по дому,
Играет зайчик солнечный с...
00:44  21-10-2018
: [32] [Литература]
Случилось мне, в году одиннадцатом, останавливаться в имении помещика Смердюкова, человека доброго и гостеприимного. Длинные волосы, орлиный нос и задумчивый взгляд выдавали в нём личность безусловно умную и образованную, влюблённую в себя и свои мысли, которыми он делился с прислугою и людьми наёмными....
16:14  20-10-2018
: [3] [Литература]
"Мир - говно" - писал курсивом,
Подавляя боль и злость,
Отставник Андрей Васильев,
Сжав в ладоне ржавый гвоздь

"Нету в этом мире правды" -
Дописал Илья Портнов
Наступив во тьме на швабру
Ту что бросил управдом

"Мир похож на Квазимодо" -
Вывел мелко дед Федот
Он горбат был от природы -
Стар, неряшлив, - идиот

"Мир есть ад" - добавил Павел,
Местной школы ученик
Всяк подряд его хуярил,
Бил Васильев - отставник

Управдом Сергей Незн...
12:27  20-10-2018
: [12] [Литература]
Был горизонт просторен, светел, чист,
Но всё же по осеннему печален.
Жестокого похмелья медный чайник
Вскипев, переходил на нервный свист.

Всходило солнце, нежной пеленой
Степенно обволакивало. Мнилось,
Что Осень коматозная приснилась,
И жизнь идёт тропинкою иной....
16:45  17-10-2018
: [12] [Литература]
Про приставки

Аленку третий день мучал вопрос: она еще девственница или уже нет. Первый секс случился пьяным, вялым и быстрым. А главное, Аленка понятия не имела, какие должны быть ощущения от настоящего секса, поэтому определиться в своем статусе не могла....