Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Графомания:: - Алиса в Захолустье

Алиса в Захолустье

Автор: Dr. Gonzo (Страх и ненависть в Люберцаx)
   [ принято к публикации 22:34  20-06-2008 | Сантехник Фаллопий | Просмотров: 495]
Алисе наскучило праздно сидеть рядом с сестрой на набережной. Пару раз она пыталась заглянуть в книжку, которую сестра читала, но там не было ни про Пэрис Хилтон, ни про спа-салоны, ни про Ибицу.
- Де-вя-нос-то де-вять франков, - прочитала Алиса по слогам, заглянув из под низу на обложку. Хм-м… Лика, что это еще за франки такие?
- Это то, что было в ходу у французов, пока не изобрели нормальные евро, - лаконично ответствовала сестра, не отвлекаясь от чтения.
Столь краткий ответ Алису не устраивал, потому ей не оставалось ничего лучшего, как лечь обратно на шезлонг и заняться втиранием крема для загара.
Монотонность летнего полдня нарушило фырканье грузовика, припарковавшегося неподалеку. Из него вышел Лысый Водитель в сетчатой майке и направился к ларьку. Из кузова же тем временем выпрыгнул Белый Кролик и начал носиться по травке.
«Какой милый! – подумалось Алисе. – Как бы это было гламурно – я в Gucci и с белым кроликом. Еще круче, чем Пэрис с ее моськами».
И она вскочила с твердым намерением поймать ушастого. А тот воспринял это, как интересную игру и начал выписывать немыслимые восьмерки. Он подпускал Алису почти вплотную, и когда ей уже казалось, что кролик в ее руках – тотчас же ловко отпрыгивал вбок.
Натешившись таким образом вволю, Кролик нахально наделал на травку и прыгнул назад в брезентовый кузов грузовика.
«Ага, голубчик, - возликовала Алиса, - вот ты и попался!»
И она без всяких колебаний полезла внутрь кузова. Там было темно, прохладно и уютно пахло сеном.
Внезапно Алиса почувствовала, что ей жутко хочется спать.
- Прилягу-ка я минут на пятнадцать. Тут так цивильно… - решила она, позевывая.
И Алиса провалилась в глубокий сон. Ей снились суши с угрем и Дима Билан в стрингах.
Проснувшись, она сперва не могла понять, где находится и подумала, что по-прежнему спит.
«Я все еще сплю» - решила она.
Но тут машину так подбросило, что Алиса со всего маху треснулась головой обо что-то железное.
«Нет, похоже не сплю!»
Алиса на коленях проползла к краю кузова и приподняла брезент. Ее взгляду открылись поля и частные домики.
«О нет! – ужаснулась Алиса. – Я где-то немыслимо далеко. Может быть даже, страшно подумать, - где-то за МКАД!!!
Ее самые ужасные опасения подтвердило стадо коров, мирно щиплющих травку. Метрах в десяти пастух с пастушкой занимались непристойными вещами.
«М-м-м, провинциальная клубничка, - подумала Алиса. – Хорошо бы это дело заснять на мобилу.
И она вынула из сумочки, украшенной стразами Сваровски свой 8800.
И!
ТУТ!
СЛУЧИЛОСЬ!
НЕЧТО!
УЖАСНОЕ!!!
Старая (нет, вру) – новая добрая Нокиа показывала ОДНУ ПАЛКУ СВЯЗИ!!! Можете представить себе такой ужоснах?
У Алисы все поплыло перед глазами и она потеряла сознание.
Когда она пришла в себя, грузовик уже сбавлял ход. Видимо он Куда-То приехал. Алиса пришла до этого умозаключения путем сложной логической цепочки:
«Если долго Куда-То ехать – непременно Куда-То приедешь. Это все равно, как, допустим, если ты едешь в Ниццу – то рано, или поздно ты приедешь в Ниццу. Впрочем, в Ниццу ехать никогда не поздно».
Грузовик окончательно остановился. Хлопнула дверца в кабине водителя. Алиса на всякий случай проверила макияж в отражение мобильного телефона и убедилась, что она совершенно неотразима.
Чья-то уверенная рука откинула брезент, и в проеме возник Лысый Водитель. Он глубокомысленно посмотрел на Алису и застыл, как вкопанный.
- Ты Что? – сакраментально спросил он. Алисе это очень не понравилось.
- Вы хотели спросить: «вы Кто?», - возмутилась она.
- Я хотел спросить то, что спросил, - невозмутимо ответствовал Лысый Водитель. – Ты Что?
- Почему же «Что»? – растерялась Алиса.
- Потому что «Кто» здесь не водятся, - угрюмо отрезал Водитель.
Алиса была сражена железной логикой и не знала, что ответить. Повисла напряженная пауза.
- Ты Что? – повторил Водитель.
Разговор пошел по кругу.
- Я… девочка, - ответила Алиса и пожала плечами.
- Ха! Видал я таких девочек, рядом с которыми ты просто потасканная баба…
- Ну, знаете, - возмутилась Алиса, - я пойду, пожалуй.
Она выпрыгнула из кузова, больно ударившись пятками, и осмотрелась вокруг. Ее окружал идиллический кантри стайл: поля-деревья-избушки.
- А где я? – растерянно спросила она, потирая ушибленную стопу.
- В Захолустье, - коротко бросил водитель, забираясь в кабину. И, выжав газ, унесся в неведомом направлении.
«Хороший денек, - подумала Алиса. – Что это еще за Захолустье такое?»
И тут ее осенила простая мысль.
«Минутку, а может я брежу? Надо попробовать спеть какую-нить песенку для проверки сознания. Попробую-ка я Тимати…»
Алиса откашлялась и тихонько завела:
- Когда я пьяный, чипсы танцуют,
Каких-то глюков руки рисуют.
Встречайте прямо из села –
Электричка привезла!
«Нет, это же СОВСЕМ не то, - ужаснулась Алиса. – А если эту?..»
- Все о любви и мне
Так обидно,
Что под пальто твоим
Бюст не видно…
«Какой кошмар! Видимо я действительно брежу, если не могу вспомнить Юрочку...»
Как бы там ни было, бред это был, или реальность, но Алисе вдруг жутко захотелось выпить чего-то прохладительного, поскольку день был весьма жаркий. И она решила поискать какой-нибудь лаунж-бар. Почему, в конце концов, в бреду не может быть лаунж-бара. Поскольку дороги она все равно не знала, Алиса побрела куда глаза глядят вдоль засеянных полей и деревянных домиков.
Вторым человеком (или, если хотите, существом), которого Алисе суждено было встретить в Захолустье, оказалась Доярка. Она сидела прямо на травке в позе светской львицы и делала одновременно две вещи: принимала солнечную ванну и со вкусом курила «Приму».
- Простите… - начала Алиса.
- Не прощу! – категорически отрезала Доярка. – Хоть ты на колени становись.
- Но я не собиралась становиться на колени! – возмутилась Алиса.
- А на что ты собиралась становиться? – заинтересовалась Доярка.
- Я… я вообще ни на что не собиралась становиться. Я хотела только…
- Ха! Ты хотела ТОЛЬКУ?! – перебила ее Доярка. – Толька сейчас дрыхнет пьяный, так что ничего у тебя не выйдет, моя дорогая.
- Я вам не дорогая, - автоматически огрызнулась Алиса.
- Значит дешевая, - безапелляционно заявила Доярка. – Тем хуже для тебя.
«Из двух существ встреченных мною здесь, двое оказались пиздоватыми, - подумала Алиса. – Интересная арифметика.
- Скажите, а здесь есть где-то лаунж-бар, - вернулась Алиса к интересующей ее теме.
Но Доярка, казалось, уже ее не слышала и невозмутимо курила свою «Приму».
- Эй, я с вами разговариваю! – прикрикнула Алиса.
Доярка медленно развернулась и посмотрела на нее, как на сумасшедшую.
- Почему это с НАМИ? Где ты здесь видишь ЕЩЕ кого-то?
Алиса махнула рукой и, тихо матерясь, пошла дальше.
- Эй! – окрикнула ее Доярка.
Алиса резко развернулась в надежде, что к той вернулся рассудок.
- Лови-ка, - кинула она Алисе папиросу. – Покуришь с одной стороны – торкнет, с другой – отпустит.
Алиса автоматически поймала «Приму»
- Но это же простая «Прима», - разочарованно протянула она.
- Нет, - возразила Доярка, - это СЛОЖНАЯ «Прима» и не спорь со мной.
- Спасибо, - поблагодарила Алиса, и пошла дальше.
«Ну и народ здесь, - поежилась она. – А я то дурочка думала, что за МКАД жизни не существует. Вот на Рублевке удивятся, когда я расскажу им про эту поездку».
Размышляя таким образом, она дошла до покосившегося деревянного домишки с нарисованной пивной кружкой. Жалкие остатки буквы «У» свидетельствовали о том, что изначально это заведение называлось: «У Кости», но время взяло свое и теперь осталось лишь лаконичное «Кости».
- Что это еще за кости? – удивилась Алиса.
Однако на улице было около 34* по Цельсию, и в данных условиях халупа вполне могла сойти за лаунж-бар.
- Эх, - вздохнула Алиса, и толкнула жутко скрипящую дверь, сколоченную из разномастных досок.
Бар удивил своим внутренним убранством. На стене висел интересный лозунг: «Ешь побольше овощей – дашь любому пиздюлей!» Видимо когда-то здесь была столовая, которой руководил нервнобольной. Слева от лозунга висел здоровенный постер «Чай вдвоем», к которому скотчем были кокетливо приклеены несколько пар кружевных розовых трусиков. Довершал все это великолепие, почему-то, знаменитый портрет Энштейна с высунутым языком. На портрете было размашисто написано черным маркером: «ну и дурак!» За единственным столом, длинным, как ноги Николь Кидман сидела интересная компания: Буфетчица, Тракторист и Агроном. У Буфетчицы то и дело вываливались наружу сиськи уверенного восьмого размера и она их кокетливо запихивала обратно. Агроном был небритый и опустившийся. Тракторист… про тракториста вообще не хочется даже говорить.
Троица на мгновение развернулась в сторону Алисы и продолжила разговор, словно никто и не заходил.
-… С тех пор, - продолжил агроном фразу, видимо начатую до этого, - я и не читаю Маркса. Я понял, что это вульгарно.
- Да-а… - поддакнул тракторист, вспоминая о чем-то своем. – Я тоже немцев не люблю. Хотя кино у них, ты знаешь…
Буфетчица запихнула назад выпавшую левую сиську и развернулась к Алисе.
- Тебе чего, парень?
Алиса думала, что за последние полчаса разучилась возмущаться. Но, видимо, какие-то резервы организма еще сохранились.
- Чего это вдруг парень? – ошеломленно спросила она.
- Потому что мне так хочется, - зевнула Буфетчица и снова запихнула назад строптивую левую сиську. – Вопросы есть?
- Я… - начала Алиса.
- Вопросов нет, - перебила Буфетчица. – Котлет тоже нет. И салата нет. И блинчиков нет. Есть борщ и «Балтика девятка». Бери, пока я не передумала, а то и этого не будет.
- Бери, пока она не передумала, - хором поддакнули Тракторист и Агроном, - а то и этого не будет.
- Я не пью «Балтику девятку». Нету ли у вас, случайно, самбуки? – светски спросила Алиса, отмахиваясь от роящихся вокруг нее мух.
- А нету ли у тебя случайно автографа Берии за тридцать седьмой год, - мстительно парировала Буфетчица.
- При чем тут Берия? - растерялась Алиса.
- А при чем тут самбука? - негодующе спросила Буфетчица.
«Н-да-а… железная логика тут у них».
- Хочешь чаю? - спросил Агроном.
- Да, - обрадовалась Алиса, – зеленого, если можно.
- А я – нет! – торжествующе ответил Агроном. И отвернулся.
Алиса разозлилась и решительно села за стол. Взяв чайник, она, торжествующе глядя на Агронома налила себе полную кружку и сделала хороший глоток. И тут же, фыркнув, выплюнула все обратно. В чайнике была водка.
- Почему в чайнике ВОДКА? – прохрипела она, отчаянно хватая ртом воздух.
- А чему же там быть? – удивился тракторист. – Чаю что-ли?
Все трое громко заржали. Буфетчица так хохотала, что у нее выпали сразу две сиськи.
- Еще полчаса здесь и я сойду с ума! – отчаянно воскликнула Алиса.
Буфетчица неодобрительно на нее посмотрела.
- Ты думай чего мелешь. Как это ты можешь СОЙТИ с ума? Разве ты на нем СТОИШЬ? И есть ли он у тебя вообще, вот в чем вопрос!
- По-моему, кто-то хамит, - тихо сказала Алиса.
- По-моему, я сейчас пукну, - сказал Агроном, сосредоточенно глядя куда-то в сторону.
- С тебя сто семьдесят три рубля, - заявила Буфетчица Алисе.
- Но я же ничего не ела! – удивилась Алиса.
- А ты еще и поесть рассчитывала? – поразилась Буфетчица.
Алиса отчаялась окончательно.
- Все, - решительно сказала она, доставая из кармана папиросу, подаренную Дояркой, - с вами надо разговаривать на одном языке!
И тут возникла новая дилемма: как определить, где у папиросы ОДНА сторона, а где ДРУГАЯ.
«Гори оно все синим пламенем, - решила Алиса. – Хуже все равно не будет».
Она взяла валявшиеся на столе спички, чиркнула и затянулась на полную грудь. Затяжка вызвала приступ жуткого кашля, а избушка моментально наполнилась дымом. Алиса отчаянно замахала руками, пытаясь развеять едкое облако.
- Ну, и что ты делаешь? – спросила Буфетчица, презрительно следя за Алисиными манипуляциями.
В глазах у Алисы начало темнеть. Буфетчица внезапно раздвоилась. Четыре ее сиськи зажили независимой жизнью и лихо танцевали твист парами.
- Что ты делаешь? - раздраженно повторила Буфетчица голосом Алисиной сестры и плеснула ей в лицо воды…
…Алиса открыла глаза и увидела склонившуюся над ней сестру, которая брызгала на нее «Perrier». Лицо у нее было, мягко говоря, встревоженное.
- Ты опять дула мою шмаль? – строго спросила сестра с НКВДшными нотками в голосе.
- Нет, - соврала Алиса. – Честное слово.
- Не ври! – возмутилась сестра. – Ты бы видела, что ты тут во сне вытворяла. Руками махала, как больная на голову! Еще раз спалю – пожалеешь, что не засохла на папиных трусах!
Алиса была так рада возвращению в Москву, что даже не стала огрызаться. Она смотрела вокруг себя и радовалась привычным вещам: журналу «Cosmopolitan», «Perrier», крему для загара.
«Все-таки, жизнь прекрасна… до МКАД».
- Лика, - обратилась она к сестре, - а ты когда нибудь выезжала за МКАД?
Та посмотрела на нее, как на невменяемую.
- Еще раз говорю: тронешь мою дурь – пожалеешь, - прошипела она и продолжила чтение.
- Значит не была, - резюмировала Алиса. – Ну и правильно, нечего там делать…


Теги:





0


Комментарии

#0 02:06  21-06-2008Злой Хер    
Отличный стеб. С рубрикой не угадали.
#1 02:57  21-06-2008Петя Шнякин     
Третий крео автора читаю. Всё про Люберцы ищю.

Нашол кто-нибудь про Люберцы?

#2 03:12  21-06-2008гадцкий Папа    
‡ ©
#3 18:02  21-06-2008Весёлый такой    
Хорошо так написано, по-доброму...
#4 18:45  21-06-2008Zmij_Gorynytch (Алик Лец)    
прикольный ремейк

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
16:58  08-12-2016
: [2] [Графомания]

– Мне ли тебе рассказывать, - внушает поэт Раф Шнейерсон своему другу писателю-деревенщику Титу Лёвину, - как наш брат литератор обожает подержать за зебры своих собратьев по перу. Редко когда мы о коллеге скажем что-то хорошее. Разве что в тех случаях, когда коллега безобиден, но не по причине смерти, смерть как раз очень часто незаслуженно возвеличивает опочившего писателя, а по самому прозаическому резону – когда его, например, перестают издавать и когда он уже никому не может нагадить....
19:26  06-12-2016
: [43] [Графомания]
А это - место, где земля загибается...(Кондуит и Швамбрания)



На свое одиннадцатилетие, я получил в подарок новенький дипломат. Мой отчим Ибрагим, привез его из Афганистана, где возил важных персон в советском торговом представительстве....
12:26  06-12-2016
: [7] [Графомания]

...Обремененный поклажей, я ввалился в купе и обомлел.

На диванчике, за столиком, сидел очень полный седобородый старик в полном облачении православного священника и с сосредоточенным видом шелушил крутое яйцо.

Я невольно потянул носом....
09:16  06-12-2016
: [14] [Графомания]
На небе - сверкающий росчерк
Горящих космических тел.
В масличной молился он роще
И смерти совсем не хотел.

Он знал, что войдет настоящий
Граненый во плоть его гвоздь.
И все же молился о чаше,
В миру задержавшийся гость.

Я тоже молился б о чаше
Неистово, если бы мог,
На лик его глядя молчащий,
Хотя никакой я не бог....
08:30  04-12-2016
: [17] [Графомания]

По геометрии, по неевклидовой
В недрах космической адовой тьмы,
Как параллельные светлые линии,
В самом конце повстречаемся мы.

Свет совместить невозможно со статикой.
Долго летит он от умерших звезд.
Смерть - это высший закон математики....