Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Графомания:: - Биография одного из нас

Биография одного из нас

Автор: anima
   [ принято к публикации 11:48  04-07-2008 | Raider | Просмотров: 572]
Дэвид Ривас. Родился 6 апреля1981 года в Далласе штате Техас. Он не знал своих родителей и был воспитанником детского дома. После побега из детского дома улица стала родной семьей молодого афро-американца. Он был гангстером с 14 лет и не привык к тому, что жизнь дает ему поблажки. В 1999 году после перестрелки между бандами он был единственным, кто остался в живых. По счастливой случайности он остался невредим, и его не поймали копы. По его словам, именно в этот день жизнь дала ему второй шанс. После этого Дэвид Ривас решил сменить профессию.
Примерно в2 часа ночи, возвращаясь в свою однокомнатную коморку после злосчастной перестрелки, он увидел человека, лежащего в луже крови. Он понял, что сам ничем не отличается от людей, избивших и ограбивших беднягу. Присмотревшись, он разглядел запятнанную кровью военную форму и прямоугольный металлический значок с надписью «US Army lieutenant Chad Jameson». Обычно Дэвид не обращал внимания на очередного неудачливого гостя далласских трущоб, но в этот момент в нем сыграла жалость. Человек еле дышал, и его надо было срочно везти в больницу. Мобильник он, как назло потерял, а вокруг не было ни одного таксофона. К счастью мимо проезжала такси, и Дэвид потратил последние деньги на спасение чужой жизни. После того, как человека увезли на каталке в палату, Дэвид пошел домой пешком (автобусы в столь поздний час уже не ходили, а на такси денег не было).
Через месяц, когда лейтенант Чад Джеймсон был выписан из больницы, он попытался найти своего спасителя. В больнице тот представился хорошим другом и сказал, что его зовут Дэвид Ривас. Чад позвонил своему старому другу, работавшему в ЦРУ, и попросил его пробить по своей базе данных его адрес.
Тем временем Дэвид безуспешно пытался найти себе хоть какую-то работу, однако, учитывая количество его приводов, его не хотели брать даже на должность уборщика. Возвращаясь, домой после очередной неудачной попытки, Дэвид наткнулся на спасенного им лейтенанта. Оказалось, Чад Джеймсон знал об отношениях Дэвида с законом и понимал, что бывшему гангстеру не удастся найти нормальную работу. Поэтому он предложил Дэвиду вступить в вооруженные силы США. Это и было его благодарностью за поступок молодого парня. Дэвид не сомневался ни секунды, ведь такой возможности ему никогда не предоставляли за всю его жалкую жизнь.
Служба в армии проявила все слабые и сильные стороны Дэвида. У него было туговато с дисциплиной из-за его привычки никогда и никому не подчиняться. Таковы были законы улицы: подчинишься, и будешь считаться слабым, а слабые в далласских трущобах проживали очень короткую жизнь. Однако в армии он сумел побороть в себе этот недостаток и стал беспрекословно подчиняться старшим по званию, понимая, что за этот шанс нужно держаться. Также у него не было руководящих способностей, поэтому за все десять лет службы выше ефрейтора он так и не поднялся. Зато он был очень хорошим стрелком и это повышало его авторитет в глазах командования. (до снайпера чуть-чуть не дотянул). Хороших стрелков, особенно тех, у кого нет родных и близких, всегда рассылают по командировкам. Поэтому жизнь Дэвида была кочевой, и он так и не обзавелся семьей. Кому нужен вояка, которого никогда нет дома? Кому нужен муж, за которого всю жизнь беспокоишься и задаешь себе вопрос: жив ли он сегодня? Точно не американской женщине.
Он успел побывать в разных местах, в том числе и в Ираке в 2005 году. Это было его первой настоящей войной. Именно там он понял, что все далеко не так, как он видел по телевидению. По его словам, в то время передавались лживые сводки потерь, принижая количество убитых и раненных в 3-4 раза. В Марте 2007 года он был отправлен охранять посольство США в Москве. В этом красивом городе ему предстояло столкнуться с ужасами эпидемии 2009-2010 годов.
Когда в Москве началось массовое заражение ССИГ, американским солдатам, охранявшим посольство, было приказано никого на его территорию не впускать, даже граждан США. В этот период резко увеличилось количество желающих сделать американскую визу, и у ворот собралась огромная толпа людей. Среди них было много американских граждан, которые просили просто защитить их. В день, когда Москва была объявлена карантинной зоной, было принято решение об эвакуации всех сотрудников посольства. Толпа, увидев подлетающие вертолеты, начала буквально ломиться в ворота. Они мало-чем напоминали людей, скорее это было стадо животных, не знающих, где искать спасение. Сыграл роль еще тот факт, что среди них были зараженные. Один из коллег Дэвида произвел автоматную очередь в воздух, но это лишь разозлило толпу, всей своей массой пытающуюся выломать ворота во внутренний двор здания. Эвакуация ускорилась, и через пару минут сотрудники посольства уже сидели в вертолетах, оставив солдат до конца выполнять свой долг.
Тем временем толпа прорвалась во внутренний двор, буквально выломав ворота. Двое солдат, стоявшие у них на пути были мгновенно растерзанны, не успев произвести ни единого выстрела. Вот он, эффект толпы: ситуация, когда возбуждение становится максимальным и люди перестают адекватно воспринимать реальность. Они начинают сметать все на своем пути, как снежная лавина.
Дэвид и еще двое солдат успели запереться в здании. Они прекрасно понимали, что долго им не продержаться, и скоро двери в здание будут выломаны. Они наскоро укрепили дверь чем попало. Сотрудники посольства не стали забирать с собой стулья, столы, диваны и другие крупногабаритные предметы. Таким образом они выиграли время.
Тем временем из толпы начали раздаваться крики вроде «мочи америкосов» или «запустили вирус и съебались?». Напор толпы на двери еще больше усилился. Звериная ярость может быть удовлетворена только кровью, или она может быть остановлена таким же напором в ответ, и Дэвид с сослуживцами начали длинными автоматными очередями из окон скашивать обывателей, превратившихся в зверей (каждый из охранников посольства был вооружен автоматом М-16 ). Они старались стрелять по людям, находящимся ближе к воротам, и вскоре толпа в панике начала ретироваться. Началась страшнейшая давка….
Когда последний из нападавших скоротечно покинул двор, можно было отдохнуть и увидеть, сколько людей сегодня лишилось жизни. Перед Дэвидом предстала ужасающая картина, возле двери лежала груда тел: мужских, женских (когда пытаешься выжить, не замечаешь, кто в эту секунду у тебя на мушке). Кто-то был жив и ползком пробирался к воротам. От него по асфальту тянулся кровавый след.
Было тягостное ощущение на душе, ведь одно дело в бою убивать солдат, а другое убивать безоружных штатских. Возле выломанных ворот, там, где происходила давка, в куче трупов Дэвид увидел тела растерзанных сослуживцев. Он не хотел повторить их участь и так и не спустился, чтобы помочь раненным штатским.
Новинский бульвар дом 19/23. Это место запомнилось ему на всю жизнь, но это было еще цветочками, по сравнению с тем, что ему еще предстояло пережить.
Их было всего трое. Трое американских солдат: ефрейтор Дэвид Ривас, рядовой Сид Крейвен и сержант Джон Эшбон, однако в основном командовал Дэвид, так как ни один из этих юнцов не бывал в горячих точках.
В здании посольства была столовая и небольшой арсенал, предназначенный для охраны. Там можно было держать оборону, пока их не заберут (на тот момент они не знали, что о них уже забыли), однако при всем желании они втроем не могли простреливать улицу со всех сторон круглые сутки. Ночью со стороны N шоссе в здание полетели бутылки с зажигательной смесью. Начался пожар, потушить который без помощи пожарных было практически невозможно. Получилось, что их выкурили.
Наскоро собрав боеприпасы и кое-что из еды, они побежали к запасному выходу. Выйдя из здания, они незаметно прошли к шоссе, где стояли брошенные автомобили. В молодости Дэвид не брезговал угонами, поэтому ему не составили труда завести машину.
Перед тем, как они уехали, в стекло постучался измазанный кровью мальчик примерно 12-13 лет. Он жалобными глазами смотрел на солдат, и первым, кто поддался этому обреченному взгляду, был Сид. Он открыл мальчику дверь, но тот вместо того, чтобы принять руку помощи произнес: «Это тебе за маму», после чего резким движением порезал куском стекла руку Сида. С криком «америкосы здесь» он убежал. Его услышали. То ли это были друзья и родственники погибших возле посольства, то ли просто ненавидящие Америку люди, но к машине их уже бежало достаточно много, и Дэвид спешно нажал на педаль газа. По дороге они заехали в необитаемый магазин одежды и переоделись в штатских (форма американских солдат в данной ситуации вызывала только агрессию).
Они ехали к окраине города. Сама же Москва была поразительно безлюдной. За два года Дэвид запомнил этот город, как место множества вечно спешащих куда-то людей. Все изменилось: он был полон заставленными поперек дороги автомобилей, в которых сидели куски мяса в человеческой одежде. Такие же куски валялись и прямо на улицах. На набережных Москвы реки уже не прогуливались влюбленные парочки. Вместо них там стояли люди, с ног до головы обмотанные тряпьем. К своим ногам они привязывали булыжники, куски арматуры и иные тяжелые предметы, которые помогут им уйти из этого мира менее мучительно, нежели от новой заразы. После этого они в массовом порядке прыгали в воду. «Это насколько же зараженным больно, что они так делают?»,- подумал Дэвид, посмотрев на Сида, рана которого начала очень быстро разбухать. Было много пожаров. Некоторые здания на Мосфильмовской уже догорали, оставляя вместо себя кучу обугленного стройматериала. Вся эта картина настолько его заворожила, что он чуть не попал в аварию. Наконец они достигли места пересечения МКАДа и …….
Именно возле МКАДа толпилось большинство горожан, так как сама автодорога служила укреплением. На ней лежали мешки с песком, за которыми стояли солдаты. По сути заградительный кордон был огромной амбразурой вокруг всей Москвы. Примерно через каждые 30-40 метров были установлены пулеметы разного калибра. На внешней стороне МКАДа стояла бронетехника. Въезды на шоссе превратились в одну гигантскую пробку. Кто-то подходил к пропускному пункту и пытался предлагать солдатам чуть ли не чемоданы с деньгами только за то чтобы его выпустили из города. Остальные просто кричали в разнобой. Все эти сливались, и поэтому невозможно было различить ни одного слова. Несмотря на все эти хаотичные попытки, солдаты честно исполняли строгий приказ никого не пропускать. Никто уже не мог покинуть или въехать в Москву. Даже грузовики для трупов перестали въезжать.
Тогда очень остро чувствовалось напряжение. Дэвид понимал, что скоро повторится ситуация с посольством, только в большем масштабе. И снова толпа буквально сошла с ума, увидев зараженных. Люди не знали, куда бежать от них: в городе их ждали еще больше зараженных, а впереди их ждали пулеметы. Дэвид с товарищами видели, как от зараженных люди просто разбегались. Издалека это очень напоминало круги на воде. Люди бежали, сталкивались, давили друг друга и бросались на укрепления. Все это было похоже на муравейник, только более хаотичный. Те, кто бросался на укрепления получал смертельную дозу свинца. Со временем их стало намного больше, так как город стал для людей подобием ада, и никто не хотел туда возвращаться. Кто-то так хотел выбраться, что на грузовике, давя всех, кто попадался на дороге, попытался прорвать кордон. На подобные случаи у военных имелись гранатометы и бронетехника…..
В этот момент Дэвид почувствовал странную вибрацию под ногами. В следующую секунду люди, напиравшие на укрепления, разлетелись, словно сдутые пылинки. Такое обычно бывает из-за ударной волны после взрыва, но сильного хлопка не было. Дэвид никогда не видел подобного оружия. Он стоял примерно в полукилометре от укреплений и еле устоял на ногах.
Волна снесла не только людей, но и машины, деревья. Все это пролилось дождем на тех, кто толпился чуть дальше. Стояли невыносимые крики боли, продолжалась бесконечная свинцовая жатва. Пулеметы строчили без передышки. Бывшие охранники посольства решили больше не смотреть на этот кошмар. Они прекрасно понимали, что на других окраинах Москвы их ждет та же картина, и решили вернуться в ад: Там было больше шансов выжить. Помимо этого перед ними стоял другой вопрос: что делать с Сидом Крейвеном, которого уже начало тошнить. Тот факт, что у него нет шансов, нельзя было отрицать. Однако об этом не пришлось долго думать: Он сам решил повторить участь утопленников, только другим способом.
Они ехали в машине, когда Джон Эшбон в зеркало заднего вида увидел, как Сид приставил пистолет к виску. Когда Джон попытался его остановить, раздался хлопок, и боковое стекло покрылось алыми каплями…..
Ему было всего 22 года. Дэвид постоянно вспоминал о том, как этот парнишка хвастался фотографией своей девушки, которая ждала его дома. За все время службы они очень много общались, отмечали его день рождения и просто дружили. А в тот день они побоялись даже хоронить своего товарища и просто бросили машину с его телом. Им еще предстояла настоящая борьба за выживание.
Человеку для жизни нужно немного: всего лишь вода, пища и воздух. Последнего хватало, хотя из-за дыма дышать было непросто (все те же пожары). А вот за первые два источника жизни шла настоящая война. Дело в том, что водопровод был заражен, и воду можно было достать только в магазинах. Там была и еда. Мелкие магазины были уже разграблены мародерами, а крупные супермаркеты превратились в крепости, где оборонялись сотрудники милиции и просто те, у кого было оружие. Банды мародеров также сновали и по квартирам, вынося оттуда все подряд. В некоторых все еще находились люди и давали отпор мародерам. Те в свою очередь за подобную дерзость забрасывали квартиры бутылками с зажигательной смесью и поджидали выкуренных людей с дубинками. Можно было смело мстить, ведь никто не накажет…..
Дэвид и Джон поняли все это, проведя весь день в поисках воды и пищи. Они везде натыкались либо на направленные, на них стволы (как правило, возле супермаркетов и пищевых складов), либо на разграбленные магазины. Нужно было также найти какое-нибудь безопасное место до темноты, ведь фонари включать было некому, а опасностей было хоть отбавляй. Например, когда они проезжали мимо храма Христа –Спасителя, они увидели двух распятых на дверях священников и огромную пятиконечную звезду, нарисованную на стене храма. Дэвид всегда восхищался этим великолепным сооружением, но сегодня восхищение сменила мысль: «сбылась мечта сатанистов». Им угрожали не только сатанисты. В конце концов, их могли убить только для того, чтобы забрать оружие и одежду. Однако его наличие их и спасло.
Они уже не знали, куда ехали, и уже были готовы начать грабить, когда набрели на магазин «Перекресток» (Дэвид после 2х лет проведенных в этой стране, неплохо знал русский). Возле магазина была сооружена баррикада из автомобилей. Люди, укрепившиеся там, не начали стрелять, увидев приближающихся к ним вооруженных бродяг. Они попросили их сесть в «карантинный автобус» и пробыть там 2 дня. Только после этого их впустили только потому, что у них было оружие, и Дэвид сказал, что они американские солдаты (двое стрелков в этой ситуации никому не помешают). Этот магазин после двух дней без пищи показался американцам раем. Вскоре выяснилось, что здесь забаррикадировались семеро сотрудников частного охранного предприятия вместе со своими семьями. В отличие от того хаоса, что творился в городе, здесь было хоть какое-то подобие порядка. Мужчины посменно дежурили у баррикад, а женщины и дети выполняли хозяйственную работу. Все это стоило защищать.
После 10 дней жизни в супермаркете это место стало их домом. Дэвид и Джон уже подружились с чоповцами. Отстреливались вместе от мародеров, распространителей инфекции и иных «отморозков». Чоповцы в свою очередь учили американцев пить водку по-русски. Получалось не очень…….
Однажды каким-то образом заразилась жена одного из чоповцев. Ее муж стал активно защищать ее от остальных потому, что те видели лишь один выход.… Не выдержав, он взял автомат и расстрелял несколько своих. Дэвид и Джон в тот момент дежурили на баррикадах. Услышав выстрелы, они бросили баррикады побежали в магазин. Мародеры (а может и не они) только этого и ждали, и пока в магазине-крепости защитники разбирались со своими внутренними проблемами, они начали штурм. Преодолев баррикады, они быстро разбили стекла. Их было около 30и. Отчаянных и изголодавшихся людей, готовых на объединение ради добычи пропитания. Они неслись с нечеловеческой яростью, убивая всех (использовались все колющие и режущие предметы), кто попадался им на дороге. Женщин и детей они также не жалели. Еще один пример того, во что может превратиться человек в такой ситуации. Долго сопротивляться у защитников не получилось. Даже наличие стволов не помогло, хотя защищали они свои семьи героически…. Дэвид, поняв обреченность положения, снова решил ретироваться, прихватив своего друга, уже вошедшего в раж боя. Им было незачем умирать там.
Надо было искать новое прибежище. И им это удалось, когда несколько добрых людей пригласили их присоединиться к ним. Главным из них был старикашка, который рассказал историю о своем отце, которому в советское время поставили диагноз «паранойя». Причиной тому являлись постоянные припадки со словами «скоро начнется 3я мировая». К ней он и готовился, накапливая запасы в подвале своего дома. Именно этот подвал служил убежищем для старикашки и группы его друзей. Дэвид и Джон зашли в этот подвал, но запасов там не оказалось. Вместо них там был полуобглоданный прожаренный человеческий труп и группа каннибалов, явно желающих поживиться свежатиной. Дэвид хорошо запомнил слова старикашки, когда его нож был приставлен к горлу Дэвида: «Если бы у нас было то, о чем я тебе говорил, вы бы не были нам нужны.»Их заманили как детей. А как же хотелось поверить этим добрым людям после всего пережитого.
Дэвид плохо помнит, как он вырвался, взял автомат и стрелял, пока патроны не закончились. Как-будто тело двигалось само по себе, и внутри него включился механизм, срабатывающий в момент неизбежности смерти. Он одной длинной очередью расстрелял всех, кто был в подвале, включая своего напарника….
Сожаление пришло позже. Он вовсю гнал на угнанном «Хаммере» ко МКАДу. Ему было плевать на то, что его там расстреляют. Он больше не мог находиться в этом аду. Вспоминая этот период, он до сих пор задает себе вопрос: Хотелось ли ему вообще тогда жить? Но ведь жизнь снова дала ему шанс, когда, проезжая через заградительный кордон, он никого там не обнаружил. Он удачно попал на период массового дезертирства.
Около двух недель он ездил по российским дорогам, пытаясь найти хоть один островок спокойствия, но везде он встречал одно и то же: огороженные зоны, груды тел, разрушенные города и все то, что не позволяло ему войти в очередную преисподнею. Все это продолжалось до тех пор, пока он случайно не попал к нам….


Теги:





-1


Комментарии

#0 12:34  04-07-2008Александр Гутин    
хуясе букв
#1 14:04  04-07-2008Буцефал    
Это што вапще?
#2 14:15  04-07-2008Oneson    
Что это вообще? Про негра и америку не буду читатъ.
#3 14:19  04-07-2008anima    
Так.... Насилую тему апокалипсиса. У меня еще пара таких... Историй. Не только про негров:)
#4 14:31  04-07-2008Oneson    
Ну а знаков то зачем столъко? Ты мозг насиловать этой тантрой

хочешъ? начну пожалуй вечером читатъ.в сентябре откомметтю по тексту.

#5 14:47  04-07-2008bacha    
гут, нраица

с адаптацией :)

#6 15:24  04-07-2008norpo    
неасилил, гавно наверно, да?
#7 15:47  04-07-2008Александр Гутин    
norpo

Не хотел произносить это слово вслух...ну уж если ты сказал...

#8 16:17  04-07-2008СъешьМоюПомаду    
Про афроамериканцев... Не люблю политкорректности. Да еще таких размеров).
#9 17:58  04-07-2008АЛУ ЗЕФ    
Хуетень какая-то нудная...
#10 19:56  04-07-2008Bumba-Kz    
не вставило... какой-то журналисткий стиль штоле... то бишь газетный...
#11 07:26  05-07-2008Витковский    
хуясе, человеку время не жалко на такую хуйню
#12 21:47  07-07-2008anima    
Слушай, ты думаешь, я сижу за этим будучи уверенным, что я пишу хуйню? Такой крутой сидит за клавиатурой. Типа есть у него один высер "в литературу занесенный". Поднялся до небес и смотрит на "низжих существ" оттуда. Такое случается с онанистами.
#13 22:01  07-07-2008ося фиглярский    
Хм.

А ничотак.

#14 22:34  07-07-2008viper polar red    
Интересный сюжет написанный никак. То есть вообще, НИКАК. В американской армии, по моему нет звания - ефрейтор. Скучно, автор... с этим надо что то делать.
#15 21:10  09-07-2008anima    
Ефрейтор есть, только его называют "рядовой 1го класса" (не в смысле школы).
#16 21:33  09-07-2008anima    
Касаемо стиля. Это просто рассказ со стороны

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
16:58  08-12-2016
: [2] [Графомания]

– Мне ли тебе рассказывать, - внушает поэт Раф Шнейерсон своему другу писателю-деревенщику Титу Лёвину, - как наш брат литератор обожает подержать за зебры своих собратьев по перу. Редко когда мы о коллеге скажем что-то хорошее. Разве что в тех случаях, когда коллега безобиден, но не по причине смерти, смерть как раз очень часто незаслуженно возвеличивает опочившего писателя, а по самому прозаическому резону – когда его, например, перестают издавать и когда он уже никому не может нагадить....
19:26  06-12-2016
: [42] [Графомания]
А это - место, где земля загибается...(Кондуит и Швамбрания)



На свое одиннадцатилетие, я получил в подарок новенький дипломат. Мой отчим Ибрагим, привез его из Афганистана, где возил важных персон в советском торговом представительстве....
12:26  06-12-2016
: [7] [Графомания]

...Обремененный поклажей, я ввалился в купе и обомлел.

На диванчике, за столиком, сидел очень полный седобородый старик в полном облачении православного священника и с сосредоточенным видом шелушил крутое яйцо.

Я невольно потянул носом....
09:16  06-12-2016
: [14] [Графомания]
На небе - сверкающий росчерк
Горящих космических тел.
В масличной молился он роще
И смерти совсем не хотел.

Он знал, что войдет настоящий
Граненый во плоть его гвоздь.
И все же молился о чаше,
В миру задержавшийся гость.

Я тоже молился б о чаше
Неистово, если бы мог,
На лик его глядя молчащий,
Хотя никакой я не бог....
08:30  04-12-2016
: [17] [Графомания]

По геометрии, по неевклидовой
В недрах космической адовой тьмы,
Как параллельные светлые линии,
В самом конце повстречаемся мы.

Свет совместить невозможно со статикой.
Долго летит он от умерших звезд.
Смерть - это высший закон математики....