Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Х (cenzored):: - Пятое тело.

Пятое тело.

Автор: Transcendent INC.
   [ принято к публикации 22:04  29-07-2008 | Француский самагонщик | Просмотров: 306]
Я пристроил свою задницу на холодную поверхность бетонного столба. Столб лежит здесь лет двадцать, срезанный временем и сухими смерчами.
Огляделся.
Вокруг коррозия перекрученных железных балок. Внизу - мелко-мелко нашинкованное стекло и серая пыль. Над головой, за стрелами ветшающих кранов, пасмурное небо.
Во чреве неба клокочет дождь, которому не суждено родиться…
Прислушался.
Где-то в отдалении раздавалось тяжелое, сотрясающее землю «бух… бух…» - шаги Меланхоличного Странника. Существо из жил и шестеренок бесцельно бродило по пустошам, роняя на красный песок куски плоти и ржавые болты.
Когда-нибудь оно полностью смешается с песком.
Эта старая-старая промзона настолько разрушена, что в ней уже не осталось силы. Так что я могу не опасаться неприятных кармических эффектов, которые случаются в подобных местах. Пожалуй, можно даже расслабиться. Я выуживаю из кармана мятую пачку сигарет и закуриваю. Всматриваюсь в унылый хаос обломков.
Старина Корот всегда опаздывает. Добрый, немного безумный извращенец, живет где-то здесь. Мне кажется, у этого гермафродитичного ублюдка есть своя история. Страшная и жестокая. Но я не спрашиваю, захочет – сам расскажет.
Когда-нибудь я напишу роман о своей гребаной жизни. Приукрашу немного, а как же? Возможно, добавлю стрельбы и крови. И спермы стекающей по губам шлюх. Старину Корота тоже обязательно надо будет упомянуть – такая колоритная образина. В романе я его непременно убью. Он будет смотреть на меня своими бессмысленными водянистыми глазами, и истекать кровью пополам с дерьмом. Да, первая пуля попадет ему в живот…
Тихие шаги отрывают от мечтаний. Я говорю:
- Почти не опоздал.
Корот улыбается и теребит свой грязно-белый халат.
- Привез?
Я киваю и спрыгиваю со столба на землю. Стекло аппетитно похрустывает, серая пыль поднимается возмущенными облачками и оседает на ботинки. Мы с Коротом идем к машине.
- Покажи, - говорю я, положив одну руку на ржавую крышку багажника, а во второй сжимая ружье.
Корот медленно поднимает руку. У него тонкие кисти и длинные живые пальцы, вызывающие ассоциации с глубоководными осьминогами. Он называет себя хирургом. Иногда я думаю о его пациентах и промеж лопаток пробегает неприятный холодок. А что, может быть он тоже мечтает написать мемуары в которых на хирургическом столе буду лежать я. Уверен, этот говнюк готов все человечество уложить на свой стол. А потом резать, зашивать, ампутировать…
- Там, - он махнул рукой в сторону развалин.
Я удивленно приподнимаю бровь. Процесс сделки всегда одинаковый: он показывает мне свой товар, я показываю свой. Затем традиционное обоюдное брюзжание о качестве и обмен.
- Слишком большой на этот раз, - поясняет Корот. – Тебе придется прогуляться со мной.
Я перекидываю ружье в правую руку и направляю дуло в его бесполую рожу.
- С чего это вдруг ты решил отвести меня в свое логово, урод?
- Слишком большой, - повторяет Корот с мерзкой улыбкой. – Одному не дотащить.
- Ладно, - бубню я. – В багажник хоть влезет?
Он радостно кивает и снова просит показать, что у меня там. Я откидываю крышку. В багажнике моего катафалка лежит опутанная веревками голая девка. Рот у нее заклеен скотчем, по физиономии размазан макияж.
Корот смотрит на нее и холодно произносит:
- Что за херня? Мне нужна красивая.
- Она и есть красивая, - возражаю я.
Внезапно мой деловой партнер взрывается, брызжа слюной:
- Красивая? Что это за крашеное чучело?! С какой помойки ты вытащил эту шлюху?!
Я ору в ответ, что он мудак и вообще, наверное, забыл как выглядят женщины. Мы ругаемся как старая семейная пара. В конце концов, я хватаю девчонку за волосы, плюю на ладонь и остервенело начинаю оттирать косметику с ее лица. Смотри, смотри, сраный маньяк! Девка что надо! Можешь трахать ее, можешь расчленять или что ты там делаешь с теми бабами, которых я уже три года вожу на твою помойку.
Корот успокаивается так же резко, как и выходит из себя. Он глядит на зареванное лицо своей будущей жертвы.
- Я беру.
- Вот именно, - злобно отвечаю я. – Чего было мозги трахать?
Он подходит к машине и взваливает вздрагивающее тело на плечо. Девчонка что-то мычит сквозь кляп. Не говоря ни слова, Корот направляется в сторону развалин родного завода, я следую за ним. Мы идем по древним рельсам, обходим сплющенную кабину крана. Останавливаемся около кучи щебня, Корот кивает куда-то, и я вижу провал элеваторной шахты. Спускаемся по вставленным в стену скобам, при этом Корот тащит девчонку, а я ружье. Грохот, лязг и ругательства заполняют темное пространство. Наконец, спуск закончен. Щелчок выключателя. Ого! Ублюдок неплохо устроился. Красный свет аварийных ламп освещает большую комнату с бетонными стенами. В дальнем углу я вижу наваленные в кучу человеческие тела. Как ни странно, здесь не пахнет тленом. Только формалин.
В комнате стоит несколько больничных коек и столиков, над одной из них возвышается агрегат с четырьмя лампами, я видел такой же в детстве, когда ненароком попал в операционную с открытым переломом ноги. Рядом столик, с аккуратно разложенными инструментами. Стерильные скальпели и зажимы перемешаны с ржавыми клещами и молотками.
Корот направляется к этой кровати и бросает свою ношу на грязную простынь.
- Ну, - говорю я. – Где моя плата?
- Сейчас-сейчас, - бормочет он в ответ.
Развязывает девчонке одну руку и вставляет ее в петлю ремня прикрепленного к кровати.
- Слушай, ты их что, просто убиваешь? – не выдерживаю я.
- Ну не просто, - Корот погружен в свое занятие, аккуратно распутывает веревки и надевает петли. – Я занимаюсь эфирной хирургией.
- Чего?
- Ну, как бы тебе объяснить… Человек состоит не только из плоти и костей. Это, можно сказать, очень грубое проявление жизни. Некая машина, которой управляет разум. Естественно, для управления этой горой материи разуму требуются рычаги. Мозг – центр приема приказов. Но кто их отдает? О, это большая многоуровневая конструкция. Что бы ты понял, я буду изъясняться более гуманитарно. Например, языком эзотериков прошлого. Эзотерические учения обозначали у человека семь тел, считая физическое.
Корот закончил с девушкой и повернулся ко мне.
- Физическое тело обволакивается невидимой оболочкой тела эфирного. Скажем, ты ощущаешь его как общий тонус своего организма. Оно защищает тебя от болезней и ран. Над эфирным телом господствует астральное. Это твое эмоциональное состояние. Обращал ведь внимание, что когда ты не в настроении тебя начинают одолевать всевозможные недуги? Это нарушение работы астрального тела, которое влечет за собой повреждения эфирного ну, и как следствие, болезни физического. Над астральным телом находится тело ментальное. Мысли. Сознание. Неверное осмысление событий приводит к эмоциональному дискомфорту, ну а дальше ты знаешь - болезнь.
Он задумчиво покачал лысой головой. Мне это начало надоедать.
- Очень интересно – говорю я с издевкой. – Но хотелось бы увидеть то, ради чего я тащил к тебе эту девку.
- Ах, да… награда за неправедные труды. Пойдем.
Корот вывел меня в маленький коридорчик и указал на железную дверь.
- Что ты тычешь? Открывай!
Дверь открылась, даже не скрипнув. Небольшое помещение за ней было абсолютно пустым, если не считать металлического контейнера размером с ящик для бутылочной тары.
- Это? – я шагнул к ящику.
- Это, - подтвердил он.
Я резко развернулся, когда почувствовал укол. Что-то стеклянное, должно быть шприц, звякнуло о камни. Передо мной мелькнуло улыбающееся лицо Корота. Левой рукой он вырвал у меня ружье, правой ударил в висок.
- Не волнуйся, препарат действует почти мгновенно.
Он не врал, тело перестало подчиняться. Я валялся в дверном проеме и дергался как эпилептик. Это длилось секунд десять не больше, потом я не мог даже дернуться.
- Дорогой друг, - говорит Корот, взваливая меня на спину. – Ты так грубо прервал меня, а я ведь не успел рассказать о пятом теле человека.
Он тащит меня к проклятому операционному столу!
- Напоминаю. Я перечислил четыре. А пятое тело – это события, которые окружают человека. Видишь, как интересно, пятое тело дает пищу для размышлений четвертому. А четвертое организует пятое. Я не слишком сложно изъясняюсь?
Он уложил меня на соседнюю от девчонки койку.
- А ведь есть еще шестое и седьмое! Шестое – ценности. Седьмое – идеалы. Они главнее всех. Интересно, какие у тебя идеалы? Как ты мог три года привозить сюда этих милых девушек?
Он вдел мои руки в петли ремней.
- Как это злодейство повлияло на тебя? Ты ведь мутант. Уникальный злодей. Для меня.
Теперь настал черед ног.
- Знаю, сейчас ты, наверное, думаешь: Корот, надо было просто попросить, и я бы доставил тебе столько злодеев, сколько твоей душе угодно. Думаешь ведь?
Его худощавый силуэт навис надо мной, поигрывая скальпелем.
- Ну а я отвечаю: нет. Мне нужен именно ты. Потому что мы с тобой связаны. У нас с тобой пятое тело – одно на двоих. Понимаешь, да? Ты таскал сюда девок, я их добросовестно резал. Ты обрекал их на ужасную смерть, и теперь у нас с тобой хе-хе дьявольский пакт. Мне нужно было, что бы ты совершил эти преступления. Ты был целью, а не они.
Он замолчал, внимательно глядя в мои широко распахнутые глаза. Я не мог даже моргнуть!
- Я уже придумал с чего начну, - сообщает он. – Мне нужен небольшой всплеск ужаса и боли, что бы понять с какого конца лучше подступиться. Зная тебя, могу предположить, что наибольший ужас у тебя вызовет разрез по глазному яблоку. Также можно вскрыть тебе мошонку или располовинить детородный орган, но… Я все же остановился на глазном яблоке. Это как-то благороднее на мой вкус. Ты готов?
Кидающее красные блики острие скальпеля приближалось к моему лицу. Я орал. Не в голос, а где-то глубоко внутри. Орал дико и отчаянно. Выл и рыдал в животном ужасе.
Скальпель был уже совсем близко…


Теги:





0


Комментарии


Комментировать

login
password*

Еше свежачок
12:53  27-04-2017
: [10] [Х (cenzored)]
Ганюшкин с силой распахнул окно, и привычным движением снял со стены плазму. Со словами: "иди полетай", он выбросил телевизор с восемнадцатого этажа.
Что странно, плазма, не стала планировать, а полетела вниз камнем. Достигнув земли она совершенно бесшумно разбилась в пыль....
Ближе к полудню барыня Татьяна Алексеевна проснулась. Не открывая глаз она прислушалась к непонятным процессам внутри своего организма. Внезапно ее стошнило и она вырвала,успев лишь повернуть голову, чтобы не испачкать подушку.
«Неужели отравилась шампанским?...
С берёзы брызжет сок обильно,
По банкам в сумрачном лесу,
Весна. Нетронуто либидо,
Хоть член срезай на колбасу.

В траве клещи хранят истому,
В преддверии больших чудес,
С надеждой впиться в чью-то жопу,
Зашедшей обосраться в лес....
поэтесса-стрампонесса,
метр семьдесят, без лишнего веса
составит компанию поэту
и ей нужно конкретно вот это:

адекватный би-универсал в заход,
без лишних рифм, но "полиГЛОТ";
для дружбы и интима-
не проходите мимо.

Фейсситинг обязательное условие!...


...В субботу друг Рафа Шнейерсона Тит привел пару первоклассных девиц.


Где он их взял?


Почему Тит не приводил таких красоток прежде? Например, тогда, когда Рафу было тридцать?.. Или сорок? Или пятьдесят? Или даже – шестьдесят?...