Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Х (cenzored):: - Прирождёный провокатор

Прирождёный провокатор

Автор: Авт Срало ПиТэк
   [ принято к публикации 09:04  18-08-2008 | Француский самагонщик | Просмотров: 456]
Встань к стене… Сделай шаг…
Видишь пепел?.. Это танцует
Бес… бес… бес… бес паники… бес паники…
-АлисА-

Октябрь месяц для школяров города N-ска всегда знаменовался большими спортивными праздниками. Толи приуроченные к каким-то взрослым отчётным периодам, толи просто устраивались в угоду погоде (октябри в этом регионе имели свойства спокойных, не дождливых, чуть морозных по утрам и затем переходящие в комфортную для человека температурную стезю, месяцев), спортивные торжества проводились широко и повсеместно вовлекая молодежь в действо под эгидой «молодых ленинцев за здоровье», «Пионерия и ГТО» и т.д.

Обособленно стояли соревнования на первенство школ по футболу. К ним всегда приковывалось особое внимание, там же были и самые «богатые» призы, и видимо, дополнительные какие-то поощрение учителям физкультуры «сверху» (ибо больше нечем объяснить разжигаемый ими же самими ажиотаж и втягивание всё большего количества школьников в этот вид спорта), и именно там разворачивались самые настоящие футбольные баталии. Уступать никто не хотел: ни физруки, чуть принимавшие перед матчами на грудь, и огульно, матом крывшие своих подопечных от бровки поля, подгоняя их, заполошных, вперёд; ни юные спортсмены, лупившие нещадно друг друга по ногам, и открыто заезжая локтями под дых сопернику в запале борьбы. Количество зрителей зашкаливало: приходили болеть «за своих» всей школой, приезжали родители и родственники, даже, поговаривают, были замечены некоторые большие начальники азартно свистящие в два пальца и требующие: - Судью - на мыло!

Но как в жизни часто бывает, реально, из года в год, при всей нешуточной борьбе и престижности трофея, за призовое место боролись две школы №103 и №178. Впрочем, если быть до конца откровенными, за лидирующие места в юношеском первенстве города по футболу боролись тоже две команды: «Радуга» и «Орлёнок», имеющие практически эти же составы, из этих же ребят, что и команды школ. Победители составляли костяк сборной города по футболу, а это - «суточные», отлучение от учебы в самый её разгар и главное - междугородние соревнования… Это сделало их непримиримыми врагами, вражда через спорт перекинулась на самих ребят, затем стали конфликтовать и школы, и районы (эти две школы представляли разные микрорайоны: «микрага» и «питер»). Вот такая нешуточная подоплёка казалось бы, рядового, межшкольного, быстротечного первенства.

И октябрьским днём, с которого собственно и начинается повествование, эти школы проводили матч между собой. Чемпионом прошлого года и фаворитом соревнования была школа №178, но по турнирному раскладу 103-яя лидировала. Ребятам из 178-ой нужна была только победа, но ничего пока не получалось, и это обстоятельство задавало игре нервозность… или может судья, упустил момент, когда игра перешла в откровенную грубость:
- Аааааааа, - пронзительно на высокой ноте завизжал чернявый паренёк и как подкошенный рухнул на футбольный газон, катаясь по нему то влево, то вправо. Женька Сапрыкин, выполнивший подкат, поднявшись с газона, сначала удивленно уставился на кричащего, а затем, наклонившись к нему и ухватив за подмышки, силясь рывком того поднять на ноги, зло зашипел в ухо:- Что ты верещишь как резаный, вставай уже, штрафной заработал…
«Чернявый», только Женька его приотпустил, сразу же рухнул опять и заблажил ещё сильнее, модулируя голосом невыносимую боль. Судья, стоявший не вдалеке истуканом с вытянутой рукой в сторону ворот, сигнализируя о назначенном штрафном, сорвался с места, подбежал к Женьке и, достав из заднего кармашка спортивных шорт красную карточку, жестом, сопровождающимся истошной трелью свистка, взметнул руку с карточкой над головой, предъявив её обалдевшему Женьке.
- Да за что??? – он так и стоял, потеряно глядя то на судью, то на подбежавших ребят, как - будто они могли отменить решение судьи. – Да что я сделал-то, товарищ судья? Я его даже не коснулся. Я в мяч играл! Ты, бля, урод, вставай, - резко присев и схватил за волосы «чернявого». Женя пытался этой нелепой выходкой всё повернуть вспять и доказать судье его ошибочность решения, и тут же был сбит с ног сильным толчком кем-то подоспевшим из команды «чернявого», который в свою очередь сразу же огрёб от Женькиных сотоварищей.

Полноценной драки не получилось (не дали взрослые), так несколько зуботычин и словесная перепалка: - Чё ты, бля… А ты чё?.. Хули, козёл, по ебалу давно не получал?.. Всё, тебе – пиздец, сссука!.. - Матч продолжился.
«Чернявый» опираясь на «своего» учителя физкультуры, ковылял, прыгая на одной ноге к кромке поля, а понурый Жека побрёл в раздевалку костеря судью… его маму… да и вообще всех на свете. Но как только «чернявый» достиг кромки поля, он бодро поднял руку, говорящую о готовности продолжить в игру, судья кивком головы одобрил, и под осуждающий гул и свист он трусцой вернулся на поле, занимая свой фланг в полузащите.
«Мммммм… вот мудак…» - Женька со злостью треснул в стену кулаком и, оцарапав костяшки пальцев, прихватил ранку губами, скрылся в недрах спорткомплекса. 103-я школа в тот день проиграла.

- Ни чё ты, Мишаня, отчебучил, - радостные парни окружили Мишку и похохатывая, обсуждали трудовую победу над извечным соперником. Очередное чемпионство, а то, что оно уже у них в руках, торжествующие не сомневались, сулило море приятных минут, награды и поблажки в учёбе. Короче, наступала лафа.
- А этот, дурак, не раздумывая «красную» влепил… Он когда доставал карточку, я думал: -Всё пипец, ща меня за симуляцию…- они, вспоминая игровые моменты, жестикулировали, как бы имитируя ту или иную ситуацию на поле, перебивали друг друга и хохотали заливисто, ломающимися в бас, голосами.
- А видал я этому всёк…ахахаха…
- А этот петух, - голос Лёньки перешёл в плаксивое сюсюканье. – За что, товарищ судья? Да за что, товарищ судья?..
- Да ахуел тварь, за гриву давай меня по полю таскать, как баба, - Мишкин взгляд стал жёстче и более колким, вмиг преобразив его лицо. – Слышь, пацаны, давайте ему по лицу настучим? Ишь ты на… Ну чё, давайте?
Триумфаторы переглянулись между собой, словно оценивая свои силы и возможности. Пара-тройка пацанов, как это бывает обычно, заинтересовались чем-то своим, отошли в сторонку, тихонько переговариваясь и продолжая одеваться, остальные остались стоять на месте, даже как-то плотнее придвинулись плечами друг к другу, грязные, потные, в спортивной форме, выказывая решимость действовать немедля. И пошли…

«Орлёнки» отрешённо сидели на лавочках в раздевалке, тяжело дыша и сплёвывая, долгой слюной, прямо на пол, между ног. Разговаривать о чём-либо не было желания, сил, раздеться и пойти в душ, ещё не было. Так и сидели, переглядываясь, мимикой выказывая степень разочарования и как бы озвучивая свои мысли: «Во не повезло-то!», «Бывает…», «Просрали, пиздец, как так?»
Дверь с грохотом распахнулась и в проём вразвалочку, гурьбой, ввалились соперники.
- Где этот ваш? – «чернявый» зорко оглядывал присутствующих.
- Кто?
- Чё кто, ёбана? Чё броню накатил, что ли? – накинулся, на задавшего вопрос Андрюху Шандрова, здоровый парень, играющий в защите. И тут же обратился ко всем – Кто там нам пизды хотел дать? А? Ахуели что ли, козлы?
- Да ладно, Антоша, хорош барагозить. Вон он, - Миша узрел в дальнем конце раздевалки, уже успевшего переодеться Жеку, и пошёл к нему. – Ну чё, бля, кто урод, а?
Сапрыкин стоял спокойно, не выказывая боязни, но, не отвечая и ничего не предпринимая, просто смотрел. Ступор вначале охвативший «Орлят» прошёл, и Андрюха Шандров первым заградив дорогу занёсшему кулак для удара Мишке, загалдел:
- Вы чё ахуели, что ли? Пошёл на хуй отсюда, мра… - договорить не успел. Мишка, продолжая поступательное движение вперёд, схватил, преградившего ему дорогу Андрея за голову, рывком наклонил её в бок, ударив об стену. «Бдумм» - звук, разнесшийся по помещению, напоминал звук случайно соприкоснувшихся глиняных горшков.
-Ах ты… - Андрей, махнув кулаком и не попав, пнул парня, стоящего рядом с Мишкой.
Но и тут потасовку прервали заглянувшие в раздевалку физрук 103-ей школы и тренер «Орлёнка»…
Стрелку забили на вечер этого же дня возле школы №178, в «микраге», выяснить до конца отношения, то да сё… но победители, решили не идти, пологая, что и «питер» тоже не придёт – так мазанулись, чтоб здесь не «окучиться» – и с лёгкой руки тренера, обещавшего кстати «проставиться», двинули отмечать победу.

Утром, придя в школу, Мишку ещё на крыльце сразу сразили новостью: - «Вчера вечером приезжали «питерские»… много… пьяные… искали футболистов и, не дождавшись последних, наваляли каким-то парням», – каким именно Мишка так и не понял – «следом ещё кому-то… и по концовке сцепились с пацанами с Восточной…»
На перемене военно-футбольный совет в составе: Антоши, Олега, Лёни, Зураба и Гриши под председательством Мишки постановил:
а) немедленный ответ агрессору
б) месть должна быть страшной
Миша лично сбегал к «битым» с Восточной улицы и сблатовал их на ответные действия. Совместный отряд в количестве двадцати двух человек, забив на уроки, к полудню выдвинулся действовать в районе «питера». Отлавливали без разбору всех мужского пола, попадающих под возрастной ценз (14-16 лет) и жестко били, объявляясь при этом «микраговцами».

«Питер» ответил незамедлительно: к шести часам вечера по улицам «микраги» бродили расхристанные кучки молодых людей, своими окриками пугая прохожих: - Ээээ… пацан… ты с какого района? Иди сюда, блядь…
Необдуманный ответ - с «микраги», или с «питера» - мог стоить повреждением физиономии и поэтому многие не отвечая, предпочитали «делать ноги». То тут, то там регулярно вспыхивали локальные скоротечные драки. Милицейские облавы, утихомирили воинствующих, но… Мишке пришла в голову, на его взгляд «дельная мысля»: побить в школе стёкла (отомстить под шумок историчке). Военно-футбольный совет одобрил и тем же составом, ведомые председателем, вероломно разнесли окна в количестве пятнадцати штук с лицевой стороны родной школы. Ребята так вошли в раж что, уже на кураже, побили стёкла ещё и в двух соседних школах №197 и №168-ой.

На следующий день, нервно куря на крыльце (что было категорически запрещено администрацией), учитель ИЗО (в народе – Циркуль), по секрету рассказывал, под меняющиеся, выражавшие многие гаммы чувств, лица слушающих его учеников: - «дескать, работает милиция…» – военный совет нервно переглянулся, - «прибыли эксперты, с ними кинолог… я ребята это вам не случайно говорю, нам известны фамилии бивших стёкла…» - Олега перекосило, нервно хохотнул Гриша.
- А каким образом?
- И кто это… сделал?
- Я не договорил, - продолжал Циркуль.- С камней сняли отпечатки пальцев…
« Ааааа… пиздуууун… сука, напугал только» - видимо такая мысль посетила всех, причастных к бою стёкал. Все как-то заметно расслабились и загалдели, перебивая друг дружку: - Да надо их судить, наверное? Если не секрет, кто это? Скажите нам, мы им устроим…
- Ребята, ничего предпринимать не надо… Это сделали ученики из 103 школы, а фамилии я вам сказать не могу- Циркуль произнес это понизив голос, как бы доверяя им тайну и ставя на одну ступень с собой – взрослым…

Вечером на школьную хоккейную коробку прибыли парламентёры «питера». Они были раздосадованы необдуманными действиями представителей «микраги» (нескольких ихних по доносу загребли менты) и выражали озабоченность неразрешённостью ситуации повисшей в воздухе (кто ответит «за козлов»?), предлагая расставить все точки над «i» в предстоящую субботу. В ходе многочисленных консультаций разработали план мероприятия: - В субботу в четыре по полудню сходимся подальше от глаз правоохранительных органов (на лесной поляне, в роще, произрастающей аккурат между микрорайонами); количество бойцов, методы введения драки и вооружение - на усмотрение сторон. Ударили по рукам и разошлись…

Многочисленные «грязные» инсинуации, следовавшие в течение недели с обеих сторон (драки на дискотеке представителей враждующих сторон, и т.д.), только подогревали атмосферу. Михаил лично заручился поддержкой парней с района «аптека», «питерцы» сговорились с «паркочами»…

В субботу около трех часов дня началось движение, которое трудно было бы не заметить даже не посвящённому в события человеку. Молодежь, а собралось где-то около двухсот человек, скучковалась в одном месте, подогревая себя припасенным спиртным, и поигрывая на показ, кто обломком арматуры, кто велосипедными цепями, а кто-то притаранил с собой за пазухой нож. Сам Мишка имел обрезок от толстого, четырехжильного, прорезиненного кабеля. Рассматривая эту разношёрстную и малознакомую ораву, Мишка понял, что наверняка в драке без разбору, ибо никто тут никого не знал, они начнут нещадно лупить друг друга.

Антоша, подошедший позже остальных, мотивируя: - Что еле вырвался, родаки достали в конец, вон с собакой кое-как погулять вышёл. – Мотнул головой в сторону псины, прятавшейся сзади за его ноги. Он тут же предложил провести разведку: - Ну, там глянуть, что к чему… прикинуть хуй к носу, чё горячку то пороть…
В разведку двинули троицей: Зураб, Антоша и Мишган. Под видом праздных «собаководов гуляющих» обогнув рощу по краю, вышли в тыл «питерцам». Народу там было едва ли не больше чем у них, но так же межевались наступать первыми. Члены военсовета, остановившись не вдалеке от противника, разработали план действий, и начали…

Разброд в стане «микраги» потихоньку нарастал. Все ждали сигнала к началу, а кто?.. что?.. никто ничего не знал. Слышались возгласы, апеллирующие к мирному решению вопроса, или о том что «питерские» струсили, наверное.
Тут из рощи с диким криком – Хули вы тут встали, наших там уже пиздят. – выбежал, прихрамывая человек. Весь чумазый и с разбитой губой, Мишка, а это был именно он, истошно орал:
- Пацаны быстрее давайте, туда вон… Никиту Пьяных – «пьяного» – завалили по ходу… хули ждёте… - и первый же рванул обратно в рощу. Ропот недовольства охватил людскую толпу и она, вздрогнув, тяжёлой густой неповоротливой массой, сначала потихоньку, но с каждым шагом ускоряя темп, потекла в рощу. Массы бежали вперёд, давно обогнав усиленно хромавшего Мишаню, и в первых рядах, словно гончие увидевшие добычу и лающие от азарта, послышалось: - Вон они… стоять пидорасы…

Первые ряды схлестнулись. Жёстко, беспощадно. Послышались глухие удары, свист рассекающих воздух взметнувшихся палок и цепей, первые крики боли и мат… русский, всё-всегда-сопровождающий мат… Миша остановился, смотря поверх голов на заваруху и с силой размахнувшись, швырнул свою палку в гущу дерущихся. Развернулся и спешно стал проталкиваться в обратную сторону, наперекор орущей и ревущей, давящей на передние ряды, спешащей на убой, толпе…

Далеко ему отойти не удалось. Послышался вой сирен и следом на поляну с работающими проблесковыми маячками въехали два желтых милицейских УАЗика. Резво повыскакивав из машин, размахивая резиновыми дубинками, щедро отвешивая по спинам, попавшим под горячую руку (точнее под дубину) пацанвы, милиционеры стали хватать, и тащит к машине, на их взгляд «зачинщиков». Все стояли и в состоянии легкого недоумения наблюдали за слаженной работой сотрудников милиции.
- Менты – пидорасы! – пронзительно-звонко закричал кто-то из задних рядов. – Пацанов не трогайте, казлы!
- Это кто тут такой смелый выискался? – один мент привстав на подножку «бобика» вглядывался поверх голов в глубь толпы, ища глазами крикнувшего. – Иди сюда, потолкуем… или ты только за спинами орать горазд.
- Пошёл на хуй, дятел с припаянной фуражкой, - голос кричавшего не унимался. Мишка распалился не на шутку и продолжал стоя в задних рядах. – Сам иди сюда. Чё, засал что ли? Пизди ментов, пацаны!
- Стоять!!! Стрелять буду, - хватаясь за кобуру, заорал мент. Дело принимало для них не шуточный оборот.
- Да врёт он всё, в детей стрелять не посмеют. Гаси ментов!!! – бравый клич, разнеся над толпой и следом в «бобон» угадил булыжник… за ним ещё один…

Игорь Есипов, крупный парень, под пуд весом, вдруг резко и хлёстко двинул кулаком по физиономии милиционера. Фуражка, слетевшая с его головы, бухнула в траву, и тут же подхваченная чьими-то проворными мальчишескими руками, с диким улюлюканьем, как демонстрация завоёванного трофея, взметнулась в воздух над головами ребят. Толпа ринулась на стражей порядка. Одна машина, сорвавшись с места, умчалась по дороге, вторую, обкиданную камнями, перевернули на бок и растерзали, словно игрушечную, вывернув на изнанку внутренности и растоптав нутро…

Разогнать бушующую толпу, хлынувшую в город, удалось только к девяти вечера. Оставив после себя порушенные дворы, разбитые витрины и неоновые вывески магазинов, ребят рассеяли в той самой роще, с которой всё и началось…

Этот инцидент, после разгона, имел колоссальные последствия: трое – в тяжелом состоянии в реанимации, около тридцати обратившихся за медицинской помощью, семьдесят задержанных и доставленных в здание РОВДе и даже один убитый (хотя, говорят, менты под шумок просто закрыли какой-то «глухарь»). Город стоял на ушах…

Следствие долго, скрупулёзно, по крупицам собирая данные, обозначила двух виновных, по одной с каждой стороны. Ими оказались: Мишка и Женька Сапрыкин. Обоим грозило уголовное дело, но в силу их малого возраста ограничились серьёзным разбором на заседании межшкольной комиссии, в которую вошли представители: школ, милиции, спецприёмника, члены КПСС, сами виновники и их родители.
Первым предстал комиссии Мишка. Он всё «признавал», «осознавал», «не думал, что так получится», и «больше так не буду, простите, а?» и «больше такого не повторится». Нагоняй шёл «бешенный», мать рыдала доведенная до истерики, отец белее мела, всё молчал, играя желваками, и Мишина пятая точка, полыхавшая пожаром уже неделю, чувствовала очередную порцию «ремешковой терапии».
Грозный рык председателя комиссии, грозной женщины лет пятидесяти: - Всё, свободен. Давайте следующего, – принёс даже какое-то облегчение. Мишка развернулся и пошёл к дверям, за которыми зычно вызывали: - Сапрыкины, заходите…
Уже в дверях они столкнулись с, понуро, опустивши глаза, бредущим Жекой, в руках которого находился огромный букет ядовито-мясистого, бордового цвета розы. Мишка в ту же минуту осознал – козлом отпущения сделают именно его. Он проиграл…

Эпилог.

Закончив читать и убрав листочки в серую пластиковую папку с огромным орлом и надписью «C.I.A.» , и чуть ниже красным «top secret», Залман Халилзад, советник президента по вопросам Востока и Кавказа, взглянул на чернявого молодого человека, сидящего напротив него в кабинете.
- Итак, господин Саакашвили, я внимательно изучал вашу биографию, и некоторые моменты показались мне довольно любопытными. Вы обладаете качествами, которые, как нам кажется, были бы полезными вашему многострадальному народу в это трудное время.
- Да? И можно полюбопытствовать какими? – Михаил Николаевич чуть ухмыльнулся, но только чуть-чуть, одними губами.
Халилзад сделал вид, что не заметил этого сарказма и продолжил речь: - Ну, у вас интересная особенность, вы – прирождённый… - тут Залман запнулся, чуть не ляпнув «провокатор», но вовремя осознав ошибку после небольшой заминки закончил мысль - … ээээ… лидер. Вы – бесстрашны, и вы великолепный оратор. Из вас получится хороший политик.
- Хм… даже так, - в присутствии американца, Михаил не мог позволить себе большой вольности.
- Да. Дело в том, что курс нынешнего президента Грузии господина Шеварнадзе нас несколько не устраивает, мы бы хотели на его месте видит более «вдумчивого» человека, вы понимаете, о чем я? – Халилзад, не мигая, в упор смотрел на Саакашвили, затем, открыв ящик стола, достал листок бумаги и протянул его Михаилу. – Вот ознакомьтесь… наш план действия…
- «Маленькая, но гордая птичка»… хмм… оригинальное название плана, - опять не смог удержаться от сарказма Саакашвили, только-только начав читать написанное на листке.
- Ну и каково ваше решение? – Халилзад ждал. Он умел ждать.
- В принципе, почему бы и нет? Только революцию мы назовем не «цветной», а революцией «роз». Это моё неотъемлемое условие…

После ухода Саакашвили, Халилзад взял трубку телефона и, набрав номер для внутренней связи, принялся ждать ответа.
- Алло, господин президент? Да я. Агент «Бесноватая Мартышка» дал согласие, можно начинать операцию по дистабилизации Кавказского региона…


Теги:





0


Комментарии

#0 10:01  18-08-2008Француский самагонщик    
Крупный парень, под пуд весом...

Да, человек-гора.

#1 10:16  18-08-2008Иван Гилие    
Бу-га-га-га...
#2 10:18  18-08-2008прo зaeк    
дядя юра, будь любезен - фкрадце - апчом ваще речь?

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
12:53  27-04-2017
: [10] [Х (cenzored)]
Ганюшкин с силой распахнул окно, и привычным движением снял со стены плазму. Со словами: "иди полетай", он выбросил телевизор с восемнадцатого этажа.
Что странно, плазма, не стала планировать, а полетела вниз камнем. Достигнув земли она совершенно бесшумно разбилась в пыль....
Ближе к полудню барыня Татьяна Алексеевна проснулась. Не открывая глаз она прислушалась к непонятным процессам внутри своего организма. Внезапно ее стошнило и она вырвала,успев лишь повернуть голову, чтобы не испачкать подушку.
«Неужели отравилась шампанским?...
С берёзы брызжет сок обильно,
По банкам в сумрачном лесу,
Весна. Нетронуто либидо,
Хоть член срезай на колбасу.

В траве клещи хранят истому,
В преддверии больших чудес,
С надеждой впиться в чью-то жопу,
Зашедшей обосраться в лес....
поэтесса-стрампонесса,
метр семьдесят, без лишнего веса
составит компанию поэту
и ей нужно конкретно вот это:

адекватный би-универсал в заход,
без лишних рифм, но "полиГЛОТ";
для дружбы и интима-
не проходите мимо.

Фейсситинг обязательное условие!...


...В субботу друг Рафа Шнейерсона Тит привел пару первоклассных девиц.


Где он их взял?


Почему Тит не приводил таких красоток прежде? Например, тогда, когда Рафу было тридцать?.. Или сорок? Или пятьдесят? Или даже – шестьдесят?...