Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Графомания:: - Сонно и страшно 2

Сонно и страшно 2

Автор: Chekhov
   [ принято к публикации 11:10  27-08-2008 | я бля | Просмотров: 561]
...я пришел в себя медленно, странно. я знал, что я жив, но не думал, а только мягкими прикосновениями перемещал мысли и ощущения по своему телу - из рук в ноги, из кончиков пальцев в грудь. теплыми, мягкими потоками что-то перетекало во мне, и я знал, что цел. что было раньше? что будет потом? меня это не волновало и не трогало.

моя комната - отвратительно белая. лампочка прямо над моей кроватью. белые стены, белая дверь. кровать в центре. одно окно, паутина решетки, черное стекло. за окном темнота, и как ни вглядывайся, ничего не увидишь. свет режет глаза.

внутри пусто. я чувствую себя обворованным, но не знаю, что у меня украли.

и даже не потому, что пристегнут к кровати. ко мне приходят часто, меня кормят, меня моют. мне задают вопросы, я не понимаю их. я знал, как реагировать раньше; я знал, что делать и что говорить. сейчас внутри моей головы и сердца - звенящая пустота. мне жарко и беспокойно. я скучаю.

это длилось вечность, а потом еще столько же. люди с оловянными глазами приходили, и смотрели мне в переносицу. они говорили о чем-то пустыми, влажными голосами. иногда мне показывали фотографии других людей, улыбающихся, счастливых, а потом их же, но лежащих, залитых красным. я хотел прикоснуться к изображениям, но руки были привязаны к кровати. я несмело улыбался и молчал. иногда они начинали кричать - эти крики жуткой теплой соленой волной вливались мне в мозг. потом те из них, кто был в белых халатах, уводили остальных, и я снова оставался один.

я один, и мне нечего делать здесь. я закрывался все глубже в истертых обложках своего тела, я прятался и все реже открывал глаза. я не думал ни о чем.

так продолжалось до тех пор, пока однажды не погас свет. совсем ненадолго, но на это время комната изменилась волшебным образом. окно стало светлым; я метнулся вверх из колодца своего сознания и вдруг чья-то рука метнула на экран стекла горсть белых, искристых точек. они образовывали узоры, мягкие и острые одновременно, они менялись, двигались, и танцевали в своем, таинственном ритме. я поймал его, я стал двигаться лежа, настолько, насколько позволяли ремни, и взгляд мой был прикован к окну...

и тут снова зажгли свет. перемена была настолько резкой, что я впервые за все время пребывания здесь закричал. я рвался туда, в прохладу, я хотел почувствовать серый свет на своих плечах и нежные укусы белых мух.

я нескоро пришел в себя. мне делали уколы и еще крепче привязали к кровати. но я заметил одно: они избегали встречаться со мной взглядом. я улыбался, потому что теперь я был не один. я знал, что там, в черноте окна, меня ждут те, кто не будет ни о чем спрашивать. и я запомнил ритм танца. у меня были свободны пальцы - и вот ими я танцевал, закрывая глаза и стараясь реже дышать невыносимым влажным, теплым воздухом этого кошмарного места.

я не помню, как освободился. помню, в комнату вошли несколько людей в белом. их глаза стальными монетами буравили мне сердце. они что-то затевали. что-то странное... но теперь я не боялся. я был не один.

меня отстегнули и заставили встать. один из них поддерживал меня под руки, остальные смотрели. они были похожи на теплых дурнопахнущих рыб... и я не смог больше терпеть.

когда я пришел в себя, в комнате было темно. белые мухи ритмично бились о стекло, я раскрыл объятия и обнял холодную поверхность окна, и коснулся его языком. я почувствовал укусы, тонкие жалящие укусы, и знакомая лихорадка страха плавно, как нож, вошла в мое сердце и поселилась там. и я успокоился. тела лежали по всей комнате в разных позах, молча. один из них вдруг пошевелился. темными провалами глаз он смотрел на меня, и рот его раскрылся в немом крике. в руке у меня была разбитая лампочка, я отвернулся от окна, медленно наклонил голову вбок и улыбнулся ему.

я шел по темному коридору, и белые мухи из разбитого окна сопровождали меня. и было холодно. я встречал людей, они выбегали из комнат и молча кричали, и я заставлял их замолчать. а потом, когда кричать было уже некому, я стал заходить в комнаты, такие же, как моя, и я разбивал там окна, и впускал внутрь серый свет и белых мух. становилось очень холодно, наконец холодно, и люди, привязанные к кроватям, начинали шевелиться и смотреть на меня, но я не слышал их, я шел вперед, и танцевал, и смеялся, и я знал, что этот танец будет продолжаться так долго, как я захочу.

и потом я видел, как люди наконец замирали, и белые мухи присаживались на их раскрытые глаза. и я приближал лицо к их лицам, и тихонько дул - и маленькие белые точки резво взлетали в воздух, образуя в полете узоры... я был счастлив, счастлив по-настоящему. я с ними, да! и я знаю, что я не просто друг... я - с ними! я - их пастырь!...

"...ты не представляешь. комната за комнатой, замерзшие трупы, пристегнутые к койкам. да, наливай... в коридорах - врачи, медсестры. кого-то - ножом, что ли, а кого-то... так... и темно везде. снег, метель целая, что-то ненормальное. ты понимаешь, не может быть метели в здании - даже если он все окна выбил. а потом мы его нашли... там, в своей комнате. он сидел... он в общем сделал себе трон. не спрашивай, из чего. он сидел там, и улыбался, и смотрел на нас. он знал, что мы идем! он улыбался, а снег вокруг него лежал пирамидами. узоры какие-то на полу, замерзшая кровь... мы стояли и смотрели на него, а он на нас, и он улыбался! никто не мог сделать первый шаг, все стояли как в музее. а потом он поднял палец, направил на нас - и сказал так негромко: "Бу!"... и понеслась. я не помню, кто начал первым, но лично я растрелял полный магазин. его там потом, наверное, с пола соскребали... ну, туда и дорога. что? еще выпьем? тьфу ты, черт, опять свет погас... давно пора проводку менять. ну, вздрогнули... хм, смотри... опять снег пошел, так и бьется о стекло... красиво, епрст..."


Теги:





0


Комментарии

#0 11:52  27-08-2008Антоновский    
как то никак...
#1 11:58  27-08-2008Шизоff    
бубубубубубубубубубубубубубубубубубубубубубубубубубубубубубубубубу
#2 12:00  27-08-2008Chekhov    
хм... жаль. мне почему-то очень нравится этот рассказ. ок, буду исправляться : )
#3 12:02  27-08-2008Шизоff    
Chekhov


не жалей. пиши новый раскас, делов-то...

#4 12:03  27-08-2008Pusha    
Да не, хорошо написан. Тока риал мысля то, мысля то где
#5 12:06  27-08-2008Антоновский    
Chekhov пиши конечно как пишется и не слушай никаких советов, но просто выскажусь - что для того что бы твои реально безисходно описаные сцены беспросветного отчаянья смотрелись и читались страшней тебе не хватает давать им какую то антитезу светлую светлую, как бы жизни до отчаянья...Вот тогда может и будет страшно, но это опять же лишь моё скромное мнение!

Вообщем Пиши!

#6 12:10  27-08-2008КОШКИ 2шт    
Четко, ой четко детали прорисованы.

"влажные голоса"

"крики жуткой теплой соленой волной"


Очень красивый, четкий контраст белого помещения с пылью и серым светом из первой части, но за счет разбивки все впечатление смазано.


Рассказ может стать страшным только если добавить музыку, классику, Баха, например. Так, чтоб патетично и глубоко звучала, фоном. И еще закатать это все в 24 кадра. А на бумаге - нет, не страшно.


Вот как-то так.


Чехов, где еще отрывки из цикла "Метро"? Очень интересуют.

#7 12:10  27-08-2008Rustam    
Антоновский



а теперь переведи чо сказал

#8 12:13  27-08-2008КОШКИ 2шт    
Антоновский,

где проебал все запятые?

#9 12:16  27-08-2008Антоновский    
Антоновский Антоновский ... чё с утра пристали то...
#10 12:29  27-08-2008Шева    
Антоновский 11:52: +1
Антоновский 12:16 27-08-2008

+1

Впрочем, автор хорошо пишет, таланливо. Я думаю что четко продуманный и прописанный сюжет вознесет его к вершинам.
#13 12:46  27-08-2008Нови    
Господин повелитель белых мух.

Мне понравилось.

#14 14:08  27-08-2008тихийфон    
Молчание ягнят, 12 обезьян... и что то еще...

не могу понять что, но вытираю свой нож о белоснежный халат медсестренки- где ты была все эти годы, моя нежная Сульфа?

И хлопья с падают на ее пустые глазницы....

Автора подать к столу фаршированным Брамсом.

Отличный сценарий.

#15 14:55  27-08-2008Дымыч    
Прочёл обе части. Последний абзац никчему.

Тебе почти удалось передать непередаваемое. Почти.

"Адская печаль уже не терзает... серая, ледяная тишь", если не ошибаюсь.

Зачот.

#16 15:17  27-08-2008не жрет животных, падаль    
немного вытянуто в длину. но весьма неплохо, хотя и много штампов и клише...
#17 18:21  27-08-2008viper polar red    
у автора есть задатки хорошего повествователя, но нет идеи. По крайней мере тут я её не увидел.
#18 19:52  27-08-2008Докторъ Ливсин    
"где ты была все эти годы, моя нежная Сульфа?"..

весьма..

#19 00:00  29-08-2008trigger    
недоумевал над исскуственностью нагнетамого "хорорра",

тополиная метель в зубах,

но к чести сказать, прежние некотроые творения -на три порядка выше!


Комментировать

login
password*

Еше свежачок
02:06  23-09-2018
: [3] [Графомания]

Вышел в ширь Валерий Ганишевский,
А Максим Петрович вышел ввысь
И вообще все люди на Ольшевской
Выходить куда то разошлись.

То глядишь идут они из дома,
То заходят в свой родимый дом
Двигать кости каждому знакомо
В одиночку или же гуртом....
23:01  21-09-2018
: [2] [Графомания]
В комнату вошел Тимофей, экипированный как Маугли. Доктор Брук поднял на "Маугли" глаза и сразу придумал новый диагноз. Ухмылка промелькнула на лице доктора.
Странный дом. Странные жильцы. Одни по утрам, при чем ежедневно выносят мощи тещи....


Листья цвета гноя.
Дождь средь голых чащ.
Ветер тучи гонит.
Солнца мутный шар.

– Ворон, старый ворон,
Страж чужих скорбей.
Яд тревоги давит.
Ты её принёс?

– Молча бродишь ночью
Под моим окном.
Гибель мне пророчишь,
Гнусным октябрём:

«Не найдёшь покоя
Ты в душе своей....
14:20  17-09-2018
: [6] [Графомания]
Занял я как-то одной бабе денег. Не просто так занял, мать у неё в аварию попала. Мы с той бабой иногда секс имели. Не часто. Часто я бы с ней не сдюжил. Так как охочая она сильно была до этого дела. Бывает вот только кончишь, перекрестишься и на другой бок....
12:52  17-09-2018
: [7] [Графомания]

Жизнь – игра. Сплошное спортлото.
Как же не любить её за это.
Конь, не конь – в шкафу висит пальто.
Вточь, как у известного поэта.

Ведь судьба - Божественный каприз,
с элементом драмы и бурлеска.
Путь к Парнасу труден и тернист -
винегрет гипербол и гротеска…

Что там ждёт, тюрьма или сума,
на изломе совести и чести?...