Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Х (cenzored):: - Было далеко за полночь

Было далеко за полночь

Автор: lebowsky
   [ принято к публикации 05:13  04-10-2008 | Француский самагонщик | Просмотров: 368]
Было далеко за полночь. Степан Виляев, качаясь, шел по Гороховой улице. В его голове летали разные мысли, но он никак не мог уловить хотя бы одну. Ну зачем же нужно было столько пить! – проскользнула фраза. Поток сознания не давал ему остановиться. Отдельные слова выходили из его левого полушария мозга и затем входили во второе. Правое полушарие также не хотело их принимать, и слова летели обратно. Степан приближался к последней стадии алкогольного опьянения, после которого начинались галлюцинации, и вскоре после этого следовала неминуемая смерть. Все же он был на ногах. Понимая, что если он остановится, то тут же упадет, ударится о поребрик и разобьет себе голову. Он пытался вспомнить, почему столько выпил, с кем пил, а самое главное - где находился его дом.
Не доходя до Фонтанки, он завернул в ближайший двор. Одинокий фонарь тускло светил в углу. Со второго этажа тихо играла музыка. Людей поблизости не наблюдалось.
Степан облокотился о железную дверь, ведущую в подвал. Его стошнило. Стало легче.
- Вот молодежь нынче пошла! Лезет вперед очереди! Мы тут между прочим вторую ночь стоим! – услышал Виляев за спиной. Он обернулся. Во тьме проскользнули две фигуры в темных плащах. В руке у одной был мешок, из которого позвякивали бутылки.
- Кто здесь? – прошептал Степан.
- Глаза свои разуй! Не видишь, что мы здесь стоим. Не ты первый сюда пришел, не ты последний. Вставай за Васькой, третьим будешь, - услышал Виляев в ответ.
- Да я только…
- Все вы так. Да я только – да я только! Вчера такой же приходил, и встал первым. Слова сказать не успели. Забрали тут же. А нам сколько прикажешь стоять? Мне шестьдесят пять в январе будет. А тут юнцы вроде тебя шастают. Сейчас мы тебя проучим…
Тени стали медленно надвигаться на Виляева.
- Какая очередь простите? – трезвея, проборматал Степан. Что вам от меня надо? Ухожу я… Договорить он не успел. В это мгновенье рука Виляева провалилась в пустоту, а за ней и все тело. Свалился он на что-то мягкое.
- Я, конечно, польщена, что вы меня так встречаете, - спокойным голосом произнесла женщина, снимая со своей груди Степана, - но мы пока с вами лично не знакомы.
Виляев про себя решил, что пришел момент, когда наступает как раз та стадия галлюцинаций. Он оказался в подвале, переоборудованном в офисное помещение мелкой постсоветской конторы, делающей свой бизнес на продаже китайских массажёров. По крайней мере, так ему показалось на первый взгляд. На стенах висели плакаты с улыбающимися узкоглазыми бабушками, держащими в руках пластмассовые безделушки. По центру подвала стояла перегородка. Слева от нее находился стол с древним компьютером и принтером, справа - коробки с массажёрами.
Первым делом взгляд упал на его спасительницу. Женщина с большими грудями напомнила Виляеву свою бывшую учительницу по рисованию в средней школе. Толстая, с длинными волосами. Красная помада в независимости от одежды была неотъемлемой частью ее макияжа. Бесформенное тело стягивала юбка и белая блузка.
- Вы присаживайтесь. Сейчас я вам брошюры принесу. Почитаете и сами выберете подходящий вам вариант. Она пододвинула Виляеву табуретку, а сама уселась за компьютер и начала печатать.
- Извините, но, по-моему, вы ошиблись. Никаких мне ваших вариантов не надо! Дайте мне просто уйти! - прокричал Степан.
- Степан Львович, мы работаем не первый год. В нашем деле ошибки исключены. Вы заявку подавали, мы ее приняли. Теперь сами явились, ведь вас за уши никто не тянул.
«Кто эта женщина? Откуда она знает, как меня зовут?» Молодой человек повернул голову в ту сторону, где находилась дверь. Ее не было видно из-за темного освещения. Но зато он сумел разглядеть лужу крови недалеко от выхода. «Боже, да что же здесь творится!»
- Это от предыдущего клиента, - прервав раздумья Виляева, обычным голосом отреагировала дама. Принтер распечатал несколько бумаг. Через несколько секунд на колени героя опустился разноцветный сверток. Степан прочитал заголовок на обложке брошюры «Магазин для самоубийц предлагает…». Не закончив читать до конца, резким движением он вскочил со стула и бросился к выходу. Голова несчастного ударилась о кирпичную стену. У него помутнело в глазах, и он потерял сознание.
«Степан! Очнитесь! У меня кроме вас еще пятнадцать человек нужно за ночь обслужить!» «Вот ведь неблагодарные какие!» «Из-за таких как вы мы и работаем круглый год без выходных!»
Степан слышал все эти фразы, но пошевелиться не мог. Струйка крови сочилась с расшибленной брови по лбу. Женщина дала понюхать Виляеву свои подмышки, а затем последовало несколько ударов по его красным щекам. Степан очнулся.
- Ожил! Вы себя не хороните раньше времени! Вот так вот…да…присядьте…будет лучше…не беспокойтесь…уже иду за тряпкой. Как вы мне все надоели! Одно и тоже постоянно. Хоть знак «выхода нет» ставь! Почему клиентов тянет к этой стене? Портал открывается только на вход. Вы должны были это знать. Выхода у нас не предусмотрено. В договоре пункт 1.6 черным по белому написано. Читать что ли не умеете? Если б не контракт, давно бы уволилась…
- Дайте мне воды! – прохрипел Степан.
- У нас не ресторан, чтобы воду подавать. Идите и попейте из туалета.
Женщина повозилась с лужей крови и, недовольно посмотрев на нового клиента, вновь уселась за компьютер.
- На вытрезвитель это не похоже… - тихо прошептал Степан, - это не психбольница случаем? А вы не главврач?
- Молодой человек! Что вы себе позволяете? У нас серьезное учреждение. Люди за то, чтобы попасть к нам, большую цену платят. Мы за это оказываем услуги. Меня Маргаритой Семеновной Опарышевой, к слову, зовут. Ваш личный экзекутор на момент исполнения услуги. Вы, чтоб меньше вопросов задавать, все-таки прочли бы, что я вам дала.
Степан подобрал с пола разбросанные листки брошюры, которые упали при попытке бегства. Руки, еще трясущиеся от обилия алкоголя в крови, развернули первый лист:

МАГАЗИН ДЛЯ САМОУБИЙЦ
ПРИ ПОДДЕРЖКЕ ЗАКРЫТОГО КОММЕРЧЕСКОГО ПРЕДПРИЯТИЯ «СУИЦИД»
ПРЕДЛАГАЕТ СЛЕДУЮЩИЕ УСЛУГИ:
Категория А (для людей первой стадии, требует некоторых усилий)
В зависимости от Ваших жилищных условий, Вам будет предоставлена и установлена искусно сделанная нашими мастерами веревка. К ней прилагается мыло, приготовленное из жиров отборных американских девственниц с южных штатов Америки (специальное предложение действительно только на этой неделе). Контроль над ситуацией на каждом этапе.
Категория Б (для людей второй стадии, присутствует некоторый момент внезапности)
Наш профессиональный водитель собьет Вас насмерть на любой удобной Вам улице или перекрестке. Результат гарантирован.
Категория В (для людей третьей стадии – для ленивых)
Самый простой и легкий способ. Мы помогаем Вам выпрыгнуть из окна. Порог – минимум с третьего этажа. Все, что ниже – не гарантировано, но наши профессиональные актеры, загримированные под работников ЖКХ, добьют Вас лопатой или метлой. Предоставляем наркотические препараты для облегчённого прыжка.
Категория Г (для людей четвертой стадии – последней, для людей с фантазией)
Услуга осуществляется по вашему личному плану. Возможна его обработка и корректировка, чтобы гарантировать результат.

Дочитав последнее слово, Степан недоумевающе посмотрел на госпожу Опарышеву.
- Вы надо мной издеваетесь? Что вы мне подсовываете?
- Степан, прочитайте еще раз и, не спеша, выберете нужную вам категорию. Благо время у вас еще есть. До следующего клиента целых шесть часов.
- Какой я вам клиент! Человеку дурно стало, вот и забрел случайно сюда.
- А вспомните, почему вам дурно-то стало?
- Ну, выпил лишнего…с кем не бывает… - мешкаясь в словах, промямлил Виляев.
- Почему пили, помните?
- Я не на допросе, чтобы отвечать на каждый ваш вопрос!.. Да и не помню я…
В эту секунду Степан попытался снова вспомнить причину всего этого безобразия. «Похоже у меня легкая амнезия…так, так, так…»
- Я не знаю! – вырвалось из груди Степана. Он закрыл лицо руками.
Маргарита Семёновна подошла к молодому человеку и провела своей шершавой рукой по его волосам.
- Ничего, милок. Все это проходят. У вас межпространственное состояние. Для людей вы уже никто, а для нас еще не стал своим. На то я здесь, чтобы обо всем вам рассказать. Чтобы вы вспомнили.
Женщина надела очки с толстыми линзами, вытащила из кармана пачку газет и принялась их перебирать.
- Это не то…так…число какое сегодня? А вы все равно не знаете….так…
Нашла.
«Виляев Степан Львович 1978 года рождения. Был женат. Детей нет. Проживал в Кузнечном переулке, дом… »
Медленно, но верно вещи в голове Виляева стали вставать на свои места.
- Маргарита…как вас там…почему вы обо мне в прошедшем времени говорите? Я до сих пор женат и проживаю по вышеуказанному адресу. Что за опыты вы надо мной ставите?
- Ну конечно в прошедшем. Это вырезка из завтрашней газеты.
- Завтра еще не наступило, - подсказали остатки рассудка Степану.
- Место, куда вы попали, никоим образом не относится ко времени. У меня в руках газеты не только на завтра, но и на послезавтра, и на четверг…
- И как же я сюда попал?
- Повторяю, что вы находитесь в межпространственном состоянии…грубо говоря в коме.
- А дальше что будет?
- Вы умрете.
- И как же я умру? – на лице вырисовывалась нездоровая улыбка.
- Категорию выбирайте и умирайте на здоровье! Нынче совсем тупые клиенты попадаются.
- А с чего мне умирать-то? – нога Степана начала судорожно биться об пол.
- Раз не вспомнили, я скажу. Жена вас бросила, детей у вас нет. Ну и как факт, вас вчера выгнали с работы.
Виляев почувствовал нарастающий ком в горле. Вот почему он так напился накануне. Но не повод же, чтобы кончать жизнь самоубийством?
- Повод, повод. Заявка ваша? Подпись ваша?
Опарышева махала перед носом Виляева мятой туалетной бумагой. От нее воняло.
- Использованная туалетная бумага и есть моя заявка? – Степан рассмеялся.
- Перед тем, как напиться, вы сидели в туалете и размышляли о самоубийстве.
- В туалете я могу размышлять о чем угодно. Выкиньте эту бумажку и оставьте меня.
Виляев отвернулся от собеседницы, присел на стул и закрыл глаза.
- Я представлю, что все это лишь мой очередной идиотский сон. У меня их было много за эту проклятую жизнь….
Женщина ухмыльнулась, подошла к коробке с массажёрами и взяла один.
- Вы исчерпали моё терпение…- прошипела она.
Через пару мгновений шею Виляева что-то резко укольнуло два раза, и он открыл глаза.
Очутился он в своей комнате. Коммунальная квартира. Третий этаж. Из-за двери слышались пьяные вопли соседа. Воробьи мило сидели на подоконнике открытого окна и
и говорили о погоде. О чем еще могут говорить воробьи?
-Синьке точно конец!- радостно, почти крича, воскликнул Степан, - Это ж может такое присниться!
Виляев весело поднялся с кровати, сделал несколько взмахов руками, чтобы взбодриться, и направился в ванную. Его голова напоминала распухшую картофелину, которую хорошенько поджарили на костре. В первую очередь нужно было срочно принять холодный душ, а затем идти за пивом в ближайший ларек. Степан, как и многие другие выпивающие люди, не смотря на разговоры «старожил» в этом деле, придерживался теории, что опохмеляться все-таки стоит.
По дороге в ванную Степан заметил на своей спине недобрый испепеляющий взгляд.
«Наверное, опять соседка подсматривает…вечно ей что-то от меня надо».
Приняв душ, Виляев целенаправленно стал двигаться дальше в соответствии с намеченным планом. В ларьке его встретила привычная рожа Джамшута-Равшана, которая продала ему три бутылки пива и пачку сигарет. Последнюю бутылку Степан допил у парадной. На все три у него ушло пятнадцать минут. «Вот теперь хорошо….» Мысли стали яснее, снова захотелось жить. «Жена ушла - черт с ней, работу найти не проблема…» На третий этаж Степан практически взлетел. Жить стало лучше, жить стало веселей, - напевал он крылатую фразу известного грузина, доставая ключи от квартиры. В комнате Виляев закурил. Из его рта выползло несколько колец – признак хорошего расположения духа их хозяина.
- Я устала вас ждать, Степан Львович! Сначала вы заснули в офисе, потом пришлось совершать транспортировку тела до вашей квартиры. Во сне вас еще долго и усиленно рвало, учитывая, что мертвые, извиняюсь за выражение, блевать не могут…
В воздухе пронесся знакомый женский голос. Сигарета выпала изо рта Виляева. Он оглянулся и увидел Маргариту Семеновну, стоящую у окна. Двадцать минут назад она казалась ему сном.
- Да этого не может быть! Что вы здесь делаете? Вы плод моего пьяного воображения! Убирайтесь отсюда!
Степан вскочил, схватил стоявший поблизости стул и двинулся на женщину.
- Вам это не поможет. Только хуже себе сделаете. Вот ваша заявка! – она махала уже знакомой туалетной бумагой, - договор вы не прочитали – не моя проблема. Категорию не выбрали – ну что ж, категория В стоит по умолчанию для всех!!! Её голос из милого женского голосочка превратился бас. Теперь она уже не выглядела как милая дама с большими грудями, на которые когда-то падал Степан. Перед ним стоял небритый мужик с большим животом.
«Я же забыл закрыть окно!»
- Опусти стул, дурак! – изрек из себя мужик, - только хуже будет!
Виляев от изумления потерял дар речи, но, к счастью, его рассудок пока был жив. Деревянный стул просвистел мимо мужицкой головы, и вылетел в окно. Через мгновение послышался глухой стук.
Мужик пригнулся. На его пальцах Степан прочитал татуировку «МИША». Противник, приблизившись к герою, схватил его за шею и стал душить. Между ними завязалась схватка. Виляев теребил всеми частями своего тела, но руки мужика разжать не смог.
- Вас…как хоть…зовут? – задыхаясь, прохрипел Степан.
- Маргарита Семеновна Опарышева, дурень, - улыбнулся мужик и быстрым движением перебросил Степана через окно.
Летел Виляев недолго. Порог – минимум с третьего этажа…- всплыло у него в мыслях во время падения… «Я же как раз на третьем и жи…»
Он ударился спиной о помойный бачок, стоявший прямо под окнами виляевской комнаты. Глаза его были открыты. Сердце продолжало биться. Дворник, молча докурив сигарету, бросил бычок в помойку и, не спеша, зашагал в сторону почти бездыханного тела. В руках у него была лопата.
Последнее, что пронеслось перед глазами Степана, был его начальник. Он показывал Виляеву язык и кричал, что тот без него пропадет.
«Что ж, так тому и быть…»
Череп несчастного раскололся на две части.


Теги:





1


Комментарии


Комментировать

login
password*

Еше свежачок


Маньяк цветовод Лизунец Апостолович Оригами
распял себя думками: Мой гений, большого предтечие -
спасёт мир, восстановление девственности муравьями,
путём щекотания сломанного - совсем без увечия.

Мерси девчонке, посаженной голой на муравейник,
слыла она брошенкой, а стала как новая лялечка -
бесспорно, открытие тянет на Нобеля премию,
с воплем фанаток: Лизуньчик, ты наш пупсик и заечка!...
11:52  08-12-2016
: [9] [Х (cenzored)]
Демиург Чантаскел, прижавшись одним ухом к подушке, пытался уснуть, воткнув палец в другое ухо; однако свистящий, тоненький голос продолжал звучать казалось внутри самой головы: "правитильство ришило поднять став..."
Вскочив с дивана, Чантаскел с наливающимися кровью глазами обвёл свою мастерскую - ничего, что могло бы издавать какие-либо звуки не было -только под потолком висела, так и незаконченная планетная система....
23:38  07-12-2016
: [5] [Х (cenzored)]
Кошка видела в окошко:
падал пух лохмато вниз
На деревья, на двуногих,
и на замшевый карниз.
Полизала, жмурясь, лапку,
шубку белую, как снег,
И зевнула сладко-сладко,
окунаясь в сонность нег....
19:25  06-12-2016
: [8] [Х (cenzored)]
...
08:00  05-12-2016
: [9] [Х (cenzored)]
Лает ветер на прохожих
белых, желтых, чернокожих,
В подворотнях остужая пыл.
Лихорадит всех до дрожи,
перекошенные рожи,
Как же этот чум людей постыл...

Нет ни дня без войн, насилья,
плачет небо от бессилья,
И снежит, снежит, снежит в душе....