Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Графомания:: - Кладбище порнозвёзд. Глава 4

Кладбище порнозвёзд. Глава 4

Автор: Антон Вильгоцкий
   [ принято к публикации 00:07  30-07-2009 | я бля | Просмотров: 527]
Мухосранский Университет Девиаций располагался на Тютчевской улице, аккурат напротив главной библиотеки области. Гигантский комплекс, включавший в себя учебные и административные корпуса, спортивные сооружения и студенческий городок, занимал целый квартал. Здесь царили особенные правила. Добропорядочные граждане старались обходить эти места стороной. Возможно, их отпугивали часто раздававшиеся из университетской зоны страдальческие крики. А может быть, они боялись местного контингента, встречи с которым были чреваты, как минимум, вовлечением в экстремальный разврат. Какая, в принципе, разница? Все опасения были оправданы.
Несколько лет назад город взбудоражило таинственное исчезновение сантехника дяди Васи. Он приходился тестем спикеру мухосранской Думы, поэтому в поисках были задействованы лучшие силы местной полиции. Но разыскать дядю Васю копы так и не смогли. Спустя шесть месяцев он объявился сам. Только был это уже не дядя Вася, а Тётя Va$ya. Починяя трубы в подвале библиотеки, сантехник наткнулся на древний тоннель. Будучи от природы человеком любознательным, Василий углубился в катакомбы и вскоре оказался в подземельях МУД. Такого конкретного попадалова история не знала со времён поцелуя Иуды.
Когда из дыры в стене вдруг вывалился абсолютно голый, покрытый паутиной шрамов и седой, как лунь, Va$ya, на бухавших в библиотечном подвале троих мужиков напала медвежья болезнь. А после того, как бывший сантехник в общих чертах рассказал, где он был, и что с ним там приключилось, трое ханыг за десять минут наглухо замуровали вход в проклятый коридор. И вовремя, ибо по следам беглеца уже нёсся отряд зоофилов со специально обученными собаками.
Ещё через полгода окончательно свихнувшийся Тётя Va$ya выпустил книгу воспоминаний. В ней он подробно описал всё, что вытворяли с ним извращенцы: маньяки, геи, садомазохисты, гигрофилы и копрофаги. Его мемуары мгновенно стали бестселлером и вошли в курс внеклассного чтения МУД.
Были ещё три маленьких девочки, также волею судеб оказавшихся не в том месте в неподходящее время. Но их, памятуя о сумевшем улизнуть сантехнике, охраняли особенно тщательно.

В первый день занятий Анджей взял с собой Женю Маркина, который, наслушавшись его рассказов, решил, что лучше один раз увидеть. Богохульский честно предупредил его, что сегодня ничего особенного может и не произойти. Как вскорости выяснилось, Анджей заблуждался.
Некоторых из галдевших вокруг парней, девушек и существ неопределённого пола Анджей помнил по вступительным экзаменам. Вот Володя Козырев с факультета маньяков. Здоровенный амбал, которому на роду написано насиловать, калечить и убивать. Ирма Дарьялова. Тоже, вроде бы, по мясницкой части.
А вот и ещё один знакомец – Андрюха Кушнарёв. Помешан на творчестве маркиза де Сада, но поступил на некрофилию. Будет, наверное, над трупами издеваться.
А это – Анечка Медведева, тоже будущая коллега. Анджей питал надежду, что отношения с Аней рано или поздно выйдут за рамки профессиональных. Высокая грудь девушки едва не разрывала блузку, а попка была словно создана для того, чтобы что-нибудь туда задвинуть. Да и мордашка у Медведевой была весьма смазливой. Это не преминул отметить и Маркин. Положив руку Анджею на плечо, он шёпотом сказал другу:
- Старик, обязательно затащи её как-нибудь к нам в берлогу.
- Постараюсь. Только, если выгорит, чур, я первый.
- Без базара.
К ним подошёл худощавый паренёк в топике, кожаных шортах и ботинках на высокой платформе. Субтильное создание прозывалось Иннокентием, но предпочитало, чтобы его называли DJ Pederast. Свои сеты Кеша играл в городских гей-клубах и в свои семнадцать был уже достаточно известной персоной.
- Привет, Анджей, - сказал Pederast.
- Здорово, Кешка. А где макияж? Где цветы? Или ты забыл, какой сегодня день?
- Первый день занятий. Цветы-то причём? Преподам, что ли, дарить?
- Дурилка ты картонная! – Анджей щёлкнул Pederast’a по лбу. – Сегодня на твоей улице праздник – Международный День Проктолога.
Pederast смущённо заулыбался. Анджей продолжал стебаться.
- Скажи мне честно, Кеша, - спросил он, - ты педераст?
- Педераст.
- Что ж тогда на некрофила учиться пошёл? Не твоя ведь епархия.
- А про педерастию я и так всё знаю. Да и потом, когда раком ставят, диплом ведь не требуют. А некрофилия – это жуть, как интересно. За некрофилией будущее. Вот я и…
- Ладно, с этим понятно, - зевнув, сказал Богохульский. – Слушай, а когда ты педерастом-то стал?
- Морально или физиологически?
- И то, и другое.
- Ну, если морально, то с рождения. А инициировали меня в шестнадцать лет.
- Как?
- Пошёл раз вечерком прогуляться, да и забрёл в Парк Насилия. И сразу трое навстречу. «Иди сюда, мальчик!». Ну, я для приличия побегал от них немного, а потом сделал вид, что споткнулся. И начался прессинг! Без вазелина, правда, трахали, больно, но всё равно – боевое крещение, точно заново родился! Двое отстрелялись, а третий не успел. Джефф с дерева спрыгнул, и всё – поминай, как срали. Одного – в клочки, второй от страха скончался, а с последним мы наперегонки к выходу бежали. С меня ещё штаны всё время сваливались, застегнуть времени не было. В общем, удрали мы от зверюги и в кабак пошли, спасение обмывать. Парень, кстати, душевный оказался. Гоша его зовут. Живём теперь вместе, – потупив взор и шаркая ножкой, закончил Pederast.
- Зря вы бежали, - вступил в разговор Кушнарёв. – Джефф больше одного человека за ночь не убивает. Хотя, конечно, сомнительное удовольствие рядом с ним торчать. Я живу напротив Парка Насилия. Каждый вечер слышу, как эта тварь, выходя на охоту, воет. А наутро в Парке новый труп находят. Без рук, без ног, или вообще обглоданный.
- Мальчики, что за страсти вы тут рассказываете? – спросила рыжеволосая девчонка с причёской «конский хвост». – Я не местная, может просветите? Со всех сторон только и слышишь – Джефф то, Джефф это. Что за звезда микрорайона?
После того, как Кушнарёв рассказал рыжей историю Джеффа, та с позеленевшим лицом умчалась в кусты, зажимая ладонью рот.
Джефферсон, или попросту Джефф, был уроженцем мухосранского зоопарка. Он появился на свет в результате надругательства, которое йети Уйхандыр на пару с волком Мориарти совершили над бурой медведицей Изольдой. Плод экстремальной страсти унаследовал самые устрашающие черты матери и обоих папаш. Принимавший роды ветеринар лишился правого предплечья. А новорождённый малыш мгновенно привык к человечине и ничего иного в пищу употреблять не желал. Первое время ему привозили трупы из городских моргов, но Джеффу хотелось большего. Спустя два года покрытый разноцветной шерстью желтоглазый монстр с неимоверным количеством зубов и громадными кривыми когтями, разгромил свою клетку, отвернул башку сторожу и, попив на посошок свежей кровушки, сбежал. Он обосновался в Парке Насилия. Эта миграция слегка осложнила жизнь любителям брутального секса. Посещение Парка стало теперь своего рода «мухосранской рулеткой» – Джефф убивал только ради еды, и одного человека за ночь ему вполне хватало.

- Правильно, - изрёк Pederast, проводив взглядом скрывшуюся в зарослях девицу. – Нефиг на людях блевать.
- А тем более – на людей, - добавил Кушнарёв. – Помню, с месяц назад я мимо общаги МУД проходил, а с балкона какой-то гад как струганёт! Еле успел увернуться. Прямо как в фильме вышло, «Четыре комнаты», видели?
- Кажется, это был я, - раздался чей-то голос чуть в стороне от них. Все четверо, как по команде, посмотрели туда. Поодаль от толпы первокурсников стояли двое. Один – низкорослый, облачённый в фирменные кожаные BDSM-доспехи. На его заросшем гутой щетиной лице отпечатались все мыслимые пороки. Второй – долговязый и абсолютно голый. Торс верзилы-эксгибициониста покрывали разноцветные татуировки, изображавшие грандиозную оргию, настолько гнусную, что Анджей внутренне содрогнулся.
- Ты уж извини, браток, - продолжил коротышка. – С кем не бывает? Да и ты ведь тогда попал-таки под мою струю. Потом еще полчаса бутылки в меня швырял. А я, блядь с балкона уйти не мог, обдолбанный был. Так что мы с тобой, считай, квиты. Кстати, я – Паук. А этого кадра зовут Петька-эксгибиционист. Мы из общаги, - Паук махнул рукой в сторону студгородка. – Наркоманы, алкоголики, извращенцы.
- С какого вы курса? – спросил, представившись, Анджей.
- Четвёртый, - сказал Паук. – Постигли все грани внутренней мерзости. Теперь ещё год практики, и здравствуй, свобода! Я, как видите садюга, а Петюнчик, - Паук звонко хлопнул товарища по тощему заду, - специалист широкого профиля.
- А что, и так можно? – поинтересовался Pederast.
- Можно, - ответил эксгибиционист. – На втором курсе после летней сессии выбираешь, куда идти – дальше по специальности или по расширенной программе. Рекомендую выбрать расширенную. Ебать, конечно, будут в три раза сильнее, зато карьера, считай, сделана. С таким дипломом – честь и хвала в любом ночном клубе, в любой политической партии. Паук, о главном не забывай.
- Девичья память! – хлопнув себя по лбу, Паук достал из кармана наполненный прозрачной жидкостью маленький шприц. Схватил Петьку за его «петьку», ввёл иглу прямо в головку и впрыснул туда половину содержимого.
- Нихуя себе! – в один голос выдохнули все, кто это увидел.
- Это ещё цветочки! – проворковал Паук, высунул длинный татуированный язык и вонзил иглу в его кончик.
- Вот почему я не захотел жить в общаге, - сказал Анджей на ухо Маркину.
- А теперь – обмен опытом, - торжественно провозгласил Паук, опускаясь на колени перед Петюнчиком.
- Слабонервных попрошу отвернуться, - добавил тот.
- Слушай, пойду-ка я, - не выдержал Маркин. – Слишком уж тут у вас… интересно. Давай, до встречи.
Вместе с ним от толпы отделились ещё человек пятнадцать. Несколько первокурсников с недвусмысленными выражениями лиц ломанулись в кусты. Кто-то свалился в обморок.


Теги:





0


Комментарии

#0 08:53  30-07-2009Унтер-офицерская вдова    
Аккуратно прочитала все главы. Эта понравилась более. В свое время я тоже жила в общежитии. Рождаются разные сюжеты из этого опыта, согласна с автором.
#1 10:01  30-07-2009Антон Лавреньтев    
Заааачётно, аффтор!!! Я уж думал, после главы 3 только слив, а тут прям в лучших традициях. Жду продолжения.
#2 10:30  30-07-2009Арчибальд Мохнаткин    
савсем ахуели.тут-же про пидарасов.
#3 20:14  30-07-2009Шизоff    
йобаный попенгут
#4 02:43  31-07-2009Лев Рыжков    
Рак мозга, блять, а не креатив. Нахуй.
#5 10:45  31-07-2009ахмет    
прикольный сюрный мир. автору пять за каноничность. тема гомоебли раскрыта чуть менее чем полность.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
02:39  20-01-2018
: [0] [Графомания]
Я вспарывал землю лбом,

На ты был со стужей,

Столько швов на мне , пломб,

Душа моя, промерзшая лужа,



Столько кожа не стерпит,

Лопнет словно бумага,

Листа осеннего трепет,

Солнца зимнего брага,



Ничего не забыть,

Ничего не отнять,

Тишиною завыть,

Да где ж ее взять,



Да где же убогому,

Найти свой приют,

Столько шума вокруг, гомона,

Облака

скалятся, корчатся ,...
00:36  18-01-2018
: [11] [Графомания]
Валентину весело у Машки
Каждый вечер трескать пироги.
Молоко налито в белой чашке
И попробуй котик убеги.

Сам то он наверное не белый
И пушистый как сибирский кот,
Но рукой всё гладит загорелой
Лишь его стряпуха целый год.

Спросит,-Ты наверное устала,
Прежде чем ласкаться до утра....
Качает лодочка озябшими бортами,
Ведут нас морем, словно лошадь под уздцы.
Смеются чайки беззастенчиво над нами,
Да на погонах вертят дырки погранцы.

Их старший, с кортиком, как пёс цепной неистов,
Такому крикнуть бы: Послушай, капитан!...
09:06  15-01-2018
: [13] [Графомания]
В старом буфете за пачками с чаем,
В древнем кувшине, покрытым золой,
Ты обнаружишь, явно случайно,
Спрятанный кем-то один золотой.

В руки возьмёшь и на нём прочитаешь:
"Тот золотой ты отдай бедняку".
Надпись прочтёшь и потом зарыдаешь:
"Нет, ни за что я отдать не смогу!...
00:35  15-01-2018
: [54] [Графомания]
Сегодня Миронов испытывает уверенность в собственных силах. Потому что умеет договариваться с руководством, выбивать деньги из спонсоров и даже переваривать критику коллег по цеху научился.
Он подходит к окну, как обычно, чтобы проследить за Аллой....