Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Графомания:: - «Черный день». (Алексей Доронин).

«Черный день». (Алексей Доронин).

Автор: Ригден
   [ принято к публикации 19:37  07-09-2009 | Нимчег | Просмотров: 614]
Фантастику, как художественный жанр, я никогда не любил. И хотя голливудские фантастические блокбастеры я в погоне за яркими впечатлениями от зрелищных спецэффектов ещё хоть как-то мог переваривать, то художественную литературу в этом жанре вообще всегда презирал. Я как любил, так и до сих пор люблю книги, где главным свидетелем творящихся с героями жизненных метаморфоз, выступает обычная НАША с вами окружающая действительность. Жизнь без прикрас – во всём её отвращении, безобразии и суровости. И такой литературный вкус у меня обусловлен вовсе не очень серьезным и важным отношением к жизни. Просто когда читаешь вещи с сюжетной линией: «Сначала всё было плохо, потом стало ещё хуже, а потом пришел пушной зверек из арктических широт по названию песец, и стало вообще Кирдык», лично мне становится как-то гораздо легче. В душе становится как-то по-особому тепло от осмысления суетности и бренности окружающего мира. В такие минуты ты, понимаешь, что все твои мечты и желания, наполненные искренней детской верой, в то, что, если ты станешь богаче, удачливее и лучше других, ты будешь счастливее - не более чем самообман, иллюзия, попытка убежать от сурового понимания того, что человек в этой жизни вообще никогда не может быть счастлив, а те силы и средства, что ты хотел затратить на достижение утопического счастья не стоят и выеденного яйца. Бессмысленная трата энергии. Ведь счастья все равно никогда не достичь. И чувствовать себя неудовлетворенным по причине видимости отсутствия в своей жизни той самой идеальной гармонии под названием «счастье» крайне глупо. В общем, в минуты таких «просветлений» я рассуждал точно так же, как главный герой романа «Черный день» Александр Данилов, ведь тот тоже понимал, что даже с состоянием Билла Гейтса в кармане, всё равно не сможет чувствовать себя счастливым человеком.
Поэтому очень приятно, что автор произведения разделяет мои литературный вкус. Несмотря на то, что роман написан в столь нелюбимом мною жанре как фантастика, «Черный день» безусловно, является одним из самых депрессивных художественных произведений современности, наполненный чувством глубочайшим тоски и безысходности. Причем действие романа происходит практически, что в наши дни. Сразу после ядерного взрыва.
Хоррора в романе также хоть отбавляй. Названия частей и глав романа: «Реки крови», «Град обреченных», «Бойня», «Горы трупов», говорят сами за себя. Причем этот хоррор не выглядит каким-нибудь нарочито вычурным, сквозь который так и проглядываются выдуманные в голливудскими мастерами спецэффектов бумажно – картонные монстры и фальшивые реки крови из кетчупа. Хоррор выглядит практически документальным. Во время прочтения перед твоими глазами сразу же начинают вставать образы военной кинохроники, повествующие о каких-нибудь военных ужасах, типа преступлений нацистов. Когда читаешь строки о том, как какие- то вояки БТР-ми давили лежащую на земле беспомощную многотысячную толпу, душу охватывает точно такая же ледяная оторопь, какая охватывала в далеком детстве, когда смотрел документальные фильмы про нацистские концлагеря или когда 22 марта 1998г. первый раз смотрел в своей жизни фильм А. Невзорова «Чистилище». Единственный на земле художественный фильм, где присутствующий там хоррор выглядит действительно крайне убедительным, способным, что называется оставить незабываемые впечатления. Кстати в романе этот фильм упоминается.
Конечно любой постапокалептический роман не может быть не приправлен изрядной долей пессимизма и экзистенциальной тоски. Но «Черный день» в этом плане всё-таки выделяется. «Мародера» я не читал, но сравнивая «Черный день» с «Метро» Д. Глуховского, отмечу, что у Глуховского, все пессимистические умопостроения потерялись на фоне излишне подробных описаний окружающих действительности. Его герои оказались настолько различны между собой, что любая попытка наполнить их каким – то общим единством фатального ужаса грядущего терпит крах. В «Черном дне» все по-другому. Художественное отображение психологизма в описании жизненного быта людей переживших ядерную катастрофу выглядит действительно потрясающим. Практически никто не строит напрасных иллюзий. Все люди в романе без исключения испытывают на себе жгучую боль от сурового понимания, что УЖЕ НИЧЕГО НИКОГДА НЕ БУДЕТ. ВСЕ КОНЧЕНО. ВСЕ НАДЕЖДЫ НА БУДУЩЕЕ РУХНУЛИ В ТОТ САМЫЙ МОМЕНТ, КОГДА С НЕБА УПАЛА ПЕРВАЯ РАКЕТА. Просто относятся к этому многие по-разному. Кто-то сходит с ума, кто-то начинает жить по принципу: «умри ты сегодня, а я завтра». Причем самые последние высоколобые моралисты, вроде главного героя впоследствии также поддаются общей тенденции одичания и вскоре превращаются в таких же безжалостных тварей, люто ненавидимых ими в прежней жизни, не способных ставить ценность человеческой жизни выше цены пары банок консервов.
Роман, вышедший из-под пера одного из самых активных деятелей местной ячейки КПРФ не конечно не смог бы обойтись и без политической составляющей. Политики, особенно в начале романа действительно много. Причины начала возможной ядерной войны, описываются в романе в довольно скрупулезных подробностях на уровне достойном лучших умов современной политологии. Даже мне как человеку, с большой симпатией относящемуся к США и вообще к западной цивилизации невозможно было не согласиться с тонкой проницательностью автора, в том месте, где описывалась внешняя политика США в современном мире. «Природные богатства должны принадлежат вовсе не тем недоумкам, чьим предкам которым довелось водрузить свой шалашик над зарытыми в землю природными сокровищами, они принадлежат исключительно тем, кто достоин по праву более сильного». А тем несчастным, кому удалось оказаться в числе тех самых недоумков, подлежат истреблению подобно тем североамериканским народам, что в свое время носили гордое имя ирокезов, могикан, шошонов и пр.». Причем в данном контексте термин - истребление, крайне не подходящий. «Дезинфекция» - совсем другое дело.
Да и не только по Америке успевает проехаться автор в своем романе. Современной России тоже достается, автор называет её двухголовым стервятником, питающейся трупом великой державы. С присущим автору сарказмом он указывает на то, куда может дальше завести такой демократический путь развития - «Как и любого стервятника питающегося падалью, у этого двухголового монстра вскоре рано или поздно должна была кончиться кормовая база». С этим не поспоришь.
Из минусов можно отметить тот факт, что с первых страниц описывающих похождения «неугомонного ботана» по имени Александр Данилов, в глаза бросается много довольно большое число несуразиц, связанных с данной сюжетной линией. Данилов постоянно, то теряет, то неожиданным образом снова находит бесконечно количество карманных фонариков, что выглядит не совсем убедительным. Иногда герой чересчур неестественно начинает передвигаться на лыжах. Довольно нелепо как мне кажется, выглядит та часть романа, где описывается как посреди практически целиком разрушенного точечным ядерным ударом Новосибирска, невесть, почему остается целехоньким многоэтажный дом в одном из подъездов которого прячется сумасшедший маньяк.
Но это всего лишь мелкие детали, которые нисколько не преуменьшают художественных достоинств романа.


Теги:





-1


Комментарии

#0 08:54  08-09-2009Григорий Залупа    
Лучшее что четал из постапокалиптеке http://litprom.ru/text.phtml?storycode=28489

гыгыгы

хотя Доронин тоже неплох вобщим-то

#1 15:26  08-09-2009DimaGavrilov    
Я тоже никогда не любил фантастику, в которой отсутствуют подтексты или просто переданы детские фантазие: читать мысли, летать и прочая фуета.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
10:25  20-07-2017
: [0] [Графомания]
Бомжовость не была для Васьки чем-то мучительным и нисколько его не оскорбляла. Он воспринимал это своё житиё как альтернативу окружающему рекламному рабству.
«Настоящее, на него ведь надо решиться, - рассуждал Васька. - По крайней мере, я никому ничего не должен»....
15:37  19-07-2017
: [19] [Графомания]
Я провожал тебя к дому от Сретенки
По полутёмным, холодным дворам
Греемый мыслью о будущем петтинге
Переходящем в орал

Изредка дума занозою вкрадчиво
Одолевала мой разум, свербя
Будет ли всё это стоить потраченных
Денег на выгул тебя

Чем растворяться в немом восхищении
В призрачной мгле твоих глаз голубых
Лучше б у тачки развал со схождением
Отрегулировал бы

Не искушен я в любовной риторике
И не научен лить в уши елей
Да и стремны эти тихие дворики
Не...

На столе сигареты, закуска, и хлеба ломоть
За окном чернота, и от ветра орешню качает
Мы сидим, распивая малиновку, я и Господь
Задаю ему сотни вопросов, а он отвечает

Терпеливо толкует о жизни святой, до зари
Осуждает поступки и часто незлобно серчает
А потом говорит -«Если жить не умеешь — умри!...
04:43  16-07-2017
: [5] [Графомания]

прощай.. до завтра.
сны смотри.
там где-то я брожу ночами
там близость будет между нами
и оттого огонь внутри
....
по шатким подвесным мостам
бежать мы будем от погони
но нас, поверь -
никто не тронет
я душу сатане продам

и всё случится в этот раз....
16:33  15-07-2017
: [19] [Графомания]
От него сразу повеяло чем-то холодным.

Был летний день, солнце грело так, что хотелось нырнуть в ледяную воду. И, хотя море плескалось рядом, разбиваясь о камни тысячами брызг, художнику нужно было работать. Из-под панамы по волосам скатывались на лоб капельки пота, мешая ему в этом процессе, из-за чего он вынужден был часто отрываться и вытирать их свободной рукой....