Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

За жизнь:: - Джонни депо

Джонни депо

Автор: Олег Макоша
   [ принято к публикации 19:46  09-09-2009 | я бля | Просмотров: 394]
Эпиграф.
«Поскольку, я не достоин звания человека, впредь прошу называть меня – буквой, а лучше – цифрой».
(Кто-то из русских классиков.)

1

Мой сменный мастер рассказывает:
-- Приехали в парк. Встретили Кузнецова. Лежал под деревом.

ПЕРСОНАЖ – Кузнецов Коля, сантехник отдела главного механика. Сорокалетний обаятельный алкоголик. Уволен по статье.

2

Святым покровителем нашего депо, является американский актёр Джонни Депп. Является, в образе капитана Джека Воробья. Его постерами украшены стены теплушки. Диски с фильмами имеют хождение твёрдой валюты.

3

Вовчик Сидоров, электрик нашей смены ЕО – 4, из всего корпуса великого и могучего русского языка, членораздельно произносит только одну фразу – «Да пошли вы все на хуй».
Остальная речь в его устах, превращается в невнятное бормотание ветра за окном.

ПЕРСОНАЖ – Сидоров Вовчик. 45 лет, стаж работы в депо – лет 25-27. Застенчивый ранимый ханыга. Круглый год ходит в тяжёлых кирзовых ботинках, рваной фуфайке и шляпе.
Последние 22 года, вместо восьми часов, приходит на работу ровно десять минут десятого.

4

Андрюха, голова два уха, друг и напарник говорит:
-- Вовчик, гад, обозвал меня пьяницей. Никогда в этой стране ничего хорошего не будет.
-- ?
-- Помнят, сволочи, исключительно плохое. Вот если бы помнили хорошее, всё и было бы хорошо.
-- Трезвая мысль, Андрюха.
-- Это не я. Это – Солженицын.

ПЕРСОНАЖ – Леденёв Андрей. Работает двенадцатый год. Периодически уходит в запой и его увольняют, он каится – принимают обратно. Таких увольнений-приёмов на его счету – четыре. Это не рекорд.

5

Вовчик категорически отказался ремонтировать ускоритель, за что получил в ухо от Сереги – нашего мастера. Получил аккуратно – ни крови, ни синяка. Зато на следующий день, явился с роскошно разбитой мордой и тут же побежал к начальнику участка, жаловаться на Серегу.

ПЕРСОНАЖ – Голубев Сергей, мастер нашей бригады ЕО-4. 25 лет, в депо работает год, усиленно готовится в армию не слушая запугивания неслуживших слесарей.

6

В нашем депо национальное развлечение – раз в месяц уходить в запой или на больничный.
Вообще, чтобы тебя заметили, хорошо совершить что-нибудь неординарное. Например, просмотреть оторванный стопор колеса, чтобы оно (колесо) отвалилось.
У меня это получилось и теперь я замечен и даже включен в Добровольную Пожарную Дружину. Я там работаю с огнетушителем.
Национальным же спортом, является упражнение «Передай тяжелый (серьезный ремонт) трамвай товарищу». То есть следующей смене ЕО. Так вот, предыдущая смена слесарей нажралась так, что вместо корректных трех-четырех вагонов, передала нам половину подвижного состава.
Начальник участка обещал лишить их премии.

ПЕРСОНАЖ – Копытов Андрей Викторович. Начальник Ремонтного Участка. Около 30 лет, в депо работает лет восемь-девять. Отличается фантастической для нашего начальства учтивостью.

7

Лишение премии – тонкий инструмент шантажа и регулировки диких процессов внутри депо. Со стороны администрации. Со стороны же работяг, такой инструмент – угроза написать заявление на увольнение. Вообще система «уволить-принять», в депо отточена до совершенства. Пьет человек, допустим месяц, его, хренак – увольняют. Он пьет еще месяц, но уже, как условно-безработный, потом, пропившись, приходит с повинной и его принимают обратно. Торжественно дает клятву не пить. И бывает действительно не пьет – дня четыре.
Почему?
Потому, что работать не кому.
Из кучи народа, устроившегося в один со мной условно-временной отрезок, остались – я, да Серега Знаменский.

ПЕРСОНАЖ – Знаменский Сергей. Слесарь-механик ТО – 1. 38 лет. Единственный мой собеседник в первые лютые зимние месяцы трудовой деятельности. Весьма любезный алкоголик.

8

Вовчик Сидоров, после полученного удара по уху, окончательно замкнулся в себе и даже чайник с плиты снимает плоскогубцами. Работать, правда, стал вдумчивее.
Но это, так – к слову, а мысль следующая –
Мое желание работать бакенщиком или путевым обходчиком, аккуратно сублимировалось в работу в трамвайном депо. Мою зарплату и квалификацию, Начальник Участка, объяснил внятно:
-- У них, опыт, а у тебя – ходи клюшкой по колесам стучи.
«У них», это у группы алкоголиков-миллионеров нашего депо, список которых торжественно огласил Главный Инженер на собрании.
То есть, больше бухаешь – больше зарабатываешь.
Но квалификация.
Например, Ананий Владимирович – виртуоз регулировки тормозных колодок. Исключительной трансцендентальности личность.

ПЕРСОНАЖ -- Главный Инженер. А хрен его знает, кроме матерной истерики, устроенной им на
первой канаве, ничего о нем не знаю.

9

Меняли генератор. Это такая железная штука цилиндрической формы и весом килограммов триста. Может быть – четыреста. Но очень тяжелая. Меняли 1 Мая, в мой день рождения.
Помня о концентрации злобных человеку сил именно в день его, человека, появления на свет, я все ждал, когда же генератор на меня упадет. И дождался.
Эти триста или четыреста килограмм, висят на четырех болтах, диаметром 16 мм. Отвинчиваешь три и генератор повисает на одном.
Можно, что-нибудь подложить под него, но все равно, система такая – он падает, ты – отскакиваешь.
Я отскочил, злобные силы глухо лязгнули о бетон и покатились. Пол там имеет наклон и упав, эта хрень стала набирать обороты. Она за нами, а мы с Андрюхой от нее. Причем я спиной вперед. Так и скакали, пока генератор не докатился до назначенного ему судьбой места, подпрыгивая кстати (как мячик), на прямоугольных раструбах.

10

Утром пришел Директор и стал проводить дознание по поводу обнаруженного им бычка на первой канаве.
Железными аргументами было доказано, что бычок – мой. Припертый к стенке, я вяло возражал, что бросил курить год назад. Не помогло.

ПЕРСОНАЖ – Директор депо. Когда устраивался на работу, он показался мне человеком симпатичным. После бычка, я призадумался.

11

Заместитель директора по ремонту, ходит в спортивных штанах и кожаной жилетке.
Коля Кузнецов, уволенный за активную пьянку на рабочем месте – живет в депо. Домой не ходит принципиально, замкнувшись на маршруте – офис сантехников – круглосуточный киоск.
Днем прячется, ночью заходит к сменным бригадам поесть и опохмелиться. Встречая Заместителя в кожаном жилете, говорит:
-- Я на больничном!
Тот реагирует:
-- Выздоравливай, на хрен!

12

Умер электрик нашей смены Игорь Брунов. Я его почти не знал.
Вообще смертность в нашем депо растет, а машина скорой помощи дежурит у ворот рядом с хмелеуборочной и Мерседесом Главного Инженера.
Что характерно, умирают совсем не те на кого мы думали. Эти как раз живут.

Опять меняли генератор и убегали от него. Начали втягиваться, многим уже нравиться оставлять нам эту работу. А нам нравиться ее делать, мат слышимый при этом, можно трогать руками.
Андрюха говорит:
-- А, чего? Я хайки открутил, поменял – потом замечает меня и быстро поправляется – мы поменяли, в смысле – Олег.

ПЕРСОНАЖ – Олег это – я. Моя работа в депо, торжество логики в мире абсурда. Всепобеждающая правда жизни надругавшаяся над юношеской мечтой и немерянными амбициями эмбицила.

13

Алкоголизм не лечится. Есть паузы между пьянками и наша задача затянуть одну из них как можно дольше. Лучше до конца жизни. И умереть от нее – от жизни, а не с перепою.
Это я к тому, что чуть задумался на канаве о бренности трезвого образа жизни, как – бац, отвлекут какой-нибудь ерундой. Вроде прочистки «песочницы» в июле месяце. Такая коробка под сиденьем, из которой на рельсы сыпется песок зимой, чтобы трамвай не скользил.
Кстати, эти затянутые паузы между пьянками, хорошо бы чем-нибудь заполнить.

ТЕЗИС – заполняя паузы – боремся с алкоголизмом.

ПРИМЕР – Андрюха, второй месяц копает грядку под огурцы и изучает инструкцию к телевизору. Придя на работу, делится знаниями со мной.

14

Врать тяжело, еще тяжело воровать и работать.
Трансцендентальная личность Ананий Владимирович, стоя в трусах в раздевалке, бормочет себе под нос. Я у него спрашиваю:
-- Чего?
-- Все уроды кругом.
-- Согласен. А что случилось?
Выясняется, что придя сегодня на работу и переодевшись в родную робу, он столкнулся с ультиматумом. Или уволен на фиг или справку о кодировании.
--Пойду куплю эту гребанную справку.
-- Может пить бросить?
-- Хрена бы ты понимал в жизни, троцкист мексиканский.
Это мне за то, что я его однажды толстовцем назвал, их лучших побуждений, между прочим.
Ананий ушел, пришел Александр Палыч. Андрюха ему говорит:
-- Шурик, листочки давали?
-- Какие еще листочки? Вон на деревьях их полно.
-- Я про зарплату.
-- А мне без надобности. Я свою карточку жене отдал. Она получает, а мне по пятьсот рублей выдает, в аванс и подсчет.

ПЕРСОНАЖ – Боренков Александр Павлович. Выпивает восемь фунфыриков «перчика» в день. Прекрасный человек и специалист.

ПЕРСОНАЖ – Савельев Ананий Владимирович. Не менее прекрасный специалист. В депо всю жизнь. Уволен по статье.

15

Мастер ТО – 1, Вова Расправин кричит:
-- Не порть мне настроение перед обедом!
Андрюха комментирует:
-- Во жизнь пошла – некого на хуй послать. Все нежные такие стали.
Сидоров ковыляет вдоль канавы, наш мастер Серега ему говорит:
-- Вовчик, там вагон загнали, у него чего-то по электрике.
Электрик пятого разряда Сидоров, недоуменно замирает на месте и выдержав секунду продолжает движение со словами:
-- А, я то че?
Тут заодно вывесили объявление с призывом всем сделать флюорографию. Андрюха с затуманенным взором произносит:
-- Флюорографию через сколько делают? Года через три?
Серега:
-- Через два. А нам через год. Потому что у нас – излучение.
-- Какое-такое излучение?
-- Какое-какое, вон посмотри на Сидорова, узнаешь какое.
Сегодня первый раз в жизни видел в раздевалке мифического Ильина.
Как непридешь на смену , только и слышишь – Ильин, вчера напился, Ильин, на канаву не выползал, Ильин – то, Ильин –се.
А сегодня гляжу – стоит. Шевелится. Сколько, спрашиваю, выпил, Ильин?
-- Сто пятьдесят чистого спирта – отвечает.
Поневоле начинаешь испытывать уважение.

ПЕРСОНАЖ – Ильин. Я думал – легенда. Оказалось – живой человек.

16

Зам. Директора, надевший поверх кожаного жилета джинсовую куртку, орет:
-- Чем это воняет в моем кабинете?
Потом демонически смеется:
-- Носками что ли?
Коллектив стыдливо молчит.
Перестановщица трамваев Оля, вполголоса произносит:
-- Трогаю трамвай с первой канавы.
Из первой канавы и из остальных трех раздается:
-- Чего его трогать – он железный! Иди меня потрогай!
-- Щас.
Начальница наших перегонщиц, Вера Анатольевна, женщина с точеным профилем, говорит Оле:
-- попять его на вторую и смотри не задави этих барбузеев.
Барбузеи, рассеянно лязгают ключами и застенчиво разговаривают матом.

17

В принципе, в депо случайных людей нет. То есть, они конечно приходят, но быстро отсеваются. Значит депо, это судьба и малая родина.
Отсюда –
ТЕЗИС – стой, где тебя поставили раком и все придет само.
Вот Леша Луконин, после аванса и подсчета, стабильно уходит в микрозапой. Дня на три-четыре. Возвращается с разбитой мордой и глубоким пониманием в глазах.
Но возвращается! Каждый раз! Тут не поймешь чего больше, патриотизма или ослиного упрямства. А значит это судьба.

ПЕРСОНАЖ – Луконин Леша. 29 лет. Постоянно заживающие синяки. Светловолосый, слегка рассеянный парень. Увольнялся и устраивался в депо, шесть или семь раз.

18

На девятое мая, наша мойщица вагонов, тетя Вера, принесла бутылку коньяку. Все выпили за Победу. Серега, как человек молодой, есть захотел, а Сидоров, как алкаш со стажем, напрочь отказался. И его пироги доедал я. За что испытываю чувство благодарности, переходящее в самобичевание.

Накануне, я ездил на кладбище и даже там не испытал чувства уверенности. Что же тогда говорить о работе? Хотя некоторые трудятся со вкусом. Дело свое знают, дружат с коллегами. Приезжают ночью, меняют пантограф, весело садятся в машину, уезжают, потом ставят тачку, бухают. Красота! Жизнь наполненная смыслом.
Ларцев вообще, по канаве ходит в шлепанцах, а когда не ходит – спит в теплушке. Звезда!

ПЕРСОНАЖ – Олег Ларцев. Погоняло – Ларец. При мне уволился, при мне вернулся назад. Или не вернулся, его не поймешь. Сморкается в смотровую яму.

19

Уборщицы не было два выходных дня. Теплушка напоминает средней руки помойку. Беру стаканчик из-под водки, пластмассовый с крышкой, читаю:
«Состав: спирт этиловый ректификованный из пищевого сырья «люкс», специально подготовленная исправленная вода, сахарный сироп, настой овсяных хлопьев, «Лаэль» -- сухой углеводный модуль «Алкософт» с лизоцимом, глицерин».
Ну, как такое не пить? Это же поэзия в чистом виде. Кстати, водка так и называется – «Чистая». Тем более, что мифический Ильин, оказался не только, относительно живым человеком, но и любимым учеником Вовчика Сидорова. Тоже, когда поддаст, чего-то бормочет себе под нос. Вовчик – вдохновенно, Ильин – занудно.
Однако в предыдущую смену, из всей бригады на работу вышел он один.
Ни бригадир – Серега Милютин, ни механик – Коля Калмыков, своим посещением депо не удостоили.
Где-то, я их понимаю, а вот Александр Палыч, глубоко не понял. Настолько глубоко, что пребывал в недоумении с восьми вечера, до восьми утра. Выпив вместо положенных восьми фуфыриков – шесть. Вот такой был шок.

20

В раздевалке утром, Сидоров, говорит Палычу:
-- У-у-у-у-у-у-ы-м-м-о-в (выпить есть)?
-- Фуфырик.
-- А-а-а-а-и-фы-от (не надо бы, но ладно, давай).
Палыч поражен:
-- Вот сила воли – не хотел, но выпил. Иди разбавь.
Вовчик идет в умывальник и рассеянно разбавляет «перчик» горячей водой. Ну, горячая и горячая, черт ее разберет, на ощупь – пластиковая сикалка – нормальная.
Короче Палыч выпивает.
Мое перо бессильно описать бурю эмоций, охвативших Александра Палыча и нашедших адекватную вербальную форму.
А Вовчик, ничего, выпил и не поморщился, только добавки попросил.
В обед, когда заехала первая смена, читаю объявление, написанное от руки водителем и вывешенное в салоне вагона:
«Уважаемые пассажиры, ускоритель трамвая имеет тенденцию залипать. Просьба держаться за поручни».
Честное слово. Переписал букву за буквой. Радовался весь день.

21

Мой друг Саня Кадочников, утверждает, что в политкоректном американском фильме, должно быть три главных героя – негр, баба и пидорас (педераст).
Жизнь доказывает следующее. С бабами и педерастами – нормально, с неграми пока проблема.
Негр здесь по цвету кожи, а не по вкалыванию а грязной яме, при минус двадцать.
Еще о морозах. Меня интригует такая штука. Когда я зимой, при минус, эти самые, двадцать семь-двадцать девять, ходил на работу, на улице не было не души.
Редко -- дворник или пара смурных алкашей.
В марте потеплело, на улице не протолкнуться от желающих куда-нибудь пойти.
Время тоже, улица таже, где они были?
Что ни кто не работал, не учился, не опохмелялся?
Нет ответа.
Ладно не учились и не опохмелялись, но они даже не учились опохмеляться. А в это время, наш добрый товарищ Леша Трушин, ведущий активный светский образ жизни, довел искусство опохмелки до совершенства.

22

Чем позже подсчет – тем раньше аванс. Закон жизни.
Теперь о гламуре.
Он возможен везде.
Так, что о гламуре в смотровой канаве.
Или просто – о гламуре в канаве.
В любой работе и образе жизни, обусловленном этой работой, есть шик. Шик не в том, чтобы носить кроссовки «Адидас», а в настоящих керзовых натуральных пролетарских башмаках. Не в черной майке поддельной «Кензо», а в спецовке поверх клетчатой байковой рубахи.
Шик в подлинности.
Ну, принес ты старые штаны «Версаче». Ясен фиг, они куплены на рынке, а пошиты, в лучшем случае китайцами. А вот истинные старые, но отстиранные штаны «Роба обыкновенная (роба вульгарис)», говорят о твоем понимании своего места и гармонии с ним.
Это и есть стиль.
То же в быту. Ухоженные «Жигули» -- нормально, новая «Шевроле» -- пойдет, а вот «Ягуар», это чересчур. Жены опять же. Работает в смежной с тобой области – хорошо, учителем – с кем небывает, но если в АДминистрации РАЙона – странно это как-то.
Купил новый телевизор – молодец, стиральную машинку – давно пора, но зачем, ты урод, скупаешь современную авангардную живопись, влезая в долги?
Не подрывай основ, лучше подари детям компьютер, а жене караоки.

23

Летом в депо – красота.
Особенно ночью.
Сделал вагоны и лежи себе на скамейке, жди выпуска.
Вот мы лежим, а тут вбегает Главный инженер и начинает свое выступление, как всегда в стиле – «10 ходок – все по году»:
-- Чо лежите? Где вагоны? Почему на канаве нет вагонов?
-- Мы их все сделали.
-- Чо сделали? Дармоеды! Рожи от пьянки распухли! Где перегонщицы? У них головы для мозгов или для пермомента? У них на всех, одна извилина и та от бигуди! Не сделаете к утру шестьдесят вагонов, я вас всех раком поставлю! Сволочи!
-- Уже утро, все сделали.
-- Какое утро? Где ты видишь утро? Ты с кем, скотина, разговариваешь? Я всю жизнь у трамваев! Меня Брежнев в ухо целовал!
Это он врет, не мог Леонид Ильич, такую дрянь целовать.
Слюни Главного инженера летят так обильно, что орошают все кругом. Наконец он выдыхается и уходит. Андрюха смотрит на лужу, оставшуюся после выступления и произносит историческую фразу, обессмертившую его:
-- Да! Полы Намыты!
С тех пор, Андрея Ивановича, только так и называют -- Андрюха Полы Намыты.

Вера Анатольевна говорит:
-- где этот Кудряш Лысый?
-- Какой?
-- Сидоров.
-- В канаве.
-- Вы его не нервируйте.

Сидоров цифры на мобильнике различает, а время сказать не может. Андрюха просит:
-- Вовчик, скажи сколько времени?
Вовчик лезет в карман, достает телефон, нажимает кнопку, тычет Андрюхе в лицо.
Андрюха:
-- не вижу я, Вовчик. Скажи сколько.
Вовчик:
-- Один, шесть, четыре, два.
-- Полы намыты.

Получили листочки с зарплатой. Я увидел сумму и споткнулся, все радостно закричали – ты что пьяный? Он пьяный, пьяный, мы подозревали, что он только притворяется не пьющим, а сам бухает в тихушку! Пришлось признаться.

24

Лешу Луконина, 21 апреля уволили, 7 мая взяли, 12-го он получил какой-никакой подсчет и забив арбуз, зарылся в алебастре.
Он-то зарылся, а вот наличных денег в банкомате не осталось.
Не то что бы, это он все забрал, но как-то не вовремя все получилось
Короче в депо поселились Кентавры.

Говорят в любом японском тексте, будь он хоть справкой из жилищной конторы, должны быть строки о природе.
Или о погоде.
Так вот.
Погода была хорошая, природа – адекватная.
Лотос уже отцвел, а кукушки еще не закуковали. И их ловили по канавам.

Относительно Кентавров известно мало. То ли, это мужики-кони, то ли, кони- мужики. Скорее всего, это мужики, которые пашут, как кони. Такой симбиоз – наполовину ты человек, наполовину – трамвай. Или гаечный ключ.
Вобщем, устройство для ремонта вагонов, которое хочет есть и пить. И не получив купюры в банкомате, устройство начинает пробуксовывать.

Банкомат – сложное слово. Состоящее из двух простых – Банк и Мат.

25

О Пекине мы не знаем ничего, или еще меньше. Многие до сих пор думают, что жительница Пекина, зовется – пекинеса. Это не совсем так, хотя кто его знает.
То же самое с матерным языком.
Все на нем разговаривают, но мало кто понимает значение произносимых слов.
Вон Чукчам слов не хватает. Жизнь идет, появляется много нового, а слов для этого нового у них нет.
Так и у нас. Слов не хватает – заменяем матом. Потом вообще, заменяем матом все остальное. Но стал я замечать, что отдельным лингвистам нашего депо и мата стало мало.
Попробуй, скажи любому, что-нибудь идущее вразрез с его официальной политикой. Услышишь в ответ – а мне по хрену.
По хрену все.
Все, что угодно.
-- Вовчик – говорю – дай ключ на восемь.
-- А, мне по хрену.
Что бы это значило?

26

Дорогу, как известно, осилит идущий.
А сидящий, может ее, только обосрать. Что и происходи повсеместно.
Пришел накануне увольнения Леша Луконин на работу с большого похмелья. Пожаловался окружающим. Получил сто рублей и наказ сходить купить две полторашки пива. Ушел и пропал. За что, собственно, и был уволен. Не за то, что пива не принес, а за то, что пропал. За пиво ему, просто морду набьют. Потому что обманул доверие, а мифический Ильин без ста грамм, вообще работать отказывается. Зато после ста граммов, равных ему нет.
Вовчик Сидоров по канаве ходит грустный. Период более-менее членораздельного вещания закончился и его речь, снова напоминает азбуку Морзе, в исполнении пьяного радиста.
Изображать это на письме трудно:
-- Я – ву – чо – и – и – так – а – чо – я – де – а – фти – чо – ё – ё .
Перевод:
-- Что я могу сделать в данном конкретном случае, если запчастей нет, зарплата маленькая, начальство – идиоты и вообще у меня бабы четыре с половиной года не было.

Я подарил ему клетчатую рубаху, он нежно засмеялся.

Андрюха Полы Намыты, собирается в отпуск во Францию и пристает к Вовчику с вопросами:
-- Вовчик, как думаешь, мне в Лувр сходить?

Вовчик проявляет буддистское непротивление и такую же отрешенность. На слова не реагирует, то есть, зовут – не откликается, спрашивают – не отвечает. Из всех слесарей замечает, только Колю Кузнецова, скользящего, как тень отца Гамлета , в сиреневой дымке над утренней канавой.

27

Коля почернел и похудел, получив гордое прозвище «Чих-Пых», запирается в кандейке сантехников и ведет там таинственные переговоры с дежурным слесарем. В результате, они бегают в туалет с сикалкой, чего-то разбавляют.
В остальном, все идет своим чередом. Диспетчер бьется в пароксизме страсти, начальники всех рангов – в идиотизме воли, а водители умудряются вырывать пантографы с корнем. С мясом.
Я, вот думаю, когда трамвай приезжает с разбитой мордой или его притаскивают с вырванным пантографом, во что они врезаются? В грузовик едущий по рельсам навстречу? В вертолет?
И вообще, мы больше не хотим быть, всяким там, слесарями. Хотим быть менеджерами. Например. Слесарь-механик – менеджер по резьбовым соединениям. Слесарь-электрик – менеджер высоких токов. Ну и понятно, по связям с общественностью, это – кондуктор.
Повышаем престиж профессии.
Иначе ни кто к нам не придет. Объявление о найме, чуть ли не Путин с Медведевым по телику читают. Не идет народ. Ни в какую. Между тем, положение наше хуже губернаторского (у него лучше). Наш мастер Серега, так и говорит:
-- Чисто дети.
Потом объясняет:
-- Женское поведение. Просто делают и все. Не думая.

28

По сравнению с Вовчиком Сидоровым, даже черепаха – скоростная модель.
Но есть виртуальный слесарь Олег Королев, обладающий нечеловеческой скоростью.
Про него мало что известно, а видел я его полтора раза. Или это был не он?
Как любое приличное пространство, пространство депо, населяют люди-легенды. Электрики – виртуозы и механики на пороге гениальности. Их вспоминают до сих пор и не только в связи с выдающейся пьянкой.
Электрик пономаревской смены Вова, говорит мне:
-- Ты знаешь, в чьем ящике раздеваешься?
-- Знаю.
-- Во. Это ящик Белова. Не урони марку. В смысле держи ее.
Легенда о слесаре Белове преследует меня с первого дня. Или со второго, не помню.
Так вот, Слесарь Королев, затмил своей неуловимостью даже мифического Ильина, визуализированного и разоблаченного. Можно встретить людей лично видевших его, но ни кто не признается в знакомстве с Королевым.
Есть еще люди – чистые функции и люди – не четкие голограммы. Некто – Денис, сведения крайне скудны. Андрюха говорит, что я его видел и хорошо знаю. Очень может быть. Но кто это такой?

29

Серега говорит Сидорову:
-- Вовчик, калорифер подключил?
-- Да (условно).
-- Вруби, проверим.
-- Что я тебе, экспериментатор, что ли?
Через час:
-- Сидоров, у 1202, левый габарит не горит.
-- А он вообще не горит.

Мы с Андрюхой ставили, отвалившийся напрочь кулачковый механизм. На «КеТеэМе». И выяснили какие чувства и конкретные выражения, вызывает отсутствие резьбы на болте и крепежной площадке.

Водка «Зеленая марка», состав:
Вода питьевая исправленная, спирт этиловый ректификованный из пищевого сырья «люкс», ароматный спирт сухарей бородинского хлеба, сахарный сироп, настой ржаного хлеба, вкусоароматическое вещество идентичное натуральному Ванилин.
Энергетическая ценность 224 ккал на 100 см3.
Водка пошла наваристая, как щи. Причем и хлеба не надо. Куда эти калории уходят? Сидоров тощий, как тень от велосипеда.

У Андрюхи мягкое фрикативное «г», он говорит:
-- Викторыч, дай мне хаек.
-- Хаек или гаек?
-- А, что есть, то и дай.

30

Купил Андрей Иванович, маленький переносной телевизор, он же DVD- плеер. Красивый такой, открываешь крышку, как у лэптопа, а там экран. Величиной с ладонь.
Андрей, когда что делает, то сам себе об этом рассказывает:
-- Так, включаем. О-па, загорелось. Открываем крышку. Вставляем диск. Так, нажимаем – плау.
-- Какое «плау»? Плей! – с превосходством среднего специального образования, радосто кричит Викторыч – Плау, блин – и еще долго переживает.
Андрюха, человек мягкий, ничего не отвечает, продолжает манипуляции.
В результате смотрим начало сериала «Мастер и Маргарита».
Тут выясняется самое загадочное. Из всех присутствующих, роман читал я один. Фильм не видел ни кто. Нормальному современному человеку, без подготовки, врубиться трудно. Поэтому я, в законное обеденное время, ложусь на топчанчик. Засыпаю. Будят меня в конце обеда и спрашивают:
-- В чем там дело? Пять серий пролистали, ни хрена не поняли.
-- А, я знаю
-- Это кто? – показывают на экран.
-- Дьявол.
-- А, это?
-- Поэт Бездомный.
-- Это?
-- Понтий Пилат.
-- Кто такой?
-- Прокуратор Иудеи.
-- Прокурор?
-- Примерно.
-- А, причем здесь Мастер и какая-то Маргарита?
-- Да, вобщем-то, не причем.
-- Спасибо, что объяснил.
«Мастер» воспринимается, как мастер своего дела или мастер смены. Что видимо соответствует замыслу Булгакова. Но не видно атрибутов мастерства. Верстака или бумажек с нарядами. Что еще раз доказывает, как страшно далеки все эти писатели от народа. Я молчу про Понтия Пилата и Иудею.
Территорию современного Израиля?

31

Умер Саша Лазарев, одноклассник моего младшего брата. Прекрасный умный парень. Это, фактически, следующее после нас поколение.
Грустно мне, сидя в канаве, размышлять об этом.

С нами, еще хлеще, любая смерть, хоть от молнии, комментируется, как смерть от пьянки.

Пришел корреспондент, фотографировал трамваи. Потом решил запечатлеть процесс ремонта и какого-нибудь героя труда.
Я торчал в первой канаве с гаечным ключом наперевес. В грязной кепке, в рваной куртке, рожа соответствующая. Корреспондент сфотографировал. Сказал, что из журнала «Плейбой». Я предложил назвать статью: «Русская интеллигенция в канаве». Хотя из меня интеллигент, как из Сидорова – космонавт.
Русская интеллигенция как вид исчезла.
Мой дед был таким, а отец уже русский джентльмен. Это не хуже, но немного другое.

ТЕЗИС – мутируем, в какую-то не ту сторону.

РУБРИКА -- СПАСИТЕ ЭТИ СЛОВА :
Слово – отнюдь.
Слово – впрочем.

32

Андрюха вылазит из канавы и говорит:
-- Вовчик, там «земля» отвалилась. Набей «землю».
Проходящий мимо Серега:
-- А то, мы набьем тебе морду.
Ответ Сидорова, мне расшифровать не удалось.
У Андрюхи новая тема разговоров – суп «Гаспачо». Где это все в нем помещается?

Пришел сегодня, в понедельник, на работу. На первой канаве дерутся специалисты отдела Главного механика. Один специалист стоял на стремянке. Другой пнул по ней. Первый упал в приямок. Вылез, чего-то вякнул. Второй в ответ заорал:
-- Ты, животное, меня не трогай – и ударил кулаком по стене.
Главный механик, стоящий поодаль, стал тактично давать указания.
Я их обогнул и вошел в раздевалку. Здесь, мастер ТО – 1, Вова Расправин, отнимал бухло у электрика Огурцова. Какую-то жидкость красного цвета, на дне «полторашки». Граммов семьдесят:
Огурцов – Отдай!
Расправин – Не отдам!
Огурцов – Отдай, я тебе за это бутылку коньяка куплю!
Расправин – Какого?!
И так минут пятнадцать, пока я переодевался. Закончилась дискуссия фразой Вовы Расправина:
-- Отдам полпятого, если конечно, сам не выпью.
Здесь что интересно?
То, что после обеда выяснилось.
Оказывается, Олега Огурцова, уволили еще накануне в пятницу. Забыли ему сообщить. А сейчас, Вова просит его написать объяснительную за четверг.
Все это немного сложно.
Олег от волнения писать не может и просит меня. Я пищу:
«Директору депо № 1 Зеленцову А. Г. , от слесаря-электрика Огурцова О. А.
Объяснительная:
В пятницу, 16. 05. 08. , я плохо себя чувствовал прямо с утра. Поэтому выпил банку «Джинн-тоника». Впредь не повторю.
Подпись».

33

Выяснилось три факта.
Первый – Луконину, накануне его исчезновения, выдали не сто рублей, а пятьсот.
Теперь точно побьют.
Второй – приходил Ананий Владимирович, устраиваться на работу.
Снова.
Третий – на ТО – 1, оформляется дядька, который сам не сумел написать заявление о приеме на работу.
За него писал Викторыч, он же и расписался, как Начальник Участка Ремонта.

ТЕЗИС – Всюду жизнь.

Спасите эти слова:
Мухлевать.
Зэкинский.
Гаспачо (спасти от Андрюхи).

34

Если время три часа, до конца смены – пять. А если пять часов – три.
Можно в рифму:
Если три – осталось пять,
Если пять – осталось три.
Приходи ко мне опять,
Посмотреть, что там внутри.
Ну и так далее. Развлекаю сам себя на канаве. Хотя развлечений и без этого хватает.

Я люблю простую одежду.
Потертые джинсы, майки, не новые кожаные куртки и прочее.
Купил себе рабочие керзовые ботинки. В депо получить спецовку или обувь, мыло и т. д. – антинаучная фантастика. Какие-то деньги выделяются, что-то даже покупается. Кому это все выдается? Хрен его знает. Шебуршатся втихушку с какой-то патологической обреченностью. Главный инженер говорит:
-- Я бы дал, но вы унесете домой.
А мы думаем: «Как не унести, если у вас, козлов, снега зимой в Арктике не выпросишь».

Рабы обманывающие рабов. Мы -- рабочие, обманутые рабы, все-таки благородней рабов командующих нами. У нас меньше суеты и больше похуизма.
Мы -- их презираем.
Они нас – не любят.

Разговаривали как-то о музыке, о том кто что слушает. Когда взаимные претензии закончились, участники диспута обратили внимание на меня. Молча сидевшего за столом. Коля Калмыков спрашивает:
-- А ты, Олег, чего слушаешь?
Перед этим обсуждали что-то типа армейского шансона и блатного вальса.
Ну, думаю, если сейчас скажу – Сару Брайтман и Тома Уэйтса, ребята меня убьют.

35

Мы теперь курим сидя на скамейке на свежем воздухе.
Серега Знаменский рассказывает:
-- Чтоб с Расправиным работать, нужна система. Я, пока он три раза не скажет, вообще ничего не делаю.
-- А когда скажет?
-- Когда скажет, уже кто-нибудь все сделал. На Тэ-О, чтоб не надрываться, должно быть или очень мало народу, например – двое, или очень много.

А Серега, который наш мастер говорит:
-- Прошлым летом, заявок на тормоза почти не было. Все трамваи заезжали без тормозов. В смысле с тормозами.

У нас в России, все не так, как в остальном мире. У нас даже не так, как в Москве. Россия, это не Москва. А Москва, соответственно, не Россия.
Иду на работу, вижу стоит «Порш Кайен». Мордой в помойку, жопой в хрущевку. Как раз по длине – от одной, до другой. И такое ощущение, что он стОит дороже этой четырехподъездной хрущебы.
Еще бы.

На канаве словоизвержение, как-то не четко разделяется по гендерному признаку. Если говорить без понтов, то не сразу понятно к кому и кто обращается. Если еще проще – не ясно, баба обращается к мужику, или наоборот. Как-то нейтрально все матерятся. Бисексуальный мат какой-то. Теряем национальное достояние – мат.

Мойщица тетя Вера:
-- А, где, Сидоров?
Андрюха Полы Намыты, он же Хаз-Була:
-- Придет, минут десять десятого.
-- Не к восьми?
-- Если выходить из дома полдевятого, к восьми не успеешь.

36

Сидел в кабине трамвая – растормаживал-затормаживал и читал записку водителя.
Воспроизвожу побуквенно:
«Пожалусто клюшку оставляйте на вагоне».

Витя-сварщиг, рассказывает о своих вариантах поправить материальное положение:
1. Сменить пол, стать проституткой, уехать в Тайланд.
2. Не менять пол, но жениться на Ксюше Собчак и отнять у нее акции Газпрома.
3. Сдать медь.

Во всех трех случаях, есть кое-какие сложности.
От меди, вообще, уже палкой отгоняют.
Потом Витя, немного подумал и добавил:
-- Или можно книгу написать. Типа «Гарри Поттера».
Еще помолчал:
-- Но ее уже написали.
Тут Знаменский говорит:
-- Ну, книжку, это Олег.
Вот я и пишу.

ТЕЗИС – Денег не хватает всем.

Спасите эти слова:
Кошелка.

Алкогольная мифология:
От пива алкашем не станешь.
Без разницы что пить, главное – сколько и как часто. На пиво подсаживаются, точно так же, как на любое другой спиртосодержащий напиток.

37

Викторыч – мне:
-- Что, ботинки выдали?
-- Ага, выдали. В магазине.
-- Да, раньше со спецодеждой было плохо. А теперь вообще никак.

Я все думал, как отличить раньше от сейчас, вот критерий – спецодежда.

Допустим, испачкал я руки. Техническоя грязью. Ну, вытер их тряпкой. Могу я попить чаю? Могу. Сижу пью, никого не трогаю. Товарищи мои, в это время, с хирургической тщательностью отмывают свои конечности стиральным порошком. Чтобы, тоже попить чайку. У нас такой файф-о-клок, именно, что в пять часов. И думаю я в связи с этим, что у некоторых людей, вся чистоплотность уходит в одно какое-нибудь действие. Например мытье рук. Вся уходит -- и омовение тела и стирка с глажкой одежды, и т. д. Полностью. Как государство Швейцария, входит размерами, в наш центральный парк, того же названия.
С другой стороны, может быть, парк называется «Швейцарией», потому что там, бормотуху плавлеными сырками закусывали?

Есть у нас паренек. Зажатый такой. Всегда на полшага впереди возможной обиды. Которую он ждет. И заранее отражает. Я как увижу его идущего вдоль канавы, стараюсь спрятаться. Лишь бы не раздражать.

Алкогольная мифология:
Чтобы спиться надо много лет.
У всех по разному. Кто спивается за месяц, а кого за десять лет не получается.

38

Ананий Владимирович, вновь на боевом посту. Не прошло и трех дней.
А вот с Серегой Знаменским незадача.
Пошел он аванс снимать, а там вместо трех тысяч – две.
В бухгалтерии говорят:
-- А, ну тебя. Может быть, ты завтра, вообще уволишься. Чего тебе три тысячи выписывать?
Подумал Серега и говорит мне:
-- Все. Ты последний остаешься, а я ухожу. Я же, то на ТО-1 работаю, то на ТО-2. и такое отношение, бухгалтерии ко мне, считаю деструктивным.
Так и сказал.

Сидоров, когда ищет оброненную мелочь а салоне, включает обогрев.

Мастер у него спрашивает:
-- Сидоров, что с вагоном?
-- Думаю.
-- Вова, ты бы открыл, поглядел.
-- Что я, должен неисправности искать?

Пошел почитал книжку трамвая. Водитель пишет: «Нет пальца, тэообразного». Пошел ставить палец – т-образный.

В депо, вообще много пришельцев, а некоторые по канавам прыгают, как снежные человеки. Сварщиг Витя радуется:
-- Эти, ну вылитые Йети, ети их. Еще берут меня с собой на рынок. В качестве консультанта. Компьютеры покупать.
-- Стакан, хоть наливают?
-- Нет. Я, как Робин Гуд, за так все делаю.

Андрюха Полы Намыты, предлагает мне в три часа:
-- Пойдем, чаю попьем?
-- Андрюха, мы же пьем в пять часов. У нас файф-о-клок.
-- Да. У нас все есть.
Знаменский говорит:
-- Лучше коньяку.
-- Чего это?
-- Того. Если мы начнем пить, через неделю окажемся на помойке. Но начать с коньяка и оказаться на помойке, это – карьера. Это достигнуть вершин лондонского дна. А если начать с очистителя, то это путь с помойки на помойку. Нет развития.
-- А у меня сосед, макулатуру собирает. И говорит не помойка, а свалка.
-- Он собирает на свалке. Мы лежим – на помойке.

39

После обеда читали приказы.
Во вторник отвалился кардан. Премии хотели лишить нас – ЕО – 4. Потом выяснилось, что после нас, трамвай ходил еще два дня. Тогда лишили бригаду ЕО – 1. Зато нас лишили за сход вагона.
Отвалилась шапка захвата.
Попала под колесо.
Вагон сошел.
Нас лишили.
Потом выяснилось, что после нас, вагон ходил шесть дней.
В следующем приказе, Олегу Огурцову, вместо увольнения, объявляли выговор. Вот как важно, умело написать объяснительную, она же меморандум о намерениях.

Алкогольная мифология:
Алкаши, это чмыри опущенные, которые под забором валяются.
Все равно, где валяться, можно в гостиничном номере за 1500 евро в сутки, а можно в канаве. Все равно в чем – в костюме от Джона Филипса, или в фуфайке.

40

Мифический Ильин, предложил подсчитать время ежемесячных опозданий Сидорова на работу. За двадцать пять лет безупречной службы. И перевести время в деньги, и вычесть.
Суммы предполагались астрономические.
А в это время, Сидоров сидит в теплушке и ест из банки красную икру пополам со сливочным маслом.
Мы втроём смотрим на него.
Вовчик доедает, облизывает ложку, и произносит :
-- Масло было вкусное.
-- Вот так. Из всей икры, вкусным было масло – говорит Андрюха, который принёс эту банку.
Потом продолжает:
-- Я дома щи сварил. Ем их уже недели полторы. Потому, что один. Никто больше не ест.
-- Чего это?
-- Говядины не было. Я из свинины сварил. А у меня дома, все такие чопорные, не едят, полы намыты, из свинюшек.

Народ у нас пьёт, по причине марсианского климата. Зима – круглый год. В промежутке между зимами – неделя одуряющей жары.
И ещё по причине тотального разделения интересов.
Пришёл слесарь домой поддатый, жена – наорала. Он с утра на работу – там тоже одни оскорбления. Никакой отзывчивости и чуткости. Что остаётся? Вечером выпить и домой. А там жена и всё по новой. Замкнутый круг. Надо кому-то остановиться уступить. Может слесарю, может жене, может начальству.
Совместить интересы.
Экономически выгодней.

ТЕЗИС – Хватит орать, пора увидеть жизнь глазами окружающих.

Алкогольная мифология:
Если много пьёшь и не падаешь – ты не алкаш.
Это вторая стадия алкоголизма. Организм – защищается. На третьей стадии – ты будешь падать после рюмки.

Спасите эти слова:
Ридикюль.
Резонёр.

41

Шантаж – оружие пролетариата.
Едва Серега Знаменский написал заявление на увольнение, как Викторыч, тут же предложил повысит ему разряд. Серега не согласился и сказал мне:
-- Допустим, споткнулись мы с тобой об чемодан. Там – евро, купюры – по-пятьсот. Мы люди умные и не начнем пить пятнадцатилетний виски. А начнем пить очиститель, но качественный. Потом, по-пьянке, разболтаем откуда деньги. И перепрячем. И забудем куда. И будем всю жизнь искать. И постепенно сойдем с ума.

В депо вернулся Коля Кузнецов. В ЕО – 3, механиком, к Пономареву Н. Н. Отрастил усы и вернулся, сказал, что с водкой покончено.

Андрюха Полы Намыты говорит:
-- Сидоров, иди сюда, я тебе кровь пущу.
Или :
-- У меня дома Мотя (маленькая собачка) сидит, голодный, как волк.
Или:
-- Дома меда нет! Вот событие, меда нет! Подумаешь, нет меда! Я, что им -- Вини Пух?

Еще Андрюха дружит с нашей местной собакой, по имени – Шунт.
Шунт, это такая хрень от трамвая. Плетеная стальная косичка. Нечто, вроде заземления.
Так вот, Андрюха и Шунт, при встрече радостно обнимаются, повизгивают и скачут вдоль канавы. Однажды они туда свалятся.
Но это ничего.
Это – рабочий момент.

Алкогольная мифология:
Хочу – пью, хочу – не пью.
Не надо ля-ля. Даже обсуждать это не серьезно.

42

Странные фамилии существуют в мире. За некоторые, прямо скажем, слегка неудобно.
Вчера читаю в телепрограмме – Майкл Хуи. Куда делась палочка над буквой «и», превращая её в «и» краткое?

Иногда мне кажется, что я соглашусь на любое занятие не похожее на производство:
Служить в армии.
Шарить по помойкам.
Вышивать гобелены.
Прыгать на батуте.
На любое. Не чего не хочу производить.

Андрюха сидит на скамейке около первой канавы. Мимо идет Сидоров.
-- Вовчик, полы намыты!
-- Чего намыты.
-- А, я говорю – намыты!
-- Да пошли вы все. В баню.
Андрюха вздыхает и говорит мне:
-- Я даже «Войну и мир» не читал.

Наш мастер, поменялся сменами с мастером ЕО – 2 Гервасьевым.
Герр Васьев, заступающий в смену после нас и привыкший, что мы работаем добросовестно, был шокирован. Доставшимися от предыдущей бригады трамваями:
-- Нет, это – поэма! Это, Ильин, я знаю. Это ж в каком состоянии? Раньше к людям относились. А теперь просто в душу плюют.
Он еще повозмущался и произнес магическое заклинание:
-- Но, мне, по херу!
Андрюха восхитился:
-- Юра, молодец! Юра, не боится! Ему – по херу! Не то, что некоторым!

ТЕЗИС – Похоже, не всем по херу.

Алкогольная мифология:
Можно тормознуть и пить по чуть-чуть.
Или бухать, или нет. Без вариантов. Алкоголик по чуть-чуть не может. Пламя -- бушует с то же силой.

43

-- Сидоров, полы намыты!
-- Да пошли вы все.
Традиция, знаете ли.

Мы с Андрюхой сидим у первой канавы и он рассказывает:
-- У меня грядка с огурцами, под пленкой. Завтра веревки натяну, чтоб огурцы вились.
-- Все по уму, Андрюха.
-- Не, не по уму. По книжке. Вчера пришли с Мотей из сада, она у меня упала, как труп. Как буд-то, я на ней пахал.
Тут подходит водитель и начинает жаловаться на плохо работающую дверь вагона.
Андрей Иваныч ему отвечает:
-- Потому что приварили не правильно. Надо было попросить Юру Панаева. Юра варит, хоть и аккуратно, но правильно.
Водитель сраженный безупречной аргументацией, уходит в диспетчерскую.
Появляется Сидоров.
-- Вовчик -- радостно орет Андрюха – завтра, день защиты детей от алкоголиков. Лучше возьми отгул. А то мы тебя загоним в резервацию. В Монако. Будешь разлагать.
Сидоров в ответ молчит.
Он купил себе фонарь.
Такой -- на голову крепится. Вращается в разные стороны. Наверное очень удобно, не пробовал.
Вера Анатольевна, как увидела, так сразу обрадовалась:
-- Ну, Сидоров! Ну, красавец! Ходит с лампой во лбу! Как уролог!

Одуряющий запах из сортира, захвативший все пространство ангара, прогнал нас со скамейки. Мы присели в теплушке. Только закурили, раздался грохот трамваев. Это заезжала на ежедневное обслуживание первая смена. Все вздохнули.
-- И откуда они только едут? – спросил Андрюха.
-- А главное, зачем? – добавил мастер.

Спасите эти слова:
Исполинский.

Алкогольная мифология:
Если закодироваться, то жизнь наладится.
А вот хер.
Нас не запугаешь.

44

-- Из всей недвижимой собственности, у нас только внутренние органы. И то не наши.
-- То есть как?
-- А так. В любой момент могут вырезать и продать.
-- Да, это аргумент.
Мы разговариваем с Андреем Ивановичем, утром в раздевалке.
Александр Павлович Боряков, поддерживает беседу из соседнего ряда металлических шкафчиков:
-- Это что. Вот у меня отпуск по графику в апреле, сейчас – июнь, а пойдешь, говорят, в феврале.
-- Ладно – Андрей надевает куртку – пойдем, Олег, погуляем по парку. Может, что найдем полезного. Например – шапку.
Шапку мы не нашли и вернулись в бокс.
Проходя мимо помещения, где стоят верстаки с нашим инструментом, заметили Сидорова, внимательно разглядывающего картонную коробку.
В коробке лежала всякая электрическая мелочь.
Глаза Сидорова, тускло блестели смутным вожделением.
-- Вот – говорит Андрюха – Вовчик, как Кащей. Чахнет. Хотя из ценностей, тоже, только одно яйцо.

Вечером мне позвонил старый приятель и сказал, что моя работа в депо, это предел падения. Что ниже, может быть лишь бомжевание, попрошайничество и похороны в безымянной могиле неопознанных трупов.
Очень может быть.
Но если это предел падения, значит отсюда путь на верх.
И вообще, мне моя работа нравится. И депо нравится и люди, которые здесь ремонтируют трамваи. Хорошо бы платили побольше. Тогда можно работать всю жизнь.
Потому что, я сам не знаю, кто я такой и чего хочу.
Может починять примус, в смысле – вагон.

45

Утро. Конец смены.
Мы с Андрюхой в теплушке.
Александр Павлович, уже пришел. Сидим курим. Заходит электрик Клочков:
-- Палыч, у меня двадцать семь рублей.
-- И чего?
-- Надо, что-то взять.
Потом обращается к нам:
-- А вы чего сидите? Время – без пятнадцати. Я в это время, уже переодетый.
Андрюха ему:
-- У нас мастер злой. Не отпускает. Вы бы с ним поработали.
-- Мы с ним работали. Прошлую смену. Пол восьмого, уже переодевались.
-- Ну, не знаю. Может он вас боится? Вы, вон какие. У вас с утра – двадцать семь рублей. А у нас смена тихая. Запуганная. Да, Олег?
-- Вестимо.
Андрюха вздохнул пару раз и разразился монологом, суть которого сводилась к следующему:
На хрена лепить туфту и выгонять вагоны в линию, абы как? Все одно их завернут. А за возврат, нас лишат премии. А нам денег на лекарства не хватает. Не лучше ли, оставить вагон на ТэО? Или делать, пусть медленнее, но качественнее.
Нет времени?
Оставить на ТэО.
Это их работа.
Харе, все проволокой подвязывать! Пора переходить на болты. А значит, оставить на ТэО. У нас болтов нет. У них тоже? Пусть ищут! Это их работа.
И вообще, достали.
Уйду на больничный.
Тут Зам. Директора по ремонту, который слушал весь монолог в дверях теплушки, подал голос:
-- Да ладно, Андрюха! Тебе один раз попало, а ты сразу на больничный. Мы у Главного инженера, на оперативке, каждый день крепчаем.
Но тут Андрюха, очухался от шока, вызванного появлением Зама. И вспомнив пароль и незыблемый лозунг, постарался выдать, как можно четче:
-- А МНЕ ПО ХРЕНУ,

46

Депо должно знать своих героев.
И мы их узнаем в лицо. Почти узнаем. Например, Колю Кузнецова, отрастившего усы, я узнал раза с пятого. Потому как он не пьет. Дней двенадцать. Трезвый, он какой-то необычный. Злой и загадочный. Даже походка изменилась. И глаз дергается.
Вот, что с людьми жизнь делает.

Олег Огурцов в отстиранной спецовке, бредет тихий и просветленный. На лице, радость человека, поменявшего, по-случаю, карму. На что-нибудь полезное. Ближе к канаве, в нем появляется целеустремленность. Я бы даже сказал – заинтересованность.
Чудны дела твои, Господи.
Хорошо, что ты нас не забываешь.
Печальны ангелы трезвости, но тверды её апостолы.

Чую, мне в этом депо, трудится до гробовой доски. Надоест механиком, буду маляром. Не маляром, так плотником. Или инструментальшиком, очень романтическая профессия. Выдаешь водителям клюшки, мечтаешь.
Кстати о клюшках.
У меня украли уже вторую. Кто-то из водил дернул. Надо делать новую. Андрей Иванович, по этому поводу негодует:
-- Их же гнут километрами. Каждый год. Куда они деваются?
Мне тоже интересно. Где они наши маленькие беленькие клюшечки?
Лежат в грязи на трамвайных путях?
Или им найдено новое применение? Какое?

Крутил я болты, закрепляя соленоид, а пробегавший мимо приямка Шунтик, лизнул меня в щеку. На что, вылизавший из кабины водитель сказал:
-- Заезжаю, я тут в парк. А он на рельсах лежит. Я ему сигналю. Ноль эмоций. Потом поднимает морду, а в глазах, такое, знаешь, выражение – а, что это здесь, за хуета катается? Я даже опешил. Привык он, знает, что не задавят – в голосе водителя слышалось печальное восхищение.

47

Когда трамвай тормозит, он некоторое время идет юзом.
Металл колеса, трется о металл рельса. Образуются, так называемые «лыски». Суть бесконечно малые прямые, из которых состоит любая окружность – удлиняются. У некоторых вагонов, колеса, уже не круг, а тетраэдр какой-то. Стучит так, что карданы, соленоиды и другая мелочь, сыпятся, как спелые яблоки. Виноваты, конечно мы. Потому что, заставить вышестоящих мудаков, вовремя снять вагон с линии и отдать колеса в проточку – утопия, почище Томаса Мора.

Наш мастер Серега уходит в отпуск. Заставляет Андрюху поработать за него. Тот брыкается, но потом сдается и идет писать заявление. Перед уходом спрашивает, как писать. Серега ему:
-- Ну, там, прошу вас перевести меня в мастера смены и так далее.
-- Не, я напишу честно. Меня заставляют и я согласен. Но с одним условием.
-- Каким?
-- Полная изоляция Сидорова!

К нам вернулся механик Говырин Евгений. Отдохнул маленько. Попил, полежал в связи с этим в больнице и вернулся. Теперь прячется от мастера Расправина, на четвертой канаве.
Я спрашиваю у Сереги Знаменского:
-- Чего это он?
-- Его Вовик, вчера весь день, заставлял делать все, что не надо.
-- Я сегодня, хрен буду делать. чего не надо – говорит Витя сварщиг – и чего надо, постараюсь не делать.
-- Это сложно. Но с опытом приходит – Серега докурил сигарету и пошел на канаву.

А я остался, и стал составлять мартиролог уволившихся слесарей.

Валера Сергеев – мой первый наставник молодежи. Аристократ типа писателя Бушкова. Носки не стирает, а покупает по десять рублей и выкидывает по мере их ветшания. Запугивал увольнением за некомпетентность.

Вова Репин, он же Репа – отличный специалист. Душевный человек. Знаменит многократными падениями, по пьяному делу, в ямы и приямки. Без малейшего ущерба себе и ямам. В первый мой рабочий день, посмотрел на меня мудрыми глазами вовремя похмелившегося человека и спросил:
-- Образование есть?
-- Нет.
-- Пьешь?
-- Нет.
-- Это плохо. Это очень плохо.

Леша Луконин – звезда полей и огородов. Человек, в течении месяца, способный уволиться за прогулы и устроиться обратно, три раза. Виртуоз рассеянного образа жизни.

Вот такие, в высшей степени достойные люди, были уволены за последнее время.

48

На этом я хотел закончить свои Хроники Депо. Но мне жаль расставаться с любимыми персонажами. Андрюхой Леденевым, Вовчиком Сидоровым, Серегой Знаменским, Серегой мастером, Витей сварщигом. Даже с Главным инженером. И я решил продолжить записки.


Теги:





0


Комментарии

#0 09:46  10-09-2009белорусский жидофашист    
меого так
#1 09:46  10-09-2009белорусский жидофашист    
мннго
#2 09:46  10-09-2009белорусский жидофашист    
сука. много
#3 10:39  10-09-2009Петарда    
Автор, ты молодец! Читаю с удовольствием
#4 10:52  10-09-2009я бля    
пиздатая статья, хоть и штук сто лишних запятых
#5 11:01  10-09-2009Pusha    
прекольный стиль изложения, мне нравится. Как в хороших фильмаках: сначала показывается куском отдельный монолог или небольшая сцена, патом камера замирает и голос за кадром уже озвучивает суть - либо человека, либо ситуации.
#6 11:02  10-09-2009Pusha    
Как например в "спиздили" или "карты деньги два ствола"
#7 11:09  10-09-2009chillim    
понравилось,

умеют люди жить и работать красиво

#8 11:15  10-09-2009Педераст    
Развиия мало. Но вааще надо публиковать - частями.
#9 12:59  10-09-2009Медвежуть    
Pusha, а чо такое "спиздили"?
#10 13:28  10-09-2009Pusha    
Snatch
#11 13:55  10-09-2009Это я, Эдичка    
Читать стоит, не смотря на многабукав. Автор в совершестве овладел стилем Довлатова. Но, к сожалению, уступает классику по всем параметрам. Когда я читаю Довлатова - я смеюсь каждые 30 секунд. Читая данный текст я засмеялся пару раз. После книг Довлатова на меня нападает меланхоличная грусть. После данного текста я написал этот комментарий.
#12 14:11  10-09-2009Глокая Куздра    
На Довлатова не похоже. Но читать стоит.
#13 14:14  10-09-2009Унтер-офицерская вдова    
Ага, только что хотела высказаться, что не похоже на Довлатова. Автор немного напоминает возлюбленного мною редактора я бля, мне понравилось, из-за этого (?)
#14 15:19  10-09-2009Это я, Эдичка    
Хуясе не похоже. Несколько случайных цитат из текста вперемешку с цитатами из Довлатова (подгонкой особо не заморачивался, но для сравнения стилей - достаточно):

--

Получили листочки с зарплатой. Я увидел сумму и споткнулся, все радостно закричали – ты что пьяный? Он пьяный, пьяный, мы подозревали, что он только притворяется не пьющим, а сам бухает в тихушку! Пришлось признаться.


Выносил я как-то мусорный бак. Замерз. Опрокинул его метра за три до помойки. Минут через пятнадцать к нам явился дворник. Устроил скандал. Выяснилось, что он по мусору легко устанавливает жильца и номер квартиры. В любой работе есть место творчеству.


Андрюха вылазит из канавы и говорит:

- Вовчик, там «земля» отвалилась. Набей «землю».

Проходящий мимо Серега:

- А то, мы набьем тебе морду.


Вольф говорит:

- Недавно прочел "Технологию секса". Плохая книга. Без юмора.

- Что значит - без юмора? Причем тут юмор?

- Сам посуди. Открываю первую страницу, написано - "Введение". Разве так можно?


Андрюха говорит:

- А, чего? Я хайки открутил, поменял – потом замечает меня и быстро поправляется – мы поменяли, в смысле – Олег.


Моя жена говорит: - Комплексы есть у всех. Ты не исключение. У тебя комплекс моей неполноценности.


Андрюха, голова два уха, друг и напарник говорит:

- Вовчик, гад, обозвал меня пьяницей. Никогда в этой стране ничего хорошего не будет.

- ?

- Помнят, сволочи, исключительно плохое. Вот если бы помнили хорошее, всё и было бы хорошо.

- Трезвая мысль, Андрюха.

- Это не я. Это – Солженицын.


Беседовали мы с Пановой.

- Конечно, - говорю, - я против антисемитизма. Но ключевые должности в российском государстве имеют право занимать русские люди.

- Это и есть антисемитизм, - сказала Панова.

- ?

- То, что вы говорите, - это и есть антисемитизм. Ключевые должности в российском государстве имеют право занимать ДОСТОЙНЫЕ люди.

--


NB: Ни в коем случае не сравниваю степень таланта мастера и подражателя.

#15 22:59  10-09-2009Глокая Куздра    
Мне кажется, чисто технически сходство, можт, и есть, но настроение совершенно другое. Сходство можно найти, если читать/цитировать Довлатова урывками. Если в целом, погружаясь - нет, этот автор совсем иначе разговаривает.
#16 23:55  10-09-2009Это я, Эдичка    
Так о чем я и написал первый комментарий - техника похожая, а суть разная.
#17 14:44  12-09-2009docent    
Молодец! Шесть с плюсом, землячок. Жду продолжения.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
16:58  01-12-2016
: [21] [За жизнь]
Ты вознеслась.
Прощай.
Не поминай.
Прости мои нелепые ужимки.
Мы были друг для друга невидимки.
Осталась невидимкой ты одна.
Раз кто-то там внезапно предпочел
(Всё также криворуко милосерден),
Что мне еще бродить по этой тверди,
Я буду помнить наше «ниочем»....
23:36  30-11-2016
: [53] [За жизнь]
...
Действительность такова,
что ты по утрам себя собираешь едва,
словно конструктор "Lego" матерясь и ворча.
Легко не дается матчасть.

Действительность такова,
что любая прямая отныне стала крива.
Иллюзия мира на ладони реальности стала мертва,
но с выводом ты не спеши,
а дослушай сперва....
18:08  24-11-2016
: [17] [За жизнь]
Ночь улыбается мне полумесяцем,
Чавкают боты по снежному месиву,
На фонаре от безделья повесился
Свет.

Кот захрапел, обожравшись минтаинкой,
Снится ему персиянка с завалинки,
И улыбается добрый и старенький
Дед.

Чайник на печке парит и волнуется....
07:48  22-11-2016
: [13] [За жизнь]
Чувств преданных, жмуры и палачи.
Мы с ними обращались так халатно.
Мобилы с номерами и ключи
Утеряны навек и безвозвратно.

Нас разстолбили линии границ
На два противолагерные фронта.
И ржанье непокрытых кобылиц
Гремит по закоулкам горизонтов....