Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Графомания:: - Лифт в подземелье. Части 3,4,5.

Лифт в подземелье. Части 3,4,5.

Автор: Suralich
   [ принято к публикации 09:04  24-09-2009 | я бля | Просмотров: 247]
Девять человек, не шевелясь, стояли напротив стальной махины ГРК, вокруг корпуса которого, не касаясь его, мелькали поблескивающие полированными гранями лезвия. Игорев, с минуту, присматривался к своему детищу и, наконец, облегченно выдохнул:

– Все нормально, он был отключен, теперь просто тестирует системы, – после чего извлек из недр спортивной сумки необычно толстый ноутбук и, напевая какой-то шлягер, начал стрекотать клавишами.

Все остальные снова приступили к поиску документов и прочих сохранившихся носителей информации, лишь Скрынников подошел к Александру и заглянул в светящийся синим экран. Судя по всему, тот только что успешно подключился к напугавшему их роботу по радиоканалу и теперь считывал показатели, коих было множество:

– [… Заряд батарей 36%...количество запасных пластин 184…системы функционируют в пределах допустимых норм…].

– Что-то не так? – спросил уткнувшегося в экран напарника Андрей.

– Сам посмотри, – тот в ответ протянул ноутбук и нажал несколько клавиш. – ГРК №2 валяется посередине комнаты, – на всякий случай, прокомментировал он изображение, смысл которого с трудом, доходил до обоих.

– […ГРК №2 поломка…ГРК №3 показатели в норме…ГРК №4 показатели в норме…ГРК №5 показатели в норме]. Шло время, но сообщения все продолжали поступать. Последним, что высветилось на экране, было – […ГРК №67 показатели в норме… ГРК №68 в процессе производства…ГРК№69 в процессе производства...ГРК №70 производство приостановлено из-за недостатка биологических материалов].

Александр, вокруг которого уже собралась вся группа, лихорадочно долбил по клавиатуре. – Это невозможно, их всего два. Этого просто не может быть.

– Может. Как минимум еще один, кроме этих точно есть, вспомни запись. Так что отключай его к дьяволу, – принял решение Скрынников, показывая на «висящий» десяти сантиметрах от пола цилиндр. – И срочно собираем всех в актовом зале. Воины, у нас ЧП – объявляйте код «Красный», – это уже относилось к охранникам.

7 августа 2012 года.
Первый этаж подземной лаборатории «Лотос». Конференц-зал.
Общее собрание с участием представителей министерства обороны.

Всего в зале собралось более ста человек. От количества звезд на погонах рябило в глазах, да это и понятно – в числе приехавших было множество генералов и даже один министр. С работников лаборатории при входе в добровольно – принудительном порядке брали расписку о неразглашении. Первым о событиях в «Лотосе» докладывал Скрынников, как старший группы. Несмотря на обилие высшего начальства, голос его звучал уверенно, без заминок:

– Ситуация складывается следующая. Из-за вопиющего недосмотра техперсонала оба экспериментальных ГРК не были должным образом обследованы после испытаний. Результатом стал сбой (предположительно программный) в работе одного из них и гибель восьми человек. Плюс безвозвратно утеряны материалы ряда исследований. Оставшийся робот функционирует нормально, сейчас деактивирован и, к настоящему моменту, разобран для детального осмотра. В ходе отчета он, по закрытому каналу, выдал информацию еще о шестидесяти восьми машинах, две из которых в процессе производства и одна законсервирована. Что это значит – пока неясно.

– Ну, эту проблему мы решим быстро, – поднялся с места непривычно молодой, около сорока лет, генерал-лейтенант. – Можете сесть Андрей, теперь я продолжу. – Итак, коллеги. То, что вы сейчас услышите, не просто секретная информация. Сразу отмечу – любая утечка повлечет предельно тяжелый сценарий. Обвинение в государственной измене и разглашении гостайны – меньшее, из того, что грозит за неосторожность. Так что отнеситесь с максимальной ответственностью, – как бы подтверждая сказанное, генерал обвел аудиторию тяжелым взглядом и продолжал:

– Помимо экспериментов «Лотоса», в тех же направлениях велись многочисленные военные разработки. Так, в частности, с помощью ваших роботов, отличных – надо сказать – машин, мы на 96% реализовали долгосрочную оборонительную операцию «Десант». Что такое «Десант» – мера, направленная на предотвращение захвата наших территорий враждебными силами. Ни для кого не секрет, что в последнее время, резко обострились отношения с Китаем, Индией, США, не говоря о прибалтийских государствах и, собственно, Европе. Территориальные и ресурсные претензии, равно как и резкость тона, с которым они озвучиваются, растут с каждым днем. США и Китай, например, уже разработали, как они говорят «превентивно», детальные планы по подавлению наших оборонительных систем с последующим захватом территорий. Ставкой последних пяти лет в вопросах обороны для нас стали ГРК, – говоривший усмехнулся, глядя на оторопевшие лица «белых воротничков»:

– Под каждым городом – миллионником развернута мощная оборонительная система, которая включает в себя помещения для размещения самих роботов и обслуживающего персонала, различные лаборатории, производственные цеха. Лифтовые шахты отдельных зданий модернизированы и связаны с подземными базами. Теперь, если и будет предпринята попытка захвата, не важно, какими псевдодемократическими основаниями ее сопроводят – победителей не будет. По сигналу из центрального штаба в каждом населенном пункте на поверхность выйдут сотни ГРК. На что эти машины способны – вы в курсе. Теперь нас можно уничтожить, как государство, но захватить территорию невозможно. Во всяком случае, на существующем уровне технологий. К тому же мы немного модернизировали вашу систему. Во-первых, в плане брони и длительности автономной работы, ну и еще некоторые мелочи, – тут монолог генерала прервал вскочивший Скрынников Андрей.

– Мелочи, так понимаю, это полное снятие ограничений на использование тканей мозга человека и передача роботу большей свободы в принятии решений, верно? – не дожидаясь комментариев нахмурившегося военного, он почти кричал. – Гибель спецгруппы ФСО, которую вы заблаговременно нам выслали на видео, и есть результат ваших «мелочей»? Тогда два закономерных вопроса – сколько вашего «металлолома» в результате спятило и что сейчас происходит на этих базах? – отдышавшись, не глядя на шепчущихся в первых рядах «представителей», Андрей сел обратно.

– Ну, вот вы и сами догадались, – невозмутимо продолжил генерал. – Поэтому ходить вокруг да около не будем. Испытания системы прошли успешно, и следующим этапом должна была стать разработка доктрины нападения. Десяток таких машин в Вашингтоне – зрелище, которое не оставит равнодушным никого, – генерал от души рассмеялся собственной шутке: – Но все машины, с которых сняли ограничения, внезапно перестали подчиняться командам из центра. Обслуживающий персонал, судя по всему, полностью уничтожен. Подняться на поверхность сами роботы не могут. Шахтные транспортеры активируются только из генштаба. Сложившееся положение необходимо ликвидировать максимально быстро, так как обороноспособность государства многократно снижена. Вы уже слышали, что ставка сделана именно на ГРК. В результате отвлекающих совместных программ с США весь наш ядерный арсенал утилизирован. Так что не смею вас больше отвлекать. Всю необходимую информацию уже получил ваш руководитель, – при этих словах генерал указал на руководителя «Лотоса» Андреева Николая. – Ограничения доступа сняты, к месту базы, которая «вышла из строя» первой, вас доставят вместе с необходимым оборудованием уже сегодня. Полномочия и задачи по прибытии.

– Это Питер? – высказал догадку один из слушателей.

– Это Москва, – прозвучал ответ.



В Москве группу Скрынникова (негласно их называли именно так) встретил в аэропорту молодой надменный лейтенант, он же доставил всех в простенькую гостиницу «Первомайская». Это многолетнее, живописно обшарпанное здание сумело сохранить все атрибуты постсоветского периода, когда спорный вопрос принадлежности гостиницы возникал строго в момент «распила» выручки. Потертые дорожки в коридорах, пузырящиеся, в пятнах, обои, и покрашенные белой «больничной» краской оконные шпингалеты на дверях ванных комнат. Вне всякого сомнения, руководство, таким образом, решило сразу указать на место, которое группа будет занимать в столичной армейской иерархии.

Для себя Андрей сразу решил, что ни он сам, ни его люди роль бессловесных пешек играть не станут. Если ранее «вояки» без зазрения совести использовали все их секретные разработки, имели наглость вносить изменения, на которые не решались даже специалисты «Лотоса», которые были примерно порядок опытнее даже самых «продвинутых» зарубежных коллег, не говоря о местных армейских,– то теперь роли переменились. Нужна помощь группы, извольте слушать и выполнять. И начинать проявлять характер следовало именно с лейтенанта и этой зачуханной гостиницы.

– Товарищ военный, – обратился, было, Скрынников к сопровождающему. – Не товарищ военный, а товарищ лейтенант, – назидательно оборвал его безусый двадцатилетний юноша, судя по всему, недавний выпускник военной кафедры одного из многочисленных вузов. – Ждите здесь, позже я подойду и выдам ключи, – закончил он в том же тоне, не удосужившись выяснить, что именно от него хотели.

– И все же послушай меня, говнюк в погонах, – услышав от Андрея подобное, остальные остановились и с интересом ждали продолжения. – Ни тебе, ни твоему руководству формально мы не подчиняемся. Беды ваши лично мне безразличны, сами напортачили, сами разгребайте. В этом клоповнике…генерала как зовут, ну который на совещании говорил? – оторопевший лейтенант неуверенно промычал что-то похожее на «Геннадий Мхлыч».

– Вот, «Мхлычу» своему прямо сейчас передай. Гостиница должна быть хорошей. Если эта дыра считается нормальной, тогда в выборе другой руководствуйтесь терминами «сказочная» и «волшебная». Для доставки к месту и обратно – машины или микроавтобус. На вкус ваш больше не полагаюсь, посему иномарки. Питание двухразовое. Кашу в котелках не предлагать. И, главное, мы сюда работать приехали, вопросы быта занимать не должны вообще. Не устраивает, скатертью по…в общем не сработаемся, – оглянувшись на хихикающую Настю Синчеву, Андрей завершил монолог бодрящим хлопком по плечу лейтенанта, от которого тот едва не упал. – Бывай служивый, мы в кафе рядом будем, – пересмеиваясь, все пятеро вышли из гостиницы и двинулись к уютной кофейне через дорогу напротив.

Спустя двадцать минут через панорамное окно Андрей, Олег Каспаров и Александр Игорев (супруги Синчевы пошли прогуляться по столице) увидели летящего во весь опор кривоногого лейтенанта. Было даже удивительно, как сильно он переменился за столь короткий период. Очевидно, попыткой сэкономить на гостинице, предприимчивый военный намеревался поправить собственный бюджет, чего в корне не одобрило начальство. Но теперь, все препоны были устранены. Пересилив дрожь, лейтенант, наконец, сумел указать пальцем на стоящие поодаль машины, которые должны отвезти группу в более подобающее место. После чего, окончательно утратив былой лоск, гордость российских вооруженных сил удалилась в неизвестном направлении.

Выходя из кофейни, Скрынников купил свежий номер газеты «Вести», у оборванного уличного мальчишки, сильно напоминающего таких же торговцев времен царской России.

«Вести» от 08/08/2012
Число пропавших без вести растет!
Стальные убийцы бродят по городу!
Правительство скрывает правду!

Помимо эффектных заголовков, в номере было море интересной и, главное, полезной информации. Как выяснилось, военные слегка исказили реальное положение дел на последнем совещании в лаборатории. Либо, как вариант, за последние сутки положение сильно изменилось. Поскольку на первой полосе, на фоне разрушенного здания, во весь рост красовался уже знакомый металлический цилиндр с дымкой вращающихся вокруг корпуса клинков – боевая автономная система ГРК-2008. Конечно, этой подписи под фотографией неизвестного автора не было, но она имела полное право там быть.

– Куда мы едем, – обратился Андрей к мощной, коротко стриженой голове водителя. – За кольцевой у нас база с лабораторией. Все уже собрались, ждут только вас, – прозвучало в ответ.

По прибытии в место назначения на группу обрушился шквал информации. Последние сутки были богатыми на новости. Докладывал тот же генерал, что и в «Лотосе» – по-видимому, это и был загадочный «Геннадий Мхлыч»:

– Зафиксированы три случая выхода роботов на поверхность. Как им это удается – непонятно. К настоящему моменту разрушены и поставлены под охрану все наши шахтные подъемники. Далее – на людей внимания они практически не обращают, исключение составляют лица мужского пола в возрасте 15-20 лет. Камера зафиксировала, как ГРК начал преследовать одного такого прохожего, отсек ему голову, затем захватил ее силовым полем и после этого скрылся. Объяснить подобную избирательность мы не можем, к настоящему моменту известно о двадцати погибших.

– Места, где они выходят на поверхность, удалось обнаружить. Это глубокие «норы» в земле, чей диаметр на 15-20% превышает диаметр цилиндра ГРК в зоне максимального утолщения. По одной такой мы отправили зонд, он добрался до помещений одной из вышедших из-под контроля баз, в трех километрах под землей. Сразу на выходе был уничтожен. Кем – думаю понятно.

– В нашем распоряжении имеется семь роботов, с возможностью удаленного управления. Двумя из них мы попытались проникнуть по следу зонда. Первая попытка не удалась, сразу же по выходе он подвергся нападению. Оператор попытался активировать клинки и силовое поле, это получилось, но из-за плохого сигнала – еще бы, такая толща земли – управление было затруднено, нормально реагировать на действия противника невозможно, наш робот был уничтожен. Вторая попытка стала более удачной, следом за ГРК мы спустили оператора, примерно на две трети туннеля. Сигнал был лучше, робот отлично управлялся, но в конечном итоге и это не помогло. Те машины, что находятся под землей, не обладают полноценным разумом, но, ограниченно, способны к обучению. Этого, впрочем, достаточно для мгновенной оценки действий соперника и адекватной реакции на них. Постоянно меняя высоту вращающихся клинков, противник буквально распилил нашу машину, после этого начал преследовать оператора. Дальше по тому же сценарию, вытащить парня мы успели, ГРК выскочил на поверхность почти сразу за ним. Но отсечь огнем эту дрянь не получилось, там броня … – тут последовал ряд непечатных выражений.

– В общем, он оператору голову снес и вместе с ней убрался обратно в яму. Мы ее, конечно, завалили, а толку. Парню двадцати не было, – тут генерал сел и обратился к группе Скрынникова. – Если есть соображения, прошу высказывать. Ситуация критическая, сами видите. Прессу мы пока пытаемся притушить, но произойти может все, что угодно. Стоит признать – как справиться со всем этим, мы пока не знаем. Как они наверх то вылезают, сволочи.

– Тут ничего непонятного как раз нет, – взял слово Олег Каспаров, лучший специалист по вооружениям НПФ «Лотос». – Конструктивно возможность перемещения в плотной среде для ГРК предусматривалась еще на стадии проектирования. Расположив лезвия под определенным углом к корпусу, мы получаем форму, близкую к привычному сверлу. Поэтому, если на пути к поверхности нет скальных пород, машина вполне может проложить путь наверх и довольно быстро передвигаться по нему. Что они и делают, собственно.

– В соответствии с твоей теорией они должны отлично плавать, верно? – уточнил Андрей.

– Ну, разумеется. До двухсот километров в час на поверхности мы их сами разгоняли. Думаю, максимальная скорость гораздо выше. Под водой, что естественно, они будут передвигаться гораздо медленнее, но все равно быстрее, чем вся доступная нам техника.

– Почему они начали убивать? И так избирательно, – задал вопрос генерал, обращаясь к Скрынникову.

– У меня есть идея, но боюсь, она никому не понравится. Возрастная группа, интересная им, наиболее устойчива и, в то же время, гибка с точки зрения возможностей разума приспосабливаться к разного рода новшествам. Иначе говоря, они легко смогут осознать себя частью машины и не сойти при этом с ума. Это конечно предположение, но тем не менее. Геннадий Михайлович, ваши местные спецы могут оперативно организовать телеконференцию с «Лотосом»?

– Слышали? Приступайте немедленно! – скомандовал тот подчиненным.

Вскоре на экране замелькали знакомые очертания Нейвинской лаборатории. Изображение было четким, звук тоже шел без помех. – Николай Иванович, – обращаясь к руководителю «Лотоса», заговорил Андрей. – Вы можете активировать оставшийся у нас ГРК и взглянуть, сколько машин он насчитает на этапе тестирования? Ну, помните, как в прошлый раз.

– В этом нет необходимости Андрей, – донеслось с экрана. – Мы не выключаем его вообще, робот непрерывно находится в режиме тестирования с момента вашего отъезда. За последние сутки поступили сигналы еще от пятнадцати ГРК. Походу военные доигрались со своими экспериментами окончательно. Клинки в силовом поле могут выполнять роль захватов или, если хотите, пальцев. Теперь у нас около сотни полуразумных машин, у каждой из которых – десяток рук. Своими лезвиями они как китайцы палочками могут сделать что угодно, с любой степенью точности. В том числе, предваряя твой вопрос, обрабатывать металл. К слову, даже при средней для них скорости вращения клинков, ГРК представляют собой довольно неплохие металлообрабатывающие станки… Я не вижу генерала на экране Андрей, он там?

– Мы все здесь Николай Иванович, – ответ прозвучал едва слышно.

– Говорил тебе, сучий ты потрох, умножать число операций, идущих за счет тканей человеческого мозга, нельзя. Тем более – логических. Ты как тогда ответил – «Не твое дело»? Теперь слушай меня, стратег недоделанный. Все свои полномочия, в том числе, полученные сегодня, я полностью передаю Андрею Скрынникову. Хотите вылезть из этого дерьма, слушайте его. Если повезет, ребята справятся.

На экране было видно, как говоривший открыл ящик стола, извлек оттуда пистолет и положил его на стол. – Андрей, Сычевы негласно занимались тем, совместным нашим с тобой проектом по полной интеграции человеческого мозга в эти чертовы машины. Определенных успехов достигли. Материалы и оборудование я вчера выслал самолетом, следом за вами, уже должно придти, – Андреев снова прервался, отпил воды из графина и продолжал:

– За всю ересь с удаленным управлением я в курсе, они пока не поняли, что это не компьютерная игра. Кнопок «save» и «load» тут нет. Машина на порядок быстрее действует, и человек в равных исходных условиях будет уничтожен с вероятностью 85%, вместе с роботом, которым управляет, – было видно, что слова даются руководителю «Лотоса» с огромным трудом.

– Как руководитель секретной правительственной лаборатории, осознавая все возможные последствия, официально заявляю. Для исправления сложившейся ситуации необходимо активировать проект «Ласковый монстр». Немедленно. Если количество неуправляемых ГРК достигнет, хотя бы, пятисот штук, остановить их мы уже не сможем, и оставшиеся в живых станут свидетелями появления новой расы. Полуразумной, мало на что способной, но доминирующей на всей территории не только нашего материка, но и планеты в целом… Не думаю, что роботы инициируют войну, они просто будут использовать людей как доноров мозга для увеличения числа особей своего вида. Неконтролируемое размножение, биологи должны знать. С другой стороны, «Ласковый монстр» – также означает тупик. Лично я в сложившихся условиях выбор сделал, прошу всех действовать, не оглядываясь на мое решение, – при этих словах Андреев быстро поднес пистолет к виску и нажал на курок. В зале совещаний царило молчание.



Проект «Ласковый монстр»
Совершенно секретно
Материалы секретной лаборатории «Лотос»
Личные записи Андреева Н.И.

Объект ГРК-2008 стал самым успешным за всю историю современной робототехники. Запредельная с точки зрения эффективности боевая система в совокупности с пусть неполноценным, но настоящим человеческим разумом не имеет себе равных. Долгие годы автономной работы, полное отсутствие соприкасающихся частей, а равно и износа, самые передовые материалы – машина просто бессмертна. Кроме того, это первый случай, когда мы, пусть неглубоко, но проникли в секреты работы человеческого мозга. Открывающиеся перспективы поистине безграничны.
Апрель 2010 г. Андреев Н.И.

Уже сейчас понятно, что отделенный от тела человеческий мозг никогда не должен получить возможность влияния на окружающую среду. Никаких средств воздействия, начиная от обычных манипуляторов и, заканчивая, управлением механизмами. Риск слишком велик. Результаты опытов Сычевых доказывают, что мозг вне тела – это уже не человек. Даже если индивиду удается сохранить разум, осознав отсутствие у него тела, его мышление необратимо меняется, теряя остатки привычной нам логики. День, когда интегрированный в машину разум получит возможность менять окружение может стать последним днем человечества. Кто знает, к какому решению придет машина. Поэтому, каждое действие в этом направлении должно многократно анализироваться. Даже банальное управление станком мы не можем передать машине. Где гарантии, что она не начнет модернизировать себя для обретения большей власти или производить себе подобных? Таких гарантий нет и быть не может.
Май 2011 Андреев Н.И.

Если следовать логике, мы не можем использовать разумных роботов вообще нигде. Даже исключительные вычислительные способности ограничены в использовании. Кто проверит созданный иным разумом процессор, все заложенные в него операции. Не будет ли там скрыт алгоритм, который, со временем, сыграет против человечества. Открывшиеся нам перспективы столь же огромны, как и исходящая от них угроза.
Июнь 2011 Андреев Н.И.

Как же велик соблазн сделать простейшего робота, наделенного человеческим разумом. Ведь можем же, реально можем. Но логика подсказывает, что предыдущие выводы верны. Этого нельзя делать ни при каких условиях. Что будет делать разумная машина, получив «руки»? Контролирующий ее человек способен отвлечься и заснуть. В этом ужас роботов, их нельзя отвлечь от цели. Нечеловеческие стремления и последовательность в действиях. Люди никогда не смогут сосуществовать с машинами, просто потому, что рядом с полноценным машинным разумом человеку места нет. Отсутствие алчности, невозможность предательства, готовность принести себя в жертву ради своего вида – все это, наряду с безграничными возможностями, делает роботов смертельно опасными для нас.
Июль 2011 Андреев Н.И.

09 декабря 2011 г.
Министру обороны А.Сердюкову

поставленная задача выполнена тчк создан модуль зпт содержащий изолированный полноценно функционирующий человеческий мозг тчк необходимости может быть встроен уже готовый корпус перспективной боевой машины зпт которая заменит грк2008 кодовое наименование ласковый монстр тчк испытаниям готовы приступать любой момент тчк андреев тчк

15 августа 2012 г.
И.о. руководителя лаборатории «Лотос» Игореву А.

Ситуация критическая тчк срочно приступить запуску проекта ласковый монстр тчк прибудем моменту активации машины тчк скрынников тчк

16 августа 2012 г. Объекты «Brain I» и «Brain II» в течение суток после пробуждения скончались от кровоизлияния в мозг, не выдержав нервного перенапряжения. Игорев.

17 августа 2012 г. Объект «Brain III» в течение суток после пробуждения сошел с ума. Предположительно причина неудачи – полное отсутствие поступающей извне информации. Зрительной, визуальной, тактильной. К сожалению, инициация соответствующих процессов занимает более двух суток. Остается только одно, искать более «стрессоустойчивый» мозг. Игорев.

07 сентября 2012 г. Показатели объекта «Brain IV» в течение суток после пробуждения находятся в пределах нормы. Установить контакт до подключения к нервным рецепторам мозга средств видео и звуковой связи не представляется возможным. Игорев.

20 сентября 2012 г. Показатели объекта «Brain IV» в течение трех суток после пробуждения находятся в пределах нормы. Сегодня началось поступление информации к каналам зрения и слуха. Игорев.

24 сентября 2012 г. После подключения к нервным рецепторам объекта «Brain IV» речевого синтезатора установлена обратная связь. Объект, по-прежнему, осознает себя полноценным человеком, считает, что находится во сне или бредит. Все время говорит про какой–то лифт. Судя по формулировкам, бывший военный. Игорев.



К сентябрю «набеги» с подземной базы полностью прекратились, загадочные исчезновения людей тоже. Как и в случае первой попытки проникновения на территорию роботов, когда погибла спецгруппа ФСО, жестокими, но отнюдь не чуждыми человеческой логике методами, машины просто дали понять – они не хотят видеть гостей. Во избежание возможных инцидентов таких попыток больше не предпринималось. Вместе с учеными «Лотоса» армейские специалисты сосредоточились на операции «Ласковый монстр».

Поначалу слухи о роботах-убийцах сильно взбудоражили людей. Некоторые спешно покидали города, другие, напротив, переезжали в районные центры. Военное министерство ограничилось публичным признанием в неудавшемся военном эксперименте. Подконтрольные правительству СМИ, коих подавляющее большинство, неустанно твердили о пагубности паники и всячески отвлекали внимание от произошедшего инцидента. Волна сериалов, спонтанные сообщения о скандальных событиях из жизни звезд и кучи другого информационного мусора успешно выполняли свою функцию, вскоре, если кто-то и вспоминал о роботах, то только в порядке анекдота или обычной страшилки.

Часть 3. Объект «Brain IV» Устинов Макс.

Последнее, что осталось в памяти – странная машина, отшвырнувшая меня к стене, затем вспышка боли и непроглядная чернота, которая длилась целую вечность.

Когда зрение вернулось, передо мной маячил щуплый херувимчик в белом халате. Долгое время он метался по комнате, тесно заставленной непонятным оборудованием с множеством экранов. Потом, когда понял, что я его вижу, подошел. Представился Александром и сообщил небезынтересную новость – теперь меня остался только мозг. В школе, как и большинство детей, я читал Беляева – «Голова профессора Доуэля». Но оказаться в роли одного из персонажей – головой на подставке… даже не головой на подставке, а мозгом в банке – это чересчур.

Кулаком по столу и то не ударить. Такая беспомощность шокирует. Если то, что от меня осталось, упадет на пол – хватит одной паршивой крысы, чтобы меня сожрать. Или, как вариант, кто-то нечаянно толкнет локтем банку. Трехлетний младенец в сравнении со мной – настоящий боец, против которого я не имею ни единого шанса.

Еще одна проблема – это сон. Никак не получается уснуть. Только сейчас я понял, какое это блаженство, иметь возможность закрыть глаза и заткнуть уши. Остановить поток информации из внешнего мира. Теперь это невозможно, приходится сутки напролет слушать и наблюдать происходящее вокруг. Мысль о суициде вертится в голове постоянно, но как с собой может покончить яблоко. Хотя яблоку легче, оно может хотя бы раскачаться на ветке и упасть. Если что-то не предпринять, можно сойти с ума. Уже схожу. Если сравниваю себя с яблоком.

На мое счастье, возможность разговаривать появилась. Уж не знаю, что именно сделали местные врачи, но когда пытаюсь говорить, откуда-то снизу звучит механический, скрипучий голос. Я болтал постоянно, то с кем-то из персонала, когда они делали что-то в комнате, то сам с собой. Лишь бы доказать себе, что еще что-то можешь, хотя бы разогнать тишину. Это сильно помогало, в конце концов, многие люди годами валяются полностью парализованными. Мне, в сравнении с ними, гораздо комфортнее. Ни тебе пролежней, ни уток. К тому же Александр сказал, что в таком состоянии я могу существовать больше двухсот лет. Это уже серьезная заявка на успех, как, бывало, говорил мой отец, подводник. В конечно итоге, Александр с товарищами установил прямо напротив… того, что было моими глазами (сам я так и не понял, чем именно смотрю и слышу) небольшой ЖК телевизор LG и теперь я сутками, когда не было процедур, смотрел новостной канал. Все как раньше. Один раз только мелькнуло изображение машины, похожей на ту, что напала на меня под землей.

В один прекрасный день в помещение, где я находился, вошла куча народу. Как следовало из объяснений, в нашу лабораторию прибыла группа, курирующая проект «Ласковый монстр», частью которого, как выяснилось, посчастливилось стать и мне. Не могу сказать, что перспектива оказаться внутри металлической кастрюли стала большой радостью. Но их руководитель, представившийся Андреем Скрынниковым, умеет убеждать. С его доводами мне пришлось согласиться, поскольку свобода передвижения, которую он пообещал, того стоила.

Первые ощущения в качестве ГРКII, как меня называют специалисты лаборатории, довольно странные. Во-первых, я вижу все, что происходит вокруг. То есть одновременно спереди, сзади, сверху. Такое панорамное, что ли, изображение. Как объяснил Андрей, это из-за того, что сенсоры машины подключены напрямую к нервным центрам. «Закрыть глаза» все так же не получается, датчики активны постоянно, и управлять ими я не могу.

Зато ходить, вернее, передвигаться получилось с первого раза. Как именно это происходит – не видно. Но скорость высокая, бегущий человек не имеет шансов. Правда есть проблемы с инерцией. Судя по толщине корпуса у меня вес, видимо, теперь логичнее говорить «мой, меня», в общем, вес тонны три, а то и пять. Спросить как-то постеснялся, а весов естественно нет. Из-за этого первая пробежка по коридору наперегонки с Александром закончилась полной моей победой и одновременно проломом в стене. Благо за ней был склад и никто, кроме пары стеллажей, не пострадал.

Гораздо сложнее с силовым полем. Первый же эксперимент с металлической тарелкой, которую я должен был поднять с пола и положить на стол, закончился сломанной ногой Александра Игорева. Он встал рядом как раз когда я попытался «отпустить» парящую над столом в силовом поле тарелку, отключив это самое поле. Тарелка приземлилась на стол, а я на ногу Саше. Слов, которые долго и громко говорил в мой адрес этот тихий ученый в отглаженном халате и элегантном пенсне, мне не приходилось слышать даже в казармах. В конце концов, и силовое поле сдалось растущим навыкам молодого робота. Ту же тарелку я мог положить куда угодно или вообще метнуть с силой, достаточной, чтобы пробить офисную перегородку.

Настоящим откровением стало управление длинными клинками из неизвестного мне сплава. В корпус их помещается до сотни. Техника работы с ними отличается от игр с тарелкой, большое количество предметов не позволяет даже на доли секунды отключить силовое поле. В противном случае падают все разом. Зато они вполне заменяют пальцы. Основным объектом применения этих клинков, что естественно, стал телевизионный пульт.

– Железный дровосек, ау, подъем. Макс, хорош дрыхнуть, – с привычной фразы Андрея начался очередной день экспериментов.

– Ты реально думаешь, что я сплю?

– Да кто тебя разберет, ты, по сути, сам себя еще не понимаешь, что уж говорить о нас, – он подошел ближе и взглянул на мерцающий экран телевизора. – Не надоело тебе сериалы смотреть. Ты ж елки палки боевая машина, надежда, можно сказать человечества. А смотришь черти что. Одумайся, мой железный брат, – Андрей хлопнул меня по металлическому корпусу и вышел из комнаты.

– Сегодня полевые, давай быстрее, – опять заглянул он в проем двери и окончательно исчез.

Смешной парень – чего «голому» собираться то. Поднялся, разогнав пыль из-под «ног». Никак не привыкну летать, не касаясь пола. Тычком выскочившего из корпуса стального (или из чего он там) «когтя» вырубил телевизор и плавно направился следом за Скрынниковым. В коридорах время от времени встречались сотрудники, их приветствую наклоном корпуса. Это мне нравится куда больше механического «здравствуйте». У лифта на поверхность уже собралась вся группа, ждали только меня.

– Привет, Макс. Как сериалы? Мы тут Санту Барбару нашли, тебе переписать? – это Игорев, оригинален, как всегда.

– Можно. А у тебя нога, кстати, как поживает? Если понадобится ампутация, готов помочь, – с этими словами я звонко щелкнул его по гипсу выскочившим клинком. В сущности Алекс неплохой парень, только занудный до жути. То часами заставляет меня «пилить» лезвиями какую-нибудь железяку, то испытывает клинки новой формы, которые намертво клинит в корпусе и вся лаборатория в полном составе сутки их выковыривает. Попутно вслух оценивая новую затею перспективного ученого.

– Как у тебя с ощущениями? Есть какой-то дискомфорт или провалы в памяти? – Настя всегда в работе. Очень увлекающаяся личность.

– Нормально все. Но уснуть так и не получается.

– Ничего, наши молодожены тоже спят мало, – в очередной раз шутит Игорев и тут же получает звонкий подзатыльник от Семена.

Наконец, лифт подходит и мы гурьбой заваливается внутрь. Ускорение постепенно вжимает в пол всех, кроме меня и через полминуты мы на поверхности. Полигон у «Лотоса» отличный. Окруженный четырехметровым бетонным забором с вышками по периметру, он немного напоминает концлагерь в начальной стадии строительства. Когда все выгрузились, Андрей Скрынников вышел вперед и обозначил дневную задачу:

– Сегодня день будет интересным. По просьбе военных, а мы знаем, что значит просьба военных, необходимо провести полноценный огневой контакт между Максом и тем танком, что стоит в дальней части полигона. Точнее, огонь будет исходить со стороны танка. Твоя задача Макс – добраться до него и развалить, как можно быстрее. У стандартных ГРК это получалось без проблем. Этот эксперимент убедит «вояк», что мы движемся в верном направлении, и, как минимум, боевая мощь нашего Макса, он же «ласковый монстр» (тут все заулыбались), не уступает их «консервам», которые прячутся под землей. Вопросы?

– Его же могут убить, Андрей, – вопросительно глядя на него, сказала Настя.

– Оставь, устанет он меня убивать, – я «выплыл» ближе к Скрынникову. – Когда начинаем?

– Да прямо сейчас. Саша, инструктируй, остальные на смотровую площадку.

Игорев торопливо рассказывал о подарке военных. Танк Т-80, управляется удаленно. Ракетой он может меня достать с пяти километров. Гладкоствольная 125-мм пушка с электромашинным приводом и автоматом заряжания – еще одна серьезная проблема. Плюс пулеметы 12,7-мм и 7,62-мм. Одно утешение, стрелять по мне танк начнет только после пересечения рубежа, отмеченного белой полосой. То есть сразу по сигналу «к бою» снаряд в лоб я не получу. Это радует.

– А как вообще против него воевать то? – Спросил я своего инструктора.

– Условия эксперимента, навязанные военными, предусматривают, что ты должен быть неподготовлен. Сам понимаешь, на них повлиять мы не можем. Я по идее даже этого тебе говорить не могу, – такой ответ ничуть не успокаивал. Первоначальная бравада уступила место тревоге.

– Толку от тебя. Ладно, дуй к остальным… и скрестите там пальцы, – в качестве напутствия я легонько подтолкнул его в сторону защищенной смотровой площадки.

Многотонная, защитного цвета машина, которая сейчас будет меня убивать, покачиваясь, двигалась на исходную позицию. Я, поднимая клубы рыжеватой глинистой пыли, переместился в отведенный мне сектор. Расстояние между нами было километра три. С легким шелестом из корпуса выскальзывали клинки и, подхваченные силовым полем, включались в общий хоровод. Их крутилось больше пятидесяти, когда слева в небо взвилась красная ракета – готовность номер один. Пустят следующую – и начнутся танцы. До белой черты метров пятьдесят. Интересно, а в танке ее видят? – одновременно со второй красной ракетой пришла в голову бодрящая мысль. Танк, взревев газотурбинным двигателем, двинулся мне навстречу. В очередной раз помянув недобрым словом генерального конструктора ГРК, который отказался от оружия в пользу бестолковых клинков, я, на максимально скорости, двинулся в сторону танка, под углом к нему. Сблизиться и не получить снаряд – другой мечты в тот момент не было.

Первый снаряд – осколочный, разорвался впереди, метрах в трех. Я успел сложить клинки веером перед собой, создав что-то вроде щита, в который ударил сноп осколков, а затем взрывной волной меня опрокинуло. Идея со щитом понравилась, но как только удалось подняться и вновь его собрать – следующий снаряд без малейших помех пробил «веер», сломав несколько клинков, и с жуткой силой ударил четко в корпус. Бронебойный, подумал Штирлиц. Боли не ощущалось, скорее какая-то ломота, похожая на контузию, в глазах двоилось. Еще не успев прийти в себя, даже не начав подниматься, почувствовал третье попадание – тоже бронебойным. Вот теперь пришла боль, пронзительная, слепящая. Не видя противника, я принял вертикальное положение и метнулся в сторону, услышав, как очередная болванка вонзилась в то место, где я стоял секунды назад. По корпусу ударила россыпь пулеметной очереди. Приходя в себя, я хаотично двигался, на максимальной скорости, постоянно меняя направление. Это чем-то напоминало «качание маятника» – прием уклонения от пуль. Только на большой скорости и пули были ну очень здоровыми.

Очередной удар, от которого содрогнулся корпус, я поймал полминуты спустя. Из-за него на какой то миг отключилось силовое поле и клинки, взрыв песок, разлетелись вокруг. Все происходящее виделось уже сквозь какой то туман. В этот миг, когда я валялся в окружении множества песчаных фонтанчиков, а по корпусу барабанной дробью молотили осколки и пули, пришла спасительная идея. На открытом пространстве подобраться к танку невозможно, оператор об этом знал и уверенно держал дистанцию, не оставляя мне шансов. Последнее, что оставалось – проверить теорию Игорева о приспособленности ГРК к перемещениям в плотной среде с помощью клинков. Речь шла не о земле, пока я буду имитировать «сверло» и зарываться, танк весь свой немалый боезапас засадит мне в корпус. Еще пара тройка попаданий и конец. От боли просто не смогу соображать. Оставался воздух.

Клинки пачками выскакивали из корпуса, ротор гироскопа выл на предельных оборотах, клубы пыли и песка накрыли полигон, сбивая прицел танку. Вокруг обожженного, в многочисленных щербинах, корпуса рождался настоящий смерч. С пронзительным воем лезвия сложились в одну ровную тонкую линию, напоминающую кольцо Сатурна.

Со смотровой площадки было видно, как из пыльного облака сформировалась высокая, метров тридцать, воронка, а уже из нее – медленно вылетел ГРК, окруженный тонким прозрачным поясом. Не дав оператору танка и минуты на принятие решения, металлическая глыба робота рухнула на боевую машину с высоты девятиэтажного дома. Из круговерти камней и песка, появившихся на месте танка, доносился визг рвущих металл клинков. Спустя минуту наступила тишина.

По полигону, в направлении смотровой площадки, пошатываясь, двигался Макс. Назвать его после увиденного «роботом» или «ГРК» не смог бы никто из группы, даже в шутку. Включая циничного Игорева, чьи постоянные, всем надоевшие эксперименты с формой лезвий сделали возможным этот спасительный короткий полет.


Теги:





0


Комментарии

#0 13:50  24-09-2009viper polar red    
сценарий звёзднава десанта 10. Названее автору удалось. остальное проскролел.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
09:03  03-12-2016
: [0] [Графомания]
Я не знаю зачем писать
Я не знаю зачем печалиться
На судьбе фиолет печать
И беда с бедой не кончается

Я бы в морду тебе и разнюнился
Я в подъезде бы пил и молчал
Я бы вспомнил как трахались юными
И как старый скрипел причал....
09:03  03-12-2016
: [0] [Графомания]
Преждевременно… Пью новогодней не ставшую чачу.
Молча, с грустью. А как ожидалось что с тостами «за».
Знаю, ты б не хотела, сестра, но поверь, я не плачу –
Мрак и ветер в душе, а при ветре слезятся глаза.

Ты уходом живильной воды богу капнула в чашу....
21:54  02-12-2016
: [5] [Графомания]
смотри, это цветок
у него есть погост
его греет солнце
у него есть любовь
но он как и я
чувствует, что одинок.

он привык
он не обращает внимания
он приник
и ждет часа расставания.

его бросят в песок
его труп кинут в вазу
как заразу
такой и мой
прок....
09:45  02-12-2016
: [23] [Графомания]
Я открываю тихо дверь,
Смотрю в колодец темноты,
И вижу множество потерь,
Обиды, бывшие мечты.
Любви погибшей силуэт,
И тех, ушедших навсегда,
На чьих могилах много лет
Растёт шальная лебеда.
Пои меня, моя печаль,
Всё то, что в памяти храню-
Возможно, жизни вертикаль,
Стрела, летящая к нулю....
14:17  30-11-2016
: [9] [Графомания]
РОЖДЕСТВО

— Так, посмотрим, что у меня из еды? — почесал затылок Петя, открывая холодильник. Там было не густо: половина палки колбасы, несколько ломтиков сыра на тарелке, да два апельсина — остатки вчерашнего пиршества. «Гляди-ка! Даже шампанское осталось!...