Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Графомания:: - Собачья печень.

Собачья печень.

Автор: pessoa
   [ принято к публикации 10:05  10-10-2009 | Raider | Просмотров: 718]
Молодой начинающий литератор Антон Хоботков лежал на диване в своей квартирке на четвертом этаже дома номер 17 на улице Грибоедова. На полу рядом с диваном лежал томик Булгакова в мягком переплете, заварочный чайник и синяя чашка. За окном серело осеннее небо. Антон Хоботков лежал на диване и размышлял. «Вот ведь как, — размышлял он, — всё ведь могло бы быть по-другому, совсем по-другому. Может не лучше, но не так, это уж точно. А сейчас-то ведь и не повлияешь уже на события – слишком большой разгон, инерция». Хоботков посмотрел в окно, затем отхлебнул холодного чаю из синей чашки и снова принялся размышлять. «Разве, вот, Жанна Д’Арк, — Хоботков задумался, — или, опять же, Роза Люксембург... Но ведь нет! Умолчали! Утаили! А как было бы здорово, если бы Филипп Филиппыч был, скажем, Евдокией Филипповной». Хоботков встал, прошелся по комнате и снова лег. «Ну да…Евдокия Филипповна Преображенская. Именно. Профессорша с мировым именем. Прошла трудный путь от лаборантки до самой верхушки. Какой-нибудь там профессор Ногтёв её, конечно же, недолюбливал, строил ей козни, всячески препятствовал, но она знала, что он расист и шовинист и продолжала упорно трудиться». Хоботков опять встал и подошел к зеркалу. «Но ведь женщин тогда в студентки не брали, — Хоботков задумался, — или брали, но мало. Опять же профессор Ногтёв…». Хоботков пригладил бороденку и снова лег. «Но если бы брали…». Хоботков закрыл глаза и немного полежал, не двигаясь. «Как известно, — снова начал он, — Филипп Филиппыч приютил на кафедре смышленого, но бедного студента Ваню и был ему даже чем-то вроде отца. А может даже отцом! – Хоботков даже присвистнул от удовольствия. – А как же, отцом и был. Вот и получается, что Евдокия Преображенская приютила на кафедре своего сына! Он как пришел в её кабинет, так она сразу и подумала: «Вот он мой Иванушка!». Инстинкт подсказал. Хотя потеряла она его ещё младенцем во время суматохи девятьсот пятого года. Или, допустим, его украли цыгане во время прогулки на пароходе. А молодой Борменталь даже не подозревает, что каждый день видит свою мать! — Хоботков хихикнул. — Вот ведь ирония судьбы». Он снова задумался. «А ведь Борменталь не так уж и дурён собой, поэтому кроме материнских чувств она еще скорее всего испытывает к нему тайную страсть – мужчин у неё ж практически не было, она ж всю себя отдала науке…разве что профессор Ногтёв…но это было только ради карьеры, а как только она получила профессорское кресло, так и отшила его. Вот он на неё и взъелся. И ни какой он не расист, а так…несчастный влюбленный…хотя и сволочь. Ну да ладно». Хоботков перевернулся на живот. «Значит страсть. И Борменталь видит эту страсть, хотя Евдокия пытается держать себя в руках…Но страсти-то ведь в мешке, как говориться, не утаишь. Вот и получается, что трудное положеньице у Ивана Арнольдовича: за брюнеточкой-то уже не поухлёстывать. Но ради карьерки, да ещё в Москве, можно и повоздержаться». Хоботков снова хихикнул и задумался. «А скажите-ка мне на милость, зачем это одинокой умной женщине брать себе в прислугу Дарью Петровну и Зину? Зачем ей склоки, шушуканья, флирт с клиентами? Ведь большинство клиентов и Преображенской – мужчины! А почему? Да потому, что она большой специалист в урологии! – Хоботков поднял указательный палец. — Уролог то бишь. Конечно, не надо ей всего этого. Поэтому совершенно естественно, что в прислугах у неё никакая не Дарья Петровна и Зина, а Денис Петрович и, допустим, Дима». Хоботков широко улыбался. «Вот тут-то и начинается интрига — Дима-то чертовки хорош собой. И Евдокия Филипповна весьма к нему неравнодушна!». Хоботков опять закрыл глаза и немного полежал. «А так как Дима думает только о том, как бы поступить в университет, то большую часть свободного времени он с Евдокией проводит в её шикарной библиотеке. А Борменталь ревнует». Хоботков перевернулся на правый бок и отхлебнул из синей чашки. «Но настоящая интрига начнется только в том случае, если Борменталь будет не сыном, а дочерью Преображенской! Например Еленой Арнольдовной Борменталь… И очень возможно, что она также является дочерью профессора Ногтёва, который что-то подозревает, но доказать ничего не может! Ай да Ногтёв… И что характерно, Елена Борменталь тоже очень неравнодушна к Диме! Ну и положеньице…Да ещё Изольда Швондер шастает туда-сюда. Тоже наверняка из-за Димы… Бедный парень». Хоботков встал и прошелся по комнате. Затем он подобрал с пола томик Булгакова в мягком переплете и подошёл к письменному столу. «Так, так, так…где это у нас…ага», — он сел за стол, взял ручку и принялся писать:

«— Дима! Я купила этому прохвосту краковской колбасы на один рубль сорок копеек. Потрудись накормить его.

— Краковской! Краковскую я сам лучше съем.

— Только попробуй! Я тебе съем! Взрослый парень, а как ребёнок, тащит в рот всякую гадость».

«Ну и дела», — пробормотал Хоботков. Он был очень взволнован. «Борменталь, значит, влюблена в Диму, но ничего не может сделать. Евдокия Филипповна тоже влюблена в Диму и тоже ничего не может сделать. Денис Петрович влюблён в Изольду Швондер…но у этих-то всё на мази: Швондер это на руку, ведь так она ближе к Диме». У Хоботкова от волнения тряслись руки. «Постойте, а ведь Шарик мог бы совершенно спокойно оказаться Жучкой, а Клим Чугункин – Климентиной Чугунок, по кличке Гжелка, с тем же набором – расширенная печень, алкоголь…да ещё в добавок проституция…а где проституция, там и триперок». На слове триперок нервы Хоботкова не выдержали, и он закричал. Затем, стараясь больше не думать об этом, он встал, быстро оделся и побежал к своему другу Павлу Пикасяну пить портвейн. Вот такая история, друзья. А вы говорите купаться...


Теги:





-2


Комментарии

#0 12:48  10-10-2009Семен Кефир    
Кружок "Весёлые трансвеститы". Необузданный поток больного сознания. Причём здесь Афанасьич?
#1 14:50  10-10-2009Алекс Дефорш    
Бля, более ужасной хюйни я никогда в жизни еще не читал...
#2 15:12  10-10-2009Пальма Мерцалова    
бывает..
#3 15:29  10-10-2009Лев Рыжков    
Замысел афтыря я, кажется, понял. Создать "Собачьему сердцу" мелодраматический бэкграунд. Но в воплощении афтырь проявил чудовищную небрежность и непродуманность. Изложил кое-как, да ещо одним абзацем. И что самое плохое - хотел шутить, а смешно не получилось. В общем, посмотрим правде в глаза, хуета получилась.

Ну, бывает, ладно. Но потенциал в тебе, афтырь, есть. Иначе с хуя ле тут с тобой возятся и под твоими текстаме пространные комментарии оставляют? Хуйарь ещо, но тщательнее.

#4 18:23  10-10-2009pessoa    
LoveWriter

Представь ситуацию: человек (Хоботков) лежит дома на диване, попивает из чашки холодный чай и... в голову ему лезу разные мысли...не важно какие по качеству...важно, что лезут. В таких в таких случаях продуманности может и не быть... креатив то чисто ситуативный... но это не защита...это так, скорее комментарий... может и хуета.


Комментировать

login
password*

Еше свежачок
13:58  20-02-2018
: [17] [Графомания]
Как-то сильно уже утомила зима,
Грязный снег и раскисшая слякоть,
И в лицо избивающей вьюгой шторма
Слезы льют, словно вынужден плакать.

Поскорей бы уже наступила весна,
Хочешь солнце в распахнутых ставнях.
И тепло из раскрытого настеж окна,
Вдруг желанным таким снова станет....
13:54  20-02-2018
: [12] [Графомания]
Разлетаются перья сомнений,
Жуткий холод гнездится в душе,
Затухает костёр наслаждений,
Взгляд тяжёлый прикован ко мне.
Слишком рано собою доволен,
Слишком поздно назад мне идти.
Много в жизни я сделал плохого,
И наверное меня не спасти....
03:20  20-02-2018
: [13] [Графомания]
Смеющееся было только название. Сам колодец был молчаливый. Некогда здесь собирались хиппи, чтобы покурить травку. Поэтому все говорили: смеющийся колодец. И еще говорили: нельзя ходить к смеющемуся колодцу. Маленький Витя однажды упал в него, и тела его не нашли....
02:38  19-02-2018
: [80] [Графомания]
Свой угол - это хорошо. Особенно в Москве. Речной вокзал, верх зелёной ветки. Ебеня, конечно, но окраина столицы всё лучше центра мухосранска.
Бабу бы ещё.
Эти три слога - Ба-Бу-Бы - были, наверное, первыми членораздельными звуками, которые произнесли наши пещерные прародители....
Быль.
Однажды бывший водитель СОБРа Иван Максимович (ныне пенсионер средней степени почетности) проснулся хмурым. Точнее как, он совершенно не собирался вскакивать ни свет ни заря, даром, что свое оттарабанил и хотелось утренней неги, но его к этому принудил чей-то настойчивый звонок....