Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Графомания:: - Лифт в подземелье. Глава 2. Часть 2.

Лифт в подземелье. Глава 2. Часть 2.

Автор: Suralich
   [ принято к публикации 15:32  16-10-2009 | Нимчек | Просмотров: 732]
Низкорослый, скорчившийся от страха человечек что-то невнятно лопотал, захлебываясь от волнения и пытаясь заглянуть в лицо крепкому, одетому в военную форму без знаков различия мужчине, стоящему у окна погруженной в темноту комнаты.

– Танат, я не хотел, прости… сам не понимаю, как так вышло, он на сопровождение меня посадил…. У меня с собой пушка, если бы ее обнаружили… пришлось стрелять, я ушел, не сомневайся, хвоста не было…

Мужчина у окна повернулся лицом к говорившему и сделал несколько шагов, из-за чего попал под свет настольной лампы. Зрелище было ужасным – вся левая половина его лица представляла собой искореженную чередой невероятных ударов плоть, узлы страшных шрамов, по-видимому, покрывали всю левую сторону тела, поскольку шея и кисть руки выглядели еще хуже, чем лицо:

– Ушел….говоришь, – голос звучал глухо, напряженно, говорившему явно приходилось прилагать немалые усилия.

– Танат, я клянусь, сам посуди, меня бы через квартал уже взяли, да эта урна и не запомнила меня даже…., – человечек истерически рассмеялся, когда тот, кого он назвал Танатом подошел и положил ему руку на плечо.

– Точно ушел, частоты все просканировали?

– Даже не сомневайся, мы с ребятами слушали, – в поисках поддержки он обернулся к стоявшим у дверей в комнату парням. Внезапно выражение его лица изменилось, губы двигались, словно пытаясь издать какой-то звук, глаза недоуменно моргали. Руки Таната на его плече уже не было – она держала странной формы нож, кончик лезвия которого торчал под кадыком человечка.

– Уберите труп. Машину на разборку. Найдите жену этого… и убейте ее, мало ли, что он наговорил, – резким движением Танат выдернул нож и тщательно вытер его о рукав упавшего на ковер трупа. Затем, не говоря ни слова, снова встал напротив окна.

ГРК. Из-за них он потерял все. Друзей, жену, детей. Не осталось даже могил – чтобы просто приложить ладонь к земле, под четырехметровым слоем которой лежат дорогие тебе люди – и тех не было. Все сгорело в беспощадном огненном шквале.

И вот теперь, когда появилась возможность нанести удар, причинить неуязвимому врагу, наконец-то, серьезный ущерб, один единственный кретин чуть не завалил все дело. Танат достал из нагрудного кармана френча фотографию. Улыбающиеся лица запечатленных на ней людей будили множество воспоминаний:

… Вспышка фотоаппарата, смеющиеся люди – друзья и родственники, все собрались, чтобы отметить получение очередного звания…

… Первый затяжной прыжок с парашютом – так страшно сделать шаг в пустоту и лучший друг помогает мощным пинком…

… Неудачная боевая операция, когда из-за просчета штабной крысы взводу трое суток пришлось отступать по высохшему руслу реки под шквальным огнем арабских наемников…

Возникавшие в голове картины менялись, но вспомнить главное – лица людей, их имена, обстоятельства увиденных событий – не удавалось. Прошлого не было – только набор картинок, отблески некогда сильных эмоций и силуэты в сером тумане.

Танат положил фотографию на подоконник, медленно провел кончиками пальцев по глянцевой прохладной поверхности… резко мотнул головой, словно пытаясь стряхнуть наплывшие разом воспоминания, и вышел из комнаты. В правом нижнем углу фотографии чернела надпись: «6 июля 2012 года».

4

Любое движение причиняло немыслимую боль. Левая половина туловища горела, будто в огне. Аккуратно ощупывая поочередно лицо, шею, бок он ощущал, как хрустит под мокрыми от крови пальцами костяная крошка, скользят ошметки мяса и кожи. На месте левого глаза остались только обвисшие веки.

Последнее, что он помнил – странный металлический цилиндр появившийся из черного зева туннеля, окруженный искрами, которые высекали автоматные очереди. Уйти не удалось, стоило повернуться к этой странной машине боком, как из ниоткуда взявшиеся огромные клинки с чудовищной скоростью начали кромсать плоть.

Позади в туннеле прогремело несколько пистолетных выстрелов. Значит, эта штуковина догнала кого-то из ребят, скорее всего Олега. Марат попытался найти автомат, но в пыли на полу удалось нащупать лишь несколько металлических обломков. Боль пульсировала в голове, но от индивидуальной аптечки, висевшей на поясе с левой стороны, осталась только пластиковая труха. Придется терпеть.

Аккуратно, чтобы не потревожить левую ногу, Марат развернулся и попытался ползти на звук выстрелов. Получалось так себе. Что делать безоружному с врагом, которого не взяли выпущенные в упор автоматные очереди он не думал, двигало только желание помочь друзьям. В глубине туннеля раздалось один за другим девять пистолетных выстрелов, но тише, чем в первый раз. Теперь стало понятно, что к чему – те, что громче принадлежали «магнуму» Олега.

Впереди раздалось гудение, цилиндр возвращался. Марат замер, прижавшись к стене. Непонятный робот, из нижней части которого струился красноватый свет, двигался плавно и тащил за собой бесформенный мешок, поднимая удушливую пыль. Вот здоровенная туша остановилась рядом. Теперь Марат увидел, что бесформенный грязный мешок – это Сатаров Олег. Вокруг его рта запеклась кровь, из груди торчала длинная металлическая полоса. Спустя секунды в здоровую ногу Марата воткнулась такая же, цилиндр загудел сильнее и двинулся дальше по туннелю, волоча за собой мертвого и живого, стиснувшего зубы до хруста от боли. Минут через десять Марат потерял сознание, бессильно опустив голову на здоровую руку.

Очнувшись от механического скрежета, он чуть-чуть приоткрыл глаза и осмотрелся. В огромном зале с каменными стенами и высокими – метров семь – потолками, вповалку лежали тела. Многие издавали стоны, шевелились. Каждые две-три минуты в углу открывалась дверь. Два запятнанных кровью цилиндра заносили труп без головы, бросали его в дальний угол на кучу таких же и забирали другого пленного. В том, что все здесь пленные Марат не сомневался. Как можно незаметнее он отполз в дальний угол, чтобы максимально отсрочить смерть. У одного из раненых, одетого в камуфляж, нашлась фляга воды и, главное, индивидуальная аптечка. Когда промедол унял боль – Марат сумел перевязать проткнутую насквозь ногу и другие раны обрывками одежды. От сильной потери крови накатила слабость, и он снова потерял сознание.

В очередной раз Марат очнулся от падения в ледяную воду. Сильное течение подхватило его и понесло, в кромешной темноте, в окружении сотен трупов. Он изо всех сил пытался удержаться над водой, пытаясь грести правой рукой. Другая рука и ноги даже не ощущались. Ему удалось вырваться из стремнины подземной реки и добраться ближе к краю, где течение было слабее и удалось немного отдышаться. Далеко торчащий из бетонной стены коллектора арматурный прут ударил Марата в висок, проломив череп.

5

12 июля 2012 года вызванные очевидцами спасатели подняли плывшее по реке тело в районе Новоарбатского моста. Нащупав нитевидный пульс, незамедлительно доставили спасенного в НИИ нейрохирургии имени Н.Н.Бурденко. После семи сложнейших операций и двух месяцев комы пострадавший пришел в сознание. Никаких сведений о себе сообщить не смог, документов при себе не имел – только расплывшуюся фотографию – разобрать сумели только дату – 06 июля 2012 года. С диагнозом «ретроградная амнезия» доставлен в московскую психиатрическую клиническую больницу №4 им. П.Б. Ганушкина.

Через два дня его определили в отдельную одноместную палату и каждый вечер накачивали успокоительным. Несмотря на это, каждую ночь он просыпался от собственного крика – чудовищная стальная машина надвигалась из темноты и кромсала его острыми как бритва клинками.

Примечание:
1. Танат (др.-греч. Θάνᾰτος, «смерть») — в греческой мифологии олицетворение смерти, сын Никты, брат-близнец бога сна Гипноса. Живет на краю света. Упоминается в «Илиаде».


Теги:





2


Комментарии

#0 00:23  17-10-2009Лев Рыжков    
Ништяг, афтырь. Мне пока все нравится.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
12:39  19-09-2017
: [0] [Графомания]
Мне говорят, а я делаю. Этим и живу. Скажут «бузить», буду грубым. Забуду хорошие манеры, забуду об этикете. Скажут «по-человечески», стану первым гуманистом на континенте. День города. Я прогуливаюсь. Толпа для меня точно море, обо мне писал Эдгар По....
07:54  16-09-2017
: [8] [Графомания]

Бывает ночь - что вырви глаз!
А осень лишь форма смерти.
Бывает - стих родится на раз,
Ну, а любовь - вырви сердце!

А в жизни только одни долги:
Проценты растут и пени.
А дни отлетают, вроде лузги.
И в тысячу лет - терпенье....
10:49  14-09-2017
: [16] [Графомания]
Очередная осень точит спину,
Промозглым ветром и косым дождём,
Сменить бы мне, до корда лысую резину,
С ней вместе масло, и тогда попрём!

Туда, где на сырых, покуда, склонах,
Ржавеет сталь подъёмников в лесах,
Где горы бреют брюхо небосклона,
Где скоро выпадут заветные снега....
10:48  14-09-2017
: [10] [Графомания]
Сентябрьский ветер гнал листву

По улочкам Замоскворечья

(Москве я близок по родству,

А также - акающей речью).



Белели листья в темноте,

Как будто рваные страницы.

Я на невидимой черте стоял,

Пытаясь отстраниться



От сентября и от тепла

Капризной городской погоды,

От жизни, что почти прошла

В конце семнадцатого года....
17:30  13-09-2017
: [7] [Графомания]
I. Сказки бывают разные

Как и любая интересная сказка начинается со слов "данным-давно, в далеком прекрасном месте...". Но эта история начнется с других слов, потому что мы не знаем, когда она произошла и в каком замечательном месте....