Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Графомания:: - Лифт в подземелье. Глава 2. Часть 2.

Лифт в подземелье. Глава 2. Часть 2.

Автор: Suralich
   [ принято к публикации 15:32  16-10-2009 | Нимчек | Просмотров: 861]
Низкорослый, скорчившийся от страха человечек что-то невнятно лопотал, захлебываясь от волнения и пытаясь заглянуть в лицо крепкому, одетому в военную форму без знаков различия мужчине, стоящему у окна погруженной в темноту комнаты.

– Танат, я не хотел, прости… сам не понимаю, как так вышло, он на сопровождение меня посадил…. У меня с собой пушка, если бы ее обнаружили… пришлось стрелять, я ушел, не сомневайся, хвоста не было…

Мужчина у окна повернулся лицом к говорившему и сделал несколько шагов, из-за чего попал под свет настольной лампы. Зрелище было ужасным – вся левая половина его лица представляла собой искореженную чередой невероятных ударов плоть, узлы страшных шрамов, по-видимому, покрывали всю левую сторону тела, поскольку шея и кисть руки выглядели еще хуже, чем лицо:

– Ушел….говоришь, – голос звучал глухо, напряженно, говорившему явно приходилось прилагать немалые усилия.

– Танат, я клянусь, сам посуди, меня бы через квартал уже взяли, да эта урна и не запомнила меня даже…., – человечек истерически рассмеялся, когда тот, кого он назвал Танатом подошел и положил ему руку на плечо.

– Точно ушел, частоты все просканировали?

– Даже не сомневайся, мы с ребятами слушали, – в поисках поддержки он обернулся к стоявшим у дверей в комнату парням. Внезапно выражение его лица изменилось, губы двигались, словно пытаясь издать какой-то звук, глаза недоуменно моргали. Руки Таната на его плече уже не было – она держала странной формы нож, кончик лезвия которого торчал под кадыком человечка.

– Уберите труп. Машину на разборку. Найдите жену этого… и убейте ее, мало ли, что он наговорил, – резким движением Танат выдернул нож и тщательно вытер его о рукав упавшего на ковер трупа. Затем, не говоря ни слова, снова встал напротив окна.

ГРК. Из-за них он потерял все. Друзей, жену, детей. Не осталось даже могил – чтобы просто приложить ладонь к земле, под четырехметровым слоем которой лежат дорогие тебе люди – и тех не было. Все сгорело в беспощадном огненном шквале.

И вот теперь, когда появилась возможность нанести удар, причинить неуязвимому врагу, наконец-то, серьезный ущерб, один единственный кретин чуть не завалил все дело. Танат достал из нагрудного кармана френча фотографию. Улыбающиеся лица запечатленных на ней людей будили множество воспоминаний:

… Вспышка фотоаппарата, смеющиеся люди – друзья и родственники, все собрались, чтобы отметить получение очередного звания…

… Первый затяжной прыжок с парашютом – так страшно сделать шаг в пустоту и лучший друг помогает мощным пинком…

… Неудачная боевая операция, когда из-за просчета штабной крысы взводу трое суток пришлось отступать по высохшему руслу реки под шквальным огнем арабских наемников…

Возникавшие в голове картины менялись, но вспомнить главное – лица людей, их имена, обстоятельства увиденных событий – не удавалось. Прошлого не было – только набор картинок, отблески некогда сильных эмоций и силуэты в сером тумане.

Танат положил фотографию на подоконник, медленно провел кончиками пальцев по глянцевой прохладной поверхности… резко мотнул головой, словно пытаясь стряхнуть наплывшие разом воспоминания, и вышел из комнаты. В правом нижнем углу фотографии чернела надпись: «6 июля 2012 года».

4

Любое движение причиняло немыслимую боль. Левая половина туловища горела, будто в огне. Аккуратно ощупывая поочередно лицо, шею, бок он ощущал, как хрустит под мокрыми от крови пальцами костяная крошка, скользят ошметки мяса и кожи. На месте левого глаза остались только обвисшие веки.

Последнее, что он помнил – странный металлический цилиндр появившийся из черного зева туннеля, окруженный искрами, которые высекали автоматные очереди. Уйти не удалось, стоило повернуться к этой странной машине боком, как из ниоткуда взявшиеся огромные клинки с чудовищной скоростью начали кромсать плоть.

Позади в туннеле прогремело несколько пистолетных выстрелов. Значит, эта штуковина догнала кого-то из ребят, скорее всего Олега. Марат попытался найти автомат, но в пыли на полу удалось нащупать лишь несколько металлических обломков. Боль пульсировала в голове, но от индивидуальной аптечки, висевшей на поясе с левой стороны, осталась только пластиковая труха. Придется терпеть.

Аккуратно, чтобы не потревожить левую ногу, Марат развернулся и попытался ползти на звук выстрелов. Получалось так себе. Что делать безоружному с врагом, которого не взяли выпущенные в упор автоматные очереди он не думал, двигало только желание помочь друзьям. В глубине туннеля раздалось один за другим девять пистолетных выстрелов, но тише, чем в первый раз. Теперь стало понятно, что к чему – те, что громче принадлежали «магнуму» Олега.

Впереди раздалось гудение, цилиндр возвращался. Марат замер, прижавшись к стене. Непонятный робот, из нижней части которого струился красноватый свет, двигался плавно и тащил за собой бесформенный мешок, поднимая удушливую пыль. Вот здоровенная туша остановилась рядом. Теперь Марат увидел, что бесформенный грязный мешок – это Сатаров Олег. Вокруг его рта запеклась кровь, из груди торчала длинная металлическая полоса. Спустя секунды в здоровую ногу Марата воткнулась такая же, цилиндр загудел сильнее и двинулся дальше по туннелю, волоча за собой мертвого и живого, стиснувшего зубы до хруста от боли. Минут через десять Марат потерял сознание, бессильно опустив голову на здоровую руку.

Очнувшись от механического скрежета, он чуть-чуть приоткрыл глаза и осмотрелся. В огромном зале с каменными стенами и высокими – метров семь – потолками, вповалку лежали тела. Многие издавали стоны, шевелились. Каждые две-три минуты в углу открывалась дверь. Два запятнанных кровью цилиндра заносили труп без головы, бросали его в дальний угол на кучу таких же и забирали другого пленного. В том, что все здесь пленные Марат не сомневался. Как можно незаметнее он отполз в дальний угол, чтобы максимально отсрочить смерть. У одного из раненых, одетого в камуфляж, нашлась фляга воды и, главное, индивидуальная аптечка. Когда промедол унял боль – Марат сумел перевязать проткнутую насквозь ногу и другие раны обрывками одежды. От сильной потери крови накатила слабость, и он снова потерял сознание.

В очередной раз Марат очнулся от падения в ледяную воду. Сильное течение подхватило его и понесло, в кромешной темноте, в окружении сотен трупов. Он изо всех сил пытался удержаться над водой, пытаясь грести правой рукой. Другая рука и ноги даже не ощущались. Ему удалось вырваться из стремнины подземной реки и добраться ближе к краю, где течение было слабее и удалось немного отдышаться. Далеко торчащий из бетонной стены коллектора арматурный прут ударил Марата в висок, проломив череп.

5

12 июля 2012 года вызванные очевидцами спасатели подняли плывшее по реке тело в районе Новоарбатского моста. Нащупав нитевидный пульс, незамедлительно доставили спасенного в НИИ нейрохирургии имени Н.Н.Бурденко. После семи сложнейших операций и двух месяцев комы пострадавший пришел в сознание. Никаких сведений о себе сообщить не смог, документов при себе не имел – только расплывшуюся фотографию – разобрать сумели только дату – 06 июля 2012 года. С диагнозом «ретроградная амнезия» доставлен в московскую психиатрическую клиническую больницу №4 им. П.Б. Ганушкина.

Через два дня его определили в отдельную одноместную палату и каждый вечер накачивали успокоительным. Несмотря на это, каждую ночь он просыпался от собственного крика – чудовищная стальная машина надвигалась из темноты и кромсала его острыми как бритва клинками.

Примечание:
1. Танат (др.-греч. Θάνᾰτος, «смерть») — в греческой мифологии олицетворение смерти, сын Никты, брат-близнец бога сна Гипноса. Живет на краю света. Упоминается в «Илиаде».


Теги:





2


Комментарии

#0 00:23  17-10-2009Лев Рыжков    
Ништяг, афтырь. Мне пока все нравится.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
23:01  21-09-2018
: [2] [Графомания]
В комнату вошел Тимофей, экипированный как Маугли. Доктор Брук поднял на "Маугли" глаза и сразу придумал новый диагноз. Ухмылка промелькнула на лице доктора.
Странный дом. Странные жильцы. Одни по утрам, при чем ежедневно выносят мощи тещи....


Листья цвета гноя.
Дождь средь голых чащ.
Ветер тучи гонит.
Солнца мутный шар.

– Ворон, старый ворон,
Страж чужих скорбей.
Яд тревоги давит.
Ты её принёс?

– Молча бродишь ночью
Под моим окном.
Гибель мне пророчишь,
Гнусным октябрём:

«Не найдёшь покоя
Ты в душе своей....
15:53  17-09-2018
: [3] [Графомания]

Подмосковный угольный бассейн перестал существовать. Штреки в шахтах заколотили и все выработки затопило. Молокозавод, хлебозавод и большой филиал ЗИЛа закрылись за ненадобностью. Всё что можно было, людишки растащили по своим норкам. Металл потаскали к цыганам на посёлок за палёный спирт и наркоту....
14:20  17-09-2018
: [6] [Графомания]
Занял я как-то одной бабе денег. Не просто так занял, мать у неё в аварию попала. Мы с той бабой иногда секс имели. Не часто. Часто я бы с ней не сдюжил. Так как охочая она сильно была до этого дела. Бывает вот только кончишь, перекрестишься и на другой бок....
12:52  17-09-2018
: [7] [Графомания]

Жизнь – игра. Сплошное спортлото.
Как же не любить её за это.
Конь, не конь – в шкафу висит пальто.
Вточь, как у известного поэта.

Ведь судьба - Божественный каприз,
с элементом драмы и бурлеска.
Путь к Парнасу труден и тернист -
винегрет гипербол и гротеска…

Что там ждёт, тюрьма или сума,
на изломе совести и чести?...