Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Графомания:: - Первый

Первый

Автор: Боль Умерший
   [ принято к публикации 18:41  27-10-2009 | бырь | Просмотров: 277]
Первый. Дети, слушай мою команду. По росту становись!
Второй. Все слышали, что тренер сказал. А ну быстро встали по росту!
Первый. Староста не повторять мои команды.
Второй. Простите, тренер.
Первый. Дети, слушай мою команду. Ровняйся! Смирно! На первый второй рассчитайся! Молодцы. Внимание все первые номера, два шага вперёд. Раз, два Дети сегодня у нас силовая тренировка. Марафон. Бег на длинную дистанцию. Первые номера стартуют ровно в двенадцать нуль нуль, пробегают один большой круг и останавливаются у речки. За главного с вами бежит наш староста. Вторые номера стартуют в двенадцать тридцать, пробегают один большой круг и останавливаются у речки. За главного с вами бежит Петренков. Там вы все дожидаетесь меня, после чего все купаются и мы возвращаемся обратно. Без меня в реку не входить, за этим следит староста, за нарушение запрета назначаются две штрафные тренировки. Вам всё понятно? Хорошо. Староста вам всё понятно?
Второй. Да тренер.
Первый. Хорошо. Тогда первая группа стартует сейчас по моей команде. На старт, внимание, бегом марш! Ну давай, давай побежали, побежали!
Второй. Да вижу, что побежали, Михалычь, сам вижу, чего орать то.
Первый. Загон открывай, скорей снесут же!
Второй. Не бзди, Серега, не снесут.
Первый. Аа, чёртов пёс, совсем бесполезный, мешается только. Сюда пошли, кому сказал, сюда!
Второй. Давай, давай, подгоняй их, Серега, подгоняй, хорошо идут, палкой их по жопе, палкой.
Первый. А я их по твоему чем, хуем что ли? Псина твоя тупая всё портит.
Второй. Давай, давай нормально всё все почти зашли. Ещё давай. Опа, ну вот, а ты боялся.
Первый. Да как не бояться то а? Собака твоя под ногами мешается, никакой пользы от неё, горе одно. Говорю тебе, Михалычь, пёс тебе другой нужен, таким псом скотину не проймёшь.
Второй. Да знаю я, знаю, а поделать ничего не могу. Привязался я к нему за последний год, жуть как привязалсь, душой так сказать прикепел. Туз ко мне, у ты мой хороший, ух ты моя собака, у хороший, смотри как руку лижит, не никуда я тебя не отдам никуда не пущу, привязался я к тебе, жуть как привязался.
Первый. Угу.
Второй. Не ну правда, ты пойми меня, Люб, я правда, я так могу. И вот знаешь, ну бывает вот в жизни такое, что живёшь ты и не замечаешь как тебе хорошо, понимаешь, ну вроде того как я тогда в город поехал, помнишь? Мы вот тут в селе хорошо живём, у нас тут поля, хлеб там растёт, картошка, у нас Сан Палычь есть. Помогает. Ну вообщем знаешь живём работаем и вроде как и не думаем как нам всё это нужно.
Первый. Ага.
Второй. А я вот помнишь два года назад, как отец помер, решил, что б семью прокормить в город, на железку, махнуть, думал приеду на завод, устроюсь в цех, буду деньги нормальные получать матушке с сёстрами сюда отправлять, ну, вобщем, думал легко будет, а приехал я туда и понял, что не нужен я там никому ни на заводе, ни вообще, понимаешь, а ещё понял, что и мне там ничего не нужно, понимаешь совсем ничего. Мне тогда как вспомнилась речушка наша, запах травы, Сан Палыч, ну вообщем я удрал из этого города только пятки сверкали. Подумал уж лучше я здесь за троих на земле родной пахать буду, хозяйство своё возделывать стану, оно ж мне дурню от отца осталось, а его чуть на всю эту чепуху не променял, чё я там забыл, а здесь делов не початый край, тяжелео конечно вначале было, а потом глядишь и ничего так, нормально так знаешь, дела пошли, сёстры подросли, помогают. На днях Сан Палыч трактор старенький отдать обещался, а трактор это ж знаешь, что такое, представляешь сколько я на тракторе всего перепахать смогу! Это ж ого как много! Понимаешь меня, Люд?
Первый. Угу.
Второй. Да. А вот я тебя, Любань, понять не могу. Зачем тебе этот город дался. Люб, оставайся со мной, а, ну оставайся. Привязался я к тебе Люб, сташно как привязался. Чё тебе в городе деревенской одной делать? А? А тут мы свадьбу сыграем и заживём… Ты же знаешь я мужик работящий, не пьющий. Вот поженимся переедешь к нам с матушкой жить, будете там хозяйством всяким заниматься, я на тракторе пахать стану, и нам всё вспахаю и другим за денюшку помогу, бедствовать не будем. Оставайся а. здался тебе этот город…
Первый. Серёж.
Второй. Чаго?
Первый. А давай в клуб пойдём.
Второй. Чаго сейчас что ль прямо?
Первый. Ага
Второй. Ну не знаю, ну если ты так хочешь, то давай.
Первый. Чего?! Не понял?! Подавать что ли?!
Второй. Оглох что ли?! Я говорю подавай сюда! Подавай!
Первый. Бля, Колян, а я по твоему тут хуй сосу?! Я подаю!
Второй Я не знаю чего ты там сосёшь, но деталь ни хуя не подходит! Угол больше давай, угол блять реж!
Первый. Не учи жить, ща подам, всё заебись будет! Давай пошла, пошла! Принимай!
Второй. Бля!! Чего творишь, Мудила!? Тебя чаго пидорасы родили!? Руки из жопы бля! Чуть башку, мудила не снёс!
Первый. Сам мудила! Если такой умный, то сам сюда лезь и подавай!
Второй. Ну и подам!
Первый. Ну вот иди и подавай!
Второй. Ну и иду!
Первый. Иди, иди, Максимка, иди скорей пока не остыло. Бабушка уже супчик налила, гороховый, твой любимый.
Второй. Иду, ба.
Первый. Ну вот и славненько, проходи милый, проходи садись, кушай на здоровье, кушай пока горячий. Вот хлебушка тут возьми, я вот порезала.
Второй. Ба я же говорил, я не ем такой.
Первый. Ешь милый, кушай он полезный.
Второй. Я не ем такой я хочу американский.
Первый. Ну где ж я тебе американский то возьму, я на пенсию американских покупать не могу, да и к чему он вон наш какой вкусный.
Второй. Я не буду есть суп без хлеба.
Первый. Так вот же хлеб. Я специально сегодня пораньше встала, до пекарни дошла, чтоб значит свежий был, мне ж знаешь как трудно много ходить. А тут думаю дай внука побалую по вкусней ему хлебушка куплю, попробуй Максимка.
Второй. Вот сама его кушай если он такой вкусный, а я американский хочу.
Первый. Ну где ж я тебе возьму то этот американский то.
Второй. Не знаю, возьми где-нибудь.
Первый. Ну знаешь Максим ты давай не балуй мне тут, я вот щас твоей матери позвоню с ней будешь разговаривать, совсем ребёнка избаловали, американский ему подавай. Мы, в войну, за такой кусок хлеба по шестнадцать часов в день работали, американский ему подавай не стыда не совести. Ешь давай говорю. Слышишь чего сказала?
Второй. Простите, что?
Первый Я сказала: извините, но вы кажется забыли перемотать кассету. Понимаете перед тем как её сдавать её надо на начало перемотать, у нас правила такие.
Второй. Ой, извините девушка, а я не знал. Первый раз в прокате кассету беру, друзья знаете посоветовали, говорят удобно и не дорого, а вот про перемотку ничего не сказали.
Первый. Не беспокойтесь, ни чего страшного, теперь будете знать. Знаете, что давайте я на первый раз штрафа с вас брать не буду.
Второй. Ой спасибо вам, а то мне и платить то нечем, я тут в соседнем доме живу, совсем без денег вышел, только к вам забежать кассету отдать. Я недавно переехал, раньше в пригороде жил, а теперь работу нормальную нашёл, вот в город переехал, я теперь наверно к вам часто заходить буду.
Первый. Заходите пожалуйста. Извините, а можно вам вопрос один задать?
Второй. Можно конечно.
Первый. Вы говорите в соседней дом переехали, а это случайно не в новую высотку?
Второй. Ну да туда, а что?
Первый. Так я же тоже там живу, в первом подъезде.
Второй. Вот здорово, а я в четвёртом, у вас какой этаж?
Первый. Девятнадцатый, а вас?
Второй. Ну я пониже чуть-чуть буду, у меня восьмой.
Первый. Забавно мы с вами оказывается соседи.
Второй. Да правда забавно, вот ведь как бывает. А давно здесь живёте.
Первый. С самого начала. Мы с мамой купили тут квартиру когда дом ещё не построили. А вы с кем живёте, с женой?
Второй. Ой, что вы откуда… Ну в смысле нет без, жены один живу. Можете если хотите ко мне как-нибудь в гости заглянуть, у нас с нашей стороны замечательный вид на парк открывается.
Первый. Да. Вот повезло а у нас все окна на улицу выходят. Но правда этаж высокий, далеко видно.
Второй. А тут вы давно работаете?
Первый. Нет недавно. Пару месяцев наверно. Я же ещё учусь, стипендия маленькая, а нам с мамой деньги ой как нужны, вот мне подруга посоветовала, говорит зарплата тут не большая, зато график гибкий и работа не сложная, сидишь весь день фильмы смотришь, если надо, то можно и к сессии готовиться.
Второй. Да удобно.
Первый. Н да.
Второй. Ой я, кажется, совсем забыл представиться, меня Валера зовут.
Первый. Очень приятно Валерий, а я Наташа.
Второй. Очень приятно Наташа, у вас очень красивое имя.
Первый. Спасибо, хоть я с вами и не согласна.
Второй. Знаете Наташа, а что если я сейчас быстренько сбегаю домой за деньгами, а потом вы мне порекомендуете какое-нибудь хорошее кино, как вам такое предложение.
Первый. По-моему замечательно. А вам какие фильмы больше нравятся?
Второй. Триллеры.
Первый. О по этому я специалист, пока вы будете бегать я вам такой фильм подыщу, на долго запомните, кому вы решили доверить выбор.
Второй. Не сомневаюсь в этом. Ну, что я побежал, я сейчас быстро, мигом вернусь. И за перемотку вам принесу, я же просто не знал.
Первый. Чего ты гандон штопанный не знал а? Что долги отдавать надо? Или, что срок истёк не знал? А может ты, хуйло пузатое, кинуть меня решил? Чего молчишь гнида, баблосы взял, и соскочить решил?
Второй. Нет, нет я не то сказать хотел, я расклада такого не предвидел, понимаешь, ну откуда я мог знать, что паскуда ментом окажется.
Первый. Предвидеть говоришь не мог. Я тебя, суку, сейчас кромсать буду.
Второй. Нет, Павлик, я всё верну, мне всего то чуть-чуть времени надо, дай мне неделю я всё исправлю.
Первый. Какой я тебе Павлик, калоед недоношенный, совсем парашник оборзел.
Второй. Извините меня пожалуйста, Павел Эдгарович. Простите меня, я всё устрою, мне бы времени чуть-чуть совсем, недельку бы и я всё б вернул, клянусь всё до последней копейке, отпустите меня, Павел Эдгарович.
Первый. Отпустить тебя, суку, неделю тебе дать, может тебе ещё и помочь надо гандон, ты у меня сейчас печенью дристать будишь.
Второй. Ой нет, ой бля, не бейте пожалуйста Павел Эдоой, больнооо, ай.
Первый. Заткнись и слушай сюда, клизма, я тебе до завтрашнего вечера жить даю. Ты понял меня? Ты мне мудила грешный, пожиратель кала, завтра до полудня в офис падлу этого вместе с баблосами доставишь и тогда я стану думать сколько тебе можно пальцев оставить, а если ты, сопледуй, решишь опять со мной в игры играть я тебе живьём кишки выпущу, буду их перед твоим носом поганым в мясорубки прокручивать и тебе же мудиле их скармливать. Ты меня хорошо понял?
Второй. Понял, Павел Эдгарович, всё понял, всё как надо сделаю, век воли не видать, всё сделаю.
Первый. Чего ты там опять бормочешь, пей вон лучше давай, водка стынет.
Второй. Не бормочу, блять, не бормочу, сказал сделаю значит сделаю, я с этим гадом такое сделаю. Я мужик слова, ты знаешь, я с пятнадцати лет в цеху.
Первый. Ладно не кипятись, сделаешь, так сделаешь. Давай за стаж выпьем.
Второй. Давай.
Первый. Уух, хороша проклятая, как идёт чертовка.
Второй. Да водочка сегодня знатная. А мудака этого я всё равно завалю, сказал завалю значит завалю. Я с пятнадцати лет блять в цеху, вот этими руками страну поднимал.
Первый. Да ладно тебе, что ты в конце концов к нему прицепился, ну молодой парень ну дурак. Да пошли ты его на хуй и хуй с ним.
Второй. А вот ни хуя Стасик, хуюшки ему. Я мужик слова, ты меня знаешь. Я с пятнадцати лет на заводе пашу, я был в цеху ещё когда его папаня голых баб во сне только видел. Сказал ёбну щенка, значит ёбну, я слова свои держу.
Первый. Ну дело твоё. Давай лучше по водочки ещё ёбним.
Второй. Давай.
Первый. На, бери аккуратней.
Второй. Ой бля дрянь какая.
Первый. Ты чего?
Второй. Нормально всё. Ух не то горло пошла сука.
Первый А, понятно.
Второй. Не Стас ну ты сам посуди я что не прав, во ты мне как друг сейчас скажи я, что по твоему не прав?
Первый. Да нет прав ты Володь, как не крути, здесь не подкопаешься, щенок палку перегнул.
Второй. Перегнул… Я этого молокососаиа … сам так иа перегну… суку…тыж пойми мне вооще то по хуийа… вся хуйня, но ты пойми он же мне в душу насрал гадёныш… понимаешь бльть иа гад какой…
Первый. Понимаю Володь, лучше других понимаю, Мы ж дружбаны с тобой, кореша. Сколько мы лет знакомы, я тебя как родного понимаю. Хуй с ним со щенком, если чего я сам тебе помогу. Давай вот лучше выпьем с тобой за нашу дружбу за наше понимание.
Второй. Иа… давайа…
Первый. Ты Володька давай, держись не раскисай тут.
Второй. Иа…неаиа…во…
Первый. А дельце мы уладим не ссы. Я сам тебе помогу, слышь чего говорю
Второй. Иааа….
Первый. Блять, ну что за козёл, пришёл блять, весь коллектив засрал. Ведь всёж нормально было, а тут из-за одного пиздюка такое, погнал волну падла, погнал, всё мудак обосрал, воды налил и съебался пиздюк, волновод сраный. Ха-ха слышь чё я придумал, ха волновод.
Второй. Извините, секундочку как вы сказали фамилия ваша?
Первый. Зайцон.
Второй Спасибо, продолжайте пожалуйста.
Первый. Волновод - это устройство для передачи электромагнитных волн высокой частоты, соответственно малой длинны. Это полая металлическая трубка с высокой проводимостью стенок. Как мы выясним позже в волноводе возможно распространение лишь коротких волн, с длинной волны порядка лили меньше поперечных разделов полости трубы. Если проводимость стенок очень высока, то, как мы видели ранее, составляющая напряжённости Et касательная к поверхности стенок, почти, ровна нулю. В этом случаи вектор Пойтинга – Умова направлен параллельно стенкам (составляющая S2), и, значит, энергия переносится вдоль трубы и не поглощается стенками. Разумеется, при распространении электромагнитной волны в полости волновода происходит непрерывное отражение волны от стенок – именно поэтому волна и движется вдоль трубы. Поэтому электромагнитная волна должна иметь своеобразный характер: в направлении x и y она должна быть стоячей, а в направлении z – бегущей. Как мы уже имели возможность убедиться, на вибраторе Герца может существовать ряд стоячих волн – с длинной волны, равной удвоенной длине вибратора 2l, равной l, 2,3l и так далее. Аналогично этому, в волноводе возможно так же существование стоячих волн, как говорят – различных мод. Наибольшая возможная длинна волны в волноводе с прямоугольным сечением Ymax=2b ( считаем b>a ). Большие длины волн, тоесть частоты меньше чем Vmin=c/2b, волновод не пропускает. Такие волны экспоненциально, тоесть по закону e затухают в глубь волновода.
Второй. Зайцон, будьте добры, поясните в чём причина затухания энергии.
Первый. Разумеется в данном случаи причина затухания не имеет никакого отношения к поглощению энергии. Заряды и токи вибратора, находящегося у входа волновод, создают в его стенках наведённые заряды и токи, поля которых, по принципу суперпозиции, складываются с излучённой волной. В случае, когда длинна волны излучателя слишком велика, поля стенок волновода находятся в противофазе с полем входящей волны. Результирующее ( суммарное ) поле затухает на расстоянии порядка длины волны, и таким образом волна не проникает сколько-нибудь глубоко в волновод. Если же длинна волны достаточно мала, фазы излученных стенками вторичных волн иные, именно, они таковы, что происходит не затухание, а распространение волны вдоль волновода.
Второй. Да!!!
Первый. Ну же, ещё! Сейчас!
Второй. Ааа!
Первый. Оо ты просто машина.
Второй. Это и есть машина.
Первый Ты, что меня сейчас вибратором так отделал.
Второй. Да моя снежинка, тебе не понравилось?
Первый. Это было восхитительно, меня как будто подхватила волна, нет как бы много волн сразу и унесли так унесли. Иногда я совсем не могу понять откуда в тебе берётся столько энергии.
Второй. Я черпаю её в тебе мой магнитик, в твоей восхитительной полости, я готов проникать в неё и отражаясь от её стенок оставаться там вечно.
Первый. Проникай, проникай и распространяйся, во все стороны куда только захочешь.
Второй. Ну наконец то наши взаимоотношения вошли в нужную фазу, а то всё работаем да работаем.
Первый. Мне нравится с тобой работать, твои фотографии самые лучшие, никто не способен так тонко почувствовать и так изысканно преподнести красоту мужского тела, передать его пластику, его молчаливое величие.
Второй. Это потому что у меня есть мой эталон природного совершенства, мой великолепный самородок, если уж судьбе было угодно, что бы такое великолепный алмаз попал в мои руки, то мне ничего не оставалось как заняться его огранкой и явить его миру.
Первый. О да я всецело в твоих руках, твори надо мной.
Второй. Сейчас
Первый. Давай я в начале в душек по быстрому сбегаю.
Второй. Не стоит, мне нравится как ты пахнешь после секса.
Первый. Правда, тебе нравится?
Второй Я восхищён.
Первый. Я тебя люблю.
Второй. А я тебя
Первый. Нет одного мало, вставь ещё два. Ай. Да вот так. Только ты.
Второй. Хочешь я войду?
Первый. Да, но только смажь, сладкий, хорошенько смажь.
Второй. Пап, а где именно надо, смазывать?
Первый. Дай, бестолочь, ты хоть чего-нибудь сам сделать можешь? Сколько раз я тебе объяснять ещё должен? Берёшь с этой стороны, аккуратно переворачиваешь, вот так, видишь? Потом масло аккуратно выдавливаешь, вот сюда, вот, вот, видишь как пошло?
Второй. Да
Первый. На бери вторую деталь сам обработай, смотри аккуратней.
Второй. Угу
Первый. Чего угу, сосредоточься, я же не буду всю жизнь за тебя смазывать, тебе уже лет сколько? А ты всё смазывать никак не научишься, давай, пробуй, работай деталь, работай её, Ра…бля что ты делаешь куда ты масло выдавил, дай сюда, бесполезный, ни чего не можешь, чего тебе вообще доверить можно.
Второй. Уу
Первый. Не гундось, лезь на верх принимать детали будешь. Ну чего стоишь, поднимайся.
Второй. А ты уверенна, что можно?
Первый. Не можно а нужно, чего трезвонишь у меня денег на теле нет, поднимайся я одна.
Второй. А Петя?
Первый. Нету, нету его, ты идёшь или нет?
Второй. Всё, всё иду.
Первый. Давай.
Второй. Ну приветик подружка, как делишки?
Первый. Привет, ты чего звонишь, у меня же за твои звонки деньги берутся.
Второй. Ну я так на всякий случай, вдруг Петька дома, вон чего он в прошлый раз устроил.
Первый. Да ну его не обращай внимания, мужики такие глупые.
Второй. Ой не говори, я сейчас из дома выходила, мой опять прицепился, мол я к Борьке иду, совсем меня своей ревностью тупой достал, иногда мне кажется, что он меня даже к своему коту ревнует.
Первый. Тебе с ним жёстче надо. И вообще если хочешь пойти к Борьке так и иди, его вообще какое дело, тоже мне вождь пролетариата нашёлся. Ты и со мной в прошлую пятницу из-за него в клуб не пошла, а мне там с этой дурой белобрысой, знаешь ли ни очень весело было.
Второй. Ну не знаю, он же зарабатывает, конечно достал ужасно, но а на что я без него жить буду.
Первый. Ну до него же ты на что то ведь жила.
Второй. Ага у предков деньги брать, да по клубам тусить, мож кто угостит, щас.
Первый. Ну ты можешь в конце концов пойти поработать.
Второй. Чего, что я по твоему уродина или ботанка какая что ли.
Первый. Да ты не кипятись, я ж так просто сказала, сома ж не дура, чтоб работать. Ты лучше скажи, слыхала чего с Катькой случилось?
Второй. Не, а чего?
Первый. Чего, чего, дура опять залетела, прикинь.
Второй. Да ладно.
Первый. Прохладно. Это ещё не всё, она ребёнка оставить хочет.
Второй. Иди ты, во дура.
Первый. Ну а я тебе о чём.
Второй. А кто папенька?
Первый. А ты угадай.
Второй. Да ладно.
Первый. Ну.
Второй. Не ужели Макс.
Первый. Ну да, прикинь.
Второй. Во дура, он же её кинет как про ребёнка узнает.
Первый. Он уже её кинул.
Второй. Да ладно.
Первый. Ну, говорю тебе, кинул.
Второй. А она чего говорит?
Первый. Нечего не говорит. Говорит, что любит его, говорит, что обязательно родит и что ребёнок будет живым символом её вечной любви к Максу.
Второй. Ебанулась девка.
Первый. Ну, а я про что.
Второй. Пиздец она всегда была странной, но чтоб вот так… Кстати, совсем забыла, ты Алку помнишь?
Первый. Помню, а чё?
Второй. Она же тоже вот так родила, помнишь? Ну так вот её ж потом такой мужик подобрал, иностранец богатый, банком владеет во Франции.
Первый. Да ладно, она ж не красивая.
Второй. Ещё какая не красивая, но ты прикинь мужик француз, приехал на пару дней, там дела какие то, он по русски говорить то может только с переводчиком.
Первый Да ладно.
Второй. А, то, он ей так через переводчика и сказал всё, ну то, что любит там, что жить без неё не может.
Первый. Охуеть.
Второй. А я про, что.
Первый. Где она его цепанула то?
Второй. В клубе, прикинь он на неё, что то там случайно пролил и влюбился.
Первый. Ага случайно, сука не дотраханая подстроила всё. И чего он её с ублюдочком взял?
Второй. А как же, обоих взял у нас обвенчались, потом во Францию уехали, там вроде поженились.
Первый. Пиздец, повезло сучке. А ты откуда всё это знаешь?
Второй. Ксенька рассказала. Она их свидетелем на венчании была. Она знаешь чего по этому поводу говорит? Говорит, что это судьба, что мол только так всегда и бывает, что это настоящая любовь и что Алка молодец, что у неё всё так и должно было получиться.
Первый. Ну понятно всё. Дура она эта твоя Ксения, чего она понимает, сама вон с за первого попавшегося кто на неё посмотрел за муж выскочила, за однокурсника своего и довольна дура, чего она о любви то знать может.
Второй. Да. Слушай, Люб, А ты сама знаешь чего это типа такое любовь.
Первый. Ясное дело знаю. Блаж это всё. Вот захотел тебя мужик трахнуть, потому что ты красивая, ну или ещё почему, так он и начинает тебе про любовь говорить, про лучшую жизнь, про брак, про роды, про Францию, а потом трахнет и съебётся довольный, а тебе вся его эта любовь останется.
Второй. Не Люб я не про то, я про то, что ты сама про любовь думаешь, вот ты любила так кого-нибудь, ну так, чтоб по настоящему, понимаешь?
Первый. Как это по настоящему? Долго что-ли?
Второй. Ну не знаю. Ну как в кино показывают, как Катька самоотверженно ну или как Алка вот, чтоб значит всё бросить и уехать куда глаза глядят.
Первый. Ну глаза у неё не куда угодно глядели, а во Францию, а это знаешь ли совсем другое дело. Знаешь я б тоже так полюбила, чтоб с богатым иностранцем заграницу уехать.
Второй. И Петьку бы бросила?
Первый. Ну а на кой чёрт мне он сдался, нужен мне больно Петька этот, я с ним только из-за квартиры, мне, знаешь, как то не хочется ли с предками жить.
Второй. Значит ты его не любишь?
Первый. Ну чего ты заладила, любишь не любишь, ромашку тут устроила, при чём здесь любовь, говорю тебе не стану я с родителями жить.
Второй. Ну ладно, ладно, я тоже с предками жить не стану. Я ж просто спросила может ты про любовь знаешь.
Первый. Странная ты сегодня какая то, слушай внимательно. Нечего здесь знать, понятно? Вечно с таких мыслей все проблемы начинаются. Вначале знаешь вопросики там всякие разговорчики, а потом… Ты вот помнишь чего с Ленкой стало.
Второй С какой? С Колкиной?
Первый. Да не этой, эта в своих экскорт услугах третий год работает ей там заебись, я тебе про Лену Лодочку говорю, помнишь в нашем классе училась.
Второй. Так она ж вроде умерла.
Первый. Вот именно, только не просто умерла, а вены себе порезала, а в начале тоже всё про любовь говорила, ну вот и договорилась.
Второй. Да давно это было, мы такие молодые были…
Первый. Да какая разница давно или недавно, такие вещи постоянно происходят, дур вокруг всегда полно. Так, что смотри не забивай себе голову глупостями, пусть мужики нас любят, а нам жить как то надо.
Второй. Да не женское это дело – любить.
Первый. Извини и поправь меня если я не прав, но по-моему эта мысль уже не раз высказывалась Колоновым.
Второй. Да, но Алексей, согласись, что ему так и не удалось довести её до логического конца и показать, что любовь на земле не возможна именно по причине того, что существуют два, так называемых, противоположных пола – мужской и женский. В отличии от Рокина, который убедительно сумел показать, что любовь направленная на внешний объект может возникать лишь в отношении собственного пола. Вся мировая история, с её постоянными запретами на гомосексуальную любовь, с её постоянным осуждением, как нельзя лучше это доказывает, ибо если бы всем разрешили любить того кого ему на самом деле хочется, то очень скоро перестали рождаться дети и человечество бы вымерло. Вот и получается, что инстинкт самосохранения не позволяет человеку любить, то что он хочет, ради сохранения собственного вида, заставляет его притворяться, что он испытывает чувства к противоположному полу и отказываться от своих истинных желаний. Таким образом с каждым новым поколением мы имеем всё более неудовлетворённого человека вынужденного любить не любимое и таким образом приходящего к единственному возможному безотрадному выводу, о не возможности любви, о её не существовании. Современный человек давно уже запутался в том кого и как ему можно или должно любить, то он пытается перенести всё то, что он любит в своём поле на другой, тем самым объединяя не объединяемое и в последствии, так сказать, любя собственные иллюзорные проекции на не соответствующую им реальность, или он вынужден примыкать, то он судорожно начинает примыкать к современным сторонникам однополой любви, которые живут в ещё большем обмане чем первые ибо воспринимают гомосексуальные взаимоотношения не как единственно возможные, а как атрибут современной политкорректности позволяющей им находить сексуальное удовлетворение в любых самых низких и бездуховных отношениях , доходя порой даже до любви к негру гомосексуалисту. Подобные люди на самом деле не испытывают однополой любви, они ловят слабые отблески на не спокойной воде тех самых собственных иллюзорных проекций, которыми они когда то в прошлом наделили пол противоположный и которые теперь возвращаются к ним в ещё более искривлённом и не естественном виде. На протяжение всей истории человечества, только единицы, только самые достойные и крепкие духом могли противопоставлять свою свободную горделивую всеиспепеляющую любовь, трусливым уловкам с помощью которых инстинкт самосохранения пытается скрыть от человека истинную суть его желаний. К сожалению таких людей становится всё меньше, скоро любовь на земле станет совсем невозможна и останется в наших душах лишь как давно зарубцевавшийся шрам, полученный нами в битве о которой мы уже ничего не сможем вспомнить. Именно такую невозможность любви, замечательно иллюстрирует Рокин, вводя в своё повествование молодого, энергичного, безногого мальчика педераста. И здесь я думаю, что ты со мной согласишься, что этот ход совершенно логичен, полностью подготовлен предыдущими событиями романа и абсолютно необходим для всего дальнейшего развития.
Первый. Извини, но я с тобой не соглашусь. По-моему образ молодого энергичного мальчика педераста введён Роклин в повествование исключительно для того, чтобы показать, что лишь ущербные люди, при этом неважно ущербны они физически или духовно, способны находить радость в однополой любви, к тому же я не говорю о то, что вся твоя теория противоречит тому эпизоду в котором молодой энергичный мальчик педераст вступает в длительную половую и, подчёркиваю, любовную связь с соседской собакой. Это ли не есть тот самый болезненный отблеск собственной иллюзорной проекции на неспокойной воде, которым с такой лёгкостью пленился наш мальчик. При этом хочу заметить, что Рокин не даёт точной породы собаки, тем самым дополнительно подчёркивая неразборчивость, не прихотливость персонажа в отношении выбора для себя полового партнёра.
Второй. Извини, но мне кажется, что ты излишне много внимания уделяешь незначительным второстепенным деталям, не обращая внимания на очевидную, вырисовывающуюся из них, цельную картину современного мира без любви. Эпизод с собакой беспощадно клеймит современное общество в котором не возможна не только межличностная любовь, но в котором терпит крах и сама основа мироздания – любовь человека к самому себе – она отступает перед неотвратимым желанием очищения и возврата к истокам, к собственным животным корням, к первоначальному, дикому состоянию когда человеческое и животное царство были едины. Именно для этого Рокину понадобилось вводить в роман сцены в которых молодой и энергичный мальчик педераст трахается с собакой.
Первый. Что!!!
Второй. Трахается с собакой! Я сказал, что моя жена трахается с нашей собакой, с нашим чёртовым псом!
Первый. Кошмар, не может быть.
Второй. Может. Короче я в прошлую пятницу утром как обычно на работу выхожу только начинаю к остановке идти, а тут дождь начинается. У меня тачка сейчас не на ходу, ты знаешь, ну вообщем я и решил пока не поздно домой за зонтом вернуться.
Первый. Ну, и?
Второй. Бля буду, честное слово, десяти минут с моего ухода не прошло. Короче, открываю я дверь, вхожу и вижу она тут прям в коридорчике раком стоит, лицо в собачью миску засунула и стонет, а чёртов пёс сзади пристроился язык высунул и хуярит её по самые не балуйся.
Первый. Вот пиздец, и чего ты?
Второй. А чего я, я в общим пса стал по жопе бить, ну сгонять, а там у них толи когда они кончают хуй огромный становится, сразу не выдернешь подождать надо, толи у Светки пизду с перепугу свело, короче не вышло у меня расцепить их.
Первый. Пиздец, чего же ты сделал.
Второй. Чего, чего, ничего. Постоял, посмотрел на них, взял зонтик и на работу пошёл.
Первый А Светка чего-нибудь сказала?
Второй. Да она перепугалась бубнила чего то, да я не разобрал.
Первый. Охуеть можно. Ну а потом вы как, ну вечером там, после работы.
Второй. Ну ты знаешь вечером я как то это, так сказать растерялся, что ли немного, ну испугался, что ль так домой идти, ну в общем решил выпить, а тож пятница была, мужики гуляют. Я им ясное дело ничего рассказывать не стал, да и тебе говорю потому что знаю, что ты не болтливый, а в себе вот уже где нет мочи носить это. Короче я напился и отправился к Сашке ночевать. Домой не звонил. Ну в общем выходные я там и прогулял все. А вечером в воскресенье всё же думаю не вечно же с Сашкой жить, надо домой идти.
Первый. Ну.
Второй. Ну пришёл я, захожу, вижу пёс на своём месте обычном лежит. Он как меня увидел обрадовался вскочил, знаешь так прям на заднии лапы и давай мне лицо вылизывать. Ну тут жена из кухни вышла, там ужин готов был, меня дожидался. Светка выяснела как то что я у Сашки жил, всё равно вся испереживалась. Вообщем соскучились они там без меня.
Первый. Ну, а дальше то чего?
Второй. Да ничего дальше, живём как жили втроём. Нормально.
Первый. Извините меня, Степан Рязанович, Но при всём моём к вам глубоком уважении ничего нормального, если так можно сказать, в вашей статье я не увидел.
Второй. А вы не думали, уважаемый Рязан Степаныч, что возможно вы плохо смотрели.
Первый. При всём моём уважении к вашим заслугам в нашей художественной академии, Степвн Рязанович, но мне кажется, что это вы плохо смотрели, иначе я ни как не могу объяснить тот факт, что вы увидели на моём полотне, как, если я не ошибаюсь, вы изволили выразиться в вашей публикации – «взрыв на макаронной фабрике».
Второй. Нет вы ошибаетесь не на макаронной а на вермишелевой, это знаете такое место где производят много лапши, и ничего плохого не случается пока её заварачивают в подобающую ей упаковку и продают в продовольственных магазинах. Но если на оной фабрике происходит взрыв, то лапша эта летит во все стороны и иногда опускается достопочтимой публике прямо на уши. Вы, Рязан Степаныч, если говорить яснее, изволите дурить честного зрителя выдавая ваши рисуночки за высокохудожественные произведения. Вот уже в течении пятнадцати лет вы подсовываете публике вашу мазню, пороча тем самым не только доброе имя и репутацию нашей академии, но и пятная само гордое слово художник или творец.
Первый. Да как вы смеете, Степан Рязанович, позволять себе подобные инсинуации, это во…
Второй. Это не инсинуация, а прямое обвинение вас Рязан Степанович, в полной безталантности, безвкусице и профнепригодности, если хотите.
Первый. Нет не хочу, Степан Рязанович, не хочу и не позволю вашим ретроградским, консервативным, снобитким взглядам на искусство порочить моё имя и портить мою карьеру. Да кто вы такой?, что вы сделали для искусства, кроме постоянного препятствования его развитию, полёту художественной фантазии. Да если бы мы, свободные художники, прислушивались бы к таким как вы, то ни одно значительное произведение искусства вообще б никогда не появилось на свет и, к счастью, наша публика, которой вы отказываете в разборчивости и которую вы выдаёте за тупое быдло, которому, как вы изволили выразиться, можно запросто повесить лапшу на уши, это прекрасно понимает.
Второй. Вы бездарь и провокатор.
Первый. Вы ограниченный сноб.
Второй. Вы профанатор.
Первый. Вы книжный червь.
Второй. Авантюрист.
Первый Посредственность.
Второй. Сука!
Первый. Это я сука, да как смеешь, блядь рыночная!
Второй. Ах ты потаскуха, читать вначале научись, а потом за покупками ходи. Видишь написано «руками не трогать», поняла не трогать погаными руками!
Первый. Это у меня руки поганые. Да ты сука нарываешься, я тебя мигом прикрою. Ты мне мои туфли языком от кала отмывать будешь.
Второй. Я тебе твою туфлю в жопу вставлю и крутить буду пока твоё говно из ушей не полезет.
Первый. Заткнись ты, шлюшка, чего на рынок пошла торговать когда саму покупать перестали.
Второй. Чего ты, блядище, вякнуло.
Первый. Чего слышала, уши прочисть.
Второй. Ну всё, этого я уже терпеть не стану.
Первый. Что ты имеешь ввиду, дорогая?
Второй. Я говорю, что это ужасно и, я этого больше не потерплю.
Первый. Чего именно, дорогая?
Второй. Милый ты меня совсем не слушаешь. Я тебе говорила, что этот отвратительный Ёжиков опять нашего Андрюшку толкнул.
Первый. Как? Опять. Нам же пообещали, что этого больше не повторится.
Второй. Ой да кто сейчас выполняет обещания.
Первый. Что это значит, кто выполняет обещания, все выполняют обещания, все должны выполнять свои обещания. Дорогая, мы платим этим людям большие деньги и мы в праве требовать от них гарантии, что наш сын получит хорошее образование и, что он будет находиться в безопасности.
Второй. Дорогой, мы же с ними уже об этом говорили, ты же знаешь, что они могут ответить. Они скажут, что это же мальчишки, что они всегда могут повздорить и, что это не влечёт за собой никаких серьёзных последствий, мол дети играют.
Первый. Мне всё равно, что они мне так скажут, я немедленно позвоню директору и потребую объяснений.
Второй. Но, дорогой, сейчас уже немного поздно, наверное не прилично звонить домой в такое время.
Первый. Ах да, уже одиннадцать, совсем я со времени сбился, ну ничего, так даже лучше, я туда завтра сам после работы заеду.
Второй. Милый, правда это ужасно, что мы живущие в двадцать первом веке, в современной цивилизованной стране не можем оградить наших детей от подобных негодяев, таких как этот Ежиков. Должны же быть какие-нибудь спец школы для подобных, агрессивных детей, нельзя допускать чтобы они учились вместе с нормальными людьми.
Первый Ты совершенно права, дорогая, наша система, к сожалению, пока не безупречна, но мы не должны отчаиваться, не должны опускать руки. Понимаешь надо вкладывать в жизнь, делать свою часть общего дела, приносить пользу своей стране, оберегать своих родных и близких, надеяться на бога и самим не плошать, и тогда мы все вместе непременно добьёмся поставленных задач, и вместе войдём в новый светлый день человечества!
Второй. Да, дорогой, ты совершенно прав, как всегда. Мы должны просто быть терпимей и тогда всё у нас получится, да терпение, вот, что главное.
Первый. Я не слышу, боец.
Второй. Терпение, вот что главное товарищ младший сержант.
Первый. Молодец боец. Повторяй за мной: я буду терпеть
Второй. Я буду терпеть товарищ младший сержант!
Первый Я буду выполнять все обязанности возложенные на меня моим богом – младшим сержантом Гусько
Второй. Я буду выполнять все обязанности возложенные на меня моим богом – младшим сержантом Гусько!
Первый. Хорошо, говно. Теперь ты ещё раз отжимаешься двадцать раз с прихлопами, пеняй на себя если опять ёбнешься.
Второй. Есть товарищ младший сержант.
Первый. Что есть?
Второй. Есть отжаться двадцать раз с прихлопами товарищ младший сержант!
Первый. Хорошо, говно, пошёл. Один, два, три, четыре, пять, пять, шесть, семь, четыре, четыре, пять, шесть, семь, четыре, восемь, четыре, девять, четыре, четыре, четыре…
Второй. Ну четыре так четыре, на бери.
Первый. Во давай, всё сторговались.
Второй. Сторговались, давай свой одеколон сюда.
Первый. Бери.
Второй. Ооп, ааа, эх, ничего так, а почему только один.
Первый. Так вышло.
Второй. Ладно пошли в том посмотрим и на хуй свалим.
Первый. Я в том уже лазил, нет там ничего, в этом вот смотри.
Второй. Оба, гляди чего выкидывают, совсем сволочи зажрались.
Первый. Да вот это вещь, нам бы её на чердачок к нам переправить бы, знатненько вышло бы.
Второй. Переправим, не вопрос. Блять, холода ёбаные примёрзло всё не отдерёшь.
Первый. Погоди, помогу, а то щас сломаешь. Ну вот совсем другое дело.
Второй. А вон смотри ещё чего тут есть.
Первый. О, давай сюда её тащи.
Второй. Бля тоже сука примёрла, когда холода ебучие закончатся.
Первый. Простите, что вы сказали закончится.
Второй. Деньги. Я говорил: когда закончатся бюджетные деньги, выданные в соответствии с новым постановлением правительства нашей страны, на развитие нашей отросли, мы рассчитываем получить новые, материальные субсидии, от наших зарубежных коллег. Наше предприятие уже довольно давно ведёт переговоры с мировыми лидерами в этой области и я должен сказать, что у нас наметились очень не плохие перспективы для будущего, более плотного развития нашего с ними сотрудничества.
Первый. Скажите пожалуйста, какова была реакция президента на известие о невыполнении вами взятых на себя обязательств, за истёкший экономический год?
Второй. Мы провели с президентом очень конструктивную беседу, в рамках которой я наглядно указал ему на существующие в отросли проблемы и объяснил причины по которым, запланированная нами на этот год, работа не была проделана в полном объёме. В свою очередь президент внёс некоторые конструктивные предложения по улучшению работы наших внутреотраслевых механизмов, а так же наметил те перспективные направления в которых нам стоит двигаться и развиваться в будущем году.
Первый. Скажите пожалуйста, были ли у президента какие-нибудь особые замечания по вашей работе. Может быть президент выделил какой-нибудь аспект в особенности, может за, что то похвалил.
Второй. Да ну их в жопу, за что их хвалить то, дермоеды поганые, понаехали сюда нахлебники на нашу голову. Я же батюшка всё вижу, всё понимаю. Они там в своём городе накачиваются дерьмом пока у них деньги не кончатся и пока им плохо не станет, а потом к нам едут, дескать на лечение, на эту как её будь она не ладна, на реабилитецию. Мол они бросили. Как же знаем мы как они бросили. Им то здесь хорошо им при монастыре и жильё дадут, и покормят, работу на которой мои внуки могли б зарабатывать опять им отдадут. А они сволочи неблагодарные отойдут, пить начнут, потом за бабами нашими бегать будут, а потом и вовсе чё украдут и к себе в город обратно за старое, а мы тут сиди жди когда им снова плохо сделается.
Первый. Не горечись Петь не горечись, надо терпимей быть к людям, путь к богу не может быть простым, каждый может оступиться, Мы не должны отворачиваться от заблудших душ и если из десяти человек, которые к нам придут один прозреет и откроет для себя новый мир, то ради этого и стоит заниматься тем чем мы занимаемся.
Второй. Ох, Батюшка, ох прости господи мою душу грешную. Я извиняюсь так сказать за то, что говорю, но вот давеча, одна из этих заблудших душ, предварительно выпив, украденную второго дня, бутыль самогона, пыталась, прости меня господи, совершить блуд с моей козочкой. А я ведь как на зло вышел на крылечко дай думаю на солнышко красно взгляну, гляжу, там он стоит, штаны спущены и сзади к моей козочке пристраивается. Я по началу от такого бесстыдства как то растерялся не много, чё делать сразу не сообразил, а тут у крылечка гляжу грабли мои стоят, я картошечку по утру сеял да потом грабли так до сарая и не донёс, ну тут я их сдуру схватил да и запустил их в этого, в окаянного. Я не рассчитал малёк, ну и в общем козу свою пришиб, а он, гад, хоть бы что, даже не сразу понял, что случилось, а уж как я закричал на него, так он взял да убёг. Так что тут ведь, прости меня господи, вот ведь дело какое.
Первый. Вот как, я про это не знал, что ж ты сразу то ко мне не пошёл? Ты хоть разглядел кто это был то?
Второй. А то, я его сразу признал, Лёшка это из Питера, тот, что в марте приехал, у него ещё эти татуировки повсюду на руках там.
Первый. Лёшка. Ну незнаю, на него не похоже, он вроде парень ответственный, работает хорошо без замечаний, да и за выпиванием его вроде не замечали. Ты Петь точно хорошо его разлглядел?
Второй. Уверен, батюшка, уверен, как же не быть уверенным, я эту сволочь везде узнаю.
Первый. Ну, ладно это я всё выясню, а что коза то твоя как, оправилась?
Второй. Ой, Батюшка, так говорю же издохла она, зашиб я беднягу граблями, зашиб окаянный. Как граблями в голову попал, так пробил, и глаз выбил бедняге, издохла горемычная
Первый. Ладно Петь ты давай не плачь, всё, что бог не делает всё к лучшему. А с делом этим я сам лично разберусь не переживай, мы виновника найдём и накажем, не плачь Петь.
Второй. Спасибо, батюшка, спасибо вам. Я потому к вам сразу и пошёл, что знаю, что вы не откажете, что поможете. К кому мне ещё старому обращаться, уехали все от старика, вот ведь история какая, один я тут совсем, один. Вот Машка со мной ещё была, это ж моя первая козочка мы её ещё с женой, царствие ей небесное место покоя, покупали, а теперь вот зашиб её дурень старый.
Первый. Ну всё, всё Петь не плачь, разберёмся, а тебе поспать надо отдохнуть, сил набраться. Небось ведь и не спал с тех пор а?
Второй. Ой твоя правда батюшка, не спал, как же тут уснуть то когда такое… А можно вас, батюшка ещё об одной вещи попрошу?
Первый. Проси, Пётр, конечно проси.
Второй. Благословите меня.
Первый. Во имя отца и сына и святого духа, Аминь. А теперь иди поспи Пётр, отдохни.
Второй. Сам отдыхай, а мне ещё два подхода нужно сделать.
Первый. Немного тебе на сегодня будет?
Второй. Всё путём будет. У меня сейчас курс новый, особый, мне много качать надо.
Первый. Опять без разрешения тренера, что ль?
Второй. Чихал я на его разрешения, я тебе давно говорю, что другого хочу. Этот ни черта моего потенциала не видит. Не чувствует он меня, не понимает, что мне подходит, а между прочим в этом деле уже давно не мальчик, так что сам знаю чего мне хорошо, а чего нет.
Первый. Ну смотри, я тебе не отец дело твоё, я вот таких вещей лично не люблю.
Второй. Ладно, хорош трещать иди сюда, подстрахуй, а то поздно уже, а мне ещё в душ надо и по ужинать успеть.
Первый. Куда так торопишься, чего опять бабу новую нашёл?
Второй. А то. Я не как ты с одной пол года мутить.
Первый. Ну и кто в этот раз, семиклассница?
Второй. Иди ты, в этот раз я нашёл кое что по круче.
Первый. Да ну, и что это?
Второй. Это, это Эльмира, братан, вот, что это.
Первый. Эльмира? Чего та самая Эльмира? Она же с Вадиком.
Второй. Нет, это она раньше была с Вадиком, а теперь она со мной, ясно. Она с неудачниками не встречается, такой женщине нужен настоящий победитель.
Первый. Вадик знает?
Второй. Кому какое дело чего он знает, а чего не знает.
Первый. Не боишься его, он крутой?
Второй. Чего мне его бояться. Вадик это прошедший день, теперь я первый и Эльмира со мной и это главное.
Первый. Постой, Михалыч, я понятное дело согласен с тобой, что главное в этом вопросе это действительно разобраться и понять кто здесь первый, а кто второй и в этом я с тобой совершенно согласен, это действительно принципиальный вопрос. Но я совершено с тобой не согласен, что первый Медняков, я всегда утверждал, утверждаю и утверждать буду, что первым может называться только Чугунов.
Второй. Ну нет тут ты, Степаныч, загнул, совершено ясно, что первый именно Чугунов, а твой Медняков там и рядом не стоял.
Первый. Извини меня, Степаныч, ты старик умный, почитаемый, в вещах разбираешься верно, тем трудней мне понять как же ты простейших вещей не различаешь. Ведь всем очевидно, что первый Медняков.
Второй. Эх позоришь ты свои седины, Степанычь, ох позоришь. Какой же Медняков первый когда он второй.
Первый. Нет Медняков первый, а вот Чугунов второй.
Второй. Нет Чугунов первый.
Первый. А я говорю – второй.
Второй. А я говорю – первый.
Первый. Нет второй.
Второй. Нет первый.
Первый. Второй.
Второй. Первый
Первый.
Второй.


Теги:





0


Комментарии

#0 06:34  28-10-2009Мистер Блэк    
это просто пиздец какойта. если хочешь сломать голову то милости просим сюда. первый, первый, я второй.
#1 15:14  28-10-2009Семен Кефир    
Осилил две строчки, отходить буду неделю. Аффтар ты аццке жесток.
#2 15:29  28-10-2009Giggs    
Нови должно понравиться
#3 15:43  28-10-2009Талалаев    
чота дохуя первых со вторыми.

Ну а так конечно великолепеный текст.

Степаныч опятьже нормальный мужик. Но Вадик чьмо какой-то по существу оказался. Но это хуйня, лишь бы Эльмире было заебись.

#4 15:45  28-10-2009Шева    
Сорокин, бля. Не осилил.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
21:57  10-12-2016
: [28] [Графомания]
Я выброшен морем избытка угрюмо бурлящим, голубо-зеленого цвета
Просящим мольбы, остановки среди переливов и тусклого, лунного света
и солнца лучей – золотистых, слепящих наш взор.
От лжи и усталости нынче грядущего века.
Пытаясь укрыть и упрятать весь пафос, позор
от боли и страха, что заперты вглубь человека....
16:58  08-12-2016
: [2] [Графомания]

– Мне ли тебе рассказывать, - внушает поэт Раф Шнейерсон своему другу писателю-деревенщику Титу Лёвину, - как наш брат литератор обожает подержать за зебры своих собратьев по перу. Редко когда мы о коллеге скажем что-то хорошее. Разве что в тех случаях, когда коллега безобиден, но не по причине смерти, смерть как раз очень часто незаслуженно возвеличивает опочившего писателя, а по самому прозаическому резону – когда его, например, перестают издавать и когда он уже никому не может нагадить....
19:26  06-12-2016
: [43] [Графомания]
А это - место, где земля загибается...(Кондуит и Швамбрания)



На свое одиннадцатилетие, я получил в подарок новенький дипломат. Мой отчим Ибрагим, привез его из Афганистана, где возил важных персон в советском торговом представительстве....
12:26  06-12-2016
: [7] [Графомания]

...Обремененный поклажей, я ввалился в купе и обомлел.

На диванчике, за столиком, сидел очень полный седобородый старик в полном облачении православного священника и с сосредоточенным видом шелушил крутое яйцо.

Я невольно потянул носом....
09:16  06-12-2016
: [14] [Графомания]
На небе - сверкающий росчерк
Горящих космических тел.
В масличной молился он роще
И смерти совсем не хотел.

Он знал, что войдет настоящий
Граненый во плоть его гвоздь.
И все же молился о чаше,
В миру задержавшийся гость.

Я тоже молился б о чаше
Неистово, если бы мог,
На лик его глядя молчащий,
Хотя никакой я не бог....