Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Графомания:: - Счастливый билет

Счастливый билет

Автор: Kaizer_84
   [ принято к публикации 00:00  09-11-2009 | Х | Просмотров: 436]
Вечером первого дня боев во многих местах Парижа можно было увидеть людей, которые одновременно и словно не договариваясь между собой стреляли в часы.
Вальтер Беньямин «О концепции истории»

Прерванное время – вечность особого рода. Не помню, кто и когда мне об этом сказал.
В квартире тихо. Слишком тихо даже для места, где почти никогда никого нет.
Я беру телефонную трубку и звоню, как обычно, кому попало. Кто попало, традиционно, отвечает после седьмого гудка.
- Тут что-то слишком тихо, и я волнуюсь, - говорю я.
- Не волнуйся, - говорит кто попало крайне хриплым, скрипучим голосом, - тащи свое тело к нам. Встретим тебя как в лучших французских романах. С фанфарами, флажками и мясными концентратами. Разве что молочный спирт не обещаю.

Дальше я слышу долгий утробный кашель.

А потом опять становится тихо.

Мне все это не нравится, и я выхожу на улицу.

На бульваре никого нет, кроме одного невнятного вида мужичка в каких-то не лохмотьях даже, а скорее воспоминаниях о них, который под гитару старательно выводит нечто очень специфическое. Некий странный невротический синтез Розенбаума и группы Prodigy.

Когда я мимо него прохожу, он зачем-то сообщает:

- У меня, знаете ли, фигура античная. Таким любая одежда в принципе не идет.

Я достаю из кармана мелкую купюру и кидаю в лежащие на асфальте останки шляпы.

У певца черных дыр музыкальной вселенной явные проблемы с лицевыми нервами. Они играют в какую-то свою собственную, отдельную от владельца игру. В которой даже роль рефери ему не светит.

В целом же, сочетание пафосности с болезненностью у нынешних бродяг – обычное явление.

Пройдя чуть дальше мимо руин, когда-то бывших памятником Лжедмитрию Третьему, вижу подъезжающий к остановке трамвай. Его никак нельзя упустить, и я прибавляю шаг. Внутри душно, скучно и от нечего делать немногочисленные пассажиры играют в маджонг сидя на полу. Я играть в него не умею, но это совершенно не важно.
Во всей этой суете проходит дней тридцать. На тридцать первый я все-таки добираюсь до пункта назначения.
Кто попало открывает мне дверь и я замечаю, что он в крайне приподнятом настроении.
- Кое-что изменилось. У нас теперь есть билет, - тоном «у нас есть миллион» произносит он, вертя в руках розовый клочок бумаги.

Вокруг много людей. Видно, что некоторые из них добирались сильно дольше, чем я. Никому из присутствующих видимо даже и не пришло до сих пор в голову спросить, до какого пункта можно добраться, прикрывшись этим фиговым листком.

Видимо собравшиеся еще не утратили окончательно иллюзию о том, что где-то все может быть много лучше, чем здесь.

Впрочем, явно не мне их за это осуждать.

Спустя дней пятнадцать я практически перестаю отличать окружающих людей друг от друга.

Без проблем идентифицируется только чей-то белокурый и сильно непоседливый ребенок - девочка лет девяти.

- А правда ты тоже когда-то бросила школу? – наматывая светлую прядь волос на указательный палец, с горящими от любопытства глазами спрашивает она.

- Оглушительное в своей наглости вранье. На самом деле это она меня бросила, - отвечаю я.

Человеческий детеныш заливисто смеется и куда-то убегает.

Потом она снова появляется с горкой полуистлевших клочков материи, которые когда-то похоже были одеждой для ее кукол. Также она притаскивает пару ржавых иголок и неразличимого цвета нитки.

Я вообще-то совершенно не умею шить, но она меня достала своими стонами.

- Ну пожалуйста.

- Нет.

- Ну пожалуйста-пожалуйста-пожалуйста.

И так дней пять, никак не меньше.

В итоге она получила нечто отдаленно похожее на пост-ядерную тряпичную крысу, а я еще немного частиц металла в кровь.

Через какое-то время в рядах биомассы случилось очередное оживление.

- Мы должны разыграть билет, - сказал кто попало на правах главного и по старинке попросил каждого написать свое имя или имя того, кого человек считает наиболее достойным стать обладателем означенной ценности на кусочке бумаги.

Я ничего не написала, потому что ни в какие лотереи мне никогда не везло и очередной облом испытывать хотелось меньше всего.

Все образовавшиеся бумажки смешали в старом аквариуме, а вытаскивать имя счастливца поручили как раз тому белокурому чертенку, который изводил меня на тему создания астеничного крысиного монстра.

Вот она засовывает руку в аквариум, подчеркнуто долго перебирает сложенные вчетверо кусочки и наконец вытаскивает один из них.

Как это ни странно, но я слышу свое имя.

Раздаются жидкие аплодисменты.

Хитрая девочка украдкой мне подмигивает.

Я открываю было рот, чтобы указать на только что случившийся обман, но что-то меня останавливает. Некий подленький внутренний голосок нашептывает обычные, но вполне убедительные слова.

Я об этом в конце-концов не просила. Но раз уж так оно случилось, значит пусть идет как идет.

Если я хочу успеть на поезд, выходить надо уже сейчас.

До даты отправления менее десяти дней.

Я спешу – и успеваю.

В вагоне над счастливыми обладателями билетов словно зависло некое облако трагичного оптимизма.

- А я верю, что там, куда мы едем все иначе, - чуть дрожащим, но в целом вполне четким голосом в сотый раз произносит кто-то позади меня.

Я прислоняюсь щекой к стеклу.
По нему с обратной стороны косо стекают синие капли дождя.
Проводница разносит чай.


Теги:





0


Комментарии

#0 13:21  09-11-2009morgradash    
Занятно. Опиаты?
#1 14:23  09-11-2009Kaizer_84    
Грибы.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
02:06  23-09-2018
: [3] [Графомания]

Вышел в ширь Валерий Ганишевский,
А Максим Петрович вышел ввысь
И вообще все люди на Ольшевской
Выходить куда то разошлись.

То глядишь идут они из дома,
То заходят в свой родимый дом
Двигать кости каждому знакомо
В одиночку или же гуртом....
23:01  21-09-2018
: [2] [Графомания]
В комнату вошел Тимофей, экипированный как Маугли. Доктор Брук поднял на "Маугли" глаза и сразу придумал новый диагноз. Ухмылка промелькнула на лице доктора.
Странный дом. Странные жильцы. Одни по утрам, при чем ежедневно выносят мощи тещи....


Листья цвета гноя.
Дождь средь голых чащ.
Ветер тучи гонит.
Солнца мутный шар.

– Ворон, старый ворон,
Страж чужих скорбей.
Яд тревоги давит.
Ты её принёс?

– Молча бродишь ночью
Под моим окном.
Гибель мне пророчишь,
Гнусным октябрём:

«Не найдёшь покоя
Ты в душе своей....
14:20  17-09-2018
: [6] [Графомания]
Занял я как-то одной бабе денег. Не просто так занял, мать у неё в аварию попала. Мы с той бабой иногда секс имели. Не часто. Часто я бы с ней не сдюжил. Так как охочая она сильно была до этого дела. Бывает вот только кончишь, перекрестишься и на другой бок....
12:52  17-09-2018
: [7] [Графомания]

Жизнь – игра. Сплошное спортлото.
Как же не любить её за это.
Конь, не конь – в шкафу висит пальто.
Вточь, как у известного поэта.

Ведь судьба - Божественный каприз,
с элементом драмы и бурлеска.
Путь к Парнасу труден и тернист -
винегрет гипербол и гротеска…

Что там ждёт, тюрьма или сума,
на изломе совести и чести?...