Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

За жизнь:: - Землемер

Землемер

Автор: доктор Светлов
   [ принято к публикации 12:46  27-11-2009 | Лютый | Просмотров: 421]
Карточка вошла в приёмник как в масло, а тот щёлкнул, два раза моргнул зелёным индикатором и замок номера 613 открылся. Цукис толкнул дверь и вошёл.
Номер пах так как ему и положено пахнуть, как пахнут тысячи других номеров приличных гостиниц от Лос Анжелоса до Ханты - Мансийска. Раздвижная дверь в спальню была закрыта, занавески на высоченных окнах задёрнуты и свет пробиваясь сквозь них сумрачно лежал на ковре геометрически идентичными островками. Щёлкнула настольная лампа, Цукис сел в кресло, положил ноги на стеклянный стол и потянувшись щёлкнул шейными позвонками. Его блестящий череп упёрся в спинку несколькими складками на затылке, а волосатые батоны рук легли на подлокотники. Он застыл, остановившись глазами на противоположной стене, там в раме, какая - то баба с обветренным лицом мерила вспаханное поле деревянным землемером, а где-то далеко за ней мужичонка шёл за плугом и худющей вороной клячей. Это полотно, метра два на три, Цукис наблюдал каждый год, когда останавливался в этом номере и всегда находил в нем что-то новое. Сегодня это были плохо прописанные вороны, которые сидели на дальней пашне и что-то клевали. Он уже было собрался вникнуть в вопрос, но его отвлёк звук спускаемой воды и через мгновение из ванной вышла миловидная горничная и увидев сидящего мужчину застыла.
Ой, простите… – пролепетала она.
Цукис смотрел на неё и молчал.
Девушка замешкалась и двинувшись в сторону выхода пролепетала: - Я просто, забыла положить свежий халат…простите.
- Постой… – голос прозвучал низко, безоговорочно соответствуя комплекции сидящего в кресле.
Девушка остановилась, Цукис прищурился и чуть подал голову вперёд.
- Так...Кристина…отлично…, ты не могла бы открыть занавески.
Кивнув, она покорно отправилась к тяжёлым портьерам и став на носочки потянулась к шнурку, чтобы дёрнуть его вниз. Юбка скользнула по бёдрам обнажив кружева чулков сдавливавших её добротные ноги.
Занавески медленно поползли вверх.
Цукис зацепившись глазами за резинки, убрал ноги со стола и достал из кармана увесистый полиэтиленовый пакет и начал под корень обгрызаными ногтями разматывать узел.
- Кристина, тебе нравится имя - Сын Льва?
Портьера поднялась и неожиданно близко возникла рубиновая звёзда с золотыми прожилками и огромный триколор венчающий крышу здания и мелко трепещущий в свете прожекторов. На всё это сверху плотно сыпались белые хлопья.
Девушка перешла ко второму окну.
Цукис справился с пакетом и высыпал изрядное количество белого порошка на стол.
- Кристина?
Девушка держа шнурок портьеры в руках повернула голову.
- Тебе нравится имя - Сын Льва?
Она отпустила шнурок и чуть приподнявшаяся уже портьера упала на ковёр.
- Смотря какого льва...
Цукис ухмыльнулся.
- А ты не простая.
- Обычная.
Скользнув по его лицу, её глаза остановились на горке на столе, рядом с которой Цукис уже проложил две дороги толщиной с палец.
Цукис нагнулся к столу и громко два раза вдохнул, потом запрокинул голову и зажал большим и указательным пальцем нос.
Портьера упёрлась бахромой в карниз. Кристина ловко подвязала занавеску.
- Я могу идти?
Цукис, который собрался было уже сказать что-то в телефонную трубку, прикрыл микрофон рукой.
- Достань из бара виски, кока – колу и бокалы.
И продолжил в телефон:
- Кто сегодня менеджер?
Держа трубку плечом, он снова взял в руки пакетик, который одиноко лежал в окружении ангелов отражённых стелом стола от потолка.
- Отлично…Соедините.
Посмотрев на Кристину сидящую на корточках у холодильника, он добавил мимо телефона:
- Бокалов два…только протри их хорошо…
- Да, добрый вечер…У меня к Вам просьба…На моём этаже работает горничная по имени Кристина…
Услышав своё имя, девушка повернулась и застыла.
- Твоя фамилия Гроссу?
- Да.
Цукис отнял руку с кредитной карточкой от стола и жестом предложил ей продолжить занятия с напитками.
- Мне кажется, что ей сегодня уже можно отдохнуть…Вы не возражаете? Вот и прекрасно…До свидания.
На столе белели четыре полосы напоминая пешеходный переход.
- Значит Гроссу… Знавал я одного Гроссу в Кишеневе, правда был он редкий подонок и при этом уродлив до нельзя, так что смею предположить, что ты не его родственница.
Девушка присела рядом обнажив милые коленки и начала ставить на стол напитки.
- Я из Чадыр - Лунги.
- Отличный город, я кого-то встречал оттуда…Запамятовал…
- Наверное, Тутту Ларсен?
- Кто это?
Кристина удивлённо посмотрела на Цукиса.
- Это же ведущая с телевидения. Её все знают. Тутта Ларсен… Звезда. Она с нашего двора, воровала у моих родителей вино из погреба и продавала на вокзале проходящим поездам.
- Ладно, присаживайся Чадыр - Лунга, составишь мне компанию…
Девушка села напротив Цукиса. Тот налил виски и разбавил колой.
- Будешь? – спросил он и протянул ей свёрнутую купюру.
- Никогда не пробовала, только в кино видала. А что с этого будет?
- Всё будет отлично. Дядя плохо не посоветует.
Кристина перегнулась через стол и вдохнула полдорожки в правую ноздрю.
- Давай теперь в левую для равновесия.
Девушка послушалась.
После очереди Цукиса, на столе остались лишь белые узоры, которые тот послюнявив палец собрал со стола и втёр себе в десну.
- Давно ты тут?
- Полгода.
Цукис поднял свой виски, протянул бокал Кристине.
- За тебя – и опрокинул залпом.
- А Вас как зовут? – спросила она ставя на стол пустой бокал.
- Признаться тебе, меня называют по разному, но ты можешь меня звать Бен Арие или Лейбсон.
- Какие странные имена.
- Не более странные чем твоё. Как тебе вещество, кстати?
Кристина подняла вверх большой палец.
- Ещё?
- Можно.
Цукис размолотил ещё четыре дороги.
Кристина налила в бокалы.
- Поди сюда – он поманил её к себе пальцем.
Девушка подошла и Цукис усадил её на колено.
– Отсюда сподручней всё будет.
Пока Кристина разбиралась с порошком, он внимательно рассматривал её задницу.
- А ты чулки носишь по идейным соображениям или просто так?
Она посмотрела на него и без того широко открытыми глазами и улыбнулась.
- А Вы Бен Арие не простой!
Цукис обнял её за талию, протянул ей полный бокал с напитком. Поднял свой.
- Обычный. За тебя!
Они опрокинули.
- Знаешь, Кристина Гроссо, что я тебе скажу, мой папа всегда говорил, с людьми нужно быть честным. И раз ты уже оказалась сегодня здесь, я буду откровенен и расскажу тебе как я вижу продолжение вечера… Хотя подожди, секунду, я себе сделаю ещё маленькую…
Цукис взмахнул карточкой и на столе возник ещё один повод сделать глубокий вдох.
- Мне тоже.
- А ты жадная до кайфа…
Когда он растёр остатки кокоса по её десне указательным пальцем, она коснулась его губами. Он не отнял руку. Кристина начала целовать его пальцы, поначалу робко, а потом всё глубже и глубже беря их в рот и облизывая.
Зазвонил телефон. Цукис ответил.
- Да…Я его жду.
Положив трубку, он ещё несколько секунд дал страстям Кристины волю, а потом аккуратно отвёл руку и положил ладонь Кристине на губы.
- Мне нужно кое с кем встретиться, поэтому тебе нужно уходить. Сейчас.
Кристина смотрела на Цукиса как будто не понимая, что он говорит.
- А когда мне вернуться?
Он взял её за талию и приподняв с колена, поставил рядом с креслом. Потом встал сам. Цукис рядом с ней выглядел Голиафом. Он не грубо, но настойчиво проводил её в прихожую и открыл дверь.
- Мы больше не увидимся. Я сегодня буду занят, а когда приеду снова, не знает никто. Так что Кристина Гроссу – будь умницей!
Она преданно смотрела ему в глаза и молчала.
Цукис чуть подтолкнул девушку вперёд, а когда она пересекла порог шлёпнул её по заднице. Дверь с номером 613 захлопнулась.
Цукис вернулся к столу и снова выпил. За окном мело.
В дверь постучали.
На пороге стоял седой мужчина в папахе и с малиновыми лампасами на серых форменных брюках.
- Можно, Борис Львович?
Цукис пропустил гостя вперёд.
- Как добрались, Иван Гаврилович? Вижу там совсем всё встало?
- Да уж, Борис Львович, уже даже мигалки не помогают. Полчаса с Житной ехал.
- Могу что-нибудь предложить?
Цукис сделал жест в сторону кокаина и виски.
- Да нет, что Вы, Борис Львович, я на работе ни-ни. Мне ещё сегодня на заседание правительства.
Цукис удивлённо поднял глаза.
– А что правительство по ночам стало собираться?
- Ах, Борис Львович, стало уже прямо как при Иосифе Виссарионовиче. Главный к этой штуке пристрастился, - генерал кивнул в сторону стола, - по ночам не спит и нас собирает. Вот и сидим у него до утра, чаи гоняем, про эффективное управление слушаем.
- А Вы ему метод Маршака посоветуйте. Говорят помогает…
Генерал непонимающе взглянул на Цукиса.
- Какого? Самуила Яковлевича?
- Не уверен. Это была неудачная шутка...
Цукис мягко прошёлся по ковру, взглянул на падающие за окном хлопья и как на плацу повернулся на 180 градусов к генералу. Вышло это у него достаточно ловко, несмотря на комплекцию.

- Иван Гаврилович, мне нужно хорошее место для захоронения.
Генерал удивлённо поднял брови и папаха поползла наверх.
- Так это нет проблем. На Ваганьковском есть место на центральной аллее и на Новодевичьем, по-моему тоже, рядом с Борис Николаевичем. Что же Вы мне по телефону не сказали? Я бы всё устроил за пять минут.
Цукис подошёл к столу и сделал дорожку.
- Тут, всё несколько сложнее. Мне нужно не там, а здесь.
Сказав это Цукис указал пальцем куда-то вниз из окна и предварительно высморкавшись вдохнул кокос.
Генерал недоумённо смотрел на Цукиса
- Где здесь?
- Ну здесь...Не принципиально, можно у стены, можно в стене…Но лучше конечно у стены.
Генерал снял папаху и поставил на стол.
- Борис Львович, это невозможно. Там нет мест. Туда не хоронят уже давно…никого…Понимаете?
- Понимаю, Иван Гаврилович, всю деликатность поручения, но уверен в Ваших способностях. Если удаётся сажать людей за стену, то похоронить рядом, мне кажется сущим пустяком.
- Ну Борис Львович, не все так легко как Вы воспринимают действительность. - Даже если мы договоримся там, - и генерал указал пальцем вверх, – то есть же ещё общественность? Что мы им скажем?
Цукис налил себе виски и выпил.
Генерал подошёл к столу и сделал дорожку, после чего тоже выпил и занюхал папахой.
- А кого хороним?
- Цукиса Берла Бен Арье.
- Какое красивое имя. Это Ваш родственник?
- Нет. Это я.
- Помилуй Господи, Борис Львович, Вы что помирать собрались?
- Никто не застрахован.
- Борис Львович, с таким именем совсем будет тяжело…Вы же понимаете какие настроения сейчас в обществе? Кстати, отличный порошок…Вы у кого берёте?
Цукис непонимающе посмотрел на генерала.
- Ой, Борис Львович, совсем забыл…Тогда мои комплименты Вашему завпроизводстом и так сказать агрономам – сказал генерал и показал на бабу на картине.
- Она не агроном, а землемер…А что касается имени, то я даже не понимаю в чём тут может быть загвозка… Мехлис же… Лев Захарович… лежит себе и ничего... И настроения
обществе соответствующие. Так что, подумайте, Иван Гаврилович, подумайте. По этому вопросу я буду щедр как никогда.
Щёки генерала покрылись пятнами румянца, глаза заблестели и он подсел к столу.
- Борис Львович, я ещё сделаю пару…
- Конечно, о чём разговор…Я Вам ещё с собой дам, премьера угостите. Отечественные производители конечно дело хорошее и актуальное, но не вопросах же собственного здоровья.
Генерал склонился над столом и зашумел. Выпрямившись он смахнул кокаин с ноздрей, налил себе остатки из бутылки, поставил её на пол и не чокаясь выпил. После чего выпрямился во фронт и громко выдохнул.
- Всё Борис Львович, надо ретироваться. Опаздываю.
Цукис протянул генералу увесистый пакетик.
- Благодарствую.
- Итак, мой друг, мне бы хотелось, чтобы в течении ближайшей недели, Вы внесли ясность в вопрос с местом для захоронения раба божьего Цукиса Берла Бен Арье.
- Борис Львович, как могу…Всё сделаю.
Иван Гаврилович откланялся и захлопнул дверь с другой стороны.
Цукис вернувшись к столу обнаружил забытую генералом папаху, взял её в руки и попытался натянуть на голову. Она была ему мала.
В дверь постучали. Это был генерал. Он взял из рук Цукиса папаху, лихо взгромоздил её голову и собрался было бежать.
- Ещё один вопрос. Кто такая Тутта Ларсен?
- Телеведущая.
- Знаете, до меня дошли сведения, что она воровка на доверии. А вор как известно должен сидеть в тюрьме. Хотя это конечно дикость. Давайте её тихонько депортируем на историческую родину.
- Куда? В Швецию?
- Нет в Молдавию. И вот ещё, чуть было не забыл. На этом этаже работает горничная по имени Кристина Гроссо и я пообещал ей русский паспорт, а мужчина не может не держать слово. Правда генерал?
- Конечно, Борис Львович.
- Пришлите кого-нибудь, пусть займутся.
Дверь снова захлопнулась.
Цукис сел в кресло.
Землемер мужественно шла сквозь непогоду по полю, мужичок шёл за клячей, вороны клевали что-то на пашне.


Теги:





0


Комментарии

#0 14:50  27-11-2009Лютый ОКБА    
Естественно не четал, надо было кнопку проверить.
#1 14:55  27-11-2009Евгений Морызев    
ахахаха
#2 14:55  27-11-2009Евгений Морызев    
с почином
#3 15:25  27-11-2009Мартин П. Stalker    
надеюсь это не все?

потому как пока нифуя не понятно

#4 09:18  28-11-200952-й Квартал    
лютый жжот
#5 09:22  28-11-200952-й Квартал    
по тексту

вроде как это отрывок из чего-то,даже не начало

да?


Комментировать

login
password*

Еше свежачок
16:58  01-12-2016
: [21] [За жизнь]
Ты вознеслась.
Прощай.
Не поминай.
Прости мои нелепые ужимки.
Мы были друг для друга невидимки.
Осталась невидимкой ты одна.
Раз кто-то там внезапно предпочел
(Всё также криворуко милосерден),
Что мне еще бродить по этой тверди,
Я буду помнить наше «ниочем»....
23:36  30-11-2016
: [54] [За жизнь]
...
Действительность такова,
что ты по утрам себя собираешь едва,
словно конструктор "Lego" матерясь и ворча.
Легко не дается матчасть.

Действительность такова,
что любая прямая отныне стала крива.
Иллюзия мира на ладони реальности стала мертва,
но с выводом ты не спеши,
а дослушай сперва....
18:08  24-11-2016
: [17] [За жизнь]
Ночь улыбается мне полумесяцем,
Чавкают боты по снежному месиву,
На фонаре от безделья повесился
Свет.

Кот захрапел, обожравшись минтаинкой,
Снится ему персиянка с завалинки,
И улыбается добрый и старенький
Дед.

Чайник на печке парит и волнуется....
07:48  22-11-2016
: [13] [За жизнь]
Чувств преданных, жмуры и палачи.
Мы с ними обращались так халатно.
Мобилы с номерами и ключи
Утеряны навек и безвозвратно.

Нас разстолбили линии границ
На два противолагерные фронта.
И ржанье непокрытых кобылиц
Гремит по закоулкам горизонтов....