Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Графомания:: - Данкел Швайн

Данкел Швайн

Автор: Ональный карлег с пращой и глотаю
   [ принято к публикации 14:23  14-01-2010 | Raider | Просмотров: 547]
В ту зиму природа с какой-то особой, неистовой яростью продувала Берлин ледяными ветрами, будто отдавая долги за прошлые теплые года. Вьюга носилась по тесным улицам между меланхоличными домами и гудела первозданной свободой разгулявшейся стихии. Колкие, как песок, снежинки порывисто бились о витрину кафе "Фрэйхэйтн".
Данкел Швайн сидел за круглым деревянным столиком, пил глинтвейн и листал "Volkischer Beobachter" с патриотической пропагандой Третьего Рейха. Пустая, лживая болтовня нагло красовалась на каждой странице газеты. Швайн сделал глоток горячего вина, свернул газету и положил тяжелую голову на столешницу. Последние полгода он в одиночку боролся с режимом. Листовки, спонтанные выступления в пивных, агитационные надписи на стенах. Сейчас он понимал, что все это не имело смысла. Одна снежинка не изменит направления неукротимой вьюги.
Двери кафе распахнулись, и вместе с порывом холодного ветра в кафе вошли трое человек в военной форме. Один из них, офицер, огляделся и направил на Швайна указательный палец черной кожаной перчатки. Двое солдат выдернули Швайна из-за стола и подвели к офицеру.
- Данкел Швайн, вы обвиняетесь в преступной анти-правительственной деятельности - стальным голосом сообщил офицер. В его взгляде не было никаких эмоций, только воля. От него веяло студеной улицей и необратимостью. На груди, возле сердца, красовался вышитый диагональный крест.
"Из приближенных" - отрешенно отметил Швайн. Потом посмотрел офицеру в глаза и спросил:
- Скольких еврейских младенцев ты съел сегодня на завтрак?
Офицер громко и притворно рассмеялся, широко открывая рот, прогнувшись назад и запрокинув голову. Глухой, низкий смех поднимался к потолку и увязал в жирных прокопченных стропилах. Посмеявшись, офицер вернул взгляд на Швайна и сказал:
- Трех.
Потом сделал знак рукой и Швайн ощутил, как на запястья легли обжигающе холодные наручники.
Одиночная камера Гестапо выглядела, как спальня княжны Таракановы. Разве что без кровати и стола. А окно, оборудованное массивной решеткой, было небольшим и располагалось под самым потолком. Через него в камеру проникал слабый предвечерний свет, в тусклом луче которого мелькали снежинки. На ржавого цвета камнях, торчащих из стены, мерцала ледяная корка. С картиной русского художника камеру роднила теснота, гнетущая атмосфера и запах крыс.
Данкел Швайн опустился на пол и обхватил тяжелую голову. Сейчас где-то в темных кабинетах Гестапо решалась его судьба. Может быть, его казнят на рассвете. Или отправят на медицинские опыты. Фашистам давно не дают покоя достижения русского профессора Преображенского. Может быть, сначала опыты, потом казнь... Какая, в сущности разница. Все пропало. Он прислонился затылком к ледяной стене и закрыл глаза, полные тоски от бессмысленности человеческой жизни.
Очнулся он от мягкого шелеста бумаги. На полу лежал обрывок агитационной листовки Рейхстага и шевелил приподнятым уголком, подставляя сквозняку оскверненную печатью поверхность. Швайн рассматривал листовку, и с каждой секундой взгляд его становился все решительнее и злее. Мутные до этого глаза вспыхнули, и он резким движением схватил бумагу. Затем расковырял до крови нос и начал пальцем выводить алые буквы поверх черных слов лжи.
Когда он закончил писать, ночь была на исходе. Превозмогая усталость, Данкел Швайн вскарабкался по выступающим камням стены и, ухватившись за холодную решетку, выглянул на улицу. Это был задний двор тюрьмы. Вокруг не было ни души, кроме маленькой фигурки человечка в ватном бушлате, меланхолично пересекающей двор.
- Эй - позвал Швайн охрипшим голосом - Ээээй.
Человечек подошел к окну и наклонился. Это был карлик. Волевые черты лица говорили о тяжелой и трагичной жизни.
- Друг - прошептал Швайн - Возьми этот листок и передай людям. Во имя свободы.
Карлик несколько секунд сидел не двигаясь и ничего не говоря. Потом протянул руку, осторожно взял листок, положил его за пазуху бушлата и бросился прочь.
Столб снежной пыли взвился из под сапог карлика. Поднявшись в высь, пробужденные ото сна снежинки весело заплясали в хороводе, но потом, будто вспомнив вечные законы тяготения, медленно осели на промерзлую землю.
Спустя минуту Швайн уже не мог сказать с уверенностью, был ли этот листок и этот карлик. Сейчас был только снег и безграничная тоска под серым небом. Тишину наступающего утра разрезал тонкий детский плач из арестантского барака:
- Мама, проснись... Мамочка. Я отдам тебе свою сухую корочку хлеба. Ну пожалуйста, проснись.
Но очень скоро затихающий плач ребенка заглушили бодрые аккорды Horst-Wessel-Lied и звериный вой беснующихся овчарок.


Теги:





1


Комментарии

#0 15:15  14-01-2010Raider    
А вот если бы карлик достал бы свою пращу и засадил бы швайну чем-нибудь в ебало - была бы совсем другая рубрика ))
Raider

Плевать на рубрику. Большое тебе спасибо, что вообще позволил карлику миновать кардоны.

#2 15:55  14-01-2010ГССРИМ (кремирован)    
Нахожу, что ник идеально гармонирует с изложенным материалом.

Можно сказать:"На битву со злом, взвейся карлег козлом".

#3 16:08  14-01-2010белорусский жидофашист    
хх
#4 16:09  14-01-2010Палосич    
Дойчланд, дойчланд убех аллес,

Убех аллес ин дех вельт!!!

#5 17:36  14-01-2010Ted    
Хорошо написано, образно.

Эстафету, значит, передал… Расписаться кровью на Рейхстаге поковырявшись в носу - это особое надругательство над режимом в самой извращенной форме! *улыбаюсь*


Заметки на полях:

офицер вернул взгляд на Швайна - по контексту вернул взгляд ШвайнУ А, вообще-то, они уже смотрят друг другу в глаза.

спальня княжны ТараканоВЫ


Удачи.

Ted

Спасибо за замечания. Да, с Таракановой проглючило. Потому что о картине думал, поэтому по-другому просклонял.

#7 19:03  14-01-201052-й Квартал    
ничего не понял,но пиши ещё

желательно вот так http://www.litprom.ru/text.phtml?storycode=20647

#8 19:29  14-01-2010Рыбий Глаз    
Основной смысл туманен, и выглядит как первая глава.

Но последний эпизод выбивает слезу даже у циников

#9 19:35  14-01-2010Рыбий Глаз    
Я в смысле комплимент хотела сделать
Ого, так ты девушка? Вот так ник.

Ты, наверное, пропустила мини-движ с моим баном (Darkoboar). Это в ту тему.

#11 19:50  14-01-2010Силиконовый Буратино    
Настроение убивает... Молдца, Хрюндель. И похуй на бан...
#12 22:29  14-01-2010Мистер Блэк    
очень.
#13 14:31  16-01-2010Дикс    
последний эпизод призван выбивать слезу, но не выбивает, так как в фразе "Я отдам тебе свою сухую корочку хлеба" слишком много деталей набито, совсем несвойственных маленькому ребенку.


Ональный карлег, ггг, ник зачетный. Карлеки - вечная тема для издевательств


Комментировать

login
password*

Еше свежачок
21:57  10-12-2016
: [0] [Графомания]
Я выброшен морем избытка угрюмо бурлящим, голубо-зеленого цвета
Просящим мольбы, остановки среди переливов и тусклого, лунного света
и солнца лучей – золотистых, слепящих наш взор.
От лжи и усталости нынче грядущего века.
Пытаясь укрыть и упрятать весь пафос, позор
от боли и страха, что заперты вглубь человека....
16:58  08-12-2016
: [2] [Графомания]

– Мне ли тебе рассказывать, - внушает поэт Раф Шнейерсон своему другу писателю-деревенщику Титу Лёвину, - как наш брат литератор обожает подержать за зебры своих собратьев по перу. Редко когда мы о коллеге скажем что-то хорошее. Разве что в тех случаях, когда коллега безобиден, но не по причине смерти, смерть как раз очень часто незаслуженно возвеличивает опочившего писателя, а по самому прозаическому резону – когда его, например, перестают издавать и когда он уже никому не может нагадить....
19:26  06-12-2016
: [43] [Графомания]
А это - место, где земля загибается...(Кондуит и Швамбрания)



На свое одиннадцатилетие, я получил в подарок новенький дипломат. Мой отчим Ибрагим, привез его из Афганистана, где возил важных персон в советском торговом представительстве....
12:26  06-12-2016
: [7] [Графомания]

...Обремененный поклажей, я ввалился в купе и обомлел.

На диванчике, за столиком, сидел очень полный седобородый старик в полном облачении православного священника и с сосредоточенным видом шелушил крутое яйцо.

Я невольно потянул носом....
09:16  06-12-2016
: [14] [Графомания]
На небе - сверкающий росчерк
Горящих космических тел.
В масличной молился он роще
И смерти совсем не хотел.

Он знал, что войдет настоящий
Граненый во плоть его гвоздь.
И все же молился о чаше,
В миру задержавшийся гость.

Я тоже молился б о чаше
Неистово, если бы мог,
На лик его глядя молчащий,
Хотя никакой я не бог....