Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Х (cenzored):: - Как маленькие инопланетные твари поссорили Васю Пупкина и Василия Абармотова.

Как маленькие инопланетные твари поссорили Васю Пупкина и Василия Абармотова.

Автор: xxx3x
   [ принято к публикации 17:47  17-01-2010 | бырь | Просмотров: 309]
Не, ну, все всегда знали, что Вася Пупкин долбойоп.
Но не знали только, до какой собственно степени.
А всю глубину этой долбойопской степени недавно суждено было узнать его тёзке Абармотову. Но за знание это заплатить пришлось ему дружбой. Что, возможно, и к лучшему. Ибо долбоёбство – вещь заразная, почище мандавошек.

Прибегает недавно – еще зима не началась - Пупкин к Абармотову домой весь на нервах –башка трясется, глаза круглые и блестят нездорово, как у Жериновского. Словно только что обосрался в президиуме.
Правда, две бутылки водки притаранил. Обе литровые.
Сели на кухне. Накатили по сотке. А у Пупкина стопарь в руке ходуном ходит – весь стол водкой окропил.
- Ну, ты чего? Белой горячкой заболел что ли? – не выдержал такого издевательства над продуктом мозга Менделеева Абармотов.
- Да, лучше б я трижды белой горячкой заболел! И то приятней! – рубанул в сердцах Пупкин и злобно улькнул остатки водки в свою горловину.
- Да что случилось-то?
Пупкин неспеша раскурил сигарету с четвёртой спички, немного успокоился и начал повествовать:
- Пошёл я в прошедшую пятницу на пляж. Водки в смысле на лоне природы выпить. Газету свежую купил, чтобы просветить своё самообразование. Да и подстелить. Полбатона хлеба взял да колбасы краковской кольцо. Ну, и водки, естественно. Литр Смирнова дагестанского розливу. Ну, чтоб не покидать место дислокации. А сейчас ведь депутаты запретили культурно отдыхать - уже и водки на девственной природе не выпить. Сядешь, откупорить не успеешь - сейчас же какой-нибудь мусор внутренних органов подлетит с алчной мордой «в апщественном месте распиваете, гражданин?!». Поэтому я укрылся на краю пляжа в кустиках. Народу практически никого. Какой добоёб, нахуй, в ноябре загорать попрётся при нулевой температуре, разве что какой хуй моржовый. Но таких к счастью, кроме меня, не было в окружающей обстановке. И вездесущих вездепьюших алкоголиков тоже не было. Хоть и пятница. Ну, может, потому что дождик моросил. Вот в этом повезло, можно сказать. В смысле, что никто не мешал культурно услаждать свою харизьму впечатлениями природы родного края. Только я согрелся – пару-другую-третью стопок принял в душу, слышу из-за полуобветшалого куста жимолости стон вроде б какой-то идёт.
- Ебутся! Или пьяный? Или кто по башке трахнутый хулиганами стонет?
- Да погоди ты! Я и сам сперва так подумал, вооружился бутылкой, заглянул за соседний куст, а там – картина Малевича маслом: баба валятся на кожаном пальте, будто в глубокой задумчивости – правая рука у виска. Такая довольно ничего из себя миловидная. Волосы такие золотистые на голове. По траве так разбросаны живопиздно. По бокам шесть бутылок «девятки» тоже валяются в хаотическом порядке. Сама особь женской наружности то ли в платье каком-то кружевном, то ли прям в сорочке красной… Резинки чулочков ажурные видно. А трусов наоборот… не видно.
- Ты что ей подол что ли задрал?
- Да, нет, я ж говорю – она так живописно лежит, что её женская пизда, вся как на ладоне! Эротично поросшая рыжеватыми кудрявыми волосиками.
- Ну, давай-давай дальше! – нетерпеливо погнал Абармотов, быстро опрокинув очередной стопарь. – Значит, смотрит на тебя заросшая рыжая пиздища, ну, а ты?
- Ну, а я, как культурный человек, подошел поближе, чтоб разглядеть… не плохо ли человеку… в смысле анатомического здоровья … и потом, конечно, вежливо кашлянул «кха-кха». Ну, чтобы неназойливо внимание привлечь. Она на звук только головой мотанула из стороны в сторону, словно «нет» - говорит - «помощь не нужна». А сама ноль эмоций.
- Ну, и тут ты ей, конечно, засадил?!
- Ну, ты, блядь, подонок! Ну, ничего святого! Тут человек без чувств лежит, может быть, даже в летальном исходе, а он «засадил-засадил»! Нет. Я подошел, наклонился, смотрю девка живая-здоровая, только пьяная малость. Ву смерть, можно сказать. На морду ничего такая. Помада такая яркая… фиолетовая. По всему еблищу размазана. И главное пахнет приятно – какими-то духами сладкими, аппетитными, может, даже той самой «шинелью номер пять» … и «девяткой». И сама такая беззащитная, трогательная. Ну, я её за грудь потрогал, потряс - «Вам плохо?», говорю. А грудь-то у неё такая, блядь, живая, на редкость приятная, размера, наверное, третьего, а то и четвёртого – в руке не умещается… Сосок такой коричневый, такой крупный крепкий…
- А сосок-то ты как через платье разглядел? Колись, псевдоинтеллигент херов!
- Да. Я же говорю, платье довольно кружевное… - зарделся пойманный за живое Пупкин и после двухсекундной раскаянной паузы смиренно сознался. – Да я ей платье её это или сорочку – хуй пойми - прям на морду задрал. И это даже пригодилось. Впоследствии.
Абармотов совершенно бестактно заржал:
- Вот он фарисей в чистом виде!
Неблагозвучное еврейское имя Фарисей в применении к нему, а главное тон, больно задели Пупкина, но он, нервно хлобыстнув очередной стопарь, спокойно продолжил повествование, не подав виду, как ему неприятно такое слышать от лучшего друга:
- А задрал я платье только на случай прямого массажа сердца. И искусственного дыхания. В экстренном медицинском случае! – поспешно уточнил Пупкин и продолжил под издевательское сопение приятеля. – Баба при теле – всё при всём. Грудь, как я говорил, очень возбудительная на ощупь. Ножки в чулочках. Даже серьга в пупке для симуляции! И губки - такие розовенькие… аккуратные … выглядывают.
- Ну, давай, не томи – засадил-таки?
- Засадил – с тяжким вздохом чистосердечно признался Вася Пупкин. – Но не грубо, не по-хамски - перед этим я спросил, как её зовут, и выпить предложил. Но даже это моё шикарное предложение не привело её в сознание – она снова так головой мотанула – типа «не хочу». Ну, чего ещё бабе надо для полного счастья – раз даже выпить отказывается? Раздвинул я ей ноги в чулочках… губы раздвинул… И вдул!
- Ну! Ну! – Сладострастно сглотнув слюну, потребовал подробностей Абармотов. – Молодец! И?
Польщённый завистливым вниманием Пупкин гордо закончил:
- Ну, значит, вдул я ей по самые бакенбарды и так её отработал, что она кончила три раза без памяти! А в конце её ещё и вырвало от переизбытка чувственных впечатлений. Видать я ей на желудок головкой хуя надавил. И хорошо, что я подол её ей на харю завернул, а то бы и меня уделала. Ну, потом я всё снова поправил, как было. А сверху её вместе со всей малохудожественной блевотиной красиво газеткой прикрыл. Свежей. Цветной. «Спид-инфо»… От посторонних, так сказать, нескромных глаз…
- Постой, а ты чего её без гандона ебал? – услышав нездоровое слово, очнулся Абармотов.
- Да откуда у меня на пляже гандон, я ж купаться не собирался? – поразился глупости Абармотова Пупкин. - Да это всё хуйня… Я хуй водкой сполоснул, вообще-то…
- Ну, ты даёшь! Трипперы-хуиперы, согласен, хуйня! Даже вот сифак…хуй с им! Но СПИД ни разу не лечится, говорят! Не боишься? – разволновался Абармотов, на всякий случай отодвигаясь на табурете подальше от приятеля. Подумав, он подобрал свой стопарь со стола и выдал неприятное предположение. – Так какую ты хуйню на конец намотал?
- Да я же говорю – я хуй водкой помыл! Так что здесь я спокоен.- хорохорился маньяк-любитель. - А потом, как говорится, волков бояться…
- Ага, баб не ебать!
- Согласен, с гандоном спокойнее, но есть маленькие нюансы, которым гандон не помеха, и называются эти маленькие нюансы мандавошками! И это меня сильно беспокоит! Сука блядская! – взвизгнул вдруг Пупкин. – Зараза! Ты сначала манадвошек выведи, сука, а потом уже валяйся на пляже без сознания, как проститутка! Пизда нечёсанная!
- Всего лишь мандавошки… подумаешь, инопланетное зло! Да, чего ты так нервничаешь? Говно вопрос – сходи в аптеку, да купи какое-нибудь средство – и вся хуйня – успокоил друга Абармотов, а про себя подумал, что надо будет потом табуретку, на которой Пупкин ёрзал, одеколоном или бензином обработать на всякий пожарный.
- Да эти ёбаные паразиты для меня противней всего! Хуже всякого инопланетного зла! Хуже всяких пришельцев! – Пупкин брезгливо передернул плечами, не в силах вернуть себе философское расположение духа. - Они и есть инопланетные злобные твари на моём непорочном теле! Сегодня только разглядел, кто мне всё моё причинное достоинство и гордость мужчины расчесал до крови… - Пупкин повысил голос до истерического визга. - Суки кровососные! Они пока ещё скачут, а потом они бесконечно расплодятся в своём потомстве, потом всосутся мне под кожу своими алчными хоботками, а потом по сосудам проберутся в мой непорочный мозг, и я умру от овечьей вертячки! – распалил не на шутку свою фантазию доморощенный эС. Кинг.
- Да сходи ты в аптеку и весь пездос! – поддерживал, как мог, Абармотов, при этом тайно морщась: «Да чего он так себя распаляет какими-то, блядь, вертячками, овцеёб хуев!»
- Да какие теперь аптеки?! – возопил невменяемый мандавошконосец. - Одна коммерция – им бы лишь у смертельно больного человека последние деньги вытащить! А какие сейчас лекарства?! Ты телевизор смотришь? В лучшем случае какого-нибудь говна в таблетки напихают, а в худшем вообще яду! Будешь лечить своих мандавошек, а сам заработаешь какой-нибудь… псориаз или сибирскую чумку. Я вот где-то я краем нюха слышал, что лучшее средство от этих тварей – керосин! Народное – самое верное. Только нынче керосиновых лавок-то нету! И я вот пришёл у тебя спросить, нет ли у тебя оного керосину! Для обоюдно известной нам цели.
«Да, надо будет керосином табуретку обтереть потом. И всю кухню что ли напидорасить керосином…» - подумал Абармотов, а вслух сказал:
- Есть тут у меня пара литров авиационного керосина. Очень кстати. На балконе. То ли керосина, то ли бензина. Хуй я уже помню, чего там спиздил с завода. Ща я тебе с пол-литры отолью.
- На, держи свой керосин! А чего там с ним делать-то надо? Поймать каждую мандавошку и напоить керосином? – возвратившись с балкона с бутылкой прозрачной жидкости, ехидно поинтересовался Абармотов.
- Ну, как чего! Надо обмазать всё вокруг керосином, укутать всё газетой, чтобы эти хищники ёбаные раньше времени не разбежались … ну, трусы там, штаны сверху и посидеть так пару часов, а лучше все шесть. Пока эти пидорасы не сдохнут, как бешенные собаки.
И тут Абармотов навсегда потерял друга:
- Ага, и будут твои мандавошки смирно сидеть в керосине и газету почитывать – ага, «Спид-Инфо», пока подковки не откинут …А я вот слышал, что вернее, да и быстрее, если намазать всё керосином и поджечь! Так эти пидорасы инородные враз скукошутся. – Ну, тупо пошутил. Хуле - водка в голове бродит-колобродит - за рассказом незаметно злоупотребили почитай все два литра на двоих.
Пошути да и забыл тут же. Потому что срубило. А у Пупкина-то столько же водки в голове бродит-колобродит, а сам-то он, как мы тут упоминали, далбайоп и мудак редкостный, хоть и косит периодически своей речью под младшего научного члена-корреспондента долбойопских наук. И не срубило его, кстати. Потому, что долбойоп и мудак. Видать так у них голова устроена - для неприятностей на противополжопную оконечность.

В завершении от себя добавлю, что навещать опалённого Пупкина в больнице Абармотов не решился. Жареный хуй - это вам не белая горячка.

xxx3x


Теги:





1


Комментарии

#0 23:56  17-01-2010ананичев    
Самый интересный момент смазал

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
12:53  27-04-2017
: [10] [Х (cenzored)]
Ганюшкин с силой распахнул окно, и привычным движением снял со стены плазму. Со словами: "иди полетай", он выбросил телевизор с восемнадцатого этажа.
Что странно, плазма, не стала планировать, а полетела вниз камнем. Достигнув земли она совершенно бесшумно разбилась в пыль....
Ближе к полудню барыня Татьяна Алексеевна проснулась. Не открывая глаз она прислушалась к непонятным процессам внутри своего организма. Внезапно ее стошнило и она вырвала,успев лишь повернуть голову, чтобы не испачкать подушку.
«Неужели отравилась шампанским?...
С берёзы брызжет сок обильно,
По банкам в сумрачном лесу,
Весна. Нетронуто либидо,
Хоть член срезай на колбасу.

В траве клещи хранят истому,
В преддверии больших чудес,
С надеждой впиться в чью-то жопу,
Зашедшей обосраться в лес....
поэтесса-стрампонесса,
метр семьдесят, без лишнего веса
составит компанию поэту
и ей нужно конкретно вот это:

адекватный би-универсал в заход,
без лишних рифм, но "полиГЛОТ";
для дружбы и интима-
не проходите мимо.

Фейсситинг обязательное условие!...


...В субботу друг Рафа Шнейерсона Тит привел пару первоклассных девиц.


Где он их взял?


Почему Тит не приводил таких красоток прежде? Например, тогда, когда Рафу было тридцать?.. Или сорок? Или пятьдесят? Или даже – шестьдесят?...