Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

За жизнь:: - Der Rattenfanger (часть третья, последняя)

Der Rattenfanger (часть третья, последняя)

Автор: Ebuben
   [ принято к публикации 11:03  04-02-2010 | бырь | Просмотров: 307]
Часть первая: http://litprom.ru/text.phtml?storycode=33208
Часть вторая: http://litprom.ru/text.phtml?storycode=33311

- Дети, - обратился к первоклассникам Максим, - можно заготавливать ветки для костра. Идемте со мной, - учитель глянул на небо и добавил - а то уже темнеет.
Ребятня быстро собралась вокруг Максима Ивановича. Им поднадоело крутиться около палаток, и новая задача пришлась по нраву детям.
На земле было предостаточно веток, и вскоре, примерно в центре импровизированного лагеря, высилась большая куча мокрого хвороста. Учитель предусмотрел это и припас бутылку с жидкостью для розжига. Начал накрапывать дождь, раскаты грома стали гораздо громче, чем прежде. Пару раз блеснула где-то на востоке молния. Дети расселись вокруг еще неподготовленного костра, накинули на головы капюшоны. Они стали похожи на сектантов, готовящихся совершить ритуал. Еще раз громыхнуло, затрещала молния, и как раз в этот момент Максим разжег костер. Пламя взметнулось вверх, а потом уютно обосновалось на обильно политых ветках. Дети достали из рюкзаков картошку, сосиски и начали совать все это в огонь. В их глазах отражалось пламя и искренняя радость. Максим Иванович подарил им праздник.
Учитель задумчиво смотрел перед собой, периодически поглядывая на часы. Беспокойство и нервозность покинули его, осталось только привычное, перед такими делами, хладнокровие и расчетливость. Все шло как нужно, дети ни о чем не подозревали, а родители, как видно, полностью доверяли Максиму. Оставалось совсем ничего.

***
- Федя, - тормошила жена мужа, - Федя, идем, скоро совсем стемнеет! Ты же обещал! – она с силой дернула его за край красной клетчатой рубашки.
- Ебаный в рот! – заорал отец Леши и резко сел – мать, ты чо делаешь-то, нельзя же так, сдохнуть можно, когда так будят.
- Вставай, надо идти – терпеливо отозвалась жена и протянула Феде плащ.
Муж протер широкой ладонью лицо, зевнул и ответил:
- Идем, идем, - он взял из рук Оли, жены, плащ, - сон, что-то страшный снился.
Они вышли из дома и побрели под дождем по дороге. Внезапно Федя остановился и злобно посмотрел на жену.
- Слушай, а сколько идти туда, ты думала?
- Максим Иванович говорил, что они в лесу у речки остановятся. – Неуверенно пробормотала Оля.
- Ты там была хоть раз? – Прикрикнул Федя на жену.
- Нет…
- Так, твою мать, какого хера я сорвался туда идти? Ты что, охерела, мать, я тебе не школьник, мне столько километров пешком топать резона нет.
- Значит, я одна пойду! – Вспылила жена, - и не ори на меня!
- Одну я тебя не пущу – уже спокойно сказал Федя и приобнял Олю за талию. – Не беспокойся ты, нормально всю будет. – Муж примиряюще улыбнулся и попытался развернуть жену в сторону дома.
- Нет, - стояла на своем Оля. – Нет. Я спать не могу.
- Хорошо, - удрученно согласился Федя и добавил, - но пешком мы все равно не пойдем.
Через десять с лишним минут родители Леши стояли и договаривались с молодым парнем Серегой, который в прошлом году успешно поступил в единственное в округе ПТУ, чтобы он отвез их на своем мотоцикле до леса.
- Конечно, Дядь Федя, без проблем, только это, ну…
- Оплатить? – подсказал Федя
- Не, ну… - Серега раскраснелся, видно было, что он уже не рад, тому, что завел разговор о награде.
- Оплатим, поехали. – Подвел итог Федя.
Вскоре муж с женой сидели в коляске тарахтящего мотоцикла и готовились отправиться в недалекий путь.
- Опозорился я с тобой, конечно – шепнул недовольный Федя жене. Та опасливо смотрела на машину, которой скоро предстояло их повести. Доверия она не внушала.
- Чо, ща двинем – довольно объявил Серега. Видно было, что ему вся эта затея была по душе. Он подлил из красной канистры бензина и вскочил на сидение. Двигатель оглушительно зарычал, и мотоцикл резко рванул вперед. Серега что-то крикнул, но никто не расслышал, что именно. Дождь лил все сильнее.

***
- Так, дети, пора уже расходиться по палаткам, спать – сказал Максим.
- Еще чуть-чуть, Максим Иванович, - заныла одна из немногих девочек на этой экскурсии.
- Нет, никаких "чуть-чуть", завтра рано вставать, - действительно «рано», усмехнулся про себя Максим. – Все по палаткам, костер сейчас затушу.
Дети стали разбредаться, что-то недовольно бубня. Вскоре вся поляна опустела. Можно действовать.
Учитель достал мобильник, взглянул на индикатор сети. Ни одного деления. Максим обошел все палатки, сказал, чтобы дети засыпали, а сам двинулся на то место, где телефон ловил. Двигатель затрещал, или мерещится? Главное, чтобы рыболову не вздумалось тут порыбачить. Хотя, его можно будет и ликвидировать.
- Алле! – Странно, но помех в этот раз было меньше.
- Да, я готов, все готово. Около каньона есть знак, что это археологический объект и т.д. Там встречаемся и начнем.
- Понял.
Ну, вот почти и все. Обошлось без происшествий, даже на «ура» все прошло. Сейчас, по большому счету, дело было за малым.
Максим еще раз проверил детей в палатках и двинулся в сторону каньона, который должны были бы увидеть первоклассники на следующий день. Дождь барабанил по листьям как по стеклу, если не громче и мешал учителю прислушиваться. Снова послышался рев двигателя и совсем не с той стороны, откуда должны были приехать коллеги. Максим вытащил из рюкзака пистолет. Так, на всякий случай.
Оружие выдавалось ему очень редко и только в самых сложных заданиях, где, в случае провала, могло понадобиться стрелять на поражение. Например, когда Максим уводил почти из-под носа у охранников депутатскую дочку. Тогда обошлось, и все пули остались в магазине. Вообще, Максим стрелять не любил и особо не умел.
Показался каньон – широкая и глубокая расщелина, внизу которой бурлила речка. Учитель начал осторожно спускаться. Протоптанная теми немногими людьми, которые ходили здесь, дорожка была слишком крутой, чтобы идти по ней слишком быстро и, к тому же, не глядя под ноги. Максим начал убирать пистолет во внутренний карман и в этот момент его нога поехала на размытой дождем земле. Учитель покатился вниз. Он перестал кувыркаться у самой воды и представлял из себя грязную мокрую тряпку. Из рассеченного локтя быстро начала сочиться необычно-темная кровь. Максим набрал из реки воды и, морщась, вылил на свежую рану, устраняя из нее грязь. «Кажется, ушиб руку», - подумал учитель и не ошибся – шевелить рабочей правой уже было проблематично. Не перелом, вроде, но тоже плохо. Максим встал, отряхнулся и пошел дальше. Нужно спешить.

***
Серегин мотоцикл резво выбрался из очередной ямы и свернул направо. Именно сюда утром заходили первоклассники с учителем. Серега заглушил транспорт, перекинул папиросу из одного угла рта в другой и не без гордости заявил:
- Доехали, дальше мне, думаю, не проползти будет. Хотя… - он многозначительно потер большой и указательный палец друг о друга.
- Нет, спасибо, Сереж, дальше мы дойдем сами. – Ответила ему Оля, - ты только расскажи подробней, как через лес до каньона дойти?
- Да чо там, - зевнул Серега.
- Это, мать, они же сейчас не у каньона, вроде, мне этот, как его, учитель их говорил – прервал мотоциклиста Федя.
- А где они тогда? – забеспокоилась Оля.
- Ну, это, вроде у речки в лесу, недалеко от каньона.
- А, ну тогда без проблем, просто по прямой идите, там в речку и уткнетесь, – вмешался Серега, - мимо не пройдете, это точно. – Он хохотнул и закурил.
- Ну, Сергей, спасибо тебе – поблагодарил мотоциклиста Федя, - завтра приходи, рассчитаемся.
Серега, неожиданно для самого себя проявил скромность:
- Да чо вы, дядь Федь, не надо – и выдохнул облако дыма.
- Ну, там посмотрим, - не стал уговаривать пацана Федя.
Ударил гром, заревел двигатель, и муж с женой вошли в лес.

***
Запыхавшийся Максим шел к желтому квадратному знаку, чуть поодаль от которого стояли две белых «газели». Людей пока было не видно.
Учитель постучал в глухо тонированное стекло. Открывшаяся дверь задела его руку и Максим крепко сжал зубы.
- Чо такое, Макс? – широко улыбаясь, спросил высокий здоровый мужик в кожаной куртке и брюках. Его лицо было изрыто оспинами, а рот слегка перекошен. Увидь вы его по телевизору – сразу узнали бы видного политдеятеля.
- Руку ушиб, Виктор Сергеич.
- Да чо ты «Виктор Сергеич», я те говорил тут все свои, у нас чай не офис.
- Витя, поспешим давай, - серьезно заявил Максим, - чем быстрее, тем лучше.
- Согласен, Макс. Или Ген? А? – Виктор хлопнул его по плечу и резко посуровел. – Едем, да. Цена большая, тут провалим – и все - пиши пропало. – Он постучал кулаком в стекло, - Вставайте, пацаны, пора. Слушай, - Виктор обращался уже к Максиму, - машины дальше провести-то можно?
- Чуть-чуть. Там расщелина, это я не учел, придется вручную детей таскать. Могут дуболомы твои?
- Ген, рассчитывать надо. Проблематично. Но что делать? – Из газели вылезло двое бугаев и пошли звать остальных.
Вскоре семь человек подходили к лагерю. Они не знали, что с другой стороны приближается семейная пара.

***
- Федя, вон, палатки стоят, вижу.
- Ну и пошли обратно, все.
- Нет, давай хоть узнаем у Максима Ивановича, что как.
- Спит он уже, ты что, совсем ошалела? – Федя повел ее назад.
- Ой, вон, смотри там кто-то! – крикнула жена. Фигура у палатки отпрянула в тень.

***
- Витек, слышал? – испуганно спросил один из здоровяков.
- Слышал, слышал. – Покивал Виктор. – Макс и Миха, гляньте, кто там шорох наводит, - он приложил палец к губам, - но только тихо.
Учитель и амбал Миха, крадучись и прячась за палатками, подобрались к паре достаточно близко, чтобы их разглядеть.
- Это папаня одного из детей и жена его, я полагаю, - шепнул Максим.
- Чо делать-то? – чуть громче, чем надо спросил Миха. Поймав на себе гневный взгляд Максима, он еле слышно шепнул, - грохнем?
- Ждем пока. Заткнись.
Муж с женой еще некоторое время стояли, тихо переговариваясь, а потом пошли прямо в строну затаившихся Максима и Михи. Оля коротко взвизгнула и замолчала, а Федя, всегда медленно соображавший успел дважды получить пистолетом по голове.
- Детей берем, профессионалы нах – криво усмехнулся Виктор. Амбалы, удивительно тихо, просочились в палатки. Шум возни прервался почти неслышимым мычанием – дети пытались орать, но их рты были заткнуты массивными и потными ладонями здоровяков – киднейперов. Доктор вкалывал извивающимся первоклассникам снотворное и детей складывали возле него.
Миха отлынивал от работы и резвился с Олей.
«Зверье» - довольно подумал Виктор и вошел в палатку. Там никого не было. «Блять» - просипел он и отшатнулся назад. Маленький уродец двинул Виктора по яйцам и понесся куда-то.
- Что такое, Виктор Сергеич? – спросил перепуганный здоровяк.
- Мудак, пацаненка лови, - прошептал Виктор и аккуратно сел на мокрую траву.
Мальчик Леша бежал вперед, стараясь не думать о том, что его вот-вот поймают. Он знал о том, что сзади плохие, а впереди, в поселке, - хорошие. Плохой Человек, преследующий Лешу не отставал, но отчего-то слишком тяжело дышал, натужно сопел, и у мальчика появилась надежда. Он перепрыгнул через поваленный ствол дерева и, услышал, как Плохой Человек запнулся о препятствие. Еще пару секунд было выиграно. Горло начало гореть, а ноги наливаться свинцом. Очень хотелось перейти хотя бы на трусцу, но Леша продолжал быстро-быстро перебирать ногами и двигаться в сторону дороги. Преследователь отстал, но останавливаться не собирался. Он был тоже не дурак – сил у здоровяка всяко больше, а значит схватить мальчугана было делом времени.

***
Слава богу, Максим досконально изучил местность и теперь коротким путем настигал беглого мальчишку. Тупоголовый амбал безнадежно отстал, но учитель на него уже не рассчитывал. В левой руке он сжимал пистолет, а поврежденную правую прижимал к груди. Показался красный дождевичок первоклассника – идеальная мишень в темноте. Максим еще сократил расстояние и прицелился.
Спустил курок.
«Твою мать!» - процедил учитель сквозь зубы. Пуля ушла куда-то вбок. Стрелять Максим не умел – только что это подтвердилось. Красный дождевик удалялся.
Мотоцикл. По дороге тащился мотоцикл, и мальчик подбежал к нему. Максим выстрелил – промах, еще раз – промах, еще – попал, кажется в мальчонку.

***
С Серегой происходили совсем странные вещи. Приехав домой, он вдруг подумал, что было бы неплохо забрать своих соседей и довести их до дома. Серега удрученно вздохнул, затушил сигарету и вышел во двор. Помогать людям, так помогать. Мотоциклист поехал в сторону леса, еще не зная, что там его ожидает.
Серега затормозил, из-за того что увидел впереди маленькую фигурку в красной куртке. Он присмотрелся и обнаружил, что это ребенок, бегущий со всех ног. Мотоциклист сразу почувствовал неладное. Он стал медленно подъезжать к мальчику, как услышал звук (выстрела?) громкого хлопка. Серега привык делать прежде, чем думать, и это спасло Леше жизнь. Мотоциклист подхватил первоклассника одной рукой и усадил в коляску. Пуля только чиркнула по руке Леши. Мальчик взвизгнул и спрятал руку под дождевик:
- Нет, ничего, ничего мне не больно, - запричитал Леша, видно опасаясь того, что Сереге вздумается обрабатывать его рану.
- Что случилось? – Оборвал его мотоциклист. Все в нем похолодело от страха.
Ребенок сам дрожал и жадно хватал воздух. Серега отъехал назад, опасливо посматривая на лес. Там было слишком темно, чтобы что-нибудь разглядеть.
- Помогите, пожалуйста! – вдруг завопил мальчик, словно очнувшись, - там тащат!
- Что тащат? Говори! – не понял Серега.
- Воры! Они утаскивают детей!
Серега все понял, картинка представилась в его голове неожиданно четко.
- Едем, щас весь поселок на голову поднимем, всех спасем, все хорошо будет. – Серега развернулся и помчался в поселок. Первоклассник что-то кричал, но мотоциклист его не слышал.

***
- Уходим, быстрее, давайте! – командовал оклемавшийся Виктор. Амбалы водрузили себе на плечи детей и побежали к газелям. Еще половина первоклассников валялась без чувств. Скоро и их перенесут в транспорт, чтобы отправить в последний путь.
Виктор звал Максима, но тот, кажется, зашел слишком далеко.
«Что ж, - подумал Витя, - наше сотрудничество подходит к концу». Он подхватил ребенка и широкими шагами пересек полянку. Оставалось перейти так называемый каньон.

***
Почти все население поселка, за исключением грудничков и совсем больных стариков, вооружилось, как в средневековье, вилами, ножами, топорами и прочим рабочим (и не очень – кто-то прихватил дробовик, у кого-то завалялся пистолет) инструментом. Толпа быстро преодолела немалое расстояние. Им не хватало разве что факелов – а так типичное ополчение крестьян. Впереди всех ехал Серега, вместе с плачущим Лешей, который недавно узнал, что его родители пошли к Плохим Людям и там и остались.
Люди заметили Максима, гораздо позже, чем он их. Учитель поспешил скрыться в лесу. Он бежал в сторону каньона, надеясь, что Виктор и компания дожидаются его. Вместо этого, из-за крупного ствола дерева на него выскочила массивная тень – по-крайней мере только тень и успел заметить Максим. Он свалился и в спину ему впились кривые корни, а сверху навалилась Тень. Папаша мальчика Леши. Больше Максим ничего понять и увидеть не мог. Массивные кулачища Феди изуродовали лицо учителя до неузнаваемости.
- Сука, - говорил папаша, вбивая голову Максима в грязь, - крысолов хуев.
Детей больше никто никогда не видел. За самосуд Федор был наказан. Его жена умерла в лесу. Серега запил, потому что считал, что вина отчасти лежит на нем. Школа перестала действовать.
Но скоро все забудется, и эта история станет таким же мифом, как и легенда о Крысолове из Гамельна.


Теги:





0


Комментарии

#0 19:01  04-02-2010ананичев    
Вторая и третья части длинноваты.

А та понравилось. Максим сука

#1 20:40  04-02-2010Лев Рыжков    
В целом одобряю. Молодец афтырь.

На будущее: диалогов побольше хуйарь. С ними легче читается. Вот первая часть из-за отсутствия диалогов хромает.

Насчот интриги. Семейная пара поздно появляется. Становится понятно уже из второй части, какую роль эти люди сыграют. Хотя, к чести афтыря, я ее не угадал.

Ну, и мотивация мотоциклиста Сереги вернуться хроменькой показалась. Вот он думает: "Помогать так помогать". Это хорошо, конечно. Но не до конца психологически убедительно. Можно было сделать так, что он раньше как-то смешно провинился перед этими супругами. Или что он - любовник Фединой жены.

Но это на будущее. А так повесть, повторюсь, хорошая.

#2 22:30  04-02-2010Мегапиxарь    
Интересный рассказ. Очень понравился.

В конце ты написал, что стало с героями, а про Лёху походу забыл упомянуть.

Еще понравилось, что нет соплей.

Заебись короче.

#3 17:02  05-02-2010Григорий Залупа    
Отлично, автор. Но концовку че-та срезал. Уродов не наказали, жаль.
#4 17:07  05-02-2010Григорий Залупа    
Хорошо, кста, пишешь.
#5 17:23  05-02-2010Марычев    
Четалъ. Заибало слово каньён. Карьер не лучше? В целом- гут
#6 12:10  06-02-2010Ebuben    
всем спасибо.

очинь сильно надоел росказ за время написания. просто писдец, как надоел. хотелось его закончить, но все никак не получалось к концовке выйти.

ананичев

да, пожалуй.

LoveWriter

все учел. про любовника - это да, было бы очень неплохо.

Мегапиxарь

Леха с батей остался, если его не посадили (батю), конечно.

Григорий Залупа

Хэппи - энды я чото не уважаю. так, писсят на писсят.

марычев

каньон, больше вроде бы никак не назвать. Ну или разлом.


Спасибо, ищщо раз.


Комментировать

login
password*

Еше свежачок
11:51  08-12-2016
: [5] [За жизнь]
Дай мне сил до суши догрести,
не суди пока излишне строго,
отдали мой час ещё немного.
Умоляю Господи, прости.

На Суде потом за всё спроси,
за грехи, неверие и слабость,
а сейчас свою яви мне жалость
и пока живой, прошу, спаси....
16:58  01-12-2016
: [21] [За жизнь]
Ты вознеслась.
Прощай.
Не поминай.
Прости мои нелепые ужимки.
Мы были друг для друга невидимки.
Осталась невидимкой ты одна.
Раз кто-то там внезапно предпочел
(Всё также криворуко милосерден),
Что мне еще бродить по этой тверди,
Я буду помнить наше «ниочем»....
23:36  30-11-2016
: [59] [За жизнь]
...
Действительность такова,
что ты по утрам себя собираешь едва,
словно конструктор "Lego" матерясь и ворча.
Легко не дается матчасть.

Действительность такова,
что любая прямая отныне стала крива.
Иллюзия мира на ладони реальности стала мертва,
но с выводом ты не спеши,
а дослушай сперва....
18:08  24-11-2016
: [17] [За жизнь]
Ночь улыбается мне полумесяцем,
Чавкают боты по снежному месиву,
На фонаре от безделья повесился
Свет.

Кот захрапел, обожравшись минтаинкой,
Снится ему персиянка с завалинки,
И улыбается добрый и старенький
Дед.

Чайник на печке парит и волнуется....