Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

ИстФак:: - Белая гвардия Чёрных песков. Окончание.

Белая гвардия Чёрных песков. Окончание.

Автор: Урусхан
   [ принято к публикации 16:29  08-02-2010 | Щикотиллло | Просмотров: 553]
Глава 5. Прощание.

- Лавр Георгиевич, - Ораз-хан поравнялся с Корниловым, он выглядел крайне взволнованно. – Нам нужно поговорить.
- Я тебя слушаю, - печально отозвался Корнилов.
- Никогда прежде я не мог себе такое даже представить, но на моих глазах, происходит нечто ужасное.
- Продолжай, Ораз.
- Текинский конный полк дрогнул, Лавр Георгиевич. Люди не железные, они рассуждают просто, каждый день они теряют своих друзей, и они не понимают, что происходит. Раньше за ними была Россия, сейчас они говорят, что вся Россия стала большевиками, а воевать против России мы не можем, Россия слишком сильна, она раздавит нас. Они хотят сдаться большевикам, Лавр Георгиевич, сегодня самый позорный день в моей жизни, - голос Ораз-хана дрожал.
- Возьми себя в руки, хан, - спокойно ответил Корнилов. – И прикажи полку построиться, я сам с ними поговорю.
Спустя время текинцы построились, и Корнилов, обращаясь к ним, заговорил:
- Текинцы, мои верные текинцы, некоторых из вас я знаю ещё по службе в Туркестане, вы ходили со мной в Афганистан и в Персию. Хаджи-Мурат, помнишь, наш поход в Дейдади? А с тобой Реджеп, мы вместе бежали из австрийского плена. Под моим началом вы воевали в Галиции ещё в июне этого года, и я помню вашу храбрость. Я не пытаюсь вас устыдить. Я даже в чём-то понимаю вас. Иногда мне самому кажется, что вся Россия стала большевиками. Поэтому, я принимаю решение отпустить вас. Вы можете идти и сдаваться большевикам. Но прежде, чем вы уйдёте, - повысил голос Корнилов. – Вы выполните одну мою просьбу. Овезбай, Хаджи-Мурат, Реджеп, шаг вперёд!
Текинцы ничего, не понимая, послушно сделали шаг вперёд.
– Снять карабины! – скомандовал Корнилов. - Сейчас перед строем вы меня расстреляете. Принять смерть от вас будет для меня достойнее, чем попасть в лапы к большевикам. – Приготовится! Я сказал приготовиться!
Текинцы опустили карабины, и стояли как вкопанные, глядя на Корнилова. Наконец, Реджеп бросил карабин на землю и воскликнул:
- Прости нас Уллу Бояр, Великий Воин! Прости нас за нашу слабость! Мы готовы идти с тобой до конца, до самой смерти!
- Прости нас Уллу Бояр, - раздались голоса остальных текинцев.
- Мне не за что вас прощать храбрые воины, я знаю, что вы готовы идти со мной до конца, но я действительно принял решение, я отпускаю вас. Но отпускаю не сдаваться, а драться! Возвращайтесь к себе на Родину, в каракумские пески и там ведите борьбу с большевиками! Я объявляю о роспуске Текинского конного полка!
- Лавр Георгиевич, я остаюсь с тобой! – подал голос Ораз-хан.
- Нет, - отрезал Корнилов. Со мной пойдёт только Хаджиев. Твоя задача, хан довести людей до родной земли. Хаджиев сдайте знамя полка генерал-майору Ораз-хану и достаньте нашу новую форму.
Хаджиев развернул жёлтое с алым косым крестом знамя Текинского конного полка, опустился на колено и со слезами на глазах поцеловал знамя. Следом за ним то же самое сделал Корнилов, после чего вручил знамя Ораз-хану.
- Вот, и всё Ораз-хан Дыкма Сердар-оглы, настало время прощаться. Теперь ты сердар, настоящий сердар. Возвращайся на Родину и поклонись от меня Чёрным пескам!
- Лавр Георгиевич, Уллу Бояр, может всё-таки вместе? – в отчаянии воскликнул Ораз-хан.
- Нет, дорогой, - покачал головой Корнилов. - Я всё же должен добраться до Новочеркасска, там меня ждут. Двигаться вдвоём будет безопаснее. К тому же, я не могу больше подвергать риску текинцам. Прости, всё сложилось не так, как я ожидал, засады поджидают нас на каждом углу. Прости и прощай!
Корнилов обнялся и расцеловался с Ораз-ханом, а затем обратился к текинцам:
- Прощайте доблестные текинцы, довольно слов, все слова уже сказаны, мы уходим.
- Прощай Уллу Бояр! Прощай! Да, хранит тебя Аллах!
Корнилов и Хаджиев на глазах у текинцев переоделись в простую крестьянскую одежду, вызвав у них удивление.
- Что смотрите, текинцы? Похож я на генерала Корнилова? – добродушно улыбнулся он.
- На крестьян вы тоже не очень похожи, Лавр Георгиевич.
- Ничего, так более безопасно, чем идти с полком, как-нибудь затеряемся. И мне не привыкать, в Туркестане столько раз переодевался. Только, вот, не знал я тогда, что и на родной земле придётся прятаться, - горько добавил генерал напоследок.
Корнилов и Хаджиев ещё раз махнули руками на прощание, двинулись вперёд и вскоре скрылись в тумане.

Глава 6. Знамя полка.

- Сердар, взгляните-ка, - Реджеп передал Ораз-хану бинокль.
Ораз-хан посмотрел в бинокль, и лицо его озарилось радостной улыбкой.
- Знамя полка мне, - скомандовал он и, взяв, поднял его вверх и с торжествующим видом ринулся вперёд. Ему навстречу в чёрной офицерской форме мчался другой всадник. В руках он держал чёрно-красное знамя Корниловского ударного полка, на котором красовались череп и кости. Это был командир полка Митрофан Неженцев.
Неженцев и Ораз-хан спешились и крепко обнялись, а спустя некоторое время текинцы и корниловцы сидели у костров и разговаривали друг с другом.

***
- Значит, Лавр Георгиевич, вас отпустил?
- Да, Митрофан, отпустил, до сих пор не знаю, правильно ли он сделал, и не лучше ли было нам с ним остаться. Надеюсь, Верховный благополучно добрался до Новочеркасска. А вы-то как тут оказались? Ведь после ареста Верховного вас отправили на Западный фронт.
- Не отправили, - покачал головой Неженцев. – Французы отказались от нашей помощи, и мы вернулись на Юго-Западный фронт. Ну, и тут началось, в Киеве большевистский переворот, комиссар Временного правительства приказывает нам идти на Киев. Доходим до Киева, а там уже чёрт знает, что, комиссар сбежал, власти никакой нет, Центральная Рада объявила самостийность Украины, большевики объявили Советскую власть, Рада против большевиков, большевики против Рады. Командир у самостийников какой-то Петлюра, прислал к нам гонцов, предложил стать частью украинской армии. Ну, мы, ясное дело послали его к чёрту, нам, что самостийники, что большевики, разницы нет. В общем, идём на Дон к Верховному.
- А мы до Дона так и не дошли, - вздохнул Ораз-хан. А что добрый командир этот Петлюра?
- А ты зачем спрашиваешь? – усмехнулся Неженцев.
- Да, так красных хочется потрепать напоследок.
- Как знаешь, как знаешь, очень рад был встретить старых друзей на пути. Добрый знак!

***
Корниловцы тепло попрощались с текинцами и во главе с капитаном Неженцовым продолжили путь на Дон.
Прибыв в Новочеркасск, Митрофан Осипович Неженцев возглавит 1 полк Добровольческой армии, будет участвовать в 1 Кубанском Ледяном походе. 12 апреля 1918 года во время штурма Екатеринодара Неженцев поднимет свой полк в атаку и погибнет. Корнилов переживёт своего верного соратника ровно на один день. Он погибнет на глазах у Деникина и Хаджиева. Корнилова похоронят вместе с Неженцевым, но и после смерти ему не будет покоя. Большевики обнаружат могилу, тело Неженцева не тронут, а тело Корнилова привезут в Екатеринодар. На глазах у представителей большевистской власти и красного командования, при полном их одобрении, мёртвого Корнилова будут долго топтать ногами, рубить шашками, плевать на мёртвое тело, бросать в него камнями и землёй. Потом отвезут на скотобойню, обложат соломой и подожгут. Тело генерала вновь будут жечь, топтать и колоть штыками ещё в течение двух дней. Один из участников глумления даже отравиться трупным ядом и умрёт. Пепел оставшийся от тела Корнилова развеют по ветру. Даже после смерти он будет страшен для новой власти. Наверное, потому, что «Корниловский мятеж», был единственным реальным шансом спасти страну от большевизма. Их было немного, всего несколько полков, гвардия порядка и её вождь. Вот, что сказал о корниловском движении один из его участников Александр Трушнович:
«Мы видели, что страну возглавили недостойные правители, видели, как разваливается империя, и её части, веками с ней связанные и обязанные ей всем, в трудный час от неё отрекаются. Мы чувствовали, что страну сознательно ведёт к пропасти хорошо организованная группа, располагающая средствами и опытом разрушения. Мы же, корниловцы, были носителями российской идеи, воинами трёхцветного флага. Для нас Россия была священным именем, и о себе лично мы никогда не думали. Мы верили, что русский народ опомнится, что Русь поймёт, кто ей изменник, в чём её недуг и ради этого поворотного момента российской смуты хотели сохранить вождя и ядро, к которому могли бы примкнуть русские люди. Корнилов был символом всего русского, всего честного».
Туркестанская часть корниловцев, белая гвардия Ораз-хана вернулась к Чёрным пескам Каракумам и продолжила борьбу за большевизмом на родной земле. Но это уже другая история.


Теги:





3


Комментарии

#0 22:50  08-02-2010джуманджи    
косяк!!!

наскока я помню,то знамя текинского конного было желтым лишь до 1857года, а события в креативе датированы 1918ым годом.

#1 22:55  08-02-201052-й Квартал    
герои пиздец какие лубочные

вот-вот квас потечет

#2 14:38  09-02-2010Урусхан    
Знамя всегда было жёлтым. В сериале "Гибель империи" показан эпизод выезда из Быхова и цвета видны очень хорошо, можно почитать и мемуары Хана Хаджиева.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
12:02  08-12-2016
: [7] [ИстФак]
В Руси воззрим красоты неземные,
Простор в ней мысли и ума бескрайний,
Рождает спор людей с названьем-давний
Героем были власти волостные.

Поместий мало дельных, силы нет,
Они идут, неся с собою свет в ответ,
Крестьян толпа несет в себе прощенье
И дар в лаптях, малютку-просвещенье....
17:26  05-10-2016
: [12] [ИстФак]
- Попроще надо жить, monsieur, попроще.
Ты слышишь лапки маленьких крысят?
Не выходил бы давеча на площадь.
Ты знал, тираны это не простят.

Твои мечты, фантазии – нелепость.
Ушел бы в море, как российский флот.
Ночь над Невой. Белеет камнем крепость,
И там, где кронверк, строят эшафот....
21:42  26-09-2016
: [10] [ИстФак]
Леонид Ильич Брежнев, тяжело сопя и покряхтывая поднялся на трибуну, раскрыл папку с профилем Ленина, неторопливо надел роговые очки, и начал читать речь:

- Кхе, кхе... Товарищи, кхе, я хотел бы поздравить наш великий, могучий советский народ, кхе, кхе, с окончанием старой пятилетки, кхе, кхе, и началом новой кхе, кхе....
Котовский очень любил делать две вещи, которые позволяли ему забыть о тяжелых буднях комкора - долго скакать на коне, и прыгать с парашютом. Конь у него был кобыла, а парашюта не было совсем. Поэтому, когда у кобылы начиналась течка, и скакать на ней было не комильфо, он приходил в местный аэроклуб, и рявкал в лицо вытянувшегося во фрунт перепуганного директора:

- Еб вашу мать, блядь, Котовский, нахуй суки, парашют, мать вашу блядь нахуй !...
НЕБО НАСУПИЛО ТУЧИ КОСМАТЫЕ...
.
Небо насупило тучи косматые
Плюнуло мелким дождем.
Встретился как-то в районе Арбата я
С бронзовым в кепке Вождем.
.
Чапал походкой Ильич осторожною,
Взгляд арестански-лукав.
Финским поблескивал изредка ножиком,
Спрятанным в правый рукав....