Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Х (cenzored):: - Я-убил!

Я-убил!

Автор: Bemus
   [ принято к публикации 15:09  12-02-2010 | Щикотиллло | Просмотров: 448]
Такой жары я в своей жизни не помнил. Солнце хуярило так, как будто оно делало это в последний раз. Небо не подавало признаков существования ни одного облачка. Градусов 45 для наших широт было явным перебором, и всё вокруг, казалось, выказывало недовольство беспощадным раскалённым диском. Асфальт безжалостно плавился и был истыкан шпильками дамских каблуков.

Наступив на жвачку я грязно выругался и остервенело начал вытирать подошву о ступеньки магазина. Боже, как я ненавижу молодёжь! Явно какой нибудь подросток неопределённого пола выплюнул жвачку, вместо того чтобы выкинуть её в урну. Вон она, рядом со ступеньками. Я оценивающе посмотрел в сторону урны как бы желая взвесить возможность культурного поступка выплюнувшего жвачку дебила.

Рядом со ступеньками, чуть подёргиваясь, лежало пьяное чувырло лет пятидесяти пяти. Нихуя се! В такую жару так нажраться! Чувырло что-то мычало и явно не могло подняться. Прохожие спешили укрыться от жары, обмахивали лица кто газеткой кто платком и, пыхтя, проходили мимо. Как будто пьяное чувырло было абсолютно естественным дополнением к испепеляющему натюрморту дьявольского солнцепёка.

«А мне дело?» - Подумал я и зашёл в гастроном. Приятная прохлада кондиционера приветливо встретила меня внутри. Я хотел взять чего нибудь холодного и направился к холодильнику с минералкой. А может пива? Нет ну его в пень, пиво. Ещё развезёт как это чувырло. Минералка в самый раз.

Вышел. Открыл. Глотнул. Ах как хорошо! «М-м-м-ы-ы-ы»- издало чувырло. Длинно отрыгнув, я приблизился к телу. Во, бля, не повезло чуваку. И хрен ведь подымешь такую тушу. Да и жара. «Тебе не пох?» – вопрошал мозг и гнал меня домой, в прохладу комнат, где меня должен был встретить приветливый ветерок вентилятора. Да пох, конечно! Ещё глоток. Прохожие бросали равнодушные взгляды на чувырло и зеваку, стоявшего рядом. Собрался было уйти.

- Да не непьяный он. - мужик с бабой оценивающе посмотрели на чувырло.
- Пошли, скорее. Тебе оно надо? – бабёнка ткнула мужика в спину и тот покорно поплёлся вперёд.
«Не пьяный? Хм.» Ещё глоток. Склонился над чувырлом. Сухие губы что-то пытались прошевелить, но я ничего не мог понять.
- Эй, мужик, ты меня слышишь?
- М-м-м-ы-ы-ы-….

Набрал в рот воды и обдал красную рожу минералкой. Ноль эмоций. Только глаза приоткрылись и беспомощно мутно уставились в безжалостно чистое небо.
- Во нажрались придурки. По такой то жаре! – старуха явно посчитала меня за собутыльника несчастного и с нехуй делать стала смотреть чем закончатся мои попытки реанимировать тело.

- Да по ходу он не пьяный, мамаша!
- Это ж Коля с 35 дома! – какойто прол по пояс голый подкурил «Приму» и навонял мерзким запахом в абсолютном безветрии.
Отстранился, сплюнув:
- Коля? Вы его знаете?
- Да нах он мне надо. Алкаш.
- Не пьяный он вроде.
- Не. Это не Коля. У Коли татуировка на правой руке. Это нихуя не Коля!- поддержал разговор второй прол отхлёбывая из запотевшей бутылки пиво.

Тело и я обрастали толпой. И как это обычно бывает, все обсуждают, смакуют ситуацию и хрен кто желает действительно чем то помочь. Тело вдруг начало активно шевелиться и заёрзало головой по бетонному тротуару.

- Под голову надо что то положить! – реплика из толпы.
Снял рюкзак. Сунул под голову.
- По такой жаре могло и шандарахнуть.
- Да не. Ты посмотри на рожу. Пьяный он.
- Это Дима с 87-го. Он уже третью неделю в запое. Его вчера жонка по всему кварталу искала.

Пиздёж начал меня раздражать. Ахуеть как жарко. Захотелось уйти домой и не слышать этих мелких серых мышей, раздражавших своей примитивной болтовнёй. Чувырло захрипело и запузырило ртом пену.
- Бля-я-я-я. – Кто то развернулся и пошёл прочь.
- Приступ. Эпилепсия.
- А что делать-то? – я вдруг почувствовал непонятное ощущение какой то возможности что то сделать доброе и хорошее. Хотя здравомыслие возмущалось моей тупизне лезть не в своё дело.

- Ложка нужна. В рот вставить. Чтобы язык не откусил.
Человек десять хладнокровно наблюдали за конвульсиями несчастного. Я решительно зашёл в магазин.
- Вызовите скорую, тут человеку плохо!
- А, видели мы. Нажрался видно, скотина.
- Да не пьяный он! Приступ у него! Скорую вызовите, ебать вас в рот, суки!

Я видно был настолько решителен и убедителен, что продавщица оставила свой пломбир на прилавке и, не рассчитав покупателя, бодренько забежала в подсобку. Звонить как я понял.
- Надо что то типа ложки в рот ему вставить.
- ???
- Блять, ну чтобы язык не откусил!
Вторая продавщица покорно нагнулась за прилавок и достала чайнкю ложку.
- Вот. – испуг и недоумение в глазах. Кукла, бля, тупая.

- А что сейчас с ложкой делать?
Толпа уже прилично прибавилась и разговоры гуляли в ней, переливаясь от предстоящих выборов до «какие цыгане сволочи, что продают малолеткам наркоту». Уроды блять, серая говёная пролетарская масса. Я тут нихуя не знаю как человека спасать, а они пиздят о всякой хуйне.

- С ложкой кто нибудь знает что делать?
- В рот ему вставить нужно её! Между зубов.

Бля, нихуя я не санитар. И по гражданской обороне я не шарю. Хуле! Когда в школе занятия были, мы с пацанами дружно съёбывали куда нить на турниках полазить. Да и ваще я все 10 лет в школе пропартизанил, с детства мечтал уйти на пенсию.

Ложка не хотела залазить несчастному между зубов. Тело шевелилось и, мыча, пускало пену. Я обливался потом от жары и усердия. Толпа, обсуждая очередное безжалостное подорожание, изредка бросала на меня равнодушные взгляды.

- Да ёб вашу мать! Кто нибудь знает что делать? – Я не на шутку сел на коня и требовательно оглянулся вокруг. Толпа обиженно замолчала и уставилась в мою сторону. Каждый взгляд выражал недоумение: что я вообще тут делаю и какого хуя кричу, мешая столь содержательной беседе.

- Кто нибудь первый раз приступ видит? – таинственного вида старушка с необыкновенной убедительностью в голосе нарушила всеобщее обиженное молчание.
- Ну я вижу.- признался я.
- Возьми его за мизинец. Подержи.

Нагнулся. Взял за мизинец. Чувырло страшно захрипело, изогнулось животом кверху, дико на меня посмотрело мутным взглядом и… затихло.
- Э-э-э… Да он уже всё…
- Как всё? – я медленно приподнялся и растерянно оглянулся вокруг.
- Как это всё? Я ж это… за мизинец взял…Бабуля… - Бабули нигде не было. – Бабуля вот эта…что тут… ну сказала взять…я ж это… помочь …ну она ж сказала….

Толпа понемногу стала отодвигаться, оставляя меня с телом в центре внимания.
- Я... нет это не я! – мне хотелось придвинуться к толпе. Слиться с ней. Говорить о всякой хуйне: о проклятых цыганах, о выборах. Да о чём угодно! Но толпа настороженно отодвигалась от меня всё дальше. Но не расходилась. И вдруг у меня закружилась голова. Всё помутнело, стало каким то нереальным и почему то смешным. Я глупо улыбнулся. И сел прямо на землю. Сначала я захихикал, потом очень серьёзно окинул толпу многозначительным взглядом и спросил:
- Где бабуля? Где эта ебучая ведьма, гады?!
- Ёбнулся паря…

- Где-е-е-е-а-а-а-а-а – слёзы хлынули из моих глаз рекой. Я испытал дикое наслажденеие вырывающейся из меня боли! Я рыдал и мне было насрать на окружающих. Я был своим для себя самого, меня выворачивало наизнанку, я качался по раскалённой земле. По расплавленному асфальту, по выплюнутым жвачкам, по собачему дерьму и прочему тротуарному многообразию. Толпа садистски наблюдала за моими страданиями и ни одна падла не могла и не хотела мне помочь.

Неожиданно, как то совсем похуистично, никуда не спеша, из-за поворота выехала скорая. Поровнявшись с двумя телами, одно из которых – моё, дёргалось в истерических конвульсиях, карета как то вынужденно остановилась.
- Сюда! Сюда! – загорлопанила сука-толпа.

- Что случилось?- врач, женщина лет 35, вышла из машины и направилась ко мне.
- Это мы вызывали. Вон тому плохо стало, а это его родственник… или пили вместе…
- Кого вы вызывали? Мы совсем по другому вызову. Нас сюда не вызывали.
- ?????
- Я не-е-е-е… п-п-п-пи-и-и-и-л… не я-я-я-я…м-м-м-м.ы-ы-ы-ы – я всё ещё не мог успокоиться.

Врач подошла к безжизненному телу. Пощупала пульс.
Я сидел на земле и, всхлипывая, размазывал слёзы, сопли и слюни по грязному лицу.

- Ало! Михайловна? Тут на Чайковского около гастронома труп. Да. Мы на Фрунзе приедем позже. Сейчас надо милицию вызвать и задукоментировать. Тут ещё одному плохо. Родственник наверное. Да. Договорились.

- Вы кто ему? Сын?
- Неа.- шморг, всхлип, вздох.
- А кто?
- Ы-ы-ы-ы-ы.
- Ну ну. Вставай давай. Так. Хорошо. Давай к машине.

В салоне меня усадила на кушетку. Накапала какой то дряни. Валерьянка по запаху или корвалол. Хрен его знает.
- Пей парень. Вот так… Хороший ты парень. Не рожают таких больше. Подвезти?
- Неа. Я сам.
- Спасибо тебе, парень.
- ???

Я решительно, но покачиваясь направился в гастроном. Грязный, заплаканный, как грубо трахнутая после первой дискотеки восьмиклассница. Весь в соплях и слюнях я подошёл к прилавку.
- Бутылку водки.
- Кто он вам? – строя из себя участливую целку вопросила сука, что жрала давече пломбир.
- Сдачи не надо.

Вышел. От толпы остались самые ярые ненавистники цыган и двое идиотов, которые спорили о Коле и Диме, изредка подходя к трупу и изучая его остывающее и дервеневшее лицо.

Не церемонясь, я открыл пузырь и опустошил водяру до половины. Сплюнув, поплёлся домой. Пузырь я не прятал. Похуй.

* * *

- Как ты заебал, скотина. Как мне это всё надоело! Когда это закончится, блять, твою ж мать! Да ты на себя посмотри. Пиздец позорище какое. По улице в таком виде! Скотина ты! Падла вонючая! – жена меня встречала теплом и лаской по ходу.

- Я ч-ч-ч-человека только что убил. Нас-с-с-смерть. Прикинь. Я п-п-п-правда его замочил.- меня повело в сторону и я ёбнулся прямо на помидоры.
- Скотина! Они же ещё не созрели!
- Да похуй па-а-ами-и-идоры. Я ч-ч-чеолвека насмерть…панимаш…бля… в самом деле…

- Иди спать, долбаёб! Нажрался как скотина на своей репетиции! И когда ты уже этот свой рок-н-ролл оставишь? У всех мужья как мужья, деньги зарабатывают, а у тебя, гандона, детсвао в жопе! Иди нахуй спать, падла!
- Ты-ы-ы-ы… Не па-а-анимаешь.. Ы-ы-ы-ы. – Из моих звуков абсолютно не получались слова.
- Я всё понимаю! Бухать меньше надо со своими музыкантами. Дебилы! Наркоманы вы там все. У тебя ребёнок растёт, а ты нихуя о семье не думаешь! Мне все соседи уже сочувствуют. Все поняли кто ты есть! Да если бы не…

Слова жены тонули в хохоте старухи, шипевшей время от времени: «За мизинец его возьми! Ха-ха-ха! За мизинец! Ты убил! Ха-ха-ха! Ты-ы-ы-ы убии-и-и-ил!».
- А-а-а-а…ы-ы-ы-ы-ы. Не я –я-я-я-я. – слёзы топили мои глаза. Рот кривился в истерической гримасе. Я рыдал, конвульсивно пытаясь что-то найти дрожащими руками.

- Ы-ы-ы-ы-ы… м-м-м-м-м – вырывалось из моего пузырящегося рта.

Я вдруг увидел безжалостно чистое раскалённое небо. В нём солнечный диск, как мутный глаз выплясывая, хохотал мне в лицо раскатистым басом:
- Ты убил!Ты убил!.
- Я убил! Я убил. – эхом отзывалась моя душа и плясала вместе со светилом.

Я убил… Я – убил.

12.02.2010г.


Теги:





1


Комментарии

#0 17:39  12-02-2010Сука я    
Танатоса за хуй, то бишь за мизинец подержал...гг

Ничо так написано, на аффекте

#1 21:50  12-02-2010Bemus    
Сука, а кто такой Танатос? Нихуя я не в теме даун.
#2 17:23  15-02-2010rylcev    
Танатос- отец ено

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
поэтесса-стрампонесса,
метр семьдесят, без лишнего веса
составит компанию поэту
и ей нужно конкретно вот это:

адекватный би-универсал в заход,
без лишних рифм, но "полиГЛОТ";
для дружбы и интима-
не проходите мимо.

Фейсситинг обязательное условие!...


...В субботу друг Рафа Шнейерсона Тит привел пару первоклассных девиц.


Где он их взял?


Почему Тит не приводил таких красоток прежде? Например, тогда, когда Рафу было тридцать?.. Или сорок? Или пятьдесят? Или даже – шестьдесят?...
21:14  22-04-2017
: [2] [Х (cenzored)]
Синоптики вновь напиздели
Что вскорости будет зима
Что хлынут дожди и метели
Наступит война и чума
Синоптики - умные черти,
И глаз их остёр как клинок
Хоть верьте вы им хоть не верьте,
Они... ну, такие как Бог!
Им души подвластны и тени,
Меж пальцами сыпля песок,
Они все глаза проглядели -
Ни как-нибудь, а между строк
Им видится дно океана
Им птицы и рыбы друзья
У них ни копейки в карманах,
И нет у них даже ружья
Подвластно зато Мирозданье
Оно их направило ...
Случается и так, что сметана из дыры твоей самки превращается в спиногрыза, который через 15 лет будет воровать твои деньги, а в 30 отбирать стакан воды. Жить с рожавшей бабой - это само по себе мещанство. Ну а терпеть еще животное, вылезшее из ее пизды и требующее отдельной жилплодащи....
Какой такой хахель
Здесь не ел вафель?
Впрочем это еще пустяк:
А так,
Ешь вафли, главное не у вафли.

Если баба сосет - ей только в рот давать
В пизду совать и в очко подбабахивать.
Но не целовать!
Иначе ты
Горделивый любитель вафель
Получишь прозвище ВАФЕЛ!...