Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Было дело:: - Шуба

Шуба

Автор: Banev
   [ принято к публикации 19:10  02-04-2010 | Сантехник Фаллопий | Просмотров: 597]
Сказка о потерянном времени


 


Мы сидим в беседке детского садика. На улице август 1993 года. Вечер подходит к концу. Мы старшеклассники и делать нам совершенно не хуй.


— Может на дискотеку? – вяло предположил Саня.


— Я пить сегодня не буду, меня отец вчера чуть не спалил, хорошо сам пьяный был, — ответил Димок.


— А если не пить, то зачем туда идти? – озвучил железобетонную истину я.


— Правильно, да и денег один хер нет, а выцыпать лохов меня чё-то ломает, — отверг собственную идею Санёк. Вообще для Белого, так звали его на районе, такие фразы были не свойственны. Белый являлся ночным кошмаром всех районных лохов. И вообще, где бы не появлялся Саня, он везде умудрялся оставить о себе  славу принципиальнейшего пацана. А принципы были такие: наш район самый крутой, кто не ходит на сборы, тот лох, лохов надо уничтожать. Ко всему прочему Саня ходил в синем, строгом, адидасовском костюме и носил кроссовки «стадионы». Значило всё это, что Белый не просто мелкая, районная шпана, а то, что у Сани есть старший брат – урка со стажем. И если Саня где-нибудь борщил вообще без всякой меры, то проблемы потом разгребал брат.


— Скоро народ подтягиваться начнёт, — сказал я. Садик был местом где мы проводили вечера. Народу иногда набиралось человек двадцать, но чужих не было. Мы, пацаны с дружественного района и девчонки. Девчонок, кстати сказать было много. Наши подруги, подруги наших подруг, просто знакомые, но не все надолго задерживались. Некоторых как ветром сдувало после первого же знакомства.


— А чё народ? Опять в карты на щелобаны? У меня от семечек уже язык распух. Давай замутим чё-нибудь, -  вдруг встал Димок. Димок был спортсмен. Всё, что было тяжелее ложки для него было спортивным снарядом. Выглядел он как квадрат и погоняло было соответственное – Хмурый. Уточнять у него, что именно замутим было бесполезно. По тихому мы называли его человек- спина. Потому что надёжный, ну и по тому что какой-никакой мозг в спине тоже есть.


— Давай отхуячим кого-нибудь, — предложил Санёк.


— Ага. Или выебем.


— Жарко, -  ответил я на оба предложения, не подкупающих своей новизной. Интересно в этой гоп компании мне было не очень, но уходить особо некуда. В районом спорт комплексе недавно открыли оптовый склад вино-водочной продукции, на станцию юных техников, где мы собственно все и познакомились, поселили школу недоразвитых детей. И детки эти вытворяли там такое, что вспоминать не хочется. Бить их было как-то неудобно, а разговаривать бесполезно.


— Бля, айда яблоки пиздить, — вдруг осенило Санька.


 Наш садик, задним забором натурально утыкался в яблочный сад. Откуда в спальном районе города взялся яблочный сад было не понятно. Тогда такие вещи ещё встречались. Но одно нам было известно точно, сад охранял чувак в ушанке, которую носил и летом и зимой. Он был старый, худой, а  погремуха была чебурашка. Потому что шапка была походу их чебурашки. Но было у него одно качество, которое останавливало нас от яблочного обжорства. Звали это качество Граф, было оно сто десять сантиметров в холке и имело породу датский дог. Паренёк с соседнего района, решив укатать на подростковый трах очередную подругу, на наших глазах сиганул через забор. Вернулся он с рванными штанами и прокушенной задницей. Спермотаксикоз, вы понимаете, он в тот вечер не вылечил.


— Бля, дело опасное, — чеша бритый затылок протянул Димок.


— Вот поймает нас Граф и будет у него на ужин яичница, — не принимая всерьёз Белого, пошутил я.


— Да чё вы меньжуетесь, мы же не просто так, а по плану. – продолжал настаивать Белый.


— Это как? – не понял Димок.


— А вот так. Сначала залезем на забор и будем палить, в саду они или нет. Сто пудов нет, вон темнеет уже. Потом тихонько перелазаем, вы на деревьях рвёте за пазуху яблоки, а я на стрёме. Если чё услышу, вам семафорю и мы валим оттуда в темпе. – изложил план Санёк.


— А чё ты на стрёме? – спросил я.


— А ты хоть раз стоял? Нет. А меня брат учил как надо, понял? – начал белениться Санёк.


— Бля, дело опасное, — произнёс Димок, опять ковыряя затылок.


— Ты слова другие знаешь? Короче, ссыкуны вы, я на сборах завтра раскачаю.


— Да, ладно, Белый, мы же думаем.


— Хули думать, пять минут и яблок пожрём.


— Ладно, погнали, – сломался я, — если чё, убежим быстро, зря что ли я на городской эстафете бегаю.


Мы залезли на забор и начали палить. Было темно и тихо, что-то шевырялась в кустах, но явно не Чебурашка с Графом.


— Погнали, — прошептал Белый.


Мы как хуёвые ниндзя сползли вниз и начали рассредотачиваться согласно плану. А именно, я полез на ближайшее дерево, Димок пошёл дальше, выбрал дерево побольше и полез на него, Белый остался около забора на стрёме. Действовали мы как сапёры, медленно и аккуратно, но яблоки один хер падали. Представляете, темно, тихо и только ёбс, ёбс, Димок ещё и матерился шёпотом, пренебрегая конспирацией. Когда моя майка была наполовину полная и я уже одной рукой поддерживал снизу, из тишины донёсся удивлённый, непонятно чей шёпот, — Шуба?


 Через секунду шёпот стал утвердительным и раз пять-шест повторил, — Шуба! Шуба! Шуба.


-Какая нахуй шуба? – подумал я, — и кто шепчет? кроме Санька там никого нет, но если это Санёк, то опять же причём здесь шуба?


 Потом всё стало быстро и одновременно. Со стороны Димкиного дерева послышался мат в пол голоса и звук как из ведра высыпанных яблок. Санёк уже ничего не стесняясь орал, — Пацаны, шуба! А где-то, совсем рядом рычала и гавкала собака. Не долго думая, я сиганул с дерева, рассыпал яблоки и как трёхкратный чемпион мира перешагнул забор. За беседкой уже нервозил туда-сюда Белый. Увидев меня, он без тени смущения начал, — Бля вы чё как долго, вы чё глухие, я вам семафорю, семафорю, там такой пёс, пиздец, собака баскервиллей, еле съебался.


 -Слышь ты, семафор, — придерживая зад рукой, начал появившейся Димок, — Ты чё там блядь, нёс, почему не предупредил?


— Как не предупредил? – аж задохнулся от негодования Белый, — я вам раз десять сказал, чтоб съёбывались!


— Белый, в натуре, ты раз десять про какую то шубу протирал, но не разу атас! – тоже возмущался я.


— Ну, — прям таки подпрыгивая, кричал Белый, — на воровском шуба, значит атас, меня брат учил.


— Ну, пиздец, ты Белый, вор в законе, чё раньше сказать нельзя было? – уже начал обижаться я.


— Пацаны, у меня походу кровь течёт, — оборвал нас Димок.


В первом же приближении стало понятно, что штанам Димка ничего не поможет, а вот заднице, срочно нужен врач. Помогая, Димку мы потопали в районный травмпункт, благо дорогу знали хорошо. Димку наложили четыре шва, прописали сорок уколов в пузо, велели выбросить штаны и не заниматься больше всякой ерундой. С месяц он ходил как оловянный солдатик и звать его стали, Димок- рванная жопа, а со временем просто жопа.    

 



Теги:





0


Комментарии

#0 23:43  02-04-2010Рыбий Глаз    
А со временем просто жопа. *Жутко понравилось*
#1 17:09  04-04-2010Пyля    
Не, не понравилось.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
13:55  23-09-2017
: [8] [Было дело]
В ту ночь Петру Авдеевичу Скворецкому не спалось. Бессонница давила на него луной сквозь узкую щель неплотно задернутых штор, резала слух звонким храпом почивавшей рядом немолодой любовницы, уводила в топи смутных дум.

Мнилась ему жена Наталья....
13:53  23-09-2017
: [5] [Было дело]
По ‘небу’ неспешно плыли облака, рваный башмак, пластмассовая кукла с одним глазом и одной конечностью и ещё какая-то бесформенная дрянь, похожая на говно с волосами. Ветер надрачивал поплавок, навязывая тягомотину.
'Вот бы наоборот было – думаю – чтобы в небушке отражалось всё, что в реку насрато....
19:18  22-09-2017
: [9] [Было дело]
“Children show scars like medals. Lovers use them as a secrets to reveal. A scar is what happens when the word is made flesh.”
(Leonard Cohen, The Favorite Game)

Уже сложно вспомнить, в какой момент я вступил на запретную территорию и полюбил ее....
16:56  22-09-2017
: [3] [Было дело]
Максим Хренассер ненавидел свою фамилию. И ладно бы он был евреем – за принадлежность к этой благородной нации можно было как-то простить предков. Но нет! Он был обычным русским парнем с каким-то немецким прадедом в анамнезе. Фамилия оного прадеда потерялась где-то в бурные годы гражданской войны, безбожно переделанная неграмотным писарем в эту собачью кличку....
Да, вот ещё, томление. Томился Акакий Акакиевич точно, спелый, утомлённый жизнею баклажан на пару у домовитой хозяйки. Устремлённый, рыскающий по сторонам взор его то и дело втыкивался в углы, поналяпанные окружь опиатным озарением неведомого архитектора....