Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Графомания:: - Городской осёл. Гл.2. Визит number 1.

Городской осёл. Гл.2. Визит number 1.

Автор: geros
   [ принято к публикации 08:05  16-04-2010 | я бля | Просмотров: 280]

Машину я оставил на некотором отдалении от дома Алекса. Подъехать непосредственно к нему не позволяли проводимые во дворе дорожные работы, вызывающие у нас порой недовольство неудобствами, причиняемыми нашим таким чрезвычайно важным сиюминутным перемещениям в пространстве. Поэтому часть пути я вынужден был преодолеть пешком. Нежданно-негаданно при ясном небе над головой я ощутил, как растительность, до сих пор достаточно буйно произрастающая на оном достойном предмете, подверглась атаке первых, поначалу нерешительных капель дождя. Но настырность их многочисленных чуть более юных собратьев, упорно наглеющих в своём неблаговидном поведении, заставила меня прибавить шагу.


Порождённое внезапной атмосферной коллизией воздушное дуновение принесло с собой еле уловимый шлейф, очевидно, запах пыли, только что прибитой к асфальту первыми каплями дождя. Где-то очень глубоко, в самых дальних закоулках сознания на крохотное мгновенье прокатилась волна чего-то до боли знакомого, но давно ушедшего в небытие. Будто легкое дыхание коснулось незримых внутренних струн души, должно быть, не до конца ещё спущенных. Неуловимое напоминание о чём-то безвозвратно потерянном и оказавшемся за неприступной стеной, возведенной сознанием, подтвердило лишний раз необратимость бытия. Казалось, один лишь шаг отделял меня от понимания какого-то крайне важного состояния души из моего прошлого. Но быстротечность самого ощущения, в один миг затянутого водоворотом времён назад, в отведённую ему и недоступную другим нишу, не позволила удержать его и идентифицировать более определенно. И это мимолётное прикосновение к давно забытому варианту видения мира, когда он воспринимался и трактовался совершенно в ином свете, оставило после себя лишь чуть щемящее чувство потери в прошлом частички себя – иного.


Тем временем мимо меня торопливо просеменили стройные ножки, экипированные туфлями на высоком каблуке внизу и короткой обтягивающей бёдра юбкой вверху. Я оторвал глаза от искорёженного дорожными работами асфальта и удостоился лицезреть воздушное создание, как и я, стремящееся покинуть зону неблагоприятного атмосферного явления.


«Она достаточно миловидна», — промелькнула мысль, но тут же ей вдогонку начала вяло выползать другая:


«Ну вот, ты ещё и познакомься с ней, а потом, глядишь, раздевать придётся, а то и действия какие-то совершать, причём, мало связанные с высоким полётом мысли. Есть желание изобразить поршневую систему в действии?»


На душе сразу стало скверно и тоскливо, и я даже не бросил взгляда вслед ускользающему в небытие воздушному созданию.


Но вот я и у цели. Это был совершенно обыкновенный и ничем не примечательный старый московский дом, неотличимый от большинства ему подобных в пределах Садового кольца. Такая же, как и на многих других, обшарпанная бетонная имитация каменной кладки на фасаде и столь же обшарпанная лепнина, изображающая выходцев непонятно из какого мира, но явно не нас окружающего.


Я подошел к подъезду и потянул на себя дверь, не слишком охотно отреагировавшую на мою непрошеную инициативу. Резкий звук, раздавшийся при этом и подкрепленный эхом, многократно отраженным от невидимых пока внутренних поверхностей подъезда, отнюдь не усладил мой слух своей мелодичностью и красотой. Одолев-таки нежданного противника применением грубой физической силы и шагнув внутрь, я оказался несколько озадачен отсутствием лестницы, да и стен, от которых по всем законам акустики полагалось отражаться тому потенциальному фрагменту произведения безумного композитора-авангардиста, что я удостоился услышать мгновением раньше.


Дверь медленно и на сей раз на удивление бесшумно закрылась за моей спиной, очевидно, под воздействием какого-то встроенного пружинного механизма. Мое же положение в пространстве вызывало некоторую растерянность, поскольку пола под своими ногами я не ощущал. Какое-либо освещение в непосредственной близости от места моей дислокации отсутствовало, но передо мной открывалась бесконечность с далеким и неопределенным источником света где-то далеко впереди. Благодаря этому свету кромешная тьма чуть раздвигалась, оставляя возможность разглядеть хоть что-то вокруг. Но бросить взгляд вниз не было никаких сил, останавливало необъяснимое оцепенение и замешательство перед лицом природы в столь необъяснимом и невозможном ее проявлении.


Тем не менее, боковое зрение подтверждало это ощущение безмерной пустоты под ногами и вместе с тем предупреждало о присутствии некой пульсирующей черной массы, неопределенное шевеление которой постепенно трансформировалось в движение, причем в мою сторону. Какие-либо явные признаки приближения этого неопознанного объекта отсутствовали, лишь кожа лица ощутила легкое веяние, свидетельствующее о перемещении чего-то значительного, приводящего в движение частицы воздуха. Когда же пришло понимание, что всю эту массу составляли тысячи летучих мышей, то удивило отсутствие леденящего душу сверхъестественного завывания, ставшего неотъемлемой атрибутикой тех фильмов ужасов, в которых имеют честь присутствовать данные «милые» персонажи. Их полет был совершенно бесшумен, лишь каким-то особым внутренним чувством на физиологическом уровне восприятия ощущался исключительно пронзительный и высокий звук за пределами слышимого диапазона. По мере сокращения расстояния между мной и необычным облаком стало ясно вполне определённо, что объектом внимания и целью для него являюсь именно я.


Несколько мгновений спустя я становлюсь составной частью всей этой массы, начинённой мириадами мерзких крылатых существ. Сквозь сплошную пелену движущихся крыльев я неспособен уже различить ни Бесконечность, ни свет, порождённый ею. Поначалу все ощущения, имеющие отношение к окружающему миру, сводятся для меня к непрекращающимся шлепкам крыльев по физиономии. «По всем приметам, видать, умереть мне мучительной смертью, причем неоднократно», — проскользнула бесшабашная мысль.


Но касания крыльев не стали апофеозом данного незапланированного представления, на которое даже входных билетов никто у меня не потребовал. Вторично за последние минуты подвергся атаке тот орган, что ногам покоя не даёт, вместе с произрастающей на нём флорой, превращённой к данному моменту в неухоженный газон от столь неучтивого обращения. Правда, в отличие от предшествующего, куда более безобидного инцидента, новую интервенцию со своеобразной бомбардировкой сопровождал отвратительный запах, не вызвавший на этот раз светлых ассоциаций с далёкими моментами прошлого.


Из подъезда я вылетел как пробка из бутылки тёплого шампанского, уже не обращая внимания на ответную реакцию входной двери и сопровождающие её артефакты, породившие почти поэтические аналогии чуть ранее. Не понимаю, как и в чём я смог найти точку опоры для того, чтобы придать себе подобное ускорение, принимая во внимание мое недавнее не вполне определённое положение в пространстве.


Я пронёсся по двору, даже не замечая той грязи, что породили дорожные работы и усугубил прошедший только что дождик. Вместе с тем, мне было неловко перед прохожими за свой внешний вид, мне было гадостно садиться в машину в таком виде и запачкать ее той дрянной субстанцией, что являлась для меня то ли наказанием, то ли даром, то ли предупреждением. Но когда я, наконец, оказался дома перед зеркалом, то не обнаружил ни малейших следов мышиных испражнений ни на себе, ни на своей одежде. Тем не менее, следы грязи, наведённой дорожными работами, так и оставались на тех самых местах, на которых они живописно нарисовались в момент моего позорного бегства от подъезда до автомобиля.


Неестественно резкий звук телефонного звонка застал меня врасплох, заставив вздрогнуть от неожиданности и отвлечься от созерцания жалкого существа, уставившегося на меня из Зазеркалья. А что, если это звонит Алекс? Что мне ему ответить на вопрос о причине моего отсутствия? Рассказать о том, что я всё-таки приходил к нему и увидел в его подъезде «мир иной»? Или же на самом деле продинамил его, никуда не ездил и не заходил, а всё увиденное мне лишь приснилось или померещилось в пьяном бреду. Пока эти сумбурные мысли толпились в предназначенном для них органическом резервуаре, дважды за последнее время атакованном, звонки прекратились так же внезапно, как и начались.


Но появилась Она.


 


 


 



Теги:





0


Комментарии

#0 15:53  16-04-2010белорусский жидофашист    
читал
#1 15:58  16-04-2010белорусский жидофашист    
напиздел. не читал. аж неудобно. я прочитаю, чесное слово.
#2 15:59  16-04-2010castingbyme*    
Уважаемый Geros! «Наше важное сиюминутное перемещение в пространстве»???? Чисто абракадабра, набор слов. А попроще нельзя? И народ к вам потянется. А так хуйня какая-то.
#3 19:27  16-04-2010rules5    
Может даже интересно. Но без диалогоф такое кол-во буков не осилю. Успехов.
#4 11:21  17-04-2010geros    
Уважаемый Сastingbyme! Полностью с Вами согласен, прекрасно осознаю сию проблему, но не в силах её побороть. Видно, в этом-то и беда графоманства, что можешь выразить мысль только так, как она устраивает лично тебя, безотносительно к восприятию окружающих, и никак иначе — не пропускает внутренний цензор. Поэтому никакой абракадабры нет и в помине ни в одной из фраз моих текстов (даже в одном из предложений 4 главы, где это становится стилистическим приёмом, но, тем не менее, несущим заложенный в него вполне определённый смысл).
А диалоги будут. Пара глав — чисто диалоговые. Но и эти диалоги будут, быть может, даже и потяжеловеснее прямого «вещвтельного» текста.
#5 12:36  17-04-2010castingbyme*    
«Тем не менее, боковое зрение подтверждало это ощущение безмерной пустоты под ногами и вместе с тем предупреждало о присутствии некой пульсирующей черной массы, неопределенное шевеление которой постепенно трансформировалось в движение, причем в мою сторону. Какие-либо явные признаки приближения этого неопознанного объекта отсутствовали, лишь кожа лица ощутила легкое веяние, свидетельствующее о перемещении чего-то значительного, приводящего в движение частицы воздуха.»
Уважаемый Герос! Вы меня с кем-то путаете. Я — не про диалоги. Сложно писать каждый может. Слава богу, учили нас этому. А вот просто писать и с тем же эффектом воздействия на читателя — это талант. Знаете, ведь Лев Толстой писал огромными синтаксическими конструкциями, а читать его — одно наслаждение. А Токарева говорит, что она отсекает в своих предложениях всё лишнее, доводит фразу до максимально возможного минимума. Например, в выше приведённом отрывке огромное количество лишних слов, например — «частицы воздуха». Знаете, я, кажется, поняла, перечитав ещё раз это предложение, в чём проблема — Вы сочетаете научные термины с лексикой литературного стиля. Ещё пример: «свидетельствующие», «подтверждало», «трансформировалось». И так каждое второе-третье слово. Это затрудняет восприятие текста, тем более, что развития фабулы практически нет. За этим нагромождением слов трудно следить за развитием сюжета. Действие практически сведено к нулю. Ваши описания не открывают внутренний мир героя. Они не имеют веса для понимания идеи.
Я прошу понять меня правильно, в смысле, я не хочу и не могу указывать Вам, Вы, очевидно, разработали для себя определённый стиль изложения, и это Ваше право как автора.
#6 14:17  17-04-2010Atlas    
Может быть это стилистический эксперимент, новый для вас и потому интересный, только читатель, сбежавший сюда с прозыру, семантические викторины рассматривает как попытку насрать в очки.
Поверьте, ничего личного, быть может у нас под подушкой лежит один и тот-же вагинальный экструдер; так что не надо травмировать ткани мозга мужским половым хуем…
#7 14:43  17-04-2010Марычев    
Из подушки экструдер торчащий, мозгъ на еблю сподвигнет все чаще
#8 20:03  17-04-2010mamontenkov dima    
Валек — Сладенькое Пиченька! Ты, что ли? Как я без тебя скучал.
#9 01:28  18-04-2010Дура    
Вы сочетаете научные термины с лексикой литературного стиляВот именно этот приём мне лично очень нравится
#10 23:39  18-04-2010geros    
Дамы и господа!
Чрезвычайно признателен за Ваше внимание. Свою проблему знаю, но, видимо, она непобедима, так что будем считать это моим стилем изложения. И, тем более, мне его не избежать в двух научно-фантастических вещах, над которыми работаю в настоящий момент. В них это становится необходимым аттрибутом, поскольку приходится затрагивать и теоремы Гёделя, и квантовую механику, и теорию струн и много чего ещё.
А без «частиц воздуха», ну, никак не мог обойтись, можно сказать, они выстраданы в дущевных муках:)
Ещё раз, спасибо, и ещё раз приношу извинения за периодичность присутствия он-лайн из-за проблем доступа га Литпром в основном месте моего пребывания.
#11 21:40  19-04-2010Лев Рыжков    
Хотел, афтырь, честно дочитать все, тобою в рамках этого текста насранное. Но на второй главе весь запал сошел на нет. И ладно бы пространные, витиеватые предложения. Не всегда это плохо. Не без труда продрался через первую часть. И вот на второй начал мощно так спотыкаться. Вот, например:
«Нежданно-негаданно при ясном небе над головой я ощутил, как растительность, до сих пор достаточно буйно произрастающая на оном достойном предмете, подверглась атаке первых, поначалу нерешительных капель дождя».
Голова — предмет. Ога. Феерические чудеса косноязычия.
Или вот:
«Это был совершенно обыкновенный и ничем не примечательный старый московский дом, неотличимый от большинства ему подобных в пределах Садового кольца».
После этого предложения читать и вовсе перестал, поскольку понял, что рубрика безбожно завышена. Ебанись, афтырь. В пределах Садового кольца нет ни одного, блять, обычного дома. Там у каждого дома — своя история. Что-то интересное там было на каждом пятачке земли. «Обычные дома» можно найти в Бибирево. Или в Южном Бутово. Но не в указанных тобой географических пределах.
Есть такие фразы, которые напрочь аннигилируют интерес к написанному. Тебе, афтырь, удалось произвести как минимум одну из них.
#12 08:07  20-04-2010geros    
Что поделаешь, у каждого свой взгляд на предметы. В частности, на голову. Предлагаю ещё раз задуматься о «сути явлений и предметов» (в том случае, если оппонент считает голову явлением:).
Что же касается непохожести домов центра Москвы, предлагаю оппоненту сделать по памяти эскиз хотя бы одного, чтобы убедиться, что в лучшем случае, он будет соответствовать оригиналу процентов на 10-20. Надеюсь, выразился не особо витиевато, чтобы понять, что имею в виду.
#13 14:43  20-04-2010Лев Рыжков    
Афтырь, да при чом тут эскизы и явления? В пределах упоминаемого тобой Садового кольца стоит очень много домов. Некоторые построены в XX веке, много — в XIX, иные в XVIII. Можно найти постройки XVI и XV веков. Так что же ты, предметоголовый, имел в виду под словом «обычный»?
Вообще слово «обычный», особенно в описаниях, верный признак графомании. Употребление этого слова означает, что ни наблюдательность, ни фантазия афтырю не свойственны. Или просто лень поломать го… бр-р, предмет ее заменяющий.
#14 02:21  21-04-2010geros    
Спасибо за предметоголовый! Во-первых, соответствует моему видению устройства мироздания, а, во-вторых, беру на вооружение. Делюсь подобного рода находкой моего друзяки по другому ресурсу: «я перестал забывать их имена...» Каково? По-моему, здорово!
А «обычный» постараюсь пояснить: меня действительно раздражает эта имитация каменной кладки, которую мы сейчас повсеместно можем узреть на реставрированных старых зданиях. И вызывают умиление, но не трепет, те уродцы, пусть даже и пяти веков отроду, что видим мы на фасадах некоторых зданий, либо на постаментах пред ними. Пусть они и отличны один от другого, но это не повод возводить их в ранг шедевров.
Насчёт фантазии относительно «предметов предметов» полностью согласен. Эта материя для меня второстепенна. А вот что касается просто «предмета», то здесь всё гораздо сложнее.
Кстати, большое спасибо за комменты. Откровенно говоря, первой мыслью было скорректировать упомянутые моменты, но потом понял: ан нет, что хотел, то и сказал, иное будет ложью самому себе.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
08:30  04-12-2016
: [0] [Графомания]

По геометрии, по неевклидовой
В недрах космической адовой тьмы,
Как параллельные светлые линии,
В самом конце повстречаемся мы.

Свет совместить невозможно со статикой.
Долго летит он от умерших звезд.
Смерть - это высший закон математики....
08:27  04-12-2016
: [0] [Графомания]
Из цикла «Пробелы в географии»

Раньше кантошенцы жили хорошо.
И только не было у них счастья.
Счастья, даже самого захудалого, мизерного и простенького, кантошенцы никогда не видели, но точно знали, что оно есть.
Хоть и не было в Кантошено счастья, зато в самом центре села стоял огромный и стародавний масленичный столб....
09:03  03-12-2016
: [7] [Графомания]
Я не знаю зачем писать
Я не знаю зачем печалиться
На судьбе фиолет печать
И беда с бедой не кончается

Я бы в морду тебе и разнюнился
Я в подъезде бы пил и молчал
Я бы вспомнил как трахались юными
И как старый скрипел причал....
09:03  03-12-2016
: [5] [Графомания]
Преждевременно… Пью новогодней не ставшую чачу.
Молча, с грустью. А как ожидалось что с тостами «за».
Знаю, ты б не хотела, сестра, но поверь, я не плачу –
Мрак и ветер в душе, а при ветре слезятся глаза.

Ты уходом живильной воды богу капнула в чашу....
21:54  02-12-2016
: [6] [Графомания]
смотри, это цветок
у него есть погост
его греет солнце
у него есть любовь
но он как и я
чувствует, что одинок.

он привык
он не обращает внимания
он приник
и ждет часа расставания.

его бросят в песок
его труп кинут в вазу
как заразу
такой и мой
прок....