Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Про спорт:: - Генератор случайных чисел (1-3)

Генератор случайных чисел (1-3)

Автор: shushu
   [ принято к публикации 00:51  28-05-2010 | Щикотиллло | Просмотров: 794]
1.

Пиво я пью от безысходности. Вечером, после работы, когда необходимость идти домой приравнивается к ночлегу на обледеневшем тротуаре.

Роль собутыльников выполняют коллеги по работе, потому как разговор за банкой пива сближает даже людей с различными интересами.

Первая-вторая влечет за собой жесткую критику начальства – дает знать о себе неминуемый стресс. Эмоциональный выброс сродни избиению чучела. Пиво заканчивается, аргументов все меньше, чучело начальника превращается в бесформенную разорванную тряпку. Самое время сменить тему.

Вторая-третья – глазок-перевертыш в квартиру собеседника, обмен ключами. Узнаю во всех подробностях о том, как его младшая дочь вчера получила двойку, а жена, вечно недовольная заработком, закатила скандал. Как он, измотанный и пьяный, не в силах дать отпор, молча выслушивает изо дня в день повторяющуюся обвинительную тираду. В ответ я рассказываю свою историю, такую же скучную и никчемную. Зато сам факт доверительной беседы просто творит чудеса. Доверие располагает и теперь мы не чужие люди, работающие под одной крышей. Мы приятели, которые заочно дружат семьями.

- Может еще по одной?

Саня Федоров. Работает в соседнем отделе, инженер-проектировщик систем вентиляции. Такая же офисная мышь, нуждающаяся в глотке свежего воздуха и паре банок пива.

В мутных глазах озорной блеск, куртка небрежно распахнута, шерстяной шарф сбит в бесформенную кучу, из которой собачьим ухом торчит воротник рубашки.

Интересно, я тоже так выгляжу? Потертые замшевые башмаки, промокшие в весенней слякоти, замызганное пальто трехлетней давности…

О, да, похоже мы одной крови!

Четыре Туборга, две пачки чипсов, дюжина сигарет – прошлое минутной давности. Приятная истома в конечностях, мерзкий привкус во рту и жирные крошки на одежде в настоящем.

На улице темно и сыро, идет мокрый снег – прощальный подарок зимы. Саня предлагает еще по одной.

- Идет. – отвечаю я.

Что же еще я могу ответить? Где четыре, там и пять. Все лучше, чем подыхать дома от приступов меланхолии. Туда я всегда успею.

Саня лучший из моих собутыльников, единственный не укладывающийся в рамки моего стандартного сценария распития. Не обремененный узами брака, он понятия не имеет о семейных ценностях, а начальство ему просто по барабану. Впечатлений, приобретенных от угарного отжига на выходных, ему хватает на всю неделю.

А как я провел выходные? Слава богу, подобного вопроса не возникает, потому как ответить на него мне абсолютно нечего.

Я искренне смеюсь над очередной его байкой. Но что-то внутри меня все же скребет. Может быть это зависть его образу жизни, приступ ностальгии по временам, когда каждый новый день был кладезю свежих впечатлений.

Свежие впечатления. Уже в двадцать пять я перестал понимать смысл этой элементарной фразы. Стабильная работа, постоянная девушка, привычный маршрут, неизменный перегар…

Свежие впечатления? Нет, это из другого кино.

- Ты домой торопишься?

Он читает мои мысли и, судя по выражению лица, знает ответ не хуже меня.

Работа – пиво – дом. Фундамент, аксиома. Но даже фундаментальные истины трещат по швам под натиском волевого решения.

- А что, есть предложения?

- Ты играешь?

- Во что?

Клуб находится прямо у входа в метро. Сколько раз я проходил мимо манящей замысловатыми огнями и неоновыми переливами вывески «Бонус-слотс» и ни разу даже мысли не возникало зайти.

- Я, если честно, ни разу и не играл…. – замешкался я.

- Да ладно. Там все элементарно! — успокоил Саня. – Стучи по клавишам и вся наука. Всадим рублей по двести, отогреемся полчасика, пивка халявного дернем.

Похоже, его понятия о халяве идут вразрез с моими. С другой стороны вот они свежие впечатления, которые смахнут паутину с полок в моем богом забытом чердаке. Тем более Саня прав, отогреться будет не лишним.

- Ладно! – отрыгиваю пивные газы, — Пойдем.

Покачиваясь из стороны в сторону, мы двигаем в сторону «Бонуса».

Я Штирлиц в набитом эсэсовцами берлинском кабаке, белая ворона.

Вглядываюсь в лица местной клиентуры. Здесь можно встретить как представительного человека в костюме, так и синюшную рожу, бросающую монетки в прорезь. Кто-то исступленно лупит по клавишам, бешено матерясь. Кто-то наоборот, делает это с трепетом, совершая понятное только ему таинство. Но, не смотря на разношерстность публики, умение держать эмоции в себе или фонтанировать ими, даже невооруженным глазом видно то, что их объединяет. Азарт. Его невозможно перебить ни сигаретным смогом, ни застоявшимся перегаром, ни синтетической хвоей из открытой двери сортира.

В игре на автоматах, как и предупреждал Саня, нет ничего сложного.

Барабан с фиксированным количеством секторов, на которых изображены символы. При вращении секторы выстраиваются в случайные последовательности, и если они попадают на установленную линию, то счастливчик получает выигрыш. Размер выигрыша зависит от количества поставленных кредитов и начисляется исходя из таблицы совпадений.

Вставляю в прорезь сто рублей, делаю ставку, жму на клавишу…

После десятка попыток полностью разочаровываюсь в этом бесполезном занятии — барабан прокручивается вхолостую, а если что-то и выдает, то выигрыш едва превышает ставку.

Хмель уходит, оставляя свинцовую тяжесть в голове. Искоса поглядываю на Саню. Он засовывает в автомат очередную сотню, бубнит себе под нос что-то нечленораздельное.

- Андрюха, я же уже восемьсот поднял… А потом ставку повысил. Жадность, сука! Но должен же он дать еще…

В ход пошли пятисотенные. Мышцы лица напряжены, на лбу испарина, кучка сигаретного пепла на куртке. Все его внимание, мольбы и желания обращены к этому беспристрастному электронному ящику.

Мой же ящик не теряет времени зря. Пока я отвлекаюсь на баталии, протекающие за соседним автоматом, он нещадно пожирает все мои кредиты.

Попытки уговорить Саню, дескать, пора бы и честь знать, не дают никаких результатов. Из кармана извлекаются все новые и новые купюры и оседают в бездонной утробе жестяного монстра.

- Андрюх, братан, вот сейчас, сто пудов….

Стало очевидным, что мы покинем заведение только тогда, когда Саня спустит все свои деньги. Судя по деградации хрустящих пятисотенных в мятые полтинники, ждать осталось совсем недолго.

Симпатичная девушка с предложением чего-нибудь выпить появляется как нельзя кстати. Заказываю два бокала пива. Обжигающе-холодная волна оживляет пересохший пищевод, бокал делится надвое, а в голове черти, пляшут свой веселый танец.

Здесь не так уж и плохо! Эх, была не была!

Я засовываю в зеленую расщелину еще соточку, ставку оставляю прежней. В один присест добиваю остатки пива, и волна таящегося в недрах желудка блаженства накатывает прямо в голову.

Перед глазами плывет. Луплю по стартовой клавише. Бах! Еще раз! И еще! И…

… «фруктовые коктейли» выстроились на средней линии…все пять!…. Шипящие, с зонтиками и трубочками, они породили в душе праздник такой же фееричный и яркий, как их изображение на картинке.

Девять тысяч кредитов на табло!

Несколько секунд я сижу и пялюсь в экран. Мозги отказываются понимать, что это реальность. Дыхание нарушено, в грудь как будто кол вбили. Вот так неожиданно и просто, безо всяких усилий на человека нисходит благодать.

Делаю три глубоких вдоха и стараюсь успокоиться. Здравый смысл и самообладание возвращается, накатившей волны хмеля как не бывало, будто и не пил вовсе.

Подзываю девушку жестом, потому как не могу произнести не слова….
2

Две подружки. Одна тихая, скромная, всегда с тобой. Гладит нежно, успокаивает, но стоит о ней забыть начинает ныть так, что волосы встают дыбом.

Другую ждешь с особым трепетом, при встрече теряя голову, забываешь о проблемах и заботах. Рядом с ней совершаешь подвиг вечером, капитулируя по утру.

Первый выигрыш познакомил меня с третьей. Она идеально вписалась в существующий коллектив, заняла лидирующую позицию, остальные стали ее неизменным дополнением.

Просадив те девять тысяч, которые выиграл в первый день, я вкладываю кровные, списывая поражения на мнимые черные полосы.

Птица удачи. Мелькнет вот так ненароком, а гонишься за ней всю оставшуюся жизнь. Либо в конечном итоге ты все-таки ее настигнешь, схватишь за вожделенный хвост, либо не в силах бежать остановишься. Но назад уже дороги нет, слишком многое оставил позади.В итоге больше ничего не остается, как подбирать перышки, которые она обронила по неосторожности.

Я и не заметил, как слился с общей массой, которая еще совсем недавно казалась чужой.

Саня захламил мой чердак сказками о бедняках, невероятным образом озолотившихся в казино, и неудачниках, заложивших машины, квартиры, жен и даже собственные жизни. Сочувствуя или завидуя героям, потерявшим все или обогатившимся до невообразимости, я с легким сердцем хороню свои маленькие победы и поражения. Порой складывается впечатление, что я болтаюсь где-то между планкой, которую поставил перед собой и бездной, ниже которой уже некуда.

В течение дня я могу в несколько раз приумножить имеющийся на руках капитал, но играю дальше. Разгоняюсь на повышенной ставке, надеясь сорвать вожделенный куш. В итоге получаю осадок досадной незавершенности в душе, да купюры ниже ста рублей достоинством в кармане.

Домой я возвращаюсь глубокой ночью. Аня мирно спит в своей постели. Последние полгода мы невольно перешли на новую форму общения. Нам больше не о чем разговаривать, сплошные действия — два раза в неделю — бездушная механика, почти мастурбация…

Может, у нее кто-то появился?

Хотя, какая разница, что там у нее происходит…

Я смешиваю содержимое двух емкостей, обнаруженных в холодильнике, ставлю в микроволновку, выкладываю пиво на стол и иду в душ.

Закрываю глаза, тело расслабляется, теряет вес. В бесконечно черном пространстве мерцает экран компьютера. На нем линии, надписи, условные обозначения – бесполезный осадок рабочего дня. Неизвестно откуда появляются обрывки мультяшных бонусов, нелепых мелодий – бесполезный осадок ночных развлечений. Мысленно прогоняю прочь все это безобразие. Но на смену мерцающему экрану, линиям и звукам не приходит ничего. В поле зрения один лишь мрак – такой холодный, мертвый…

Будильник – сортир — душ — кофе с сигаретой.

На работе я привык составлять сложные схемы, в жизни все чаще пользуюсь примитивными.

Ежедневные загулы не проходят без последствий. Я вырубаюсь, стоит только закрыть глаза. Я не ворочаюсь во сне, не вижу сновидений и даже не замечаю, как собирается на работу Аня. Пересохшая глотка, натужные позывы мочевого пузыря, в сочетании с пиликаньем будильника – совокупность факторов безотказно действующих на мое пробуждение.

Не без ужаса рассматриваю себя в зеркале. Опухшее лицо окончательно обесцветилось. Так выглядит растение, выращенное в темном подвале. Патлы настойчиво лезут на уши, примятые на лбу, они веником торчат в разные стороны. Когда только успели отрасти? Кажется, только вчера был в парикмахерской. А, оказывается, месяц прошел…. Как быстро летит время в стабильном однообразии!

Утренний кофе дает небольшой запас бодрости. Его хватает, чтобы с горем пополам собраться на работу.

Быстро спускаюсь по лестнице на улицу. Немного ниже нуля, но ветерок уже явно весенний, дует в затылок, подгоняет в сторону шоссе, вдоль которого выстроились киоски.

Раньше я не пил перед работой, но последние несколько дней поступаю именно так. Выхожу на пять минут раньше обычного, чтобы купить баночку энергетика. Редкостная мерзость, но бодрит отменно, по крайней мере, первое время..

За киосками парк. Плюхаюсь на одинокую лавочку, щелкаю пьезой, срываю чеку.

Коктейль бодрости. Где-то слышал, что им можно прочищать канализационные засоры. Кто знает, может очередная байка борцов за здоровье нации. В наше время верить приходится лишь тому, что испытал на собственной шкуре. На меня эта дрянь действует как принудительный запуск заклинивших поутру фильтров цветовосприятия. Всего одна банка натощак, и скучная серая действительность предстает во всем многообразии красок.

Приободренный приторной мерзостью, добираюсь до офиса минут за пятнадцать.

Двухэтажное здание имеет два входа. Первая дверь в проектный отдел, вторая в рабочую часть.

Вначале мне нравилась моя работа — минимальное общение с людьми, если не считать нескольких коротких фраз, брошенных за день коллегам. Оклад хоть и ниже, чем у инженера из рабочего отдела, но вполне сносный. Хорошее знание электротехники, автоматики и производственных норм, свободное владение компьютером и высокая производительность на начальном этапе сулили кресло руководителя в туманном будущем. Но туман оказался настолько густым, что после года самоотверженного труда, рассеивать его не было уже никаких сил. Осознав это тогда, я намеренно скатился до уровня моих коллег и продолжаю пребывать в этом состоянии последние два года.

- Привет всем. – выдавливаю из себя и усаживаюсь за стол.

Три человека вышли из анабиоза, и всего на несколько секунд устремили свои пустые взгляды в мою сторону.

Итак, мои коллеги.

Константин. Двадцать три года. Монитор его компьютера облеплен по периметру наклейками с символикой и портретами игроков любимой футбольной команды. На шее, не взирая на времена года, махровый шарф. Огромная, вышитая красными нитками надпись «ЦСКА» свидетельствует о предпочтениях его обладателя.

Михаил. Тощий очкарик, пятидесяти трех лет от роду. Его, как впрочем, и миллионы других граждан, в конце восьмидесятых, словно карася, быстро и без предупреждений вытащили из пресной озерной воды и бросили в соленую морскую. Многие тогда всплыли брюхом кверху, некоторые мутировали и приняли непривычное окружение фауны и флоры, а он мутировал, но принимать отказывается до сих пор. Любой разговор с ним всегда сводится к одному и тому же – сравнительной характеристике времен давно минувших и времен, будь они неладны, нынешних. «Вот при союзе…» И понеслось! Стоит только зацепить тощего козла.

Ну и, наконец, третий экземпляр – Ольга. Ноги–спички, кожа, натянутая на каркас из вен и сухожилий. На вытянутом, с острыми скулами, лице яркий макияж. Собранные в ужасающий бантик искусственные губы в сочетании с надменным выражением лица – воплощенный убийственными диетами и пластической хирургией образ гламурной леди. Желанная всеми и каждым «девушка Cosmo» — набор пропитанных кремами костей, завернутый в розовую плащаницу.

Иногда я отрываюсь от работы, и сам того не желая, перевожу взгляд на нее. Сколько дней пройдет прежде, чем этот скелет увезут в больницу? Откуда берутся силы для работы? Да какое там… Откуда берутся силы для того, чтобы пройти двести метров от метро до работы. Неужели от двух чашек зеленого чая и одного банана?!

На пороге появляется фигура Соловьева, которая незамедлительно, даже не поздоровавшись ни с кем, двигается к моему столу. Его гладко выбритая физиономия с двумя четкими полосками бакенбардов склоняется ко мне.

- Привет, тезка! – заявляет он приободряющим тоном. – Что-то ты неважно выглядишь, зеленый весь какой-то…

Тебя бы на мое место!

Встаю, перед глазами все плывет. Усилием воли сдерживаю порыв.

- Да ничего – отмахиваюсь, — приболел немного…

- Понимаю. Сейчас погода такая, все тает. Сам с насморком хожу уже неделю, ничего не помогает.

- А вы, Андрей Владимирович, ингаляцию попробуйте! – подхватывает Ольга.

- Обязательно попробую. — бросает Соловьев в ее сторону и вновь обращается ко мне. — Как у тебя дела с кафешкой?

- Ближе к вечеру закончу. – уверенно отвечаю я, хотя сам в этом глубоко сомневаюсь.

- Хорошо. Продолжайте работать. А ты, Андрюха, пойдем со мной.

Несколько шагов и мы в его кабинете. Маленьком, уютном, с большим столом, собственным кулером и ноутбуком, вместо громоздкого компа.

Соловьев погружается в кожаное кресло, мне же предлагает стул.

- Итак, Андрей, у меня есть для тебя одна хорошая новость.

Он переводит взгляд на толстую папку прямо по центру стола.

- Вот здесь находится ни больше, ни меньше, твое будущее в нашей компании. Андрей, очень скоро, буквально через две недели освободится моя должность. Анатолий Степанович, чье место я займу по его уходу на пенсию, хочет посадить сюда свою племянницу. Ну, эту худенькую…

- Ольгу. – напомнил я.

- Да, именно. Но мы то знаем, чего она стоит! — он заговорщицки подмигнул. – А еще мы знаем, что у тебя башка на месте и ты можешь показать на что способен. Хотя, хочу тебе сказать, что до старика дошел тот факт, что ты употребляешь…

- В смысле? – пытаюсь выразить недоумение, но чувствую, что краснею.

- Да ладно те! Кого обмануть хочешь? Я же вижу, что бухаешь по тихой грусти. Не знаю, конечно, по каким причинам… Это твое дело. Я бы даже не заикался об этом и как обычно верил бы отговоркам о простуде, если бы твои болезни не сказывались на рабочем процессе. Последний год ты делаешь все очень медленно.

- Не медленнее, чем другие. — вяло отмахиваюсь я.

- Но не быстрее и качественнее, как это было раньше. Поэтому я и выделяю тебя из остальных. Ты знаешь свое дело, у тебя превосходно все получается. Ну, сорвался, с кем не бывает! Не могу же я доверить должность этой манде с ушами. Или двум придуркам, о которых и говорить нет желания. Понимаешь? Не могу! И поэтому вот тебе шанс. – двигает папку. — Нам поступил заказ на крупный торговый центр. Нужно сделать через месяц. Сделай вдвое быстрее, и ты отмоешь свою репутацию, а вдобавок получишь мое место. Ну, как?

Он смотрит на меня с воодушевлением, с таким видом, будто оказывает мне услугу. В принципе так оно и есть. Еще год или два назад я запрыгал бы от радости.

- Постараюсь сделать все возможное.

Возвращаюсь в офис и бросаю папку на стол. Вот оно как все обернулось! Должность новая светит, гламурная шавка оказалась племянницей Голикова, да еще и сдает меня втихаря. Слишком много информации для похмельного утра, энергетик еще так не кстати отпускает. Эх, сейчас бы пивка пару баночек, да в клубе повисеть часок-другой, раз такая пруха!

Мерзкий голосок Ольги отрывает меня от размышлений.

- Зачем тебя вызывали?

Вопрос в предвкушении. Думает, наверное, тварь такая, что дрючили меня за распитие. А вот хер вам!

- Проект дали крупный, должность предлагают… — неожиданно для всех и самого себя, раскрываю великую тайну.

Весь оставшийся день прошел в гробовой тишине. Каждый погрузился в свой маленький мирок, переваривая полученную информацию.

Разрабатывают, видать, стратегии, вспоминают невольно брошенные в разное время фразы, которые могли обидеть их будущего начальника.

Тишина и бутылка пива, купленная в обед, помогли мне справиться с проектом кафешки в обещанный срок. Я стою возле плоттера, из которого медленно выползают мои старания.

А уже через час мы с Саней интенсивно глотаем пиво и в волнующем предвкушении топчемся под вывеской «Бонуса».3

Нахмурив густые брови, Саня перебирает россыпь монет у себя на ладони. В зубах сигарета, струйки дыма лезут в глаза, отчего он неприятно щурится.

- Андрюха, есть червонец? – смотрит на меня одним глазом.

Я достаю ветхую бумажку, самую крупную из тех, что остались в кошельке.

- На метро не хватает…

- Ты умудряешься просаживать даже червонцы? Их же автоматы не принимают.

- Какие червонцы, коллега? – ухмыляется. – Глубже смотри. Я просаживаю все до пятака!

- Ты уже в пятачки играешь?

- А что?! Они подключены к общему джекпоту клуба, а значит, есть шанс. Зарплата улетела за полмесяца. Копейки теперь считать?

- Ты сам то в это веришь? Я уже на пять штук в минус ушел, две из которых всадил сегодня. А если бы больше взял? Нет, чувак, я пас!.

- Ладно, Андрюх, пока. Завтра как обычно.

Как будто и не слышит! Протянул холодную пятерню, застегнул куртку и спешно скрылся в переходе.

Ветер пронизывает насквозь. Поднимаю воротник пальто, уверенно огибаю лужи, двигаясь в сторону дома.

Вот и все, малой кровью обошлось. Лучше три штуки сейчас, чем потом как в его сказках….

Пусть дальше крутит колесо фортуны, посмотрим, к чему это приведет. Я без пяти минут начальник отдела, пора бы уже и о более реальных вещах задуматься, а не сопли распускать. Впечатлений свежих захотелось? Домой, спать и больше сюда ни ногой!

Смотрю на часы – десять. Рановато сегодня, трезвый почти, вонь только изо рта предательская и башка тяжелая. Пивка бы немного и полный порядок! Похмелье вечером – такое со мною впервые.

Нет! С пивом тоже круглить, окончательно и бесповоротно. Ну, разве что на выходных бутылочку… или две…

И с Аней пора разруливать, выходить из тупика. А то живем как в общежитии — два незнакомых человека, каждый сам по себе.

Цветов купить? Ага, разогнался, полтинник хоть бы наскрести…

Значит, в постели порадую, а цветы завтра. Дома ведь деньги есть.

Окна на шестом этаже выстроились в светящуюся цепочку, разорванную посередине двумя черными квадратами.

Наверное, уже спит. Так рано?

Захожу в подъезд. Лестничные пролеты преодолеваю прыжками через ступеньку.

На пятом этаже останавливаюсь перевести дыхание — спринтер из меня некудышный.

Шестой.

Уф-ф-ф!

Включаю свет в прихожей, тихо крадусь по коридору, открываю дверь в спальню. Сначала осторожно, чтоб не потревожить спящую, затем резко и настежь, чтобы окончательно убедиться в достоверности увиденного.

Постель не заправлена, створки шкафа распахнуты. На тумбочке записка, разлинееный листок из ежедневника.

Торопилась видать, боялась, что остановлю. Значит не взвешенное решение, накипевшее и спонтанное, жалость к себе через края поперла и записка полное тому подтверждение. Стоит только на бумажку взглянуть, выдранная со злостью, оттого и края торчат осколками битого стекла. И слова резкие — крик души, а не прощальное письмо — «не ищи», «не звони», «не могу так больше». А сама только и ждет, чтобы позвонил, нашел, прощенья попросил...

Набираю номер – абонент не абонент.

Значит, сама вернется, или позвонит. Телефон включит и увидит вызов пропущенный. Поймет, что пытался, звонил, искал, а значит не безразлична она мне далеко.

А если нет?

Черт! Все равно весь вечер испоганила! И что мне теперь вот так сидеть и ждать ее звонка?

Спать лечь?

Все равно не усну, башка разрывается, мысли предательские лезут изо всех щелей, каждый предмет и застоявшийся запах ее любимых духов заставляет думать, вспоминать…

Прогуляться нужно, воздухом свежим подышать перед сном, а заодно и здоровье поправить. Физическое сначала, а душевное само за ним подоспеет.

Обувная коробка. В ней я храню деньги на оплату жилья и прочие непредвиденные расходы. Копить я никогда не умел, деньги, попадая мне в руки, имеют свойство просачиваться сквозь пальцы.

Сейчас в коробке тридцать две штуки. Двадцать на оплату квартиры не трогаю, остальное кладу в карман.

- Водки хочу! В Подземку! – мысли вслух, и ноги сами несут за порог.

Подземка – кабак подвального типа. Чем-то напоминает проститутку с плотным рабочим графиком. Вроде молодая еще, симпатичная даже, но настолько потасканная, что смотреть тошно.

Триста граммов холодной водки в графине, апельсиновый сок и жаркое в горшочке на закуску.

Странно, но сегодня здесь на удивление пусто. Кроме моего, занят еще один стол, за которым воркует влюбленная парочка.

Я выпиваю уже третью под и все смотрю на эту парочку. На столе пара пива, да горсть фисташек в блюдце. Явно не бухать пришли, болтают ниочем, хохочут и все пожирают друг друга глазами. Им плевать на то где они, плевать на все вокруг, лишь бы тихо и вдвоем.

Знакомая история – один в один. Так только вначале… А потом однообразие, не успеешь и глазом моргнуть, как оно разрушит все, что недавно казалось фундаментальным.

От души желаю, чтобы у них все было по-другому.

Опрокидываю последнюю. Встаю и чувствую, что дошел до нужной кондиции. Шатает, координация слегка нарушена, рожа горит, но мне легко и радостно. Душевный подъем. Вдыхаю воздух, затхлый и прокуренный, полной грудью, до хрипа в легких. Хочется действий, динамики, драйва!

Делаю знак официантке. Тупая корова, как ей и подобает, неторопливо и вальяжно виляя массивным задом, приступает к исполнению своих обязанностей.

Счет оплачиваю с точностью до рубля – никаких чаевых.

Куда идти дальше?

Ответ очевиден — отыгрываться в «Бонус».



4



Бесплатное пиво лихо заливается в глотку, вступает в реакцию с водкой и развивает до немыслимых пределов самые смелые намерения. Поэтому привычка разменивать тысячные по сто кажется такой же нелепой, как и мысль о том, что завтра рано вставать на работу.

Три пальца левой руки сжимают пластиковый стакан с пивом, оставшихся два сложены в символичную V с дымящейся сигаретой. Правая же застыла над двумя квадратными клавишами — безопасная зеленая «START» или раскаленная до красна «MAX BET»? Все или ничего?

На секунду закрываю глаза, и в этот же момент, набрав полную грудь воздуха, луплю по красной. Сердце чеканит испанские ритмы… выдох… открываю глаза…

Еще одной тысячи как небывало!

- Молодой человек, может в рулетку попробуете? – сквозь демонический грохот автоматов пробивается милый голосок. – Все равно ведь не везет.

Оборачиваюсь. Редкая гармония голоса и внешности. Брюнетка, личико симпатичное и рост выше среднего. Фигурка что надо, такую не испортишь даже самой дурацкой в мире униформой. На тоненьком шнурке прямо в ложбинке меж сдобных желез бэджик с надписью «КАТЯ».

КАТЯ — большие жирные красные буквы. Наверное, чтоб по-пьяни различать.

- Попробуем, красавица!

Идиотская пьяная ухмылка… и икота так некстати…

Она же делает вид, что всего этого не замечает. «Сколько же дегенератов, подобных тебе мы видим за день!» — говорят ее потухшие глаза.

С пивом на сегодня хватит. Отправляю дымящийся окурок в полупустой пластиковый стакан, оставляю его на предательском аппарате и следую за Катей.

Ее доходчивых объяснений и отрывков из американского кино, сумбурно всплывающих из подсознания достаточно, чтобы начать игру. От пяти оставшихся отделяю очередную тысячу и отправляю в купюроприемник.

Боковым зрением замечаю: стоит мне только отвернуться, на меня сразу же пялится мужик за соседним игровым полем.

- Че надо? – спрашиваю с вызовом.

- Часы у тебя. – улыбается он из под густой бороды и указывает на запястье. – В восьмидесятые стоили как полмашины… Навеяло просто те времена. Нынче такую вещицу редко где встретишь.

- Я продолжу?

Меньше всего мне сейчас хочется выслушивать ностальгические проповеди. На работе в свое время наелся.

- Конечно-конечно… — спохватился сосед и принялся что-то аккуратно записывать в свою тетрадь – извините.

Пытаюсь подсмотреть, что он там пишет, но его густая борода закрывает весь обзор.

Вообще он производит странное впечатление. Не человек, а сплошное противоречие. Короткая кустарная стрижка под одну насадку и густая черная борода; потертая джинсовая рубашка с оттянутыми локтями и коммуникатор, торчащий из нагрудного кармана; увесистый золотой браслет на руке и почерневшее церковное колечко на пальце.

Ну, да черт с ним! Равномерно разбрасываю тысячу на десять произвольных чисел.

«Ставок больше нет.» — вещает металлический женский голос. Сразу после этого колесо раскручивается и тут же в сторону противоположную его движению вылетает шарик.

- Не слишком рискуешь? – улыбается бородач.

- За своими лучше следи! — злобно отвечаю я, продолжая следить за шариком.

- Как знаешь…

«Семнадцать черное. Делайте ваши ставки»

Шестнадцать красное, восемнадцать красное, да все что угодно, только не семнадцать! Зато бородач похоже в теме, кредиты у него на табло полезли вверх.

- Поздравляю, – выдавливаю. — повезло.

- Ну почему же повезло. – важно отвечает он. – В любой сфере деятельности нужно оценивать свои риски, и рулетка не исключение.

- Как можно оценивать риски в случайных по определению вещах? Тут уж как карта ляжет…

- В данном случае шарик упадет…В мире нет ничего случайного. Все происходящее подчиняется одним и тем же законам и если они нам пока не известны, то это не означает, что их не существует. Кстати, забыл представиться — Алексей Анатольевич Круглов.

Протягивает жилистую руку.

- Андрей Соколов. Отчество опустим… — не могу сдержать улыбки, слишком пафосным кажется мне наш разговор.

- А я предпочитаю, чтобы незнакомые мне люди или молодежь, вроде тебя, звали меня по батюшке, иначе чувствую себя полным неудачником. Мне уже за пятьдесят, а малец, вроде тебя зовет меня Алексеем, или того хуже – Лехой. Многим кажется, что, стирая разницу в возрасте, и общаясь на равных, они омолаживаются. На самом же деле они сводят к нулю тот жизненный опыт, который обрели за эти годы, показывая тем самым никчемность прожитой жизни.

Мне сразу вспомнился дядя Миша из офиса. А ведь с первого дня знакомства, я называю его просто по имени и не испытываю абсолютно никакой неловкости по этому поводу.

- Да, есть такое. К некоторым людям почему-то сразу проникаешься уважением и невольно обращаешься на Вы и по отчеству.

- Вот и я о том же.- он закрывает тетрадь и бережно укладывает ее в потрепанный дипломат. – Я сейчас собираюсь в шашлычную, каждый день там харчуюсь после игры. Не хочешь составить компанию? Здесь недалеко, сразу за углом…

Сегодня у меня полный разгром. Если буду продолжать в том же духе, то вообще останусь без гроша в кармане – это я осознаю даже в таком состоянии. Хотя и состояние уже трудно назвать опьянением – с пивом перебор. Мысли тянутся как кусок резины, глаза слипаются, и ссать постоянно бегаешь. Пара стопариков водки были бы в тему.

- Да, можно выпить за знакомство… – закидываю удочку.

- Естественно. Без выпивки в нашем деле никак. Остаточная круговерть, которая сидит в голове после нескольких часов игры плюс адреналин мешают уснуть. А пара рюмок водки в спокойной атмосфере развеивают их напрочь.

Круглов получил выигрыш, и мы отправились в шашлычную.

Однажды я обедал там. Ничего особенного. Несколько простеньких столиков, репродукции кавказских гор на стенах, пару скрещенных кинжалов и папаха составляют ее скудный интерьер, но об этом вмиг забываешь, стоит только открыть меню и посмотреть на цены.

Мы заказали бутылку водки, и две большие порции шашлыка с фирменным соусом. Круглов со здоровым аппетитом принялся за шашлык, я же вяло вожу блестящим ножом по сочному куску мяса. Долго пережевываю и неохотно глотаю, вкуса не чувствуется абсолютно, да и есть особого желания не возникает. Непонятное состояние – взгляд все еще запаздывает за перемещением головы, в конечностях все та же слабость, но все это уже больше похоже на отходняк, чем на опьянение.

- Ты наливай, а я пока хоть немного червяка заморю. Весь вечер о еде только и думаю. Вот, что значит не пообедать вовремя. Но если уж сел играть, то не могу оторваться…

Я разлил по рюмкам, и мы выпили.

- А что это у тебя за тетрадь? – спрашиваю и наливаю по второй.

- В нее я записываю все выпавшие числа за день.

- Зачем?

- Веду статистику. Оцениваю, какие выпадают чаще, какие реже. Исходя из этого, вырисовывается диапазон ставок на следующую игру.

- И как, помогает?

- В комплексе…. Долгий опыт – я играю пятнадцатый год, заимствованные стратегии, приспособленные под свойственную мне манеру игры, ну и везение, конечно же, играет не последнюю роль…

- Заимствованные стратегии?

Две рюмки уже нарыли мозг мягкой пуховой периной, и теперь он зевает, просит сказок, как маленький ребенок перед сном. С интересом слушаю, параллельно наполняя следующую партию.

- Ну, это разработанные в разное время и разными людьми стратегии. Система мартингейл, если слышал, и производные от нее, стратегии, основанные на теории хаоса и теории вероятности….

Круглов выпивает рюмку, которую все это время держал в руке.

- А зачем тогда записывать числа в тетрадь, если уже существует множество готовых стратегий?

Третья рюмка окончательно прояснила мозг, и теперь его работа напоминала двигатель спорткара – мощный, четкий, с высоким кпд.

- Все эти стратегии, безусловно, работают, но риски остаются, причем очень высокие. Взять хотя бы ту же систему мартингейл, основанную на удвоении предыдущей ставки после каждого проигрыша. Она, конечно, эффективна, если проигрышей было два или три…. А если десять подряд? Ставка растет как снежный ком. В начале ты поставил сотню, а после десятого круга должен поставить уже пятьдесят штук! И даже, если такие деньги у тебя имеются на руках, еще не факт будет ли выигрышным одиннадцатый. А если и будет, то ты просто увеличишь свой выигрыш лишь на размер первоначальной ставки, так как подобная система работает лишь при ставках на равные шансы. Вот так, друг мой! Поэтому и приходится комбинировать, башкой соображать… А ты думал пришел, поставил и ушел с кучей денег? Нет, ко всему нужно с умом подходить. Заведение в любом случае свои деньги заберет, так было задумано изначально. Даже если тебе кажется, что ты сорвал куш, они все равно в плюсе – от двух до пяти процентов в самом худшем случае. Я сам видел математическую модель, и поверь мне, как математику, сухие цифры еще никому обмануть не удавалось.



Разговор потихоньку начал меня напрягать, но Круглова понесло. После третьей его глаза излучают нездоровый блеск, а речь до этого ритмичная и четкая теряет темп и спотыкается.

Я же ни в одном глазу, наоборот, чувствую себя еще бодрее и даже потихоньку налегаю на остывший шашлык.

- Учителем в школе в свое время работал. До того, как играть стал…. Но об этом потом…. – он закурил и вытер сальный рот тыльной стороной ладони. – А ты знаешь, откуда взялась рулетка?

- Как-то не заморачивался…

- Существует множество версий о том, кто ее придумал, даже мистические присутствуют. Одни связывают ее появление с именем Паскаля. Другие говорят что неизвестный, который ее изобрел сошел с ума в неудачных попытках разгадать секрет своего детища. Третьи утверждают, что придумал ее Франсуа Бланк, владелец первых казино в Монте-Карло. Он заключил сделку с дьяволом и в обмен на бессмертную душу требовал узнать ее секрет. Нет, чтоб просто денег попросить! – Круглов улыбнулся и потушил сигарету в пепельнице. – Но всю эту дьявольщину раздули скорее всего из того факта, что сумма всех секторов рулетки составляет шестьсот шестьдесят шесть. Но как бы там ни было, рулетка впервые появилась именно в его казино — это факт бесспорный….

- Тогда за Франсуа! – вмешиваюсь в предвкушении — Подольем горючего лягушатнику в костер! И… еще одну закажем.





(продолжение)


Теги:





-1


Комментарии

#0 05:26  28-05-2010Щикотиллло    
Пока очень нравитцо
#1 09:15  28-05-2010Поликарп Плагиатов    
о-го-го-го… Хотел бысьренько проскролить и свалить, но не тут-то было. Зацепило. Написано отлично, сюжет намекает на интересное продолжение. Аффтырь, ждём продолжения…
#2 12:54  28-05-2010Поликарп Плагиатов    
вот я только прА рубрЕку не понял
#3 14:11  28-05-2010Арлекин    
кстати да
#4 14:41  28-05-2010Чипушила    
Пиздато, бля буду
#5 17:08  28-05-2010Рыбий Глаз    
Если б афтар засылал главами, был бы в литературе. Я так щитайу.
Очень и очень.
#6 23:25  19-07-2010shushu    
с рубрикой, в принципе, все понятно. ритмика, динамика — спорт тоже бывает порочным.… хотя и неожиданно, на самом деле. отвечаю поздно, но лучше, чем, как г-ся так… чем никак.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
20:32  23-11-2016
: [30] [Про спорт]
Мы полетим. Каких-то две жизни лёту.
Баки полны отчаяньем до отказа.
Я до сих пор ещё не летала ни разу,
Но мы полетим.
Ты будешь вторым пилотом.

Нам по пути не светит постов и пробок.
Выше архангелы, ниже пустые пашни.
Если б ты знал, как мне абсолютно страшно,
Ты никогда не летал бы со мной бок обок

За киловольт разряда из мини-дзотов
(лупят прицельно чёртовы гиппократы)
Я бы помочь тебе с катапультой рада,
Но в облаках не меняют вторых пилотов....
10:00  23-11-2016
: [20] [Про спорт]
Тянет в запой и на поиски смысла.
Рваное небо от влаги провисло,
Пахнет коньячно и чуточку кисло
Буро-зеленый газон.
Стынут скамейки в пустующем сквере,
Кроны уже не считают потери,
Солнце уставшим, затравленным зверем
Валится за горизонт....
09:33  21-11-2016
: [7] [Про спорт]
Нас держали в палатах на вязках,
"зашивали" под кожу "Торпедо",
говорили, что мы дармоеды
и пытали молдавской "Фетяской".

В эЛТэПэ мы брели по этапу
проклиная козлов "бледнолицых."
Погибая от "жажды" в больницах,
мы молили спиртяги накапать....
12:49  13-11-2016
: [28] [Про спорт]
Шахматы- кровавый спорт. Я ходил в секцию по шахматам в пятом классе. Тогда мне казалось, что шахматы- путь к саморазвитию. Буду играть в шахматы- стану умным, например, как Эйнштейн. Ну-ну. В итоге всё свелось к потерянному времени и разбитому носу.
Секцией по шахматам заведовал наш учитель физкультуры Алексей Геннадьевич Пащенко....
15:19  08-11-2016
: [16] [Про спорт]
Развелось ходоков – что на Севере крайнем оленей.
И за то, что приносят на плитку из мрамора грязь
лет под сотню назад их из Смольного нахуй слал Ленин,
а до Ленина царь, хоть не видел он их отродясь.

Запасные взяв лапти, онучи и пищу в карманы,
марш-бросок совершая путём, где не видно ни зги,
ходоки методично, уверен будь, поздно ли, рано,
доберутся до жертв с намереньем ебать им мозги....