Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Графомания:: - Капкан

Капкан

Автор: Ярь-медянка
   [ принято к публикации 23:44  01-08-2010 | Щикотиллло | Просмотров: 869]
— Ну же, Марко, скажи. Убудет с тебя, что ли?
Он стоял перед стойкой, но, казалось, еще немного, и грозил через нее перевалиться.
Солнце сквозь окна светило на два пустых стола, и видно было, как над теми кружат мухи. Жирные, как всегда в это время года. Но сейчас кроме меня и Кери Януварии здесь не было никого, и кружили они зря.
Он так и не сводил с меня помутневших от жары глаз.
- Где это было?
За мутью во взгляде Кери стояло и кое-что еще. Он затянулся сигаретой, и дым поплыл между нами. Янувария был единственным в городе, кто курил сигареты вместо самокруток, и даже пахли они по-другому. Но Кери нравилось, настолько, что он даже мотался ради них в такую чертову даль, как Нарвик.
- Далеко. Так сразу и не объяснишь.
Я поставил перед ним виски, но он даже не взглянул.
- Ты попробуй, Марко, а я послушаю. Все равно ведь тебе сейчас делать нечего.
Тут он был прав. Стоял полдень, и с тех самых пор, как Кери зашел, на улице не показалось ни души. Ни одной завалящей душонки. Только белели под солнцем доски ссохшихся настилов, кое-где совсем щербатых: последний раз их меняли перед закрытием карьера, и я начинал подозревать, что не сменят уже никогда.
Что ж, нельзя отказать, когда тебя так просят.
- Дорогу к горам знаешь? – спросил я.
Янувария кивнул.
– Вот там, где она к Красному Пику поворачивает, сходишь с нее и идешь дальше наверх. До середины склона или вроде того. Только тропу я и тогда с трудом нашел, а теперь даже пытаться бы не стал.
Кери дернулся, будто хотел что-то спросить, но в итоге только снова закурил. Хотя, кажется, я знал, что его заинтересовало.
- Вот там, этой тропой, я шел дальше на север. До самого соленого озера.
Пепел с сигареты Кери упал на стойку, а я взял тряпку и стер его. Янувария следил за каждым моим движением. Такой тощий, будто жравшая его мозг лихорадка добралась уже и до крови.
- Ну а дальше, дальше-то куда? – не удержался он.
Я пожал плечами и отошел, чтобы положить тряпку в таз, но все это время знал, что он смотрит на меня. Средний сын начальника карьера, Кери Янувария, который уехал отсюда вместе отцом, но теперь вернулся. Янувария, который годился в сыновья и мне. Но у меня не было сыновей, а дочь сбежала с разъездным торговцем, который был еще младше Кери.
Он взял стакан, но пить так и не стал. И было в этом тоже кое-что тревожное, потому что на весь месяц, что он провел здесь, виски заменило ему воду. Но Янувария пил не так, как пьют ради веселья, и не так, как когда уже не могут не пить. Влечение к алкоголю досталось ему от отца, а у того была не только эта тяга.
- Почему ты вернулся, Кери? – заглянул я ему в глаза.
Его пальцы сжались на стакане, а потом Кери поставил тот и крепче запахнул куртку. Такую узкую, будто и не на него шилась. Но я знал, что именно такие сейчас носит молодежь в городах. Когда он приехал, кроме куртки был еще серебряный браслет, но его я давно уже не видел — с тех самых пор, как Кери в последний раз привез себе сигареты.
- Как твоя учеба? Ты ведь не закончил?
Он тряхнул давно не стриженой головой и промолчал. А потом снова поднял взгляд и посмотрел на меня в упор.
- Там, у соленого озера. Куда ты пошел дальше?
Но я молчал, и тогда он прибегнул к последнему средству.
- Я же не собираюсь идти туда, Марко.
Все то время, что Янувария стоял передо мной, я знал, что его отец объявил себя банкротом, пытался скрыться и теперь мертв. Но я видел руки Кери – нервные руки мошенника, а не скорбца, и даже здесь мы понимали, что долговые псы не оставили бы его в покое, если бы у него оставалось хоть что-то. Но только тогда, когда Кери, и глазом не моргнув, солгал, я все-таки сказал ему, где видел вход в тайник старого Даллоу.
А потом Янувария ушел, а виски его так и осталось стоять. Но, хоть он и сказал, что еще вернется за ним, не вернулся ни в тот день, ни на следующий. Как не вернулся ни за чем из своих вещей в гостинице. Стояла суббота, и закат уже горел за Красным Пиком, когда я запер за последним посетителем дверь, и вышел через черный ход. И пока я шел долгой дорогой к соленому озеру, я вспоминал.
Старого скобянщика Даллоу, падчерицу его Анну и дом, в котором он ее уморил, — так же, как уморил до того ее мать. Жадного скобянщика Даллоу, который взял себе в жены женщину из племени чавени, которой иначе пришлось бы расплатиться за свой позор, но которая в итоге заплатила куда больше. И то, как ее народ отомстил ему одной из зимних ночей.
Сухая трава у подножия гор качалась под ветром — целое море сухой травы — и где-то в ней чернели еще уголья той мастерской, которую Чезмо Даллоу построил для себя и где вместе со всей своею семьею жил. Но, хотя в доме его не нашлось бы корки для нищего в церковный день, Чезмо стал богат еще до того, как пришел в наши края. Потому что кроме замков и петель он умел ковать еще и капканы.
Дикие собаки завыли в траве, когда я начал подниматься по тропе. Но это были трусливые собаки, и ни одна из них не перешла на лай. Не то, что те, которые собрались в то утро вокруг Чезмо.
Их была почти дюжина – оголодавших тварей, которые, наконец, нашли, чем набить себе брюхо, и только когда мы взяли ружья, их удалось согнать. Но даже и тогда они остались невдалеке, надеясь, что им дадут закончить то, что начали до них другие. Потому что вытащили Даллоу в поле не собаки, и содрали с него кожу тоже не они.
Три дня мастерская Чезмо еще стояла, и никто не решался зайти в нее, а потом двое моих друзей ночью пошли и перерыли все вверх дном, но так ничего и не нашли. Ни одной монетки из того богатства, которое, как было всем известно, Даллоу скопил. Но, хотя они и решили тогда, что кто-то успел взять деньги раньше них, только я один знал, что это не так.
Но знал я и то, что Чезмо не оставил бы свой тайник без охраны. И, как оказалось, был я прав.
Горы за соленым озером шли все вверх, но горы эти не были пусты. Когда я двинулся по ним и засветил фонарь, глубокие лазы старых шахт темнели тут и там из-за можжевеловых кустов. Я не остановился ни у одного из них, кроме того, где видел двадцать лет назад скобянщика Даллоу и в котором тот устроил свой тайник.
Закат за Красным Пиком потух, а я поднял перед собой фонарь и протиснулся в шахту. Я пошел по ней вниз, и в левой руке у меня была лопата, а на поясе – моток веревки. А когда шахта уперлась в шурф, я обмотал эту веревку вокруг того перекрытия, вокруг которого обмотана была уже одна, и спустился вниз.
Но еще когда был наверху, я услышал эти звуки. Будто бы один из псов, что выли там, внизу, в полях, оказался отчего-то тут и все скулил. Однако это был не пес, а Кери Янувария, и я нашел его, спустившись, у стены, хотя не думал, что найду так близко.
Подняться обратно он бы не смог все равно. Потому что за ногу его держал десятипудовый капкан — такой же, как те, что таились в песке шахты дальше – а штанина почернела от крови.
Рядом с Кери лежал тугой мешок, и когда я взял его за горловину, мешок тот зазвенел, а Янувария вдруг перестал скулить. Он схватил меня за руку, и по сухим от жара его глазам я увидел, что он меня узнал.
Тогда я отпустил мешок, перехватил удобнее лопату и улыбнулся Кери, чтобы он не слишком-то боялся. А после опустил лопату.


Теги:





-1


Комментарии

#0 03:33  02-08-2010дважды Гумберт    
качественные стилизации. но второй раз не могу сосредоточиться и уловить, что там происходит. хз — может во мне дело.
#1 05:29  02-08-2010Немец    
сюжет не впечалил, но это хуй с ним, а вот обилие мелких косяков, на которых постоянно спотыкается глаз — нервируют.

=Он стоял перед стойкой, но, казалось, еще немного, и грозил через нее перевалиться.=
на вскидку по-русски должно быть примерно так: он стоял, облокотившись о стойку и, казалось, еще немного и он через нее перевалится.

=Солнце сквозь окна светило на два пустых стола, и видно было, как над теми кружат мухи=
при чем тут ТЕМИ? над НИМИ кружили мухи.

=Янувария был единственным в городе, кто курил сигареты вместо самокруток, и даже пахли они по-другому. =
автор, самокрутки всегда пахнут иначе, чем любая сигарета.

=Такой тощий, будто жравшая его мозг лихорадка добралась уже и до крови. =
вот же залихвацкий оборотец. и при этом совершенно бесмысленный. лихорадка началась в мозгу, перекочевла на кровь (как это — лихородка крови?), и поэтому чуви тощий.

продолжать не буду. автор (авторша?), не старайся написать позаковырестее, пиши проще, главное, чтобы получалось по-русски.
#2 07:19  02-08-2010мараторий    
сказать что я нихуя не понял ничего не сказать...
прочехлил лишь вначале одно-януварей марви марко и тк дл бухают виски… и это судя по всему есть гут…
#3 09:31  02-08-2010Кэп    
Сюжетец где-то уже бывал… а так, даже дочетал, хоть и усилия были приложены для мысленного перестраивания предложений в понятную форму… сойдёт, епти…
#4 11:27  02-08-2010Шырвинтъ    
после комментов очконул читать
#5 11:35  02-08-2010norpo    
ээээ, хуйня кароче, так как непонятна ваабще.
#6 11:41  02-08-2010Игорь Пластилинов    
+1 к Ширвинту
#7 11:53  02-08-2010shushu    
вычитывай, прежде чем постить, «и будет тебе счастье».
#8 14:03  02-08-2010скот    
редкостное гавно.

1.
#9 19:07  02-08-2010дервиш махмуд    
я так понял автор по своему прикололся.
#10 22:15  02-08-2010dens    
вестэрн штоль… а где стрельба, митич??
#11 22:16  02-08-2010Ярь-медянка    
Кто прочитал — все равно молодцы))

>> автор, самокрутки всегда пахнут иначе, чем любая сигарета.
Так я же верю. Но рассказчегу непривычно. Хотя, если приемом не воспринимается, это уже мой косяк.

>>и при этом совершенно бесмысленный
Ну не. Лихорадка в мозгу — типа одержимость, а когда она в крови — это уже болезнь. А от болезней худеют. Но см. выше, кнешно.

>>я так понял автор по своему прикололся
Ну честно говоря — не без этого.
#12 22:16  02-08-2010Ярь-медянка    
>> а где стрельба, митич
Зачем стрельба, когда есть лопата?
#13 22:37  02-08-2010dens    
Это первая серия-лопата, а дальше позаконужанра… кольт, честь, коварные бандиты, шериф, роковая женщина, индейцы… хеппиэнд… и ограбление поезда еще…
#14 12:12  03-08-2010Волчья ягода    
это что еще за жизнерадостная телочка со смайлами и без сисек?
#15 15:01  03-08-2010Ярь-медянка    
Да, законы жанра рулят. Я даже задумалась над продолжением.

2Волчья ягода
^_^ В смысле, вот это, например, смайл. А так — три раза мимо.
#16 18:31  03-08-2010Даниламастер    
)) — вот это какбэ тожэ смайл. скобочки не нужно писать, напишы лучшэ бггг, гыгыгы, йохохо, ахахаха, а лучше ваще не пишы эту поеботу. тут серьёзный сайд, но не без иронии и угара. ;)))
#17 19:17  03-08-2010Ярь-медянка    
Ну это просто совсем минимум, а мне тут так, словно я с охапкой няшных зайчиков приперлась и давай их всем дарить. Ясно, оке. Что смайлы тут не юзают, йа заметила, но надо же было проверить)
#18 19:18  03-08-2010Волчья ягода    
медянка, ты что, блять, дочка Михалыча?
#19 19:19  03-08-2010Ярь-медянка    
Нет, честно.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
05:36  21-07-2019
: [9] [Графомания]
...
ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЭТЮД. КУДА УТРОМ УЛЕТАЛИ ЖУРАВЛИ.

(Наш литературный ответ популярному роману Ивана Чендея "Когда птицы оставляют гнёзда")

ЭТЮД 1. ЛЕТО

Широко колосилось бескрайнее пшеничное поле, не было ему ни конца ни края. Радостно смотрело на эту картину солнышко со своего небесного трона, и освещало его своими лучиками, а пшеничные колоски, мерно покачиваясь, словно бы отвечали ему взаимностью....
13:58  20-07-2019
: [12] [Графомания]
Похоже нам с тобою друг без друга,
Не обойтись, как думаешь, подруга?
С тобой мы расходились много раз,
От «мой герой» до «ах ты педераст!»
(Палитра чувств широка словно поле)
Ты мне кричала, и, лишаясь воли,
Вертя последствия и риски на болте,
Я обладал тобою, oh mon dieu!...
13:57  20-07-2019
: [1] [Графомания]
Там, в лесу у реки, под старинной сосной
Счастье спит под прозрачным стеклом.
Прикопала его так давно – ты со мной,
И чужим не касаемо злом.

Не найдут его леший и баба-яга;
Не коснётся ни волк, ни змея;
Не зальёт его дождь, не придавят снега,
А убьёт только злоба моя....
Дышит ветром Сутех, паутина дрожит
На шершавом дверном косяке.
На пороге хранитель святых пирамид
Взор усталый бросает к реке.

На клюку опираясь, почтенный старик
Возле дома стоит своего.
И едва защищает овечий парик
От лучей змееборца его....