Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

ИстФак:: - Пафнутий

Пафнутий

Автор: elephantfish
   [ принято к публикации 16:49  19-08-2010 | бырь | Просмотров: 611]
Клиника НИИ акушерства и гинекологии имени Д.О. Отта — ошибка градостроительства. Ее необходимо разрушить и воссоздать Биржевую площадь, где и можно проводить массовые мероприятия вместо Дворцовой. Об этом, как передает корреспондент «Росбалта», в ходе дискуссии заявил главный архитектор Санкт-Петербурга, первый заместитель председателя Комитета по градоустройству и архитектуре Санкт-Петербурга Юрий Митюрев.
Митюрев отметил, что хоть здание клиники и имеет культурное значение, но для лечебного учреждения сооружение уже непригодно. «Кирпичные стены пропитаны бациллами», — объяснил он.

I
В этих стихах главную роль
Будет играть Пафнутий.
Сразу скажу, что алкоголь
Его погубил, по сути.
Он был некрасивым, рыжим,
С отвисшей нижней губой,
Жил в подвале в Париже
И не следил за собой.
На войне служил он сапёром,
Защищал от немцев Габон,
Потом работал тапёром
В зале «Иллюзион».
Часто встречался там он
С Жаном Жене и Кокто.
Это были титаны,
Сам же он был никто.
Он умер, заснув на морозе
В Люксембургском саду
В странной скрюченной позе
На сорок восьмом году.

II
1 ноября 1904 года, суббота.
Этот день навсегда вошёл в анналы института Отта.
Профессор Отт ходил в этот день счастливый и даже гордый,
Поскольку в институте родился младенец с необычайно красивой мордой.
Все сотрудники подходили к нему, показывали козу, говорили «ути-ути».
В этот день в институте Отта родился тот самый Пафнутий.
С тех пор изменилось многое, промчались годы и годы,
В институте Отта появилось на свет много другого народа.
Но общественность, всё равно, не забыла про этот случай,
Поскольку Пафнутий из всех младенцев был безусловно лучший.
И мемориальная доска украсила институт:
«1 ноября 1904 года Пафнутий родился тут».

III
Теперь главному архитектору охота
Снести тот самый институт Отта,
Избавиться от акушеров и прочей дряни,
А место использовать для народных гуляний.
И в средства массовой информации запустили утку,
Способную рожениц испугать не на шутку.
Якобы в этом заведении стены
Заражены опаснейшим импортным антигеном.
Ясно, что теперь никто здесь рожать не станет,
И можно будет без проблем снести это здание.
Но куда там! В городе начались волнения.
Кричат, что здание требует сохранения,
Поскольку именно здесь, в институте
В 1904 году родился Пафнутий,
Который прославил наш город по всей планете,
На которого хотят быть похожими другие дети.
И с утратой этого символа Северная столица,
Никогда, никогда, ни за что не смирится.

IV
Не город, а какое-то наказание!
Невозможно спокойно разрушить ни единого здания.
Здесь повесился в белой горячке Есенин,
Здесь на тайном собрании присутствовал Ленин,
Здесь Достоевский писал один из своих романов,
Здесь много лет проживал Григорий Васильич Романов
И ведь находят множество самых дурацких предлогов:
В этом театре творил режиссёр Товстоногов,
В этом доме Вавилов зачем-то хранил зерно,
В этом доме Аршавин в детстве разбил окно,
И даже в поганом институте
Всё равно родился какой-то Пафнутий.
Да, он кричал здесь когда-то «уа-уа»,
Но теперь он давно на Сен-Женевьев-де-Буа!
И горожане ведут себя словно дети,
Начали кампанию в защиту здания в Интернете!
Приходится лавировать между Харибдой и Сциллой.
В институте нельзя рожать, ведь он заражён бациллой.
С другой стороны, именно в институте
Родился этот злосчастный Пафнутий
Открыли б музей, если б родился Пушкин или, к примеру, Сталин,
А ради Пафнутия музей открывать не стали.
И прекрасное место на берегу Невы
Не работает на нужды города, увы.
Как тяжело быть архитектором Северной этой столицы.
Остаётся только стоять и головой об стенку биться

V
На кладбище под Парижем воздух прозрачен и чист,
Тебя привезут сюда обязательно, если ты русский турист.
Многих интересуют Тарковский или Нуреев,
Некоторые в церкви долго стоят у могил архиереев.
Если б кто-нибудь догадался свернуть и
Подойти к могиле, где лежит Пафнутий,
Который в детстве за красоту был обожаем народом,
Который стал эмигрантом, пьяницей и уродом,
Который ютился в Париже, много лет страдая циррозом
И был убит парижским, совсем не лютым морозом,
Чьё место рождения отмечено мемориальной доской,
Кто далеко от дома вечный нашёл покой.
Но у могилы Пафнутия нет никогда никого.
Господи, помяни имя раба Твоего.



Теги:





0


Комментарии

#0 00:36  20-08-2010дважды Гумберт    
заебись поэма
#1 02:49  20-08-2010Демиан    
автору пора писать в стихах собственную религию, чтоб как Боконон или кто там. С историей сотворения мира и проч. Я помолиться буду не прочь.
#2 03:26  20-08-2010Арлекин    
Игра с огнём

Катящийся камень мхом не обрастает,
И, возможно, памятуя о том,
Вася Захаров создал дворовый ансамбль
с оригинальным названием Роллинх Стоунз.
Мюд Моисеевич Майский не любил такое слушать,
и когда во дворе начинался рок-н -ролл,
он брал специальные шарики засовывал в уши
и сидел спиной к окну, уткнувшись в пол.
Елизавета Мюдовна была вынуждена тоже затыкать уши,
хотя послушать Ваську была не прочь.
Но если честно, она не так глубоко совала беруши,
пусть в остальном была весьма послушная дочь.
А Васька тем временем разгонял свой хит, известный
любой девчонке в ихнем дворе.
Песенка называлась «Давай проведём ночь вместе»
и каждая, конечно, примеряла его к себе.
А Васька кричал «Lets spend the night together!»
и Елизавета представляла, как могли бы сбыться её мечты,
как кто-то сказал бы «I need You more than ever»
и силой потащил её куда-то в кусты.
Да, она знала о своём прозвище Чудо-Юдовна,
но вообще-то любая девушка хороша, хотя бы отчасти.
и пусть не так прекрасна была Елизавета Мюдовна,
она тоже имела право мечтать о счастье.
Мюд Моисеевич сидел уткнувшись в стену.
Елизавета Мюдовна сидела сцепив руки, закрыв глаза.
Мюд Моисеевич хотел бы убить музыканта поленом,
Елизавета Мюдовна хотела любить, но знала, что ей нельзя.
А Васька завёлся уже сверх всякой меры
и орал " Dont play with me, cause you play with fire!"
Это был его новый хит, как раз сегодня была премьера -
Не играй со мной — ты с огнём играешь.

Мюд Моисеевич Майский

Мюд Моисеевич Майский… Мюд Моисеевич Майский...
Кто это такой, и почему его так зовут?
Ведь не всем сразу становится ясно,
что это за имя такое — Мюд.

Вообще говоря, вопрос не очень сложный.
Мюд — это Международный юношеский день.
Мюд Моисеевич родился во времена, когда было возможно
давать человеку такое имя — юношеский день.

Нам вполне очевидно, что отцом его был некто Моисей Майский.
Но что-то конкретное трудно сказать о нём.
Мы знаем, да, был такой дипломат Иван Михайлович Майский,
но очевидно, что он здесь не при чём.

И, хотя мы ничего не знаем об этом человеке,
но всё же кое-что можем сказать о нём.
Ведь это, согласитесь, кое-что говорит о человеке,
если он своего сына взял и назвал днём.

Значит он был человеком великой идеи,
которая захватила его целиком, проникнув даже в семейный круг.
Бывают такие люди, для которых идеи
важнее конкретной жизни, которая вокруг.

Но так случилось, что все эти идеи
остались сбоку, а жизнь в другую сторону понесло.
И с этим именем прожил Мюд Моисеич,
и ничего такого хорошего оно ему не принесло.

И не было у него своего святого.
И жизнь получилась — какая-то дребедень.
И никто за него не замолвил слова.
.Ведь день — это ничего. Это всего лишь день.

И было всегда очень страшно и одиноко,
и никогда, ни разу ничего не улыбнулось ему.
Господи, Господи, ну почему же так жестоко?
Господи, Господи, почему?..

Жизнь

Майская Елизавета Мюдовна,
известная, как Чудо-Юдовна,
работала библиотекарем в Доме Культуры «Рассвет»,
известном как Беспросвет.
Было у неё всего несколько читателей,
то ли чудаков, то ли придурков, то ли мечтателей.
И на удручающую статистику книговыдач
не мог повлиять даже пенсионер Иван Леонидыч,
который в каждое своё посещение
брал маршала Жукова — «Воспоминания и размышления».
Он в читалке вникал в стратегию Второго Белорусского фронта,
а она сидела, раскрыв томик стихов Бальмонта.
Двадцать седьмого июня форсирование Западной Двины
началось у деревни Глухая.
И часы пронеслись. Я стоял у волны.
В ней качалась русалка нагая.
Я ласкал ее долго, ласкал до утра,
Целовал ее губы и плечи.
Тем временем от населенного пункта Дыра
Начала выдвижение двадцать четвертая армия генерала Гречко
И она наконец прошептала: «Пора!
Мой желанный, прощай же, до встречи».
А Аннадурды Нияздурдыевич Нияздурдыев
прибыл из города Чиликент -
потрясающе красивый человек,
с такими влажными ласковыми глазами.
Ходил по двору в великолепном расшитом золотом халате.
Привез великолепную большую дыню.
Прожил у них несколько дней,
а когда уехал,
Мюд Моисеевич и Елизавета Мюдовна
сначала пытались разрезать эту дыню ножом — бесполезно.
Потом Мюд Моисеевич притащил откуда-то топор -
Всё бесполезно — рубил, рубил — дыня, как камень.
Зачем, спрашивается, такая дыня,
Если её, всё равно, невозможно съесть?

Дыня

Однажды весной
Мюд Моисеевич в чулане наткнулся на дыню,
которую когда-то давно им привёз Нияздурдыев
и удивился – дыня стала мягкой, абсолютно другой.

И уже предчувствуя, какое сокровище он нашёл
Мюд Моисеевич её из чулана вынес.
Он прошествовал по квартире с огромной дыней
и в молчании водрузил её на стол.

И чудесный аромат,
Будто бы пришедший из другого мира,
Нежный и прекрасный, заполнял всю квартиру,
И звал в этот потерянный мир, назад.

И в этот волшебный миг
Когда они с Елизаветой Мюдовной вкусили дыню
Они осознали вдруг, что отныне
Весь мир стал совершенно другим для них.

И с тех пор даже когда
Они чувствовали себя как в пустыне,
Вспоминая об этой дыне,
Они знали — пустыня не навсегда

И густой, цвета майского мёда сок,
Такой, какой и представить нельзя, нежный и сладкий,
Капал на скатерть, стекал по складкам,
И падал на пол, и застывал у ног

(с) 2007 elephantfish
#3 04:10  20-08-2010Чёрный Куб.    
заставил себя прочитать и не пожалел об этом.
ахуенный утренний стих
#4 10:00  20-08-2010Шева    
Ахуенно хорошо. И приведенное Кином 2007-го тоже. По красоте изложения мне напомнило картинки с конвертов еще виниловых Yes, Genesis, четвертый и пятый Heep. Завораживает.
#5 10:07  20-08-2010дервиш махмуд    
поэзия, хуле. хотя конечно заносит иногда автора, но это от избытка сил.
#6 22:46  23-08-2010brat Petro    
Канешно тут все матерые афтары только я в самом 2007 когда прочитал про Елизавету Мюдовну стал стишата подшивать в папку. Потом читал много разных достойных но густой, цвета майского мёда сок,
Такой, какой и представить нельзя, нежный и сладкий,
Капал на скатерть, стекал по складкам,
И падал на пол, и застывал у ног
#7 14:07  19-10-2010Мотря    
И опять прекрасно…

Комментировать

login
password*

Еше свежачок

Средь болот тишина и извечный покой
Над дорогой туман ядовит
Словно аист с отсреляной в детстве ногой
Указатель деревни стоит

Над часовней застыл перекошенный крест
Здесь давно не бывало косцов
За столетье не умер никто, не воскрес
Одиночество давит свинцом

Где вы деды сгоревших как свечи дедов?...
Давным-давно, когда юн был свод небесный, здесь высадили Лес.
Среди ныне обретающихся в его окрестностях людей вряд ли отыщется человек, в должной мере осведомлённый об истории Леса. Сфотографируются иной раз на его фоне стайки туристов или придёт молодёжь, пошумит и уйдёт, оставив после себя кучку пепла да склянки....
17:41  18-08-2017
: [10] [ИстФак]
В России происходят по ночам,
что революции, что половая ебля.
Вот в Англии, к примеру, в тот же час
Холеное еблище бдит констебля.

То Англия дождливая, а тут
особый путь; безумный и поддатый.
Поэтому во тьме всю ночь ебут
кого-то, почему-то и куда-то....
08:12  26-06-2017
: [6] [ИстФак]
Идут, идут македоняне,
в сандалях тонких, налегке,
по грудь в густой небесной манне,
в тумана синем молоке.

Идут с ленцой, не поспешая
земли чужой порвать овал.
Земля на них ползёт, большая,
из-под колючек, из-под скал.

Грек старый выглянет за шторку,
вздохнёт, плеснёт себе чайку....
12:48  19-06-2017
: [13] [ИстФак]
МАЛ ЗОЛОТНИК, ДА ДО́РОГ.

Как на картине Васнецова
Разъезд из трёх богатырей:
Илья, Добрыня и Алёша
Дозор несут среди полей.

Мечи и копья, луки, стрелы,
Кольчуги, красные щиты,
Конь белый, вороной, каурый,
Все закалённые бойцы....