Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Графомания:: - Untaetigkeit

Untaetigkeit

Автор: Лесной разбойник Мандавош
   [ принято к публикации 19:08  29-08-2010 | Бывалый | Просмотров: 437]
Раньше, с ней, всё было хорошо! Целые сутки напролёт мы проводили вместе, бродя по всем без разбору улицам этого красивого городка, заходили в первые приглянувшиеся нам подъезды старых жилых домов, подъезды, настолько ветхие, что казалось будто само время жадно поедает их стремительно стареющие остовы.
В этих прогулках с нами всегда был старенький магнитофон, которых мы стащили уже не помню у кого, с заляпанными чем-то маслянистым и иногда заедавшими кнопками, и, зайдя в подъезд, мы, преодолев несколько лестничных пролётов, садились на прохладные грязные бетонные ступеньки и включали музыку. Музыка каждый раз была новая, находясь в довольно широком диапазоне от классики до брит-попа. Не знаю зачем, но я всегда садился слева от неё. Но зато я знаю, что у нас была чётко определённая цель — достижение того состояния, когда мы полностью поглощены друг другом и музыкой, помогавшей нам в этом; состояния, находясь в котором, мы не чувствовали себя принадлежащими миру людей, миру их проблем, нерешённых вопросов, и нас не волновало абсолютно ничего: ни злой рык покрытой лишаями старой, выжившей из ума бродячей собаки, рычащей на нас, может быть потому, что она постоянно узнаёт в нас своих бывших хозяев, выкинувших её на улицу из-за того, что она, находясь уже в пенсионном возрасте, перепутала ручонку пятилетнего мальчика, сына своих хозяев, с костью, которая она всегда грызла, когда не могла найти себе никакого другого занятия; ни крик старика, живущего этажом выше, поносящего на чём свет стоит свою жену-старуху из-за того, что она купила в магазине на углу две буханки чёрного хлеба и одну белого, а должна была купить наоборот, одну буханку чёрного и две белого. Мы знали, что простыми криками дело никогда не ограничивалось. По заведённому самим дедом обычаю, после ора, взаимных оскорблений и упрёков он остывал на несколько минут, но потом начинал ходить по своей квартире в поисках предметов с более или менее округлыми силуэтами и нещадно бомбардировал ими бабку, будь то картофелина, лампочка или кусок мыла.
Но несмотря на звуки, льющиеся из динамиков магнитофона, крики и вопли жильцов и лай животных в наших головах воцарялась удивительная, ватная, тишина, такая, как будто за окном внезапно пошёл сильнейший снегопад, а у нас при этом заложило уши. Через некоторое время сквозь эту тишину до нас начинали доноситься узнаваемые звуки. Стук падающих с протекающего потолка водяных капель, которые, успев за время полёта набрать скорость, разбивались с характерным звуком и всплеском о поверхность жестяного тазика, поставленного на табуретку вверх дном и находящегося на пять этажей выше в квартире скромной, милой на вид, но немного не в себе сороколетней учительницы младших классов. ( Поговаривали, будто она повредилась в уме, после того как узнала, что муж её являлся адептом какой-то псевдорелигиозной общины. А через пару недель — суббота, супруг ушёл гулять с ребёнком — её разум почти полностью прикончила неприятная новость: тело благоверного с семью ножевыми ранениями было обнаружено на мусорной свалке близ железнодорожных путей при выезде из городка. Ребёнок же бесследно пропал ). Так вот, эта женщина всегда с большим нетерпением ждала, когда на её настенных часах пробьёт чётко определённое время — двадцать три минуты одиннадцатого вечера ( а к этому времени уровень воды в квартире достигал до её колен ), после чего она задёргивала шторы, раздевалась донага и начинала беситься как несмышлённый ребёнок: женщина могла прыгать с весёлыми визгами по квартире, разбрызгивая при этом воду аж до самого потолка, или могла, зажав себе пальцами нос, распластаться под водой и провести в таком положении около часа без какого-либо движения. А потом, как будто ничего необычного и не было, она снова одевалась, раздвигала шторы, садилась за письменный стол и, будучи по колено в воде, занималась проверкой тетрадей учеников. А капли продолжали падать на жестяной тазик. И только этот звук, становясь всё громче и настойчивее, возвращал нас в мир того, что в немецком языке очень метко обозначается словом Taetigkeit.
Такие посиделки на холодном камне внутри старых подъездов под аккомпанемент из всевозможных звуковых комбинаций и был для нас тем, что люди с презрительным выражением лица называют пошлым словом «романтика».


Теги:





1


Комментарии

#0 22:32  29-08-2010Слава КПСС    
Блядь. каким образом часы пробивают 23 минуты одиннадцатого. Минутный репетир с кукушкой, сцуко.
#1 22:36  29-08-2010Евгений Морызев    
турбийон
#2 22:50  29-08-2010Ульяна Владимировна    
"злой рык покрытой лишаями старой, выжившей из ума бродячей собаки, рычащей на нас, может быть потому, что она постоянно узнаёт в нас своих бывших хозяев, выкинувших её на улицу из-за того, что она, находясь уже в пенсионном возрасте, перепутала ручонку пятилетнего мальчика, сына своих хозяев, с костью, которая она всегда грызла, когда не могла найти себе никакого другого занятия"
и это только половина предложения...
#3 23:06  29-08-2010VETERATOR    
деловто, балансир на полседьмого не кукует
Часы пробивают 23 минуты одиннадцатого необъяснимым образом.
это не графоманский высер, а средство от бессонницы
#6 00:35  30-08-2010кольман    
Бррр. На сон грядущий такие страсти.
#7 01:01  30-08-2010Лев Рыжков    
Да ладно вам. Психозы интересные ведь описаны.
#8 01:09  30-08-2010Атец Могсим    
«Раньше, с ней, всё было хорошо!»
а теперь с ней то как?
Ничего не знаю…

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
Быль.
Однажды бывший водитель СОБРа Иван Максимович (ныне пенсионер средней степени почетности) проснулся хмурым. Точнее как, он совершенно не собирался вскакивать ни свет ни заря, даром, что свое оттарабанил и хотелось утренней неги, но его к этому принудил чей-то настойчивый звонок....
17:11  15-02-2018
: [8] [Графомания]
Белый призрак шагает под ветром,
И снежинки нещадно секут.
Он несет мне кулечек заветный
С леденцами предсмертных секунд.

В рот положишь, и будет так сладко.
Я - мальчишка, а он - Дед Мороз.
И куда-то плетется лошадка,
Все везущая хвороста воз....


СЛЕПКИ ПАМЯТИ

1. Все два года войны я, как надо служил.
И почти перед самой заменой,
Пулемётчик в горах весь наш взвод положил.
Мне же пулей разбило колено....
День третий.
Меня разбудили голоса и смех. Я лежал на кровати с балдахином, обложенный со всех боков подушками и укрытый красной шелковой простыней. Кто-то все-таки позаботился о моем бесчувственном теле и не оставил спать на холодном мраморе, на газоне или на дне бассейна....
День первый
Ветер яростно трепал ветки старого вяза и швырялся холодным ноябрьским дождем. Люблю такую погоду, когда никуда не нужно идти, когда сидишь на диване, смотришь по кабелю какой-нибудь старый фильм и попиваешь пиво прямо из банки. За окном фонарь вырывает из тьмы мокрое пятно....