Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

ИстФак:: - Текинская повесть. Часть 3. Продолжение.

Текинская повесть. Часть 3. Продолжение.

Автор: Урусхан
   [ принято к публикации 19:20  01-09-2010 | Щикотиллло | Просмотров: 614]
***
Тем временем, весной 1917 года в России стремительно взошла звезда генерала Корнилова. Сначала его назначили на пост Главнокомандующего войсками Петроградского военного округа, в столице генерал пытался бороться с разрушительной ролью Советов, но, не достигнув успеха, попросился на фронт. В апреле 1917 его назначили командующим 8-й армией Юго-Западного фронта. По инициативе Корнилова в 8-й армии был создан добровольческий Первый Ударный полк, под командованием капитана Неженцева, позже известный как Корниловский ударный полк, из 9-й армии в 8-ю был переведён Текинский конный полк. С этого времени оба полка стали своего рода личной гвардией Корнилова. Во многом благодаря этим полкам, а также добровольческой Чехословацкой бригаде в ходе июньского наступления 8-я армия Корнилова прорвала австро-немецкую оборону в Галиции, захватив города Галич и Калуш, взяв в плен 10 000 человек, в том числе 150 офицеров и захватив 100 орудий. Восточный фронт противника оказался в критическом положении.
Это было последнее наступление русских войск в Первой мировой войне. Наступление захлебнулось, но не по вине Корнилова. Другая 11-я армия Юго-Западного фронта, имея значительное превосходство перед противником и в численности и в технике, просто отказалась идти в наступление. 11-я армия оставила позиции, не дождавшись подхода противника. На протяжении сотен вёрст тянулись вереницы беглецов с оружием и без, здоровые, весёлые и чувствовавшие себя абсолютно безнаказанными, а беспомощные комиссары и комитеты не могли ничего с этим поделать.
Иная атмосфера была среди корниловцев. Здесь царил дух прежней императорской армии, вера в своего командира, жёсткая дисциплина, не было ни митингов, ни обсуждений приказов. Своей армией Корнилов мог по праву гордиться и потому, после июньского наступления он устроил им победный парад.

***
К Корнилову подвели белого ахалтекинца и, вскочив на коня, генерал начал объезд.
- Как ваше имя? – остановился он рядом с молодым черноусым поручиком.
- Хаджиев, Разакбек — хан, Ваше Превосходительство! Командир эскадрона Ораз-хан отбыл в отпуск домой, я временно исполняю обязанности командира эскадрона! – восторженно ответил поручик.
- Превосходительство? – вскинул брови Корнилов. — Вы разве не читали Приказ №1? Подобное обращение отменено.
- Читал, господин генерал, но, — замялся Хаджиев. — Не понимаю, я этого приказа.
- Ну, не вы один его не понимаете, — помрачнел генерал и продолжил:
- Хан, откуда вы родом? Из Ахала?
- Никак нет, господин генерал, из Хивы.
- Из Хивы? – удивился Корнилов. — Так, вы не текинец? Йомуд? В Хиве ведь живут йомуды, а не текинцы.
- Так точно господин генерал, а вы много знаете о туркменах! – не мог скрыть своего восхищения Хаджиев.
- Ну, ещё бы не знать! Бывал в ваших краях, и не раз. А слышали ли вы что-нибудь о почтенном аксакале Эсене Йомудском из Дуруна?
- Кто не знает почтенного Эсена? – изумился Хаджиев. — Все его знают!
- С почтенным Эсеном в 1902 году мы ходили в Персию в Дашти Наумед, Степь отчаяния, эх, хорошие были времена, поручик, не то, что сейчас! Но вернёмся в настоящее, послушайте, я хочу поручить вам серьёзное дело.
- Весь во внимании, господин генерал.
-Я хочу сформировать отряд охраны Штаба армии, полностью из воинов Текинского полка, можно сказать, мой личный конвой, хочу предложить вам стать командиром этого отряда, после того, как Ораз-хан вернётся из отпуска и вновь возглавит эскадрон, вы согласны?
- Господин генерал, Ваше превосходительство, Ак Сердар… — не мог сдержать эмоций Хаджиев. — Достоин ли я такой чести?
- Достоин, достоин, — усмехнулся Корнилов. — Как вы меня назвали? Ак Сердар? Так туркмены звали Скобелева, верно?
- Так точно, — ответил Хаджиев.
- Что ж, до Скобелева мне далеко, но спасибо на добром слове.

***
В новенькой полковничьей форме при погонах, в офицерской фуражке Ораз-хан сошёл с поезда на пустынный перрон ашхабадского вокзала. Как не похоже было здесь всё на тот торжественный августовский день 1914. Вокруг ни души, только бродячие собаки сновали туда сюда во тьме.
- Отец, — услышал он знакомый голос.
Забыв обо всех печалях, Ораз-хан бросился к Мусе. Сын! Они не виделись долгих три года. Как возмужал он за это время, настоящий джигит!
Отец и сын обнялись и после слов приветствия двинулись к выходу.
- Отец, — с тревогой оглядел Муса Ораз-хана. – Почему ты приехал в этой форме? Сейчас это опасно, офицеров везде убивают.
- На всё воля Аллаха, сынок, а боятся только крысы, — ответил Ораз-хан. – Так тебе удалось договориться с сердарами?
- Да, отец.
- Кто приехал?
- Магомед, Гулям, Аллаберди…
- А йомуды?
- От йомудов Джунаид и Караш.
- Что ж поговорим.

***
На следующий день, сбросив с себя офицерскую форму и облачившись в национальный халат, Ораз-хан принимал в своей юрте туркменских сердаров. После трапезы слуги принесли гостям чилим, и юрта наполнилась густым ароматным дымом, начались разговоры.
- Благодарим за угощение почтенный Ораз-хан Дыкма Сердар-оглы, — улыбнувшись, заговорил Джунаид-хан. – Просим рассказать нам, как идут дела на фронте, сколько ещё нашим джигитам гибнуть за Ак Падишаха, да и где сам Ак Падишах?
- Ты прав, уважаемый Джунаид-хан, — с горечью согласился с йомудом Ораз-хан.- Ак Падишаха предали, но среди русских сердаров есть люди, всем сердцем желающие навести в стране порядок и достойно закончить войну. Один из них Лавр Корнилов, все вы хорошо знаете его, он не раз бывал в наших краях и оставил о себе добрую память.
Текинские сердары согласно закивали головами.
- Мы знаем уважаемый Ораз-хан, что вы текинцы на особом счету у урусов, но зачем они нам йомудам нужны русские сердары? — направив свой насмешливый взгляд на Ораз-хана, спросил Джунаид. — Зачем нам Россия, уважаемый Ораз-хан? Россия потеряла свою силу, Россия слаба, и нам нужно думать о себе.
- Что ты хочешь этим сказать? – хмуро посмотрел на него Ораз-хан.
- Я хочу сказать, что перед нами лежит беззащитная Хива, на которую туркмены имеют полное право, там небольшой русский гарнизон…, — мечтательно произнёс Джунаид-хан.
- Хочешь нанести урусам удар в спину? – сверкнул глазами Ораз-хан. — Вы йомуды всегда были коварными шакалами! – Ораз-хан в ярости вскочил с места и схватился за кривую саблю. Глаза Джунаида вмиг налились кровью, он также вскочил с места, хватаясь за свою саблю. Другие вожди бросились их успокаивать.
С большим трудом конфликт удалось уладить, все вернулись на свои места, и слово взял Караш-хан.
- Ты неправ уважаемый Ораз-хан, — покачал он головой. — Зачем ты обижаешь йомудов? Зачем ты позвал нас сюда? Чтобы вспоминать старые распри? Я тоже йомуд, но я не согласен с Джунаид-ханом. Но и с тобой я тоже не согласен. Я также вижу будущее туркмен с урусами, но те урусы, о которых говоришь ты, твои генералы, у них нет будущего уважаемый Ораз-хан. Может твой полк и пойдёт за ними, может, пойдёт ещё пара полков, но остальной народ за ними не пойдёт, народ устал. Твоё желание защищать Россию похвально, но ты защищаешь мёртвую Россию.
- Какую же Россию предлагаешь нам защищать ты уважаемый Караш-хан? – усмехнулся Ораз-хан. — Я слышал, ты стал большим человеком, теперь ты председатель временного комитета. Что это такое? Расскажи нам глупым.
Некоторые текинские сердары при этих словах заулыбались и понимающе покачали головами.
- Я ушёл из комитета, — ответил Караш-хан. – Ушёл потому, что и там сильны распри текинцев и йомудов. А я хочу, чтобы между нами был мир и единство, нам надо не допустить ссоры и держаться вместе.
- Что ж, твоё мнение мне понятно, — заключил Ораз-хан и, окинув взглядом всех присутствующих, продолжил: — Я благодарен всем вам за ваш приезд, благодарен за то, что вы выразили своё отношение к событиям честно, не таясь. В заключении предлагаю помолиться Всевышнему Аллаху, чтобы смута, которая накрыла нашу страну, скорее закончилась, и чтобы туркмены никогда не поднимали руку друг против друга. Да, поможет нам Аллах!
Все сердары согласно кивнули головами, воздели руки, и мулла зачитал молитву.
В первых числах августа 1917 года усилиями видных представителей текинской родоплеменной знати на территории Закаспийской области был образован Туркменский областной комитет. Комитет был создан с целью объединения туркмен-текинцев и оказания поддержки временной военной диктатуре в случае её введения на территории России. Формально главой комитета являлся Ораз-хан, однако, сразу после его создания полковник вернулся в Могилёв в расположение Текинского полка.


Теги:





1


Комментарии

#0 10:51  02-09-2010Samit    
еще хочу, уважаемый… интересно, очень…

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
12:02  08-12-2016
: [7] [ИстФак]
В Руси воззрим красоты неземные,
Простор в ней мысли и ума бескрайний,
Рождает спор людей с названьем-давний
Героем были власти волостные.

Поместий мало дельных, силы нет,
Они идут, неся с собою свет в ответ,
Крестьян толпа несет в себе прощенье
И дар в лаптях, малютку-просвещенье....
17:26  05-10-2016
: [12] [ИстФак]
- Попроще надо жить, monsieur, попроще.
Ты слышишь лапки маленьких крысят?
Не выходил бы давеча на площадь.
Ты знал, тираны это не простят.

Твои мечты, фантазии – нелепость.
Ушел бы в море, как российский флот.
Ночь над Невой. Белеет камнем крепость,
И там, где кронверк, строят эшафот....
21:42  26-09-2016
: [10] [ИстФак]
Леонид Ильич Брежнев, тяжело сопя и покряхтывая поднялся на трибуну, раскрыл папку с профилем Ленина, неторопливо надел роговые очки, и начал читать речь:

- Кхе, кхе... Товарищи, кхе, я хотел бы поздравить наш великий, могучий советский народ, кхе, кхе, с окончанием старой пятилетки, кхе, кхе, и началом новой кхе, кхе....
Котовский очень любил делать две вещи, которые позволяли ему забыть о тяжелых буднях комкора - долго скакать на коне, и прыгать с парашютом. Конь у него был кобыла, а парашюта не было совсем. Поэтому, когда у кобылы начиналась течка, и скакать на ней было не комильфо, он приходил в местный аэроклуб, и рявкал в лицо вытянувшегося во фрунт перепуганного директора:

- Еб вашу мать, блядь, Котовский, нахуй суки, парашют, мать вашу блядь нахуй !...
НЕБО НАСУПИЛО ТУЧИ КОСМАТЫЕ...
.
Небо насупило тучи косматые
Плюнуло мелким дождем.
Встретился как-то в районе Арбата я
С бронзовым в кепке Вождем.
.
Чапал походкой Ильич осторожною,
Взгляд арестански-лукав.
Финским поблескивал изредка ножиком,
Спрятанным в правый рукав....