Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

ИстФак:: - Текинская повесть. Часть 3. Продолжение.

Текинская повесть. Часть 3. Продолжение.

Автор: Урусхан
   [ принято к публикации 19:20  01-09-2010 | Щикотиллло | Просмотров: 780]
***
Тем временем, весной 1917 года в России стремительно взошла звезда генерала Корнилова. Сначала его назначили на пост Главнокомандующего войсками Петроградского военного округа, в столице генерал пытался бороться с разрушительной ролью Советов, но, не достигнув успеха, попросился на фронт. В апреле 1917 его назначили командующим 8-й армией Юго-Западного фронта. По инициативе Корнилова в 8-й армии был создан добровольческий Первый Ударный полк, под командованием капитана Неженцева, позже известный как Корниловский ударный полк, из 9-й армии в 8-ю был переведён Текинский конный полк. С этого времени оба полка стали своего рода личной гвардией Корнилова. Во многом благодаря этим полкам, а также добровольческой Чехословацкой бригаде в ходе июньского наступления 8-я армия Корнилова прорвала австро-немецкую оборону в Галиции, захватив города Галич и Калуш, взяв в плен 10 000 человек, в том числе 150 офицеров и захватив 100 орудий. Восточный фронт противника оказался в критическом положении.
Это было последнее наступление русских войск в Первой мировой войне. Наступление захлебнулось, но не по вине Корнилова. Другая 11-я армия Юго-Западного фронта, имея значительное превосходство перед противником и в численности и в технике, просто отказалась идти в наступление. 11-я армия оставила позиции, не дождавшись подхода противника. На протяжении сотен вёрст тянулись вереницы беглецов с оружием и без, здоровые, весёлые и чувствовавшие себя абсолютно безнаказанными, а беспомощные комиссары и комитеты не могли ничего с этим поделать.
Иная атмосфера была среди корниловцев. Здесь царил дух прежней императорской армии, вера в своего командира, жёсткая дисциплина, не было ни митингов, ни обсуждений приказов. Своей армией Корнилов мог по праву гордиться и потому, после июньского наступления он устроил им победный парад.

***
К Корнилову подвели белого ахалтекинца и, вскочив на коня, генерал начал объезд.
- Как ваше имя? – остановился он рядом с молодым черноусым поручиком.
- Хаджиев, Разакбек — хан, Ваше Превосходительство! Командир эскадрона Ораз-хан отбыл в отпуск домой, я временно исполняю обязанности командира эскадрона! – восторженно ответил поручик.
- Превосходительство? – вскинул брови Корнилов. — Вы разве не читали Приказ №1? Подобное обращение отменено.
- Читал, господин генерал, но, — замялся Хаджиев. — Не понимаю, я этого приказа.
- Ну, не вы один его не понимаете, — помрачнел генерал и продолжил:
- Хан, откуда вы родом? Из Ахала?
- Никак нет, господин генерал, из Хивы.
- Из Хивы? – удивился Корнилов. — Так, вы не текинец? Йомуд? В Хиве ведь живут йомуды, а не текинцы.
- Так точно господин генерал, а вы много знаете о туркменах! – не мог скрыть своего восхищения Хаджиев.
- Ну, ещё бы не знать! Бывал в ваших краях, и не раз. А слышали ли вы что-нибудь о почтенном аксакале Эсене Йомудском из Дуруна?
- Кто не знает почтенного Эсена? – изумился Хаджиев. — Все его знают!
- С почтенным Эсеном в 1902 году мы ходили в Персию в Дашти Наумед, Степь отчаяния, эх, хорошие были времена, поручик, не то, что сейчас! Но вернёмся в настоящее, послушайте, я хочу поручить вам серьёзное дело.
- Весь во внимании, господин генерал.
-Я хочу сформировать отряд охраны Штаба армии, полностью из воинов Текинского полка, можно сказать, мой личный конвой, хочу предложить вам стать командиром этого отряда, после того, как Ораз-хан вернётся из отпуска и вновь возглавит эскадрон, вы согласны?
- Господин генерал, Ваше превосходительство, Ак Сердар… — не мог сдержать эмоций Хаджиев. — Достоин ли я такой чести?
- Достоин, достоин, — усмехнулся Корнилов. — Как вы меня назвали? Ак Сердар? Так туркмены звали Скобелева, верно?
- Так точно, — ответил Хаджиев.
- Что ж, до Скобелева мне далеко, но спасибо на добром слове.

***
В новенькой полковничьей форме при погонах, в офицерской фуражке Ораз-хан сошёл с поезда на пустынный перрон ашхабадского вокзала. Как не похоже было здесь всё на тот торжественный августовский день 1914. Вокруг ни души, только бродячие собаки сновали туда сюда во тьме.
- Отец, — услышал он знакомый голос.
Забыв обо всех печалях, Ораз-хан бросился к Мусе. Сын! Они не виделись долгих три года. Как возмужал он за это время, настоящий джигит!
Отец и сын обнялись и после слов приветствия двинулись к выходу.
- Отец, — с тревогой оглядел Муса Ораз-хана. – Почему ты приехал в этой форме? Сейчас это опасно, офицеров везде убивают.
- На всё воля Аллаха, сынок, а боятся только крысы, — ответил Ораз-хан. – Так тебе удалось договориться с сердарами?
- Да, отец.
- Кто приехал?
- Магомед, Гулям, Аллаберди…
- А йомуды?
- От йомудов Джунаид и Караш.
- Что ж поговорим.

***
На следующий день, сбросив с себя офицерскую форму и облачившись в национальный халат, Ораз-хан принимал в своей юрте туркменских сердаров. После трапезы слуги принесли гостям чилим, и юрта наполнилась густым ароматным дымом, начались разговоры.
- Благодарим за угощение почтенный Ораз-хан Дыкма Сердар-оглы, — улыбнувшись, заговорил Джунаид-хан. – Просим рассказать нам, как идут дела на фронте, сколько ещё нашим джигитам гибнуть за Ак Падишаха, да и где сам Ак Падишах?
- Ты прав, уважаемый Джунаид-хан, — с горечью согласился с йомудом Ораз-хан.- Ак Падишаха предали, но среди русских сердаров есть люди, всем сердцем желающие навести в стране порядок и достойно закончить войну. Один из них Лавр Корнилов, все вы хорошо знаете его, он не раз бывал в наших краях и оставил о себе добрую память.
Текинские сердары согласно закивали головами.
- Мы знаем уважаемый Ораз-хан, что вы текинцы на особом счету у урусов, но зачем они нам йомудам нужны русские сердары? — направив свой насмешливый взгляд на Ораз-хана, спросил Джунаид. — Зачем нам Россия, уважаемый Ораз-хан? Россия потеряла свою силу, Россия слаба, и нам нужно думать о себе.
- Что ты хочешь этим сказать? – хмуро посмотрел на него Ораз-хан.
- Я хочу сказать, что перед нами лежит беззащитная Хива, на которую туркмены имеют полное право, там небольшой русский гарнизон…, — мечтательно произнёс Джунаид-хан.
- Хочешь нанести урусам удар в спину? – сверкнул глазами Ораз-хан. — Вы йомуды всегда были коварными шакалами! – Ораз-хан в ярости вскочил с места и схватился за кривую саблю. Глаза Джунаида вмиг налились кровью, он также вскочил с места, хватаясь за свою саблю. Другие вожди бросились их успокаивать.
С большим трудом конфликт удалось уладить, все вернулись на свои места, и слово взял Караш-хан.
- Ты неправ уважаемый Ораз-хан, — покачал он головой. — Зачем ты обижаешь йомудов? Зачем ты позвал нас сюда? Чтобы вспоминать старые распри? Я тоже йомуд, но я не согласен с Джунаид-ханом. Но и с тобой я тоже не согласен. Я также вижу будущее туркмен с урусами, но те урусы, о которых говоришь ты, твои генералы, у них нет будущего уважаемый Ораз-хан. Может твой полк и пойдёт за ними, может, пойдёт ещё пара полков, но остальной народ за ними не пойдёт, народ устал. Твоё желание защищать Россию похвально, но ты защищаешь мёртвую Россию.
- Какую же Россию предлагаешь нам защищать ты уважаемый Караш-хан? – усмехнулся Ораз-хан. — Я слышал, ты стал большим человеком, теперь ты председатель временного комитета. Что это такое? Расскажи нам глупым.
Некоторые текинские сердары при этих словах заулыбались и понимающе покачали головами.
- Я ушёл из комитета, — ответил Караш-хан. – Ушёл потому, что и там сильны распри текинцев и йомудов. А я хочу, чтобы между нами был мир и единство, нам надо не допустить ссоры и держаться вместе.
- Что ж, твоё мнение мне понятно, — заключил Ораз-хан и, окинув взглядом всех присутствующих, продолжил: — Я благодарен всем вам за ваш приезд, благодарен за то, что вы выразили своё отношение к событиям честно, не таясь. В заключении предлагаю помолиться Всевышнему Аллаху, чтобы смута, которая накрыла нашу страну, скорее закончилась, и чтобы туркмены никогда не поднимали руку друг против друга. Да, поможет нам Аллах!
Все сердары согласно кивнули головами, воздели руки, и мулла зачитал молитву.
В первых числах августа 1917 года усилиями видных представителей текинской родоплеменной знати на территории Закаспийской области был образован Туркменский областной комитет. Комитет был создан с целью объединения туркмен-текинцев и оказания поддержки временной военной диктатуре в случае её введения на территории России. Формально главой комитета являлся Ораз-хан, однако, сразу после его создания полковник вернулся в Могилёв в расположение Текинского полка.


Теги:





2


Комментарии

#0 10:51  02-09-2010Samit    
еще хочу, уважаемый… интересно, очень…

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
09:15  01-11-2017
: [14] [ИстФак]
Из фактов сложились архивы традиций.
Из мелких делишек сложилась эпоха.
История - дама в корсете из фикций.
От смены давления власти ей плохо.

Герои и боги грешили немало.
Величие — это лишь глюк психотропа.
В Америку, словно в обитель, бежала,
От крови людской обезумев, Европа....

Средь болот тишина и извечный покой
Над дорогой туман ядовит
Словно аист с отсреляной в детстве ногой
Указатель деревни стоит

Над часовней застыл перекошенный крест
Здесь давно не бывало косцов
За столетье не умер никто, не воскрес
Одиночество давит свинцом

Где вы деды сгоревших как свечи дедов?...
Давным-давно, когда юн был свод небесный, здесь высадили Лес.
Среди ныне обретающихся в его окрестностях людей вряд ли отыщется человек, в должной мере осведомлённый об истории Леса. Сфотографируются иной раз на его фоне стайки туристов или придёт молодёжь, пошумит и уйдёт, оставив после себя кучку пепла да склянки....
17:41  18-08-2017
: [10] [ИстФак]
В России происходят по ночам,
что революции, что половая ебля.
Вот в Англии, к примеру, в тот же час
Холеное еблище бдит констебля.

То Англия дождливая, а тут
особый путь; безумный и поддатый.
Поэтому во тьме всю ночь ебут
кого-то, почему-то и куда-то....
08:12  26-06-2017
: [6] [ИстФак]
Идут, идут македоняне,
в сандалях тонких, налегке,
по грудь в густой небесной манне,
в тумана синем молоке.

Идут с ленцой, не поспешая
земли чужой порвать овал.
Земля на них ползёт, большая,
из-под колючек, из-под скал.

Грек старый выглянет за шторку,
вздохнёт, плеснёт себе чайку....