Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Х (cenzored):: - Программа РАЙ

Программа РАЙ

Автор: Димус Ша
   [ принято к публикации 19:44  19-09-2010 | я бля | Просмотров: 318]
Пролог

А может быть хватит?! Хватит видеть сны, где все идет, как когда-то хотелось и как хочется сейчас, где вокруг нужные люди, нужные по-настоящему, а не сиюминутно, где хорошо. Просто по-человечески хорошо. Я не знаю что такое счастье. Пока не знаю. Как-то в несколько голов об этом думали. Не додумались. А там вот (в этих снах) это ощущение счастья есть. После такого, если бы оно было в реальности, и умирать не страшно. Ведь страшно умирать оттого, что поставленные собой цели и задачи не были выполнены….
А может быть хватит?! Хватит ставить перед собой невыполнимые цели и задачи, а потом грызть себя, съедать изнутри потихоньку, незаметно от окружающих, которые непонятно чего тебе желают: добра или зла, и, возможно, готовы сами тебя съесть, но снаружи.
А может быть хватит?! Хватит окружать себя теми, которым страшно открыться, так как они могут тебя изгрызть, ссориться с теми, кто нам нужен и стараться сохранить отношения со всяким дерьмом, хотя это, несомненно, проще и удобней.
А может быть хватит?! Хватит бояться всех этих сложностей и последствий, предаваться рефлексии, доводя себя до хронической, неизлечимой паранойи,- забивать голову прошлым, надеяться на будущее, но гнить, гнить в настоящем!
А может быть хватит?! Хватит обходить все подводные камни: соблюдать диету, устанавливать для себя табу, держаться в рамках придуманных кем-то не очень умным очень давно.
А может быть хватит стремиться к тому эфемерному «счастью»?! Стоит задуматься: если все идет хорошо, а жив ли я? Жив ли как личность хотя бы, не говоря уже о прочей мифической и мистической шелухе….
От этих мыслей захотелось выпить…

* 1 *

Олег проснулся и защелкал зажигалкой, пытаясь осветить циферблат своих часов. Он точно знал, что любое положение стрелок не принесет ему счастья, ибо проснуться раньше — означает выбросить добрую половину сна псу под хвост, проснуться позже – значит опоздать на работу и получить в загривок от Альберта, начальника хорошего, но совсем не пьющего и, следовательно, не разумеющего похмельных проблем.
Было три. Голова болела не по-детски, но чувства недосыпа не было. Олег натянул трико и бесшумно вышел на балкон. Было тепло, но его морозило. Присев на лавочку, Олег закурил и некоторое время радовался тому, что в мятой пачке было еще несколько сигарет, но неожиданно ему в голову полезли тягучие, как осенняя слякоть, мысли: «Полгода как мы уже не вместе, а я все дома не курю – Олька же дыма не выносила, ежилась и фыркала, как сиамская кошка.… И хожу по квартире, как дурак, тихо, чтоб не разбудить ее.… Почему как?! Дурак и есть! Другой забыл бы, а ты сопли все распускаешь! Мужик.… Когда же она у меня из головы уйдет?! Каждый день, блин…. У-у-у…. Правду говорят, что у алкоголиков сон крепкий, но короткий…. Как хорошо спать-то было! А сейчас тошнит что-то и колет, то в боку, то в груди.… Докатились, Олег Константинович, достукались! Как там по-гусарски пить-то?! А?! Водку с горла и вдогонку «шампанскава»?! Ну-ну. Поручик Кузнецов, честь имею.… Звучит!» Олег заулыбался, подкурил от первой сигареты вторую, встал и облокотился на перила. В голове опять запрыгали слова, которые стали складываться в предложения, произносимые, казалось, то самим Олегом, то кем-то как будто живущим у него в голове: «Не, Олега, Ольга – точно до конца жизни.… Как я скучаю по ней!!! Ну вот, опять! У всех похмелье как похмелье, а у меня к физическому еще и моральное добавляется. Совесть пилит, злая и противная тетка. Аппендицит разума. Анахронизм цивилизации. Нет бы пива из холодильника, как все нормальные алкоголики, чтобы похорошело да потеплело сразу. Глядишь, и колоть во всех местах перестанет. А завтра к врачу знакомому за «липовым» больничным, потом – пить полдня с «ребятами с нашего двора», и спать, спать, спать, и ни о чем не думать, и не поддаваться рефлексии, и не вспоминать эту суку черноглазую больше, черт возьми!!! Эх, кость белая… Интеллигент хренов!»
Олег вновь посмотрел на часы. Три пятнадцать. Еще можно было спать целых три часа! Ну, даже чуть больше. А сон – это бегство, сон – это спасение. Ну, если, конечно, не снится всякое.
….Во рту было гадко от сигарет, от них же слегка подташнивало, когда Олег аккуратно улегся на кровать, стараясь не тревожить, непредсказуемый сейчас, организм, и, буквально через две-три минуты, комната сначала неприятно перевернулась, заставив желудок свести какие-то мышцы, затем стала шире, а потом, уже спокойно, поплыла. Он почувствовал, что падает сквозь кровать, пол и семь этажей, испугался, но потом обрадовался. «Заснул!» — пронеслось в ватной и рассеянной голове.

* 2 *

Ему опять снилась Ольга. Он заходил с мороза, румяный и холодный, а она, нежная и трогательная, бросалась раздевать его, растирала щеки и целовала в обмороженный нос.
- Я люблю тебя и очень скучаю, Олежка, — говорила она и по-детски теребила какую-то шерстяную ниточку на Олеговом свитере, — зачем ты ушел от меня?!
- Это же ты ушла от меня! – возмущался Олег, и чувствовал, как грудь наполняет что-то теплое и щемящее, к горлу подкатывает предательский комок, который мешает говорить, — я никогда не отпущу тебя…
….Он проснулся, зло вскочил с кровати, от чего комната поплыла, а желудок вновь напомнил о своем существовании. «Господи, когда прекратится эта паранойя?! Невозможно уже, хоть ложись и помирай! Да и там наверно Ольга не отстанет! За что же мне это?! Эта, любимая мной, дрянь даже не позвонила ни разу за полгода, а я.… Все! Надоело!»
Олег поборол порыв упасть обратно под одеяло, так как оставалось очень-очень-очень мало времени до начала рабочего дня, а нужно было еще привести себя в порядок, купить в аптеке что-нибудь «чтоб не пахло», и бежать на стоянку за машиной.… Есть было нечего, да и не хотелось.
«Альберт не простит, если опоздаю! …А сон-то – на пятницу!» — непонятно почему он оставил не очень приятное впечатление, на душе было тоскливо.

* 3 *

Олег опаздывал и торопливо обходил вялотекущую «пробку» по «встречной». Его очень нервировали и отвлекали три вещи:
Совесть, которая не совсем одобряла грубое нарушение правил дорожного движения.
Совесть, которая совсем не одобряла вчерашний загул.
Совесть, которая пилила за то, что он не мог взять трубку мобильного телефона, надсадно звонящего, вибрирующего и заставляющего вибрировать панель приборов, на которой он был закреплен.
По причине опасного маневрирования Олег никак не мог оторваться от дороги и ответить.
Неожиданно, из-под ближайшей арки, закрытой от него старыми тополями, на большой скорости, вывалил КамАЗ-мусоровоз. Молодой парень, управляющий КамАЗом никак не мог предполагать, что здесь, на улице Ленина, обильно нашпигованной «гаишниками», кто-то осмелится пересечь «двойную сплошную», и даже не посмотрел направо, выворачивая из двора. Уйти было некуда: всю левую часть дороги занимала «пробка», которая еле двигалась, правую – тротуар. Остановиться тоже было практически невозможно, так как уже к перекрестку водитель двигался накатом, и, убедившись, что слева никого нет, включил правый поворот и подоткнул вторую скорость. Он ехал очень быстро для такого небольшого расстояния.
Олег покрылся потом. Справа от него двигались те самые машины, которые он объезжал, слева был тротуар, там ходили люди, в лоб ему шел КамАЗ.… Казалось, что столкновения не избежать.
В тот самый момент, когда поток уперся лбом в светофор, горящий раздражительно красно, и неповоротливая коробка троллейбуса, непонятно что делающего в левом ряду, резко ушла к остановке, Олег сумел-таки втиснуться в освободившуюся нишу и вернуться на свою сторону. КамАЗ отчаянно просигналил. Олег извинился про себя, поклялся более правил не нарушать и взял трубку.
- Привет, Олежка, — «задышала» трубка родным и забытым голосом, мило протянув «е» в «привете», — я не отвлекаю тебя?
- Чем обязан, Ольга Сергеевна? – официально «засушил» беседу Олег, да так, что, казалось, на зубах заскрипел песок от своего такого тона.
Он представил Ольгино лицо, и мысленно дал себе пинка. Добавил мягче:
- Здравствуй.… Не отвлекла. Неожиданно только.
Светофор «засмеялся» зеленым и многорядная колонна поползла мелкими шажками. В глазах рябило от загорающихся то тут, то там «стопов».
- Не ждал, значит? – на том конце явно никуда не торопились. Олег представил Ольгу в ее любимом кресле, поджавшую под себя ноги в шерстяных, связанных бабушкой, носках, гладящую свою рыжую кошку-бестию Сметану, и понял, что это, пожалуй, лучший досуг в такой смурной день, а если рядом еще кофе, горячий такой, и пепельница еще рядом, и глазища черные Ольгины…
- А смысл был, Олькин? Если бы ты ушла в армию, а не к другому, а я бы был девочкой, а не обиженным мужиком, тогда – можно было бы и подождать, — короткий разгон, и нога опять мягко нажимала на тормоз.
- Был смысл, Олежка, был. Дождался бы сегодня, — она улыбалась. Он слышал это.
У Ольги, которая совсем не умела извиняться и никогда никому не звонила первая, это все означало, что принесены огромные, громадные, огромнейшие извинения.
- …и если я ушла от тебя, это еще не значит, что я ушла к кому-то. Будь благосклонен к глупой женщине, — это уже не лезло ни в какие ворота и совсем не походило на явь. Сон, да и только!
- Зачем ты мне это говоришь? Зачем мне это знать? – разгон. Стоп. Еще пять метров. Олег выматерился про себя и поглядел на часы – они почему-то остановились на четверти десятого, и это значило, что сейчас явно больше, а он все никак не мог добраться до своего кабинета. И ни то, что до кабинета, но даже до здания в котором этот кабинет был расположен.
- Потому как в моем паспорте еще стоит некий штамп, товарищ Кузнецов, и, я надеюсь, будет стоять, — она улыбалась снова, — а Вы свой свели уже пятновыводителем?
- А нужно было уничтожать? – начиналась их старинная игра в слова и фразы, доводящая разговор до бесконечности.
- Ну, если только ты меня уничтожить хочешь, я и так у тебя только в паспорте осталась…
- Оля, ты поиздеваться звонишь?! Скучно стало?! – обида плетью захлестнула сердце. Стоп. И снова короткий разгон.
- Нет, Олежка. Я просто очень скучаю…. Я говорила тебе тогда, а ты меня, как всегда, не слушал! Мне нужно было время, чтобы проверить свои чувства…. И твои…. Мне показалось, что все-все было просто так, а я не могу быть с тобой просто так. Благо, я поняла, что показалось, давно поняла, да звонить боялась, твоего звонка ждала, а ты не позвонил, негодяй….
Олег молчал. Дыхание перехватывало так, как будто он прыгал с парашютом на сверхмалых.
- Эй, чего молчишь? – по голосу было слышно, что Ольга волнуется тоже, — я позвонила зря, наверное?! Проверять нечего было, да?!
— Я же за рулем! Давай встретимся вечером да потрещим обо всем, как раньше, а? – Олег замер, ожидая ответ, мысленно готовясь к отрицательному, так как настроение и настрой у Ольги могли меняться за минуты и на года.
- Позвони только. Пока…
Ощущение было до того нереальным, что в очередной раз, стоя на светофоре, Олег крепко зажмурил глаза и протер ладонями лицо. Стало очень тревожно. Он опять открыл глаза и прогнал свое состояние как надоедливую муху. Нужно было быстрее добираться до работы и постараться найти где-нибудь денег на вечер с Ольгой.

* 4 *

Казалось, за те полгода, что они не виделись, Ольга совсем не изменилась и выглядела как во время последней их встречи. Олег ломал голову, что это: совпадение или задуманная Ольгой линия поведения? Ничего не прибавилось и не убавилось в ней, и вела она себя так, будто не было того тяжелого часового разговора полугодовой давности, и расстались они только сегодня утром.
Олег разговаривал с Ольгой так, словно знал все вопросы, которые она ему задаст, ответы на них, все то, о чем он сам спросит Ольгу, и то, что она ему на это ответит. Все было так, как он представлял себе в мимолетных фантазиях перед сном.
«Вот это – рай!» — думалось Олегу, перед тем как заснуть. Рядом лежала Ольга и дышала ему почти в ухо, иногда пытаясь сказать что-то сквозь дрему…
Во сне он шел по бесконечному маковому полю, ему было тепло и приятно. Вокруг не было ни одной живой души. Больше ничего не хотелось, нужно было только идти. Мысли исчезли вообще и сменились эмоциями…. Пока было спокойно и легко. Сон был настолько красочным, что походил на явь. Олег услышал за спиной шелест и резко развернулся. Радостно махая хвостом, разрезая мускулистым туловищем ярко красные цветы, к нему мчался любимый пес Дик, умерший два года назад от чумки. Он ткнулся в ладони хозяина и весело заскулил. Олег запаниковал и захотел проснуться…

* 5 *

Было обычное утро, слегка хмурое, но это с излишком компенсировалось внеочередным выходным. Сегодня можно было лениться, а потом, если позволит настроение, конечно, можно было заняться подготовкой третьей главы кандидатской, поискать литературу, созвониться с руководителем. Не спеша, Ольга направилась в ванную,- в пасмурный день очень хотелось горячего душа….
Затрещал телефон, сбивая лирический настрой. 10-00, выходной и телефон – вещи несовместимые…. Скорее всего за кого-то придется выйти на работу или срочно надо будет куда-то ехать, допустим, через полчаса на вокзал прибудет брат из Уренгоя и его надо будет встретить…. В общем, неприятно.
- Кузнецова Ольга Сергеевна? – сухо спросила трубка. Голос был бесцветный, но немного уставший.
- Да. А кто это? – удивлено спросила Ольга, так ни друзей, ни знакомых, ни родных с таким голосом у нее не было, да и быть не могло.
- Инспектор ДПС капитан милиции Зяблов…
- Чем обязана? – у Ольги появилось ощущение, что она держит не трубку, а ядовитую змею. Беседа с милицией никогда не предвещает ничего хорошего.
- Ольга Сергеевна, Олег Константинович – Ваш муж?
- Да, а в чем дело?
- У Олега Константиновича был автомобиль?
- По-моему была у него машина, «Тойота» белая…
- Так была или есть? А в чем он был одет сегодня утром?
Ольгу начинали злить все эти глупые вопросы, она сорвалась:
- Что за глупости?! Мы не живем давно уже с Олегом Константиновичем, я не видела его полгода, я не знаю, в чем он ходит и на чем ездит, я ничего про него не знаю, и знать не хочу! Оставьте меня в покое!!!
- Ах, вот как…,- инспектор будто не заметил истеричного тона Ольги и оставался спокоен,- видите ли, сегодня водитель автомобиля «Тойота-Карина», государственный номер «Е 389 УЕ», зарегистрированного на Вашего мужа, двигаясь по улице Ленина, допустил выезд на полосу встречного движения и совершил столкновение с грузовым автомобилем КамАЗ…. Вам нужно будет приехать сейчас в окружное УВД, переговорить с дежурным, съездить на опознание….
- А в какой он больнице? – перебила инспектора Ольга.
- Приношу соболезнования,- терпеливо повторил инспектор,- но вероятнее всего Ваш муж погиб в ДТП…. Вам нужно будет приехать сейчас в окружное УВД, переговорить с дежурным, съездить на опознание….

* 6 *

Альберт зашел в отдел в 09:12, на рабочем месте отсутствовал Кузнецов.
- А где Олег? – спросил он у подчиненных.
- В пробках, видимо, стоит, я сам еле доехал,- попытался «прикрыть» коллегу сосед по рабочему столу.
Альберт кивнул, вернулся к себе в кабинет и стал набирать номер Олега на «мобильном». Шли длинные гудки.
….Олег опаздывал и торопливо обходил вялотекущую «пробку» по «встречной». Его очень нервировали и отвлекали три вещи:
Совесть, которая не совсем одобряла грубое нарушение правил дорожного движения.
Совесть, которая совсем не одобряла вчерашний загул.
Совесть, которая пилила за то, что он не мог взять трубку мобильного телефона, надсадно звонящего, вибрирующего и заставляющего вибрировать панель приборов, на которой он был закреплен.
По причине опасного маневрирования Олег никак не мог оторваться от дороги и ответить.
Неожиданно, из-под ближайшей арки, закрытой от него старыми тополями, на большой скорости, вывалил КамАЗ-мусоровоз. Молодой парень, управляющий КамАЗом никак не мог предполагать, что здесь, на улице Ленина, обильно нашпигованной «гаишниками», кто-то осмелится пересечь «двойную сплошную», и даже не посмотрел направо, выворачивая из двора. Уйти было некуда: всю левую часть дороги занимала «пробка», которая еле двигалась, правую – тротуар. Остановиться тоже было практически невозможно, так как уже к перекрестку водитель двигался накатом, и, убедившись, что слева никого нет, включил правый поворот и подоткнул вторую скорость. Он ехал очень быстро для такого небольшого расстояния.
Олег покрылся потом. Справа от него двигались те самые машины, которые он объезжал, слева был тротуар, там ходили люди, в лоб ему шел КамАЗ.… Столкновения было не избежать.

10 декабря 2006 г.


Теги:





-1


Комментарии

#0 01:28  20-09-2010я бля    
пробка и встречная без кавычек
#1 04:38  20-09-2010Димус Ша    
Учту при написании «Программа „Рай — 2“...)))))
#2 11:05  22-09-2010afon    
Димус, ты часом не из Иркуцка?
#3 11:56  22-09-2010Димус Ша    
afon, я из Омска… Почему подумал про Иркутск?
#4 07:06  23-09-2010afon    
там была похожая история. вплоть до совпадения имен. только без аварии.
#5 20:42  23-09-2010Димус Ша    
afon, если можно — поподробнее. Очень, блин, интересно это!

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
19:25  06-12-2016
: [8] [Х (cenzored)]
...
08:00  05-12-2016
: [9] [Х (cenzored)]
Лает ветер на прохожих
белых, желтых, чернокожих,
В подворотнях остужая пыл.
Лихорадит всех до дрожи,
перекошенные рожи,
Как же этот чум людей постыл...

Нет ни дня без войн, насилья,
плачет небо от бессилья,
И снежит, снежит, снежит в душе....
07:59  05-12-2016
: [11] [Х (cenzored)]
МРОТ тебе в рот
или скажешь, наоборот?!
так кому из нас повезет
встретить этот новый год?

а ведь будет год петуха,
ты же сидевший,ха-ха;
так что сам понимаешь что и как,
когда у Снегурки ищешь ништяк.

на своих двоих пока мы оба,
на закуску только сдоба;...
08:30  04-12-2016
: [8] [Х (cenzored)]
...
08:26  04-12-2016
: [3] [Х (cenzored)]
Иван Петрович был не простым человеком. Ещё он был писателем. Взялся он как-то роман писать, причем писать его необычно, не так как все - обычными чернилами или же карандашом. Взялся он его писать невидимой пастой. Такой вот он был скрытный, чтобы даже муха не прочла что же он там пишет....