Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Х (cenzored):: - Дорожная серая пыль

Дорожная серая пыль

Автор: виктор иванович мельников
   [ принято к публикации 20:06  28-12-2010 | Raider | Просмотров: 360]
Однажды в один из субботних вечеров ко мне в гараж заглянул мужчина в возрасте. Это был настоящий байкер, всё как полагается: бандан, чёрные очки, кожаные потёртые брюки, жилетка и седая борода – аля Z.Z.Top!
Честь по чести, мы познакомились. Он назвался Толяном, но заметил, что все его здесь, в гаражном кооперативе, величают Джоном.
Оторвавшись от дел, я заценил прикид нового знакомого. На первый взгляд он выглядел круто, но, присмотревшись, заметил, что одежда не первой свежести, а сам он выделяет запах автомобильного масла, перегара и тяжёлого пота – и тому было своё объяснение.
Я был наслышан о нём, но до сего момента не встречался с ним. Он проживал прямо у себя в гараже. Около года.
Джон предложил выпить. Я не отказался.
И он показал мне свой мотоцикл…
- Вот эта цаца! – вырвалось у меня. Я подошёл ближе, провёл рукой по хромированному баку, потом прикоснулся к настоящему кожаному сидению; на нём виднелась большая потёртость, видимо, мотоцикл был не новый, но в хорошем состоянии, а сидение повидало на себе, наверно, не один байкерский зад. У меня создалось впечатление, что я ласкаю красивую девушку.
- Это всё, что осталось от прошлой жизни, — сказал Джон.
И вот, пропустив грамм двести, Джон рассказал свою историю.
- Вначале девяностых, Витя, я получил визу и уехал в США. Так сказать, деньжата завелись, и возникло желание мир посмотреть, себя показать, а главное – довлела мечта детства: купить вот эту марку знаменитого мотоцикла. В Нью-Йорке я пробыл не долго. Хотелось попасть в Лас-Вегас. Покупаю, значит, билет, лечу туда, всё нормально, прилетаю, получаю багаж, выхожу из терминала и нарываюсь на парочку чёрных. Чего они хотели, я не мог понять – в тот момент я не знал хорошо английского языка. Короче говоря, они меня достали, и я послал их по-русски, добавив звучное «фак-ю». Завязалась драка. Помню, меня стукнули по голове – и я в одно мгновение очнулся в пустыне без документов, денег и багажа, голова болит – в один присест меня, можно сказать, опустили (не люблю этого слова), бродягой сделали. И вот я иду по горячему каменистому плато, вспоминаю американские фильмы, где в подобных обстоятельствах оказываются главные герои, ни на что не надеюсь, как ты понимаешь, иду, значит, и выхожу на дорогу. Меня, стало быть (мир не без добрых людей), подбирает фура и подвозит до ближайшей автозаправочной станции… Я, Витя, хороший механик, в движках разбираюсь. Так вот, у них в Америке почти на каждой заправке есть своя мастерская, кафе, ну, а хозяин, как обычно, проживает там же, имеет одного или двух помощников… но этих работников всегда не хватает. Когда я попросил помощи, то меня накормили, напоили… и вот я вижу в большом ангаре старенький «харлей». Проявляю интерес, и это замечает хозяин. С десятой попытки мне объяснили, что он не на ходу и будет мой, если захочу, за двести долларов. А если у меня нет денег, то я могу отработать. Тридцать долларов в день пообещали плюс жильё и питание. И так я начал работать на американского хозяина, которого звали, как меня сейчас, Джон. Два месяца я вертел гайки у него. Понятное дело, что «харлея» выкупил быстро, но мотоцикл требовал серьёзного ремонта, и мне понадобилось время, чтобы его сделать. По этой причине у Джона я задержался ещё на месяц. Когда мотоцикл был готов, я сказал, что уезжаю. Он отнесся к этому спокойно. И вот я вышел на дорогу, передо мной лежала пустыня. У меня был выбор: остаться или уехать. И я выбрал последнее. На следующей заправочной станции, без лишних слов, я снова устраиваюсь на работу механиком. Никто не спрашивал документов, никто не интересовался моим прошлым – я был свободен, как ветер в поле, и таким образом за десять лет исколесил на мотоцикле половину штатов! Но ностальгия, братка, плохая тётка. Меня потянуло домой. И я вернулся. Вернулся нелегально. С нашими моряками. На контейнеровозе. Родина встретила серостью; про меня забыли, считали, что я пропал без вести; квартира, в которой жил, была, так сказать, не приватизирована и отошла государству. Я попробовал было на своём «харлее» покататься по России, а заодно попытал счастье заработать на хлеб, как делал это в Америке, но, сам понимаешь, менты… не дали такой возможности, да и сами предприниматели боялись меня брать без документов. Стало быть, я очень пожалел, что вернулся, но терять было уже нечего. На оставшиеся деньги сумел купить гараж, и вот я здесь, живу, помогаю, так сказать, местным кооперативщикам с ремонтом авто, не бесплатно, конечно, но и не деру три шкуры, так сказать. Этим и кормлюсь. А желание путешествовать не исчезло. Человек, понимаешь, должен быть и там и тут, в движении. Таким образом он меняется… Я могу подвергнуться такой метаморфозе только в пути.
Джон закончил рассказ.
Я сказал:
- Помогу.
Он усмехнулся.
Через две недели Джон получил паспорт. Ещё через несколько дней у него были водительские права. А вскоре он пропал из гаражного кооператива. Уехал, видимо. Куда? Наверное, он выбрал путь наугад и катил сейчас по ухабистой российской дороге, получая удовольствие от шума двигателя своего «харлея».
Больше года я его не видел. Гараж был закрыт. И вдруг охранник принёс письмо. Оно было адресовано мне, но написано на адрес гаражного кооператива. Я вскрыл конверт. И прочитал: «Я в Америке». Больше ни слова.


Теги:





-1


Комментарии


Комментировать

login
password*

Еше свежачок
12:53  27-04-2017
: [10] [Х (cenzored)]
Ганюшкин с силой распахнул окно, и привычным движением снял со стены плазму. Со словами: "иди полетай", он выбросил телевизор с восемнадцатого этажа.
Что странно, плазма, не стала планировать, а полетела вниз камнем. Достигнув земли она совершенно бесшумно разбилась в пыль....
Ближе к полудню барыня Татьяна Алексеевна проснулась. Не открывая глаз она прислушалась к непонятным процессам внутри своего организма. Внезапно ее стошнило и она вырвала,успев лишь повернуть голову, чтобы не испачкать подушку.
«Неужели отравилась шампанским?...
С берёзы брызжет сок обильно,
По банкам в сумрачном лесу,
Весна. Нетронуто либидо,
Хоть член срезай на колбасу.

В траве клещи хранят истому,
В преддверии больших чудес,
С надеждой впиться в чью-то жопу,
Зашедшей обосраться в лес....
поэтесса-стрампонесса,
метр семьдесят, без лишнего веса
составит компанию поэту
и ей нужно конкретно вот это:

адекватный би-универсал в заход,
без лишних рифм, но "полиГЛОТ";
для дружбы и интима-
не проходите мимо.

Фейсситинг обязательное условие!...


...В субботу друг Рафа Шнейерсона Тит привел пару первоклассных девиц.


Где он их взял?


Почему Тит не приводил таких красоток прежде? Например, тогда, когда Рафу было тридцать?.. Или сорок? Или пятьдесят? Или даже – шестьдесят?...