Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Графомания:: - Один день из жизни Будды

Один день из жизни Будды

Автор: Nik7ita
   [ принято к публикации 22:36  06-03-2011 | бырь | Просмотров: 319]




Я лежу, задрав к верху ноги, медленно раздвигаю свое полушарие
и цепляюсь пальцами за скользкие мысли.Они просачиваются сквозь руку и не дают покоя,
сосредоточенности.Такое себе состояние неопределенности.Хотеть чего то желать.
Кто вообще придумал эту блевотину? Это придумали морально ограниченные людишки.
Вернее для них.для тех, кто по своей природной умственной несостоятельности или лени не может или не желает совершать какие либо усилия над собой.Да, именно!
Мой дорогой друг! Сейчас я думаю лишь о том, как пахнет ее кожа.Только от одного прикосновения бьет током и сладко тянет.Прям как собака Павлова.Старый немецкий извращенец был прав-люди подвластны своим инстинктам.в этом сума шедшем круговороте жизни, жизни размеренного шизофреника, в которой мы все бежим, толкаемся, высчитываем, наставляем и внимаем советам, ссоримся и любим, и любим чистым сердцем, преподносившимся над домами и парим, парим над проспектом Победы и ботаническим садом над толстой артерией Хрещатика, над радугой на европейке, над синими водами Борисфена.Совсем не страшно.
Блядь да! — бильярдная игра увлекла пузатого семьянина с лихвой глотающего теплый лагер.Он высоко запрокинул голову и усадил себя на стулец возле бара.
Я мигом выскочил из прокуренного подвала и направился в сторону львовской, придерживаясь дворов.Я всегда предпочитаю тихие киевские закоулки центральным автострадам.Здесь можно встретить довоенные дома с высоченными потолками.Иностранцы щелкают фотообъективами.Здесь находиться гастроном — разливайка с милейшей продавщицей, в котором начинались шествия на стадион.Дорогие тачки возле помоев и шлюх.И конечно же весь калейдоскоп местной диаспоры бездомных пропойц, бесцеремонно сшибающих патаки у прохожих!
Не подай просящему,-уверенный баритон вселял уверенность и веру.Правый хук партнеру по моей голове на противоположенном плече.Откуда это берется! Куда пропадает детская наивность? Ускоренный шаг донес меня до… Зачем общаться с людьми, которые тебе не интересны? Если даже ты к ним хорошо относишься.Издержки воспитания, аккуратно вдолбленые в твой фильтр жизнесозерцания? Скажем, ты знаешь хорошего такого человечка, веселого и прикольного, и все отлично, но потом ты понимаешь, что от этой всей веселости и прикольности попахивает гнилью.Нет, не потому что он странный, просто тебе осточертело это.Сказать в лицо?
Трип продолжался — листва накатом заполняла обзор.Я направлялся в олдовое место с деревянными стульями, матроснячим юмором и отличным, обжигающим элем.Воздух пах тогда так, буд-то в городе ожидается грандиозное попоище, вроде Дня независимости
и Троицы.Сердце колотилось в такт барабанов Бонзо.И весь этот зеленый ковер плясал как в сумасшедшем поезде, где ты и я уже давно имеем абонемент.Я лечу по рельсам как сумасшедший поезд! Сквозь проулки и заваленные мусорки, мостовые перекрестки ставили препятствия в виде постовых.Солнце, палящее солнце — наш покровитель и путеводитель в мире теней нашей жизни.И вот я уже возле милой надписи над входом «Лимпопо»-заходи не бойся выходи не плач, одним словом.Привет бармен! И вы, достопочтенные пропойцы и бродяги Дхармы, бичи и сутенеры в прокуренном воздухе разливного подвала.
-Ну что? Так мы решили — машина во дворе, остальное докупим в пути,-худощавый и живой, он выглядел буд-то только прибыл с марса, и сумасшедший взгляд бил в самое сердце!
-Дорогие гости, огромное спасибо, вашим прекрасным попкам пора откатывать в берлоги!
-Еще десять минут! — простонал студент под стенкой.
-Хуй с ним, все равно не разойдутся раньше десяти -
- Я буду кофе -
-Пиво, отвертка, полтинник — наши заказы .
Вечер продолжал жеч. Мы выпрыснули на улицу и забили собой тачку. Вперед! На полной скорости, сгорая как огонь! И пусть наш пепел выест глаза неверным! Хаха!
С одной фарой в кромешной тьме мы пролетали мимо кварталов спальных районов.Синее черное море завладело нами.Только оно способно было затушить огонь преисподней наших глаз.Мимо летели бомжи, бутики, ларьки, дорожные знаки, случайные триперы мегаполиса, менты, деревья.Все сливалось в водопад.Наш бьюик летел на всех парах, с каждой секундой приближая к нам нашу цель.В солнечном закате сгорали верхушки елок.Вязкий и тянучий воздух.Дорога стала одной сплошной полосой и стонала под колесами, как стонут под колесами солдаты стробоскопа серых рассветов в попытках прыгнуть обратно в ночь.Мы молчали и, казалось, что все знают что-то, какую-то тайну, истину, причину всех причин, тянущую за собой бесконечную цепочку случайностей.Даже радио молчало.Молчаливый бородатый бармен.О его жизни мало кто знал.Говорят, что у него есть дочь в Италии.Он работал там, тягал аппаратуру каким-то второсортным блэкерам.Глядя на него трудно представит этого городского дикаря с коляской, мило прогуливающегося возле песочниц.Угрюмый и сбитый, словно скала о океане. Рядом его подружка с острыми коленками и черными глазами, под стать своему кавалеру.На заднем сидении я и Друган.Просто Друган.Угол дома.Каблук сапога или как там ето еще называется.Простой и безотказный, готовый сорваться куда угодно в любое время суток.Казалось он только и ждал этого, а все остальное время просто вяло плавал сонной рыбой в аквариуме неонов города.
Урчание животов симфонией четырех инструментов разрезало привыкшие уже к тишине ушные перепонки.Мы тормознули возле придорожной забегаловки.Оттуда доносились глухие звуки каменного гаражного рока, как стальные сваи, бьющиеся друг о друга.Скрипучий голос вокалистки эхом отражался от стен и тонул в пивных пинтах.Затем она бормотала что-то о том, что нужно прорваться на другую сторону, прыгнуть туда и освободиться.Самая настоящая ведьма.Ее растрепанные волосы были опущены на лицо.Она двумя руками сильно сжала стойку и трусила ей что есть мочи.Необузданная сексуальная энергия ключом била из нее...
Пара бутербродов и мы стрелой мчались по автостраде к городу Дюка.И тут я в первый раз заметил как встретились наши глаза в зеркале заднего вида.Как взрыв миллиона атомных бомб.В этом взгляде было все: страсть и нежность, желание и страх быть отвергнутой, желание быть женщиной, моей женщиной, и одиночество, глубокая пропасть с бессонными одинокими ночами.Луна в жаркую июльскую ночь, казалось, меркла перед ней.Я не мог понять, она ведь не одна.Что у нее на уме? Я хотел влезь ей в голову и понаблюдать за ней.Это просто сводило меня с ума.Мы все больше и больше погружались в лес.Казалось он вот вот поглотит машину.Огромные черные деревья.Больше всего на свете я боюсь оказаться один в лесу ночью.И вот сейчас я нахожусь один на один со своими детскими страхами, лицом к лицу.Нет ничего таинственней и величественней чем стена из столетних деревьев.А она продолжала смотреть.
-Стой! А ну притормози!-Друган вылетел из машины и скрылся в темноте.Через мнгновение он тянул за руку какую-то девчонку.Заблудшая душа, скитающиеся по окраинам.Возможно обычная проститутка лет восемнадцати.
-Ой! Привет! Меня зовут...- и в эту секунду Друган резким и нежным движением прикрыл ей ее маленький ротик.
-Погоди-погоди-погоди! К чему это? Имена.Успокойся и будь собой.Ты как на собеседование пришла.Мы едем к морю.Врубится в синие волны, в соленый воздух.Черт! Там сколько много соли, что даже стены домов пропитаны ней! Ха-ха! Палящее беспощадное солнце!-он ходил туда -сюда и потирал руки в предвкушении-А ты? Ты! Ты как лесная фея.Выпорхнула на дорогу.Я едва успел заметить тебя! Мы хорошие! Ха-ха! говорю как серийный убийца! Уии!
-Мы подбросим.Тебе куда?-Она наконецто нарушила свой обет.Огненый взгляд переместился на юную особу.
-Мне здесь не далеко-голос девчонки звучал уверенно и зловеще весело.Беззаботность, юная и наивная.
Я пересел на переднее сидение.
-Ну так все же?-сказала Она и улыбнулась.-Довольно странно встретить такого ангелочка в таких местах.Ты хоть знаешь кто здесь шляется? Этим ублюдкам все равно куда тыкать свои члены.А ты ничего.
Девчонка смотрела в окно и улыбалась будь-то впервые видит проносящиеся мимо сосны.
-Не переживайте за меня
В это мгновение бармен дернул машину и мы чуть было не слетели на обочину.
-Да что с тобой?! Эй!-мы галдели что есть мочи.И никого в сотня километров.
-Я не знаю! Руки ослабли! Бля! Оу!-он надавил на газ.В широком зеркале заднего вида двое слились в поцелуе.Нежные губы жадно впились друг в друга.он прибавил скорость.Она стянула с нее футболку и принялась обдавать поцелуями ее грудь.Девчонка тяжело дышала и извивалась в руках нашей подруги.В одном сумасшедшем танце они кружили наверно где-то далеко, где-то не здесь и рев мотора тонул в музыке их стонов… Друган безумничел и всячески пытался присоединиться к ним, но получал отпор.Машина неслась вперед, у меня ныло в суставах, бармен и Друган неистово смеялись, я отключился...
Я не знаю что точно происходило этой ночью, но очнулся я на переднем сидении бьюика в абсолютном одиночестве, в придорожной пыли и солнечных лучах.Может быть машина сломалась и они бросили меня здесь охранять колымагу, или они вообще решили ехать автостопом.Я не мог угнаться за напором их мыслей и идей.Слишком быстро и не обдумано.Я — совершенно один посреди степи в брошенной машине, раскаленной как сковорода.Выжженная трава слепила глаза.Где-то далеко на горизонте показались три силуэта.Они плыли над землей и что-то тянули в руках. Я представил себя маленьким индейским мальчиком.Я стоял и ждал неизведанного.Кто эти люди? Это конкистадоры и золотоискатели.Они отберут у меня все.Они надругаются над моей культурой и обычаями.Они заберут меня в рабство.Но это все мне еще предстояло узнать.
-Старик!-Бармен бежал быстрее других.-Врубись! Это все за копейки!
Он теребил в руках тюки с провизией.
-Что с той девчонкой?
-Она странная какая-то.Ты отъехал и она сошла на трассе.Прям там.Возможно попала теплые и любящие руки дальнобойщиков!
-Закрой рот бородатый изверг! На себя посмотри! Может расскажешь что произошло? А!-Она нервничала.
-Ладно тебе! Сама виновата!
-Сама?! Нехуй было тыкать свой член куда не стоит! Мы что, снимаем фильм «За кулисами Мотли Крю»? На кой ты вышвырнул ее на дороге? Долбоеб!
Они орали друг на друга посреди степи.В городе такое себе не позволишь.Чистый воздух и простор наполняли легкие воздухом и мы с Друганом тоже принялись кричать что есть дури.Мы орали и смеялись, поднимали столпы пыли.Нам нужно было дать выход.Выход тому, что было у каждого.Своему демону.Это все происходило за пределами наших голов.Мы прыгали и срывали с себя одежду.Прям как дети под жарким солнцем возносились к небесам те, которые десять минут назад были обычными кусками мяса.Только вдали от привычных тебе вещей, вдали от магазинов и телека, напыщенных толстосумов и общепитов, чистых полотенец мягких подушек я ощущал себя абсолютно счастливым.Мы принялись за еду и прикончили ее за один присест.Она достала сигарету и мы принялись передавать ее по кругу.Мы вдыхали жаркий дым по очереди.Никто не спешил.Да и спешить было некуда.Все что нам было нужно -это мы сами.Здесь и сейчас.Четыре горящих сердца вдали от дома.И не было тогда ничего ближе и роднее чем эти уставшие, довольные собой глаза напротив.Она медленно встала и пошагала проч.Я поплелся следом.Она обернулаь и засмеялась.Потом сказала что-то о погоде.Какую-то чушь.Мы оказались у озера.Она еще раз оценила меня взглядом и ушла.
Гладь озера нарушало только отражение старика.Мое отражение.Мне шестьдесят пять, а я занимаюсь черти — чем.Я напиваюсь и укуриваюсь в хлам.Я был влюблен.много лет назад.Я был влюблен несколько секунд назад.Я падал на самое дно.Я рвал на себе одежду от безнадеги и тоски.Я смеялся до одури и был счастлив.Я путешествовал в товарняках с бомжами и делил хлеб с сезонниками.Я вымыл слезами весь континент, когда меня подобрали бродяги.Меня, больного пневмонией и увядающего.Я возрождался вновь ит вновь.Всегда всего было мало.Мало времени и удовольствие.И даже сейчас чего-то не хватает.Я ничему не научился. Я знаю многое.Куда больше чем гарвардские профессора...
Стало совсем легко.Мысли больше не лезут беспорядочной толпой.Все опять встало на свои места.Больше не нужно нестись сломя голову вверх по встречной, нырять на самое дно за жемчужиной.Не нужно надрывать голосовые связки и глотать жадно воздух.А они ограбили меня.Обчистили как мальчишку.Но я не держу на них зла.Уже нет.


Теги:





1


Комментарии

#0 11:00  07-03-2011Яблочный Спас    
замер на первой же фразе.
#1 11:04  07-03-2011Григорий Перельман    
ну что за йобаная срань господня, а
#2 11:06  07-03-2011шумный дистрофик    
ааа это пездец первое предложение
автор ебанись
#3 11:07  07-03-2011шумный дистрофик    
цитата из профиле никсемиты :
Пишу жестко и агресивно
#4 16:05  07-03-2011дервиш махмуд    
безграмотная чушь.
#5 09:47  08-03-2011Игорь Пластилинов    
хаха вот это говнище, бырь добряк.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
16:58  08-12-2016
: [2] [Графомания]

– Мне ли тебе рассказывать, - внушает поэт Раф Шнейерсон своему другу писателю-деревенщику Титу Лёвину, - как наш брат литератор обожает подержать за зебры своих собратьев по перу. Редко когда мы о коллеге скажем что-то хорошее. Разве что в тех случаях, когда коллега безобиден, но не по причине смерти, смерть как раз очень часто незаслуженно возвеличивает опочившего писателя, а по самому прозаическому резону – когда его, например, перестают издавать и когда он уже никому не может нагадить....
19:26  06-12-2016
: [43] [Графомания]
А это - место, где земля загибается...(Кондуит и Швамбрания)



На свое одиннадцатилетие, я получил в подарок новенький дипломат. Мой отчим Ибрагим, привез его из Афганистана, где возил важных персон в советском торговом представительстве....
12:26  06-12-2016
: [7] [Графомания]

...Обремененный поклажей, я ввалился в купе и обомлел.

На диванчике, за столиком, сидел очень полный седобородый старик в полном облачении православного священника и с сосредоточенным видом шелушил крутое яйцо.

Я невольно потянул носом....
09:16  06-12-2016
: [14] [Графомания]
На небе - сверкающий росчерк
Горящих космических тел.
В масличной молился он роще
И смерти совсем не хотел.

Он знал, что войдет настоящий
Граненый во плоть его гвоздь.
И все же молился о чаше,
В миру задержавшийся гость.

Я тоже молился б о чаше
Неистово, если бы мог,
На лик его глядя молчащий,
Хотя никакой я не бог....
08:30  04-12-2016
: [17] [Графомания]

По геометрии, по неевклидовой
В недрах космической адовой тьмы,
Как параллельные светлые линии,
В самом конце повстречаемся мы.

Свет совместить невозможно со статикой.
Долго летит он от умерших звезд.
Смерть - это высший закон математики....