Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Графомания:: - Дезертир. фонтастико

Дезертир. фонтастико

Автор: goos
   [ принято к публикации 03:23  31-05-2011 | я бля | Просмотров: 680]
До границы оставалось километров семь. Семь километров по джунглям. Это вам не по аллейке прогуляться. На марш-бросок сил уже не было. Да и к тому же, никто не верил в успех операции.
— Десять минут привал.
Лейтенант устало бросил на землю вещмешок, сел на корягу и дрожащими руками пытался прикурить. Остальные свалились прямо на землю. Гросс разлёгся, закинув руки за голову. Кравик трусил флягу с остатками воды. Завран сидел на корточках, пытаясь восстановить дыхание.
— Чёрт бы побрал этого идиота, — сказал Гросс. – Если мы его догоним, я лично вырву ему кадык.
— Сомневаюсь, — заметил с ехидной улыбкой Кравик.
— В чём это ты сомневаешься? Тебе показать, как вырывают кадыки? — Гросс приподнялся на локте.
— Остынь! Я сомневаюсь, что мы его догоним. Лейтенант, как вы думаете?
— Наше дело – не думать, а выполнять приказы.
— Ну, ушёл, и ушёл. Из-за него погибло двое ребят. И неизвестно, сколько из нас вернётся в форт.
— Кравик, дезертирство – одно из самых тяжких военных преступлений. Если все станут думать, что смогут сдрыснуть, когда им заблагорассудится, и им ничего за это не будет, армия вообще потеряет смысл. И поэтому мы должны вернуть рядового Занка любой ценой и в любом виде – живого, мёртвого, голову его, задницу. Не важно.
— Лейтенант, тогда я отрежу ему задницу, — сказал Гросс. – А потом уже вырву кадык.
— Сначала нужно его найти. По идее, мы даже должны были обогнать его. Но его нигде нет. Есть всего три варианта: первый – он перешёл границу и нам его не достать. Второй – его забрали джунгли. Не важно – сожрали его, или он что-то не то сожрал, или утонул в болоте. Джунгли не оставляют от покойников даже кусочка задницы. Есть ещё третий вариант – мы отстаём от него на какие-нибудь минуты. И если поднатужимся – успеем его догнать. Подъём! Вперёд. Осталось совсем немного, и мы всё узнаем.
Лейтенант выбросил окурок и зашагал по тропе.
Кравик молча пошёл следом, поправляя лямки рюкзака. Гросс и Завран поплелись сзади.
— Завран, вот скажи, — не унимался Гросс, — ты же хорошо знал этого урода, как его, Занка.
— Ну, знал. – Завран был из неразговорчивых.
— И что, никогда он не говорил, что, мол, давай свалим. Уйдём на нейтральные земли. Там тёлки, казино, оттуда домой добраться – раз плюнуть. Говорил, или нет?
— Было дело.
— И что ты ему?
— Отвянь, Гросс.
— Что значит, отвянь? Так ты знал о побеге? И никому не сказал?
— Дурак ты, Гросс. Ничего я не знал. Каждый второй об этом говорит. И что?
— Я не говорю. Потому, что я патриот.
— Потому, что ты дебил. Патриот, говоришь? Это вообще чужая земля. Не твоя. Был бы ты патриотом – сидел бы дома, а не сжигал деревни аборигенов.
— Лейтенант! – крикнул Гросс. – Вы слышали? Кравик, ты что скажешь?
— Ничего не скажу. Я солдат, и моё мнение никого не интересует.
— Меня интересует. Или ты тоже с ними?
— Гросс, утомил. Я с Занком воевал на восточных рубежах. Он был карателем. Лично сжег десятка два деревень, и дикарей мочил направо и налево, не глядя – дети, бабы, старики. И в атаки ходил в первых рядах. Ты ему в подмётки не годишься, салага. И никто не знает, что у человека может хрустнуть в башке после такого. А наше дело маленькое – найти и вернуть. Может, если бы не перспектива сто километров в одиночку идти по этим долбанным джунглям, я бы тоже свалил. Сто километров – это самоубийство. Может, он и не сбежал, а захотел так закончить свою войну. Раствориться в джунглях навсегда.
— Разговорчики! – рявкнул лейтенант. – Прибавить шаг!
Все замолчали и перешли на рысцу. Если бы не дожди, то проехали бы от форта до границы часа за два на вездеходе. И никуда бы не делся от них сбежавший дезертир. Дорога была одна. Другого пути не было. Джунгли непроходимы – растительность стоит сплошной стеной, под ногами вязкая жижа с ловушками трясин, и любителей полакомиться незваным гостем хоть отбавляй – зубатых, ядовитых, кровососущих. На дороге тоже опасно. Рядовой Слит был убит выскочившим из чащи кретонгом. Словно зелёный ураган пролетел поперёк дороги, утащив на обед несчастного солдата. Сержанта Крета укусила какая-то тварь. Шея вздулась в считанные секунды, лицо опухло, он упал, и стал рвать кровью. Три минуты, и сержанта оттащили на обочину. Решили похоронить на обратном пути, если от него что-то останется. Планета Триера не очень жаловала чужаков. Хотя, на нейтральных землях, где не велась война с аборигенами, даже джунгли были дружелюбнее. И оттуда можно было вернуться на Землю. А можно было остаться там, жениться, завести хозяйство, открыть сувенирную лавку и горя не знать. Нейтральные земли не выдавали беглецов, осуждали войну и жили в своё удовольствие. И до них оставалось рукой подать.
Лейтенант остановился, упёрся руками в колени, переводя дыхание.
— Всё. Отбой. Нам его не взять.
Метрах в трёхстах виднелась белая линия, проходящая поперёк дороги, и стоял столб с флагом Нейтральных земель.
— Дерьмо!- выкрикнул Гросс. – Дерьмо! Лейтенант, разрешите, я найду его там и привезу вам голову. Или задницу. Он не должен уйти.
— Отставить. Если он перешёл границу, мы не имеем права его искать. Отдыхаем.
Все стали снимать с себя оружие и вещмешки, бросать на землю, чтобы хоть немного дать отдых уставшему телу.

Вариант 1
Внезапно Гросс поднял брошенный лучевик и нацелил в сторону границы. И тут все увидели силуэт, размытый в сырости воздуха. Он был похож на призрака, появившегося непонятно откуда. Гросс медленно пошёл навстречу, не опуская оружие. Призрак поднял руку и помахал.
— Он ушёл таки, — сказал Завран, не скрывая радости в голосе. – Он перешёл границу. Знаешь, Кравик, я всю дорогу молил бога, чтобы мы его не нашли. Пусть себе идёт. Мне-то что. У него, бедолаги, от этой войны совсем мозги поехали.
Зардан помахал призраку. Тот снова поднял руку в ответ. И тут загудело, и луч, ослепительной нитью протянулся от Гросса до силуэта. Занк опустил руку. Постоял пару секунд, словно в недоумении, и рухнул на землю.
— Лейтенант, я достал его! – закричал Гросс и побежал к телу. – Я сделал это! Не ушёл! От меня не уйдёшь!
Но он не добежал и свалился в нескольких шагах от белой линии с прожжённой насквозь дырой в спине.
Зардан и лейтенант, не веря своим глазам, смотрели на Кравика. Тот опустил ещё раскалённый ствол лучевика, но тут же поднял, и направил на лейтенанта.
— Простите, лейтенант. Простите. Он не должен был. Это незаконно. Это, чёрт побери, нечестно. Простите, лейтенант, мне жаль.
Луч ударил лейтенанту прямо в лицо, которое сразу превратилось в выжженную дыру. Волосы вспыхнули на голове, сухо треснул череп, и лейтенант завалился на бок, практически обезглавленным.
— Завран, я ухожу. Ты со мной?
— Не знаю.
Кравик бросил оружие и зашагал к разделительной полосе, спокойно, уверенно и не оглядываясь.

Вариант 2.
— Сука! Он таки ушёл! – возмутился Гросс. – Лейтенант, разрешите мне…
Но он не договорил. Вместо слов изо рта выплеснулась кровь. И тут же полилась из раны на горле. Кравик дёрнул Гросса за воротник, повалив на землю, и тут же метнул окровавленный нож в лейтенанта. Офицер захрипел, схватившись за торчащую из шеи рукоятку, но вытащить её уже не было сил.
Кравик выхватил из кобуры лучевик и направил на Заврана.
— Я не хочу тебя убивать. Я даю тебе шанс.
— Какой шанс?
— Можешь пойти со мной. Я ухожу.
— Почему ты уходишь? Ты же солдат.
— Я больше не хочу им быть. Надоело.
— Ты хочешь уйти, как Занк?
— Занк лежит в выгребной яме, залитый химикатами. Думаю, от него уже даже косточек не осталось.
— Как это?
— Хм, — улыбнулся Кравик. – Видишь ли, мне совсем не светило топать одному сто километров по джунглям. Я решил прихватить с собой компанию. Чтобы мне не было скучно и страшно. Спасибо, что проводили.
— Ты что, убил Занка?
— А почему нет? Мне же нужно было как-то организовать экспедицию до границы. Вот я и не придумал ничего лучшего, как побег дезертира. Да и кто он был? Тупая свинья. Урод и убийца. Тебе его жаль?
Зардан пожал плечами.
— Мне плевать. Я иду с тобой. Не идти же мне обратно одному.


Теги:





0


Комментарии

#0 11:48  31-05-2011Шева    
Слабо. И идея с вариантами только усугубляет.
#1 12:22  31-05-2011Абдурахман Попов    
Шекли напоминает. Он умер в Украине, вроде. Курил до хуя.
#2 18:08  31-05-2011Гусар    
Частое упоминание задницы создает впечатление стилистики пиндосского боевика. Сюжетик только совсем никакой. А написано неплохо, но ожидал более интересной развязки.
#3 19:09  31-05-2011Crazy Ded    
автор хуярит с такой периодичностью… хз работает он, спит када нибудь или проста абъебос нихуянеделающий
#4 19:51  31-05-2011khya_ag    
фантастика
ничего для себя не взял из прочитанного.
хотя читалось легко и непринужденно.
#5 00:30  01-06-2011Рыбий Глаз    
Вариант однозначно второй. Сюжет непринуждённый. Написано здорово.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
01:53  22-01-2018
: [6] [Графомания]



Распрямив крутые плечи
И прищуря левый глаз
От небес неподалече
Человек смотрел на Марс.

Вдруг мечтают марсианки
Встретить пленника пурги
И связать носки теплянки
Для залётного легки.

Время всё таки проходит,
А вокруг одна земля
Вот бы жизни на исходе
По планетам попетлять....
14:08  20-01-2018
: [10] [Графомания]
Едва сказать успеешь «амен»,
Уловлен будешь ты в сети
Греха.
И душу, словно камень,
Ты будешь на гору нести.

Путь до вершины долог, длинен,
И не имеешь права спать.
Но миг – и ты на дне долины,
Чтоб камень вверх катить опять....
02:39  20-01-2018
: [6] [Графомания]
Я вспарывал землю лбом,

На ты был со стужей,

Столько швов на мне , пломб,

Душа моя, промерзшая лужа,



Столько кожа не стерпит,

Лопнет словно бумага,

Листа осеннего трепет,

Солнца зимнего брага,



Ничего не забыть,

Ничего не отнять,

Тишиною завыть,

Да где ж ее взять,



Да где же убогому,

Найти свой приют,

Столько шума вокруг, гомона,

Облака

скалятся, корчатся ,...
00:36  18-01-2018
: [11] [Графомания]
Валентину весело у Машки
Каждый вечер трескать пироги.
Молоко налито в белой чашке
И попробуй котик убеги.

Сам то он наверное не белый
И пушистый как сибирский кот,
Но рукой всё гладит загорелой
Лишь его стряпуха целый год.

Спросит,-Ты наверное устала,
Прежде чем ласкаться до утра....
Качает лодочка озябшими бортами,
Ведут нас морем, словно лошадь под уздцы.
Смеются чайки беззастенчиво над нами,
Да на погонах вертят дырки погранцы.

Их старший, с кортиком, как пёс цепной неистов,
Такому крикнуть бы: Послушай, капитан!...