Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Графомания:: - Случай в Маунт Лавиния

Случай в Маунт Лавиния

Автор: Шева
   [ принято к публикации 09:35  19-07-2011 | Raider | Просмотров: 478]
На третий день по приезду Олег Иванович с удивлением понял, что нравится ему решительно все.
И то, что до столицы, Коломбо, всего двенадцать километров.
И номер с неслышно работающим кондиционером и ласкающим взор видом на океан.
И смуглая девочка-красавица, с милой улыбкой встречающая их на входе в фешенебельный ресторан отеля.
И сам ресторан с тихо снующими незаметными официантами и ненавязчивой фоновой музыкой.
И подкупающий изобилием ассортимент шведского стола.
И наличие двух российских каналов в телевизоре.
И, конечно же, респектабельный вид самого отеля с двухсотлетней историей.
Официальная легенда гласила, что главное здание было построено как резиденция первым британским губернатором сэром Томасом Мэйтландом, страшно даже подумать, — в тысяча восемьсот шестом году!
Тогда же губернатор влюбился в местную восемнадцатилетнюю танцовщицу-цыганку по имени Лавиния.
Понятно, что чопорный английский истеблишмент тех лет – только минул восемнадцатый век! никак не мог одобрить эту связь, унижающую достоинство наместника грозной империи.
Но сэр Томас, будучи явно не дурак, приказал прорыть тайный подземный ход, ведущий из сада губернаторского дома уже непосредственно в покои.
Связь длилась счастливое число лет — семь. Но все-равно по итогу оказалась несчастливой.
Губернатор был отозван в метрополию и вынужден уйти в отставку, — прямо как нынешний ДСК. Но красавец — дом, гордо возвышавшийся над океаном на небольшой горе, он подарил своей Лавинии.
И со временем место так и стали называть – Маунт Лавиния.
Легенда, опять же, гласила, что Лавиния, расстроенная таким поворотом событий, вскоре тронулась умом. И все больше времени стала проводить в том подземном туннеле, с которым были связаны ее лучшие девичьи воспоминания.
И однажды она не вышла из него.
Тело так и не было найдено…
По самой завиральной версии легенды, раз в месяц, в полнолуние, призрак Лавинии бродил по коридорам и комнатам ее бывшего дома, ныне – отеля.
- Эти местные – как дети! Для завлечения публики чего того не наврут! – пренебрежительно ухмыльнулся Олег Иванович.
Но название отеля, конечно, подкупало какой-то обтекаемостью и гладкостью — Маунт Лавиния…
- Прямо тает на языке, — подумал Олег Иванович.
И он опять с удовольствием прокрутил голове события сегодняшнего дня.
Пустынный красивейший пляж с чистым и плотным темно-желтым песком.
Рокот разбивающихся валов огромных волн.
Забавные пальмовые белки-бурундучки, снующие в соломе крыш пляжных грибков и смело хватающие из рук кусочки хлеба.
Услужливый, даже подобострастный персонал пляжного бара.
Полуденный отдых в прохладном номере с заранее охлажденным пивом и привезенной из дому отличной таранкой.
Как там говорил Джардет Луспекаеву на берегу Каспийского моря, — Что еще надо, чтобы хорошо встретить старость?
Но до старости нам еще — ого-го! Хотя некоторые доброжелатели в кавычках и злорадствуют, — скоро, мол, муравейник закрывается! Ни хрена, есть еще порох, есть…
Опять же – еще одно приятное воспоминание сегодняшнего дня.
Когда рассматривали с женой вытащенную на берег местным рыбаком небольшую, до метра, акулу, посмотреть морскую тварь подошла молодая белая девчонка.
Явно – из постояльцев отеля. Оказалось – тоже наша.
Ну, как наша – третий год в Дубаях работает. В солидной фирме. На четыре дня прилетела отдохнуть. Одна.
И самое забавное – номер-то у нее двести седьмой.
А у них с женой – двести шестой!
Как говорится, пустячок – а приятно.
На свои годы Олег Иванович выглядел весьма неплохо и знал об этом.
С одной стороны, худощавая фигура и бейсболка, прикрывающая лысину, придавала ему спортивную подтянутость. С другой – благородная седина и не то чтобы напыщенность, но некая барственная снисходительность во взгляде. В былые времена присущая совпартработникам среднего и высшего звена. Мессидж понимающим людям, что перед ними, как говаривал Голохвастов, — Не абы хто!
Олег Иванович с удовольствием вспомнил, как одетые в белую униформу колониальных времен, и от этого еще более черные лицами, местные ребята из обслуги с легким поклоном распахивали перед ним дверь при входе в отель.
А когда фотографировался с самым авантажным из них – в перетянутом ремнями белом френче, в пробковом шлеме, коротких бриджах и белых гольфах, тот даже протянул ему руку, чтобы на фото запечатлелось их рукопожатие.
Лишь один мелкий, совсем глупый и незначительный эпизод оставил сегодня неприятный осадок.
Во второй половине дня, когда спал полуденный зной, Олег Иванович с женой решили прогуляться вдоль берега океана. Отошли от пляжа их отеля всего-то метров на сто пятьдесят — двести, как откуда ни возьмись, рядом возник местный абориген.
Как шутливо называл их поднаторевший в дальних путешествиях Олег Иванович — вeach-operator. Что в переводе на наш сленг означало — старший помощник младшего дворника.
Невысокого роста, неопределенного возраста, черный, очень подвижный, и как все они — очень приставучий. Короче, отвязаться не удалось.
За какие-то три минуты все рассказал: и что рыбак, и что двое детей, и как в две тысячи четвертом семьей бежали от цунами, и что с постояльцами отеля у него всегда хорошие отношения.
Настойчиво начал тянуть их посмотреть на какие-то развалины трущоб, — мол, остатки разрушений того цунами. Ну, прошли десяток метров, посмотрели.
Тут он показывает на высоченную пальму и говорит, — Я вам, мол, кокосов сейчас достану!
И перебирая, как мартышка, ногами и руками, мгновенно залез на вершину. Метров пятнадцать, пожалуй, было. Открутил два кокоса, связал их, взял вязку в зубы – и уже на земле! Непонятно откуда взявшимся тесаком проделал в плодах дырки – угощайтесь, мол!
Ну, ясное дело, ручку надо позолотить!
Олег Иванович дал сто местных рупий – доллар. А черномазый ситный друг вдруг заупрямился – и не берет!
Объяснение подкупала железной логикой и житейской смекалкой.
- Я же вам как друзьям сорвал, какие деньги?
И одновременно, — Ну дак, один доллар – не деньги! Типа, — Обижаешь, начальник!
Олег Иванович под расчувствовашимся взглядом жены достал еще сто рупий.
Новоиспеченный друг взял банкноты крайне неохотно и строгим голосом начал вычитывать, что справедливая цена – по два доллара за кокос, тем более, что у него жена, дети и прочие заботы.
Олег Иванович врубился, что это примитивный развод, взял жену за руку и потащил ее по пляжу в направлении отеля.
На этом смычка с местным пролетариатом закончилась.
Не считая того, что вдогонку представитель титульной нации что-то прокричал им недовольным гортанным голосом.
- Сам пошел! – не оборачиваясь, ответил новоиспеченному другу Олег Иванович.
Но осадок остался.
Ну, а в целом, конечно же — лепота, сплошной, как нынче говорят, позитив.
После ужина вернулись в номер. Жена, после распития в ресторане бутылки легкого испанского вина, быстро заснула.
А Олег Иванович решил на сон грядущий пощелкать пультом телевизора.
Попал на канал, по которому крутили рекламные ролики об отеле. Обычная, в общем-то, вещь в четырех- и пятизвездочных отелях.
Лениво, но с чувством некоторой гордости Олег Иванович смотрел на живописные виды «их» ресторана, затем на «их» пляж.
Вдруг на фоне панорамы кромки океана на экране телевизора он увидел две маленькие фигурки, идущие вдали пляжа в сторону от отеля.
Камера медленно приблизилась к ним.
Олег Иванович вздрогнул. Его бросило в холодный пот, а на голове дыбом встали остатки волос.
Даже со спины он узнал себя и жену.
Появилась еще одна фигурка – уже знакомый им чернявый beach-operator.
- Этого не может быть! Я сплю! – подумал Олег Иванович. И ущипнул себя.
Но ничего не изменилось.
Наоборот, на экране абориген уже сползал с пальмы с двумя кокосами в зубах. Крупным планом показали его лицо и прозвучали проклятия, посылаемые им вдогонку.
- Олег – что это?! – раздался испуганный голос проснувшейся жены.
Она, как завороженная, тоже не могла оторвать взгляд от экрана.
А картинка в телевизоре резко изменилась.
Возник то ли туннель, то ли подземный ход, в полумраке которого в направлении к зрителю неспешно шла черная фигура в балахоне до пят. Лицо ее было скрыто капюшоном.
В мгновение ока интерьер на экране опять изменился.
Странный черный человек с по-прежнему скрытым лицом той же медленной, но уверенной походкой уже шел по коридору отеля.
Мелькали номера комнат – двести пятнадцать…двести десять…двести семь…двести шесть.
Будто сговорившись, Олег Иванович и его жена одновременно посмотрели друг на друга обезумевшими глазами.
- Не открывай!!! – только и успела произнести супруга Олега Ивановича.
В ту же секунду лязгнул замок открываемой двери номера…


Этой ночью осиротевший двести шестой номер был залит самым ярким за этот месяц лунным светом.
Еще бы — полнолуние.


Теги:





1


Комментарии

#0 18:50  19-07-2011хуесосная фашня    
это пиздец — за два бакса так обломиться
#1 18:53  19-07-2011шумный дистрофик    
привет, Шева.
#2 19:48  19-07-2011Йети    
мы их итак слишком балуем, шева
#3 20:23  19-07-2011Лев Рыжков    
Хаха. Замечятельно. Прикольный ужастик.
Единственно, «местный абориген» — так себе звучит. Все равно, что «подводная рыба».
Ну, и что такое «нынешний ДСК» — тоже не понял.
#4 21:49  19-07-2011Ebuben    
Крепенько, пугливо.
#5 22:56  19-07-2011Ванчестер    
Да, неожиданная концовка. Понравилось.
#6 00:25  20-07-2011Яблочный Спас    
Неплохая страшилка.
Я вот не попал на Шриланкублять, а хотел в свое время. а потом там резня пошла.
#7 14:32  20-07-2011Шева    
шумный дистрофик: привет.
LW: ДСК — Доминик Стросс-Кан.
#8 14:35  20-07-2011Лев Рыжков    
Ну, вот. А я на домостроительный комбинат грешил.
#9 12:23  21-07-2011Шева    
Всем спасибо. /при съемках никто из животных не пострадал/(с). ггы

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
09:58  16-01-2017
: [11] [Графомания]
За горячей тройкой сани
Несутся по льду реки.
Проживают тут славяне.
На удаль они легки.

Дребезжит железом кровель
И колет глаза пурга,
И следы пролитой крови
Скрывают зимы снега,

И на вечера картинке,
Как делал он много раз,
Шарлатан-художник цинком
Сугроб забелил для нас....
21:52  15-01-2017
: [37] [Графомания]
Запоздалая весна.

Давай смотреть на вещи проще.
Наивность юности прошла.
Нам, может, жизнь откроет больше,
Чем запоздалая весна.
Тех вёсен - что, как не бывало...
Те вёсны были не для нас.
Но сердце  в них не забывало
Печаль и серость твоих глаз....
19:27  15-01-2017
: [38] [Графомания]
Лессировки осени

Заброшен летний тамбурин -
В свинце дождей весёлый Август.
И эпитафией над ним :
Ты "мене мене текел фарес " -

Мурлыкнул камышовый кот -
Сентябрь на сангинных лапах,
Богат, как Крез, кутила, мот,
И бонвиван, но слышен запах:

Октябрь в саване костров....
14:33  15-01-2017
: [13] [Графомания]
Мост почему-то казался очень длинным. Таким он казался ей отсюда, где кончался свет, оставленных позади городских огней и начинался обитель сумрака. Быть может, это сновидение исказило привычные очертания? Нет, Она точно помнила, как вышла из дома, прикупила со скидкой бутылочку коллекционного виски в переходе....
20:59  13-01-2017
: [17] [Графомания]
думки
I feel I'm knocking on heaven's door... ( Bob Dylan) *
ага, вчера летал во сне...
и эйфория по весне,
и молодняк не скажет: "дед"
при встрече. И шучу в ответ,

и расскажу про "юзерпик",
олбанский подучив язык....