Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Было дело:: - Спасатели

Спасатели

Автор: goos
   [ принято к публикации 11:26  24-07-2011 | я бля | Просмотров: 369]
— База К-34, вызывает Центр. Приём.
Олег вздрогнул от неожиданности, поставил чашку на стол, чуть не расплескав кофе, и нажал кнопку на пульте. Заставка на мониторе сменилась на лицо Сары. Девушка была так хороша, что Олега даже не расстроило, что ему не дали допить кофе.
— Центр, приём. База-34 на связи. Привет, Сара.
На приветствие Сара ответила еле заметным кивком и продолжала официальным тоном:
— В квадрате одиннадцать дробь четыре чрезвычайная ситуация. Требуется бригада спасателей. Код шестнадцать – четыре – четыре. Три часа, восемь минут. Точные координаты и подробности уже у вас.
— Центр, сообщение принято, но, Сара, К-36 намного ближе…
Лицо Сары исчезло, монитор секунду оставался чёрным, затем снова вернулась заставка – горная река, бурлящим потоком бегущая через лес. Здесь, на Паригресе, земные панорамы пользовались особой популярностью, хотя большинство находящихся здесь людей Землю видели только на картинках и в фильмах. А слова «река» и «лес» не вызывали никаких визуальных ассоциаций.
Олег снова нажал кнопку и на мониторе появился Серж, командир спасательной бригады, бритый наголо, широкоплечий и белозубый. Скорее всего, его и выбрали главным только из-за внешности. Чтобы хотелось на него ровняться.
— Серж, привет. Код шестнадцать-четыре-четыре. Три часа, шесть минут.
— Сколько? Три часа? Ты с ума сошёл?
— Это не ко мне.
Серж обречённо вздохнул.
— Кто там, в Центре?
— Сара.
— Привет передавай.
— Разогнался. Координаты я тебе скинул. Удачи вам.

Серж развернул карту квадрата. Голограмма зависла над столом сплошной ржавой пустыней, изъеденной трещинами и дырами, ведущими в гигантские подземные, вернее подпаригересские, пустоты.
— Разве это не зона К-36? – спросил Макс.
— Макс, приказы не обсуждаются. К чему эти вопросы? Наша задача – освободить из-под завала четверых геологов. Двое пострадавших: у одного перелом ноги, у второго разгерметизация скафандра. Срок исполнения – три часа.
— Вот, эти геологи, и чего лазить по этим пещерам? А что так срочно? Может, связаться с центром, пусть отложат до окончания бури. Куда спешить? – Не унимался Макс.
Серж ничего не ответил, только бросил осуждающий взгляд. Максим был одним из лучших в бригаде, вот только вечно ворчал. Все уже привыкли, но Сержа это раздражало, как командира. Оспаривание приказов, ворчание и недовольство если не подрывали его авторитет, то слегка расшатывало. И это ему не нравилось.
— Макс, Гай, Кларк, собирайтесь. На сборы – пять минут. Жду вас в ангаре.
Серж вышел, заметив, что Макс, вместо того, чтобы огорчиться, довольно улыбнулся. «Гадёныш, он специально меня раздражает, чтобы я взял его на операцию». Войдя в ангар, Серж сразу направился к «торпеде», открыл шлюз, проверил наличие инвентаря. Всё оказалось на месте – баллоны с кислотой, взрывчатка, лазерные резаки, тросы.
Подошли остальные. Гай забрался в кабину, проверил приборы, электронику, уровень топлива, и выбрался наружу.
— Готов, — коротко отрапортовал Сержу.
— Отлично, ребята, у нас, — Серж посмотрел на часы, — два часа тридцать восемь минут. Грузимся.

Компьютер «торпеды» просканировал поверхность, и Гай опустил летательный аппарат в десятке метров от завала. Буря сплошной стеной висела над пустыней. Казалось, что пыль не летит, а стоит рыжим монолитом. Видимость была минимальной, и чтобы не смело ветром, скафандры экипировались гравитационными утяжелителями.
— Шестнадцать – четыре, вызывает семь-четыре. Приём.
— Привет, мы вас уже заждались, — отозвалось в наушниках.
— Как вы там?
— Всё нормально. Давайте, спасайте нас быстрее.
— Что с пострадавшими?
— А что с ними станется? Лежат себе.
— Что за спешка? Три часа?
— Да у нас ресурс заканчивается.
— Понятно. Ребята, — крикнул Серж спасателям. – Готовность – сорок секунд.
Гай потянул рычаг и в грузовом отсеке открылся шлюз. Сразу стало слышно, как туда ворвался ветер и завыл недовольно, контейнер с инвентарём съехал по направляющим и шлюз закрылся. Спасатели перебрались в «предбанник», открыли люк, и сразу в них ударил ураган, покрывая пылью. Видимость была меньше вытянутой руки, поэтому все пользовались визуал-сканерами, дающими графическую картинку.
Серж сразу увидел провал в грунте, дыру диаметром метров пять. Он увеличил глубину сканирования. Дыра была забита чем-то на глубине трёх метров от поверхности. Толщина завала – четыре с половиной метра. Дальше шла пещера, довольно просторная. И вот они, геологи чёртовы. Двое стоят, устремив взоры вверх, а двое лежат неподвижно.
— Эй, шестнадцать, мы вас нашли. Как вы там оказались?
— Буря началась на час раньше, мы не успели добраться до нашей торпеды и решили укрыться здесь. А чтобы нас не засыпало пылью, законопатили вход…
— Ничего себе законопатили.
— Не рассчитали со взрывчаткой.
— Идиоты, — выругался незлобно Серж.
— Да тут грунт…
— Грунт, грунт, вы же геологи.
— Некогда было пробы брать.
— Ладно, забирайтесь в самый дальний угол, и товарищей своих утаскивайте. Сейчас начинаем.
Пока Серж разговаривал, остальные разбирали контейнер. Макс подошёл с лазерным резаком. Сканер расчертил его изображение сеткой.
— Так, Макс. Не расслабляемся. Два часа, одиннадцать минут. Времени в обрез.
— Что делать будем? Взрывать? – спросил Максим.
— Давайте, заливайте края кислотой, может, пройдёт, похоже, там валун застрял. Эти идиоты…Ладно, что там уже говорить. Кларк!
— Да, босс…я слышал. Кислотой. Уже тащу баллоны. По времени успеваем? Кислотой долго. Пока разъест.
— Если не сильно притёрся, то должно быстро пойти. Заливай. Видишь, слева должно получиться.
Кларк подтащил баллон, открутил вентиль. Кислота плеснулась дымящейся струёй, светящаяся на фоне рыжего, внизу зашипело, закипело, пар, поднимающийся вверх разъедал несущуюся мимо пыль, и от баллона тянулся хвост пустого от пыли воздуха.
— Босс, зря мы кислотой, при таком ветре её разносит. Половина просто улетела. Чёрт, ну и ураган. Еле на ногах стою. Давай, взрывать.
Серж тоже больше любил пиротехнику, но в данном случае он опасался, что взрыв может только усугубить обстановку. Если геологи не рассчитали со взрывчаткой…Брать пробы грунта и делать спектральный анализ почвы в таких условиях просто нереально.
— Сколько у нас баллонов?
— Шесть.
— Сливаем все. – Серж пошёл к контейнеру, взял баллон. Без скафандра с гидравликой он бы даже от земли его оторвать не смог. Подошёл к краю провала, открутил вентиль. Кислота полилась вниз, сияя ядовито-зелёным свечение.
Отошёл, освобождая место Гаю, таймер показывал остаток времени – час пятьдесят шесть. Как минимум полчаса нужно ждать, пока кислота разъест стенки валуна и провала. Если всё пойдёт, как надо, то камень просто сползёт вниз, освободив проём. Но не факт, что получится. Лазерные резаки бесполезны, ширина луча слишком мала, чтобы расколоть камень, застрявший в дыре.
— Полчаса перекур, — скомандовал Серж, и все пошли к «торпеде».
В кабине было уютно. На приборной панели мелькали лампочки, Гай приглушил освещение. Только слышно было, как пыль скребётся снаружи и стонет неунывающая буря.
— Босс, — сказал Кларк, — неужели невозможно придумать какие-нибудь машины, которые работали бы вместо нас. Приехали, разрыли, взорвали, и им буря по боку, и пыль и ветер. Что с железяками станется? Космос покорили, столько технологий, которые до сих пор кажутся сказочными, хотя каждый день ими пользуемся, а этого придумать не могут.
— Технологии, хренологии. Понимаешь, в чём проблема – замены человеческому мозгу нет. Нельзя придумать что-либо подобное себе или умнее себя. Есть такой закон природы. Никто не додумался, как наградить машину интуицией, предчувствием, эмоциями. А это первое, что необходимо для принятия решения в экстремальных ситуациях. Проводили эксперимент – ставят задачу. Десять вариантов решения. Все правильные, если не учитывать некоторые спонтанно меняющиеся факторы. То есть, сейчас правильный – один, а через секунду – другой, а через минуту – третий. Киборги выбирают верный вариант всего в двадцати процентах, а человек – в семидесяти трёх. Машина считает то, что происходит прямо сейчас, а мы – то, что произойдёт в недалёком будущем. При чём, произойдёт это или нет, никто не знает. Но знать – одно, а чуять – совсем другое. В общем, сложно это всё для наших умов. Просто прими, как должное. Да и, даже если придумают такое – чем ты заниматься будешь?
— Ну, я бы нашёл, чем заняться.
— Это тебе только кажется. Так, не расслабляемся. Через шесть минут – выходим на природу. Чует моё сердце, что мы – киборги и выбрали неверный вариант. Что там сканер показывает?
— Камень сдвинулся на полметра вниз и снова застрял. Отверстие в земле сужается. – Макс поднялся с кресла и направился к «предбаннику». – Нечего ждать. Идём что-то думать будем.
Серж не стал спорить, хотя его задело, что Макс перехватил инициативу на себя.
— Все на выход, — скомандовал он.
Контейнер почти весь засыпало пылью. Тряхнули его виброй, вся пыль сорвалась и унеслась вдаль, освобождая место для другой, такой же пыли.
— Ну, что, Серж, взрываем? – Макс достал «петарды».
— Погоди, нужно рассчитать всё. У нас ещё час двадцать восемь. Если мы ошибёмся, можем похоронить этих ребят навсегда.
— Ну и шут с ними, — ответил Макс. – Шучу я, шучу. Давай, Серж, сканируй.
Сканер, встроенный в скафандр, не давал той точности анализа, которая была необходима, поэтому Гай из кабины прощупывал почву в диаметре пятидесяти метров. Все трещины, вкрапления инородных тел, толщину стенок пустот. Слишком слабый заряд мог засыпать провал ещё больше, а слишком сильный обрушить на геологов весь верхний пласт.
На всю подготовку ушло сорок три минуты, семь минут на установку зарядов, три — на то, чтобы отойти на безопасное расстояние. Геологи молчали.
— Эй, вы как там? – позвал их Серж.
— Норма, — голос у говорившего был уже не такой бодрый. Чувствовалось, что ресурс был на исходе. – Вы там скоро?
— Сейчас взрывать будем. Вы хорошо укрылись? Отойдите подальше.
— Да уже давно отошли. Вас ждём.
— Всё сейчас сделаем.
Серж нажал на дистанционку, и вдалеке в коричнево-красной мгле вспыхнуло ослепительно белое пятно. На мгновенье бурая стена словно вздулась сияющим пузырём, но затем снова сомкнулась, как ничего и не было.
Спасатели приблизились к провалу. Дыра стала шире, и стенки её ещё осыпались песочными ручьями. Валун исчез, вместо этого сканер показывал гору грунта на дне, загородившую подход к выходу.
— Вот, чёрт, — выругался Серж, и снова переключился на геологов. – Приём, как дела?
— Всё отлично. Вы скоро? – Геолог говорил медленно и тихо, растягивая слова.
— Сейчас, оставайтесь на месте.
Серж установил на взрывчатке минимальную мощность и бросил вниз. Из дыры поднялось облако пыли, которое сразу же унёс ветер. Гай уже крепил тросы, проверял блок, который будет тянуть из подземелья незадачливых геологов.
Серж посмотрел на таймер – девять минут. Должны успеть.
— Давайте своих пострадавших, прикрепляйте к тросу.
— Сейчас, постараемся. У нас ресурс на исходе.
Серж слушал тяжёлое дыхание, кряхтение – геологи тащили своих друзей к лазу.
— Давай, первый есть.
Блочок завертелся, наматывая на себя трос. Макс и Кларк стояли на краю дыры в ожидании груза. Вот появился шлем скафандра, затем плечи. Спасатели подхватили тело, вытащили, отстегнули трос, бросили обратно, а сами потащили спасённого к «торпеде».
— Второй пошёл, — сказали снизу. – Ребята, давайте быстрее.
Пять минут. Осталось всего пять минут.
Второго вытащили, положили на землю. Трос уже тащил третьего. Он выполз сам, хватаясь за края провала.
Две минуты.
Трос полетел вниз.
— Ну, что там? Прицепил? — спросил Серж. Но в наушниках – тишина.
Одна минута.
— Эй, ты прицепился?
Никто не отвечал.
Таймер отсчитывал последние секунды.
Серж увидел, как рухнул спасённый геолог.
Ноль. Не успели. Что это за бред – три часа? Ладно, у геологов ресурс исчерпан, но зачем нам время устанавливать?
В ушах зазвенело. Последнее, что он увидел – это как падают на землю спасатели. Он успел сделать несколько шагов подальше от дыры, чтобы самому не свалиться вниз и…

…открыл глаза. Сколько раз он выходил из тела и возвращался обратно, но привыкнуть так и не смог. Перед глазами ещё стояла бурая пелена, расчерченная графической сеткой местности. Серж полежал несколько секунд, снял шлем, начал отрывать от тела датчики на присосках. Крышка капсулы поднялась, и он увидел улыбающееся лицо Игната.
— Что, не успели? – спросил тот.
— Не успели.
Серж сел, всё ещё не пришедший полностью в себя, мотнул головой, пытаясь сконцентрироваться и привести мысли в порядок.
Из соседних капсул, как из гробов вставали Гай, Макс и Кларк.
— Так, Игнат, там осталось на полчаса работы. Одного мы не достали, придётся спускаться. У него батареи сели. Грузите всех в «торпеду», летите на тридцать шестую, выгружаете и домой. Ты за главного.
— Ясно, командир. Всё сделаем.
Игнат стал стягивать с себя комбинезон.
— Ребята, молодцы, хорошо поработали. Теперь хорошо отдохнём.
— В бар? – спросил Гай.
— А то, — хлопнул его по плечу Макс и стал одеваться.
— Через час за нашим столиком, — улыбнулся Серж, — я сейчас пацанов отправлю и подойду.
Четверо спасателей уже лежали в капсулах, прикрепляя к себе датчики.
— Удачи вам, — сказал Серж, закрыл каждому крышку, проверил приборы и убедившись, что все отправились, пошёл в диспетчерскую.

Олег дремал в кресле, положив ноги на стол.
— Привет, работничек, – рявкнул Серж с порога.
Диспетчер вздрогнул, озираясь спросонья.
— Ты чего орёшь? А, это ты. Привет. Ну, как, спасли геологов?
— Почти. Минут пять не хватило. Вторая смена отправилась.
— Я вот не пойму, а если бы вас выбросило, когда вы в «торпеде» летите?
— Ну и что? Не раз выбрасывало. Она же путь запоминает. Обратно мы летим на автопилоте. Где взяла нас, туда и вернула. Ты это… свяжи меня с Центром.
— Зачем тебе? С ума сошёл? Меня за такое и уволить могут.
— Не уволят.
— Ты на Сару хочешь посмотреть?
— Да далась мне эта Сара. На геологов посмотреть хочу.
— Это я тебе и без Центра сделаю. Они с тридцать шестой базы?
— Скорее всего, да.
Олег нажал кнопку на клавиатуре.
— Тридцать шестая, приём.
— Привет, Олег, — на мониторе появился диспетчер с тридцать шестой.
— Ваня, а где там геологи ваши пропавшие?
— Сейчас узнаю, а зачем тебе?
— Да тут спасатель хочет на них посмотреть.
— Ясно. Подожди пять секунд.
Пять секунд растянулись в пять минут. Олег и Серж смотрели, как диспетчер переключает мониторы, с кем-то переговаривается.
— О, нашёл, — наконец-то отозвалась тридцать шестая. – Нашёл. Те, что раненые уже часа два в баре сидят, а эти двое сейчас в душе, потом, наверное, к ним присоединятся.
— Вот, блин, мы их тут спасаем, а они развлекаются, — Серж заулыбался, показав белоснежные зубы, — Хорошо, когда всё хорошо. Саре привет передай, ладно?
— Обойдёшься. Давай, проваливай отсюда, здесь посторонним нельзя, — улыбнулся в ответ Олег.


Теги:





-1


Комментарии

#0 10:15  25-07-2011Шизоff    
Кир Булычёв пнул близлежащего брата Стругацкого и утробно рассмеялся
#1 19:44  25-07-2011Шева    
Не-а.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
11:14  29-11-2016
: [24] [Было дело]
Был со мной такой случай.. в аптекоуправлении, где я работал старшим фармацевтом-инспектором, нам выдавали металлические печати, которыми мы опломбировали аптеку, когда заканчивали рабочий день.. печатку по пьянке я терял часто, отсутствие у меня которой грозило мне увольнением....
18:50  27-11-2016
: [17] [Было дело]
С мертвыми уже ни о чем не поговоришь...
Когда "черные вороны" начали забрасывать стылыми комьями земли могилу, сочувствующие, словно грибники, разбрелись по новому кладбищу. Еще бы, пятое кладбище для двадцатитысячного городишки- это совсем не мало....
Так, с кондачка, и по старой гиббонской традиции прямо в приемник.

Сейчас многие рассуждают о повсеместной потере дуъовности, особенно среди молодежи. Будто бы была она у них, у многих. Так рассуждают велиречиво. Даже сам патриарх Кирилл...

Я вот тоже захотел....
Я как обычно взял вина к обеду,
решил отпить глоток за гаражами,
а похмеляющийся рядом горожанин,
неторопливую завёл со мной беседу.

Мой собеседник был совсем не глуп,
ведь за его плечами "восьмилетка."
Он разбирался в винных этикетках,
имел "Cartier" и из металла зуб....
09:26  18-11-2016
: [47] [Было дело]
Выползая на ветхо-стабильный причал,
Окуная конечности в мутные волны,
Кто-то ржал, кто-то плакал, а кто-то молчал,
За щекой буратиня пять рваных оболов.

Отстегнув за проезд, разогнувши поклон;
От услышанных слов жмёт земельная тяжесть....