Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Здоровье дороже:: - На выбор

На выбор

Автор: Florchak
   [ принято к публикации 20:20  04-09-2011 | Х | Просмотров: 1029]
Семен Петрович остановился у входной двери салона сотовой связи и ненадолго задержался перед ней, пытаясь разглядеть, что происходит внутри за заиндевевшими окнами. Мельтешение размытых фигур в желтом свете ламп. Но, чтобы представить, происходящее там, вглядываться ему было необязательно, ведь уже полгода каждый день в одно и то же время Семен Петрович приходил сюда.
Сегодняшний день был не исключением. Он открыл дверь, над головой брякнули колокольцы, оповестившие персонал магазина о новом посетителе. Ему не нужно было глядеть на разочарованное лицо продавца-консультанта, для него он был ложным покупателем, приходившим сюда каждый день, но ничего не покупавшим. Только смотрел. Каждый день в течении полугода он просил одного и того же продавца показать ему одну и ту же модель телефона Айфона. Бережно держа его в руках, «ложный покупатель» пятнадцать минут расспрашивал о функциях и возможностях данной модели, а затем с блаженной улыбкой уходил. Улыбку вызывало то, что с каждой минутой он все ближе и ближе становился к заветному дню покупки этого технологического и дизайнерского, на взгляд Семена Петровича, чуда.
Зачем был ему нужен этот телефон? почему именно он? Спроси кто-нибудь Семена Петровича об этом, ответить сразу не удалось бы. Но, поразмыслив, можно было бы найти простую и, вероятно, единственную истину: Семен Петрович хотел повысить свой социальный статус в глазах окружающих, продемонстрировав наличие новомодного девайса. Почему оным должен был стать именно Айфон — ответ был так же прост. Об Айфоне говорил каждый, но не каждый мог себе его позволить, на обладателя смотрели с завистью.
Выйдя на морозный воздух, Семен Петрович слегка поежился и направился к дому, расположенному неподалеку.
Он жил более чем скромно. В свои сорок пять не мог похвастаться абсолютно ничем. И не сказать, что его друзья или знакомые достигли каких-то более значительных вершин. Но ему почему-то казалось, что его положение самое незавидное. Во-первых, хотя бы потому, что он единственный кто не был женат и не имел детей. Как так получилось, Семен Петрович и сам не знал. Жизнь промелькнула, пронеслась. В ней имели место женщины, но почему-то ни одна не задержалась. Уходили обычно от него, да он и не препятствовал. Всю жизнь жил скромно и по средствам, его вполне устраивала такая жизнь. Но в последнее время что-то внутри него стало чувствовать себя неуютно. Семен Петрович не испытывал чувства зависти или, по крайней мере, думал, что не испытывает, к людям у которых, по общепринятым понятиям жизнь удалась. Но тем не менее какое-то чувство неприятия и, возможно, нехватки чего-то, заставило его решиться сделать шаг, который, по мнению Семен Петровича, должен был выделить его из общей массы. Пусть не надолго, пусть совсем на чуть-чуть! Да много ему и не хотелось…
Айфон как раз и должен был стать тем элементом, который приподнимет его над окружающими и индивидуализирует.
Придя домой, в свою малюсенькую однокомнатную квартирку, и переодевшись в домашнее, Семен Петрович первым делом направился к шкафу. Распахнув двери старого полированного монстра, из его нутра извлек шкатулку, после чего, опустившись в кресло, открыл крышку. Внутри лежали однотысячные купюры, он достал их и пересчитал — восемнадцать, положил их обратно и добавил еще три с сегодняшней получки. Ему не хватало тысячи. Он мог доложить ее и сегодня, но строго для себя решил — не больше трех ежемесячно. Чтобы как-то сводить концы с концами его зарплаты едва хватало, и отсутствие даже этих трех тысяч очень здорово ощущалось.
Закрыв шкатулку, он поставил ее на место. После чего пошел на кухню, где, заварив чай, сидел и пил его какое-то время, глядя в окно. В голову почему-то лезли мысли о почивших четыре года назад родителях. Напившись чая, Семен Петрович принялся готовиться ко сну. В будни он телевизор не смотрел, а ложился спать пораньше, чтобы на работу прийти со свежей головой. Работал он, кстати говоря, лаборантом в хим. Лаборатории в институте имени Свердлова, без малого двадцать три года. К тому же завтра до работы его ждал визит к врачу: последние полгода Семена Петровича мучили мигрени. Поэтому он обратился к специалисту, сделал ряд процедур. Результаты должны были быть завтра. Семен Петрович погасил свет и заснул.
В поликлинике как всегда было людно, в основном пожилые люди. Отстояв за талоном в регистратуру, Семен Петрович поспешил к невропатологу. В очереди он оказался третьим, перед ним было две бабки и парень, постоянно сморкавшийся в платок. В ожидании очереди Семен Петрович ходил и читал плакаты, где говорилось о вреде курения, и о СПИДе, и еще каких-то заболеваниях. На плакате о полиомиелите, Семена Петровича вдруг пронзила отчетливая мысль, что не будет он ждать никакой следующей получки, а пойдет и купит этот телефон прямо завтра! Уж как-нибудь ужмется, проживет — слишком долго ждал! Эта мысль придала ему энергии, и очередь которая будто застыла, стала раздражать, он уже жаждал конца дня. Семен Петрович видел, как идет в этот раз не в магазин, а потом домой, а наоборот. Представил удивление прыщавого молодого консультанта, когда он отсчитает двадцать две тысячи рублей и станет обладателем очень дорого телефона, о котором парню приходится только мечтать. Представил, как он сразу изменится в глазах обслуживающего персонала, и, возможно, даже примет участие в какой-нибудь бонусной программе.
-Кривопалов – Раздалось откуда-то справа, и Семен Петрович от неожиданности вздрогнул, услышав свою фамилию. Он оглянулся. В двери врачебного кабинета стояла медсестра и глядела на него, – не спим, Ваша очередь,- немного резко сказала она и закрыла за собой дверь.
Семен Петрович заторопился в кабинет.
Пожилая женщина-врач насупившись сидела за столом, заполняя какой-то формуляр. Едва кивнула на Кривопаловское, — здрасьте, — и махнула рукой в сторону стула, стоявшего рядом с ней, приглашая присесть. Медсестра тоже уже была занята, печатая что-то за компьютером.
Семен Петрович скромно присел на краешек стула и стал ждать. Врачиха наконец-то оторвалась от своих документов и вперила поверх очков взгляд в лицо пациента. – Кривопалов?- наконец спросила она. Семен Петрович кивнул.
– Карточка его здесь?- на этот раз она обращалась к медсестре. Последняя утвердительно кивнула и протянула означенную карточку врачу. Семен Петрович, все еще ощущая некую спешность, решил сказать: — Там насчет головных болей. Я томографию делал и из вены еще.
-Я помню прекрасно, дорогой вы мой, – как-то излишне добродушно ответила врач, что-то внимательно изучая в карточке
-Вы что-нибудь знаете о глиомах?- наконец спросила она. Семен Петрович отрицательно покачал головой. Врач помолчала, — Вы сказали, что головные боли мучают Вас примерно с полгода? — вновь спросила она.
– Около того, – подтвердил пациент. Он не слишком вслушивался в слова эскулапа. Перед глазами стояло меню нового телефона.
- Это обычно не опасно и операбельно, но, к сожалению, не в Вашем случае, — врач сделала паузу, видимо ожидая реакцию пациента. Оной не последовало, — с Вами все в порядке? — Семен Петрович поднял на нее свой затуманенный грезами взгляд и утвердительно кивнул головой. На самом деле он не слышал ни слова из сказанного, живо представляя себе, как демонстрирует покупку Васину, его лучшему другу или типа того.
– У Вас неоперабельная опухоль мозга, и мне, извините, не совсем понятно, как Вы вообще еще живы, – повторила врач. До Кривопалова, что-то начало доходить.
– Жив? – эхом переспросил он.
— Все верно, ПОКА жив, но почему — это медицинская загадка, – врач развела руками.
- Что это значит? – Семен Петрович ничего не понял.
– У Вас в голове, а если быть точной — в правой лобной доле мозга, большая неоперабельная опухоль, — с этими словами врач извлекла из карточки черно-белый снимок полушарий, на котором справа виднелось темное пятно. — Когда опухоли достигают таких размеров — люди обычно умирают, — пояснила она, указывая на пятно пальцем.
Воцарилась тишина. Семен Петрович услышал врача, но все еще не мог понять, о чем ему говорят, а если точнее, не мог осознать.
– Вы что, хотите сказать, что у меня в голове опухоль, которую никак нельзя вылечить, и возможно я скоро умру?
— Вы наверняка умрете! Удивительно, что Вы до сих пор живы, – как можно более мягко договорила докторша.
– Что за чушь? – воскликнул Семен Петрович, – Как так умру?! Я прекрасно себя чувствую! Ну побаливает иногда голова, да. Но она у всех нет-нет болит.
– Это-то и странно! Симптоматика нестандартная, но вывод очевиден. Вы умрете, причем я не знаю, сколько вам еще осталось, может быть нисколько… Сядьте, успокойтесь, давайте поговорим, – женщина тоже встала и попыталась взять больного за плечи. Семен Петрович довольно неуклюже вырвался.
– Этого не может быть, – с четкой уверенностью сказал он, — как это так? Жил человек, все нормально было, а тут на тебе! Я телефон сегодня новый собрался брать! Зачем вы мне все удовольствие портите?! Посмотрите внимательно, это должно быть ошибка!
Врач грустно покачала головой.
- Сядьте, прошу Вас, и мы обо всем поговорим. Ошибки здесь нет. Оборудование, на котором вы проходили обследование, не врет. Плюс анализ крови. У вас опухоль.
- И что, я теперь не смогу купить телефон? – с какими-то плаксивыми интонациями спросил Семен Петрович.
– При чем тут телефон? Я говорю, что вы в любую минуту можете умереть! — докторша нахмурилась, видимо подумав о душевном состоянии пациента.
– Но телефон то я могу купить?- не унимался Кривопалов.
– Вы можете купить все, что угодно. Дело не в этом. У вас опухоль!
- Ну вас к черту, со своей опухолью! Я телефон себе сегодня беру, а вы мне про опухоль! Я могу прожить неделю? — неожиданно задал он вопрос. Врач озадаченно развела руками:
- Ваш случай уникален. Может и больше, а может и нет. Я никогда не сталкивалась с подобным на практике.
- Недели мне хватит, – твердо заявил Семен Петрович и, не дожидаясь уж больше ничего, вышел из кабинета. Долетев до лестницы, он остановился и ринулся назад, оттолкнув какую-то бабку, возившуюся возле двери с бахилами.
- Вы мне можете дать какую-нибудь справку о том, что я скоро умру, мне надо отпроситься на работе? – выпалил он, ввалившись в кабинет. Потрясенные дамы посмотрели на него, но ничего не сказали. Врач кивнула медсестре, а та быстро набрала что-то на компьютере и распечатала. Затем докторша заверила справку печатью и, передавая ее Кривопалову, прибавила: — Я бы рекомендовала вам лечь в больницу, — Кривопалов с досадой махнул рукой, выхватил листок, не читая, сунул его в карман и выбежал вон.
Через час он был уже на работе. Молча, зайдя в кабинет шефа, протянул ему листок. Виктор Леонидович внимательно изучил вверенное и с ужасом поднял глаза на Кривопалова:
- Семен, мне так жаль.
- Потом, потом, – отмахнулся Кривопалов, -мне идти надо, вы меня отпустите?
– Конечно, конечно! Об этом не может быть и речи! – поспешно заверил сотрудника Виктор Леонидович.
–Спасибо, – поблагодарил Семен Петрович и не дожидаясь продолжения вылетел прочь. Времени было мало. Он должен был лететь в салон, купить телефон и вновь вернуться сюда, похвалиться перед всеми, уловить завистливые взгляды! А времени, возможно, уже не было. По дороге его перехватил Васин и, резко дернув за рукав, затащил в курилку.
– Сема, ты что, и правда умираешь? – озадачено спросил его друг. Семен Петрович попытался вырваться.
— Васин, мне некогда!
– Нет, ты уж подожди, – Васин держал крепко, – ты для меня не последний человек, тебе может помощь нужна… Похороны организовать? — Васин неловко закашлялся, – ты уж извини, что вот так напрямую, но тут уж я считаю не до сантиментов.
–Похороны? — Кривопалов задумался. До этого ему как-то и в голову не приходило, что в связи со смертью могут возникнуть какие-то вопросы, к тому же, связанные с затратами. – На это ведь деньги нужны, на похороны, гроб там? – как-то невпопад спросил Кривопалов.
– Ну конечно, – ответил Васин.
– Слушай, Васин, а сколько это может стоить?
- Не знаю даже. У Перчикова из ОТК мать в прошлом году умерла. Тысяч сорок ушло. Сейчас то подороже наверное. Но ты не переживай, мы коллективом скинемся. Должно тысяч пятнадцать соберем.
– Сорок тысяч? – переспросил Семен Петрович.
– Ну да, должно быть так, — и Васин пожал плечами.
Кривопалов наконец-то вырвался:
- Слушай, я сегодня еще вернусь, вот тогда все и обсудим.
- Ну, сам смотри, — пожал плечами Васин.
Семен Петрович кинулся прочь, но, выбежав на крыльцо, остановился. Болела голова, а в ней билась мысль: как же быть? С учетом всех его телефонных сбережений и, вероятно, помощи коллектива, на похороны едва хватает. А с телефоном тогда что? Конечно можно продать квартиру, но врач сказал, времени возможно не осталось; и вовсе не до этого. С другой стороны похороны. Зачем они нужны? Когда он умрет, ему уже и дела не будет до похорон. Насколько он знал, государство так или иначе заботиться о покойных, а к нему и ходить некому. С другой стороны, похорониться в какой-то общей яме тоже кажется нехорошо, а свои отдельные похороны — это такая вещь, без которой вроде никак. И родителей он хоронил все честь по чести: и родственники, и друзья были. Да, как-то не по-людски получается. К тому же и телефон — нужен ли он ему будет? и что ему за дело вообще до этого телефона? на тот свет же его не возьмешь…
Голова понемногу прошла, и Семен Петрович неспеша двинулся по направлению к дому, продолжая рассуждать: «Вот купит он телефон, придет на работу хвастать, как на него посмотрят? Человеку жить два дня осталось, а он телефоны себе за баснословные деньги покупает! А может и наоборот, еще больше внимания обратят: «Вон, — скажут, — Кривопалов хоть и уже одной ногой в могиле, а в удовольствиях себе не отказывает!» Но что потом? А не дай бог умрет он прямо там, на этой работе, начнется суета: «Хоронить надо! где деньги взять?» Васин скажет, что Кривопалов последнее время на что-то откладывал. Он ему не говорил на что, но что откладывает — говорил. «Как знал!» – прибавит наверняка при этом Васин. А потом наверняка того же Васина отправят к нему на квартиру за деньгами. Достанут из надетых на его мертвое тело брюк ключи и отправят. Васин — в квартиру, а денег там — шиш. Васин – назад: «Виктор Леонидович, так и так, денег нет! Что делать?» Ужас! А Виктору Леонидовичу то каково? Лежит мертвый сотрудник посреди коридора: бросить его нельзя, что подумают подчиненные! Но кто возьмет на себя хлопоты? Что у Семена Петровича нет родственников — всем известно. Как тут быть Виктору Леонидовичу? За свой счет хоронить — тоже как будто накладно. Втравливать начальника в эту ситуацию не охота: он мужик неплохой, помогал ему сколько, а тут такая подстава! К тому же пересуды подойдут: вот дескать дурак, телефон на последние деньги купил! Эффект уже не тот. Но с другой стороны, ему то уже дела до этого не будет. При жизни то эффект будет какой нужно».
Раздираемый этими чудовищными противоречиями, Кривопалов подошел к дому. Он поднялся на лифте, открыл квартиру, подошел к шкафу, достал шкатулку. Открыв ее, достал деньги и пристально посмотрел на них. Стать владельцем Айфона очень хотелось, но и достойно уйти в вечность — это тоже если не мечта, то по крайней мере память о себе. Что есть телефон? Зачем он? Обходился же как то и без него. Прожил относительно неплохих 45 лет, ничем не выделился. Значит самое подходящее так же и уйти, организовав достойные похороны. Криволапов тяжело опустился в кресло. Опять заболела голова. Может это уже и конец? «Жил, жил — и все!» – пронеслось в голове. Он представил себе: какие тосты будут говорить коллеги, ярко красный гроб, свое бледное лицо и слабо горящую свечу, зажатую меж сплетенных на груди рук. «Он был достойным человеком»- скажет Васин. Но достойным чего? или по отношению к чему? — вот в чем вопрос. Да и вопрос ли это? В чем был смысл его жизни, он не знал. Он просто жил и все, а сейчас дошел до точки и так же просто уйдет за эту точку. Через месяц про него уже забудут...
По щеке скатилась одинокая слеза. Кривопалов подошел к окну и посмотрел на салон сотовой связи так и не покоренный им. В этот момент к дверям подбегал тот самый юноша, демонстрировавший ему последние полгода телефон. В руках он сжимал баночку с сухим картофельным пюре, вероятно своим обедом, купленным в соседнем ларьке. Дверь за ним закрылась, и в этот момент Семен Петрович принял решение. В два шага он подскочил к двери, на ходу схватив деньги лежащие на столе, а через три минуты брякнувшие колокольцы на двери салона сообщили о новом посетителе.
Прыщавый юноша сидел за ресепшеном, поглощая свой дешевый обед. Кривопалов в развалку подошел к витрине с айфонами и, ткнув пальцем, громогласно заявил:
— Покажите мне вот эту модель.
Консультант с видимым недовольством прекратил поглощение пищи и направился к пустому для него клиенту. Открыв маленьким ключиком витрину, он достал телефон и тусклым голосом спросил:
- Вам включить?
Кривопалов выдержал паузу и тяжело обронил три слова, просто разрезавшие тишину салона:
-Я БУДУ БРАТЬ!
Юноша замер.
-Как Вы сказали? — переспросил он.
-Я БУДУ БРАТЬ! ЗАПАКУЙТЕ!
Глаза юноши наполнились каким-то благолепием и в них блеснули слезы. Две девушки-кассира с открытыми ртами наблюдали за этой сценой.
-Вы будете брать именно эту модель? – дрожащим голосом спросил юноша.
– ДА! – ответил Семен Петрович и надменно усмехнулся.
– За наличку? – голос юноши срывался на визг а сам он при этом с каждым словом как будто уменьшался в размерах.
– ЗА НАЛИЧКУ! — подтвердил Кривопалов, в голосе его слышалось торжество победителя и хозяина жизни. Именно так ведут себя очень значимые люди. Кривопалов достал из кармана пачку денег. Юноша метнулся к кассе, девицы зашевелились.
– Прошу Вас заполнить форму, – одна из них виляя бедрами подошла к Семену Петровичу, — для клиента нашего салона, совершающего покупку на сумму свыше двадцати тысяч за наличные денежные средства, у нас существует специальная бонусная программа, — и она протянула бланк Семену Петровичу. Он захотел рассмеяться, наполнив торжественным смехом весь зал, но в этот момент в глазах его помутнело, и он бездыханным упал на пол…
Выбор был сделан.


Теги:





1


Комментарии

#0 16:36  05-09-2011X    
ничотак
#1 16:52  05-09-2011Голем    
э-эх, банально закончил...
надо было дать клиенту купить айфон — но опухоль в голове стала бы постепенно принимать форму айфона… и вот тогда началось!
что началось? нухуйего знает.
#2 16:53  05-09-2011Голем    
все мы вышли из шинели гоголя, а некоторые так и не вышли.
#3 17:05  05-09-2011Яблочный Спас    
у врача сцена слабенькая
так то неплохой текст
#4 20:16  05-09-2011Лев Рыжков    
Афтырь с потенциалом. Но пока уныловато. К тому же имя героя и частое употребление идиотского словечка «оный» выдают афтырьскую неопытность.
#5 21:54  05-09-2011дервиш махмуд    
я ещё вспомнил про «бататовую кашу» Акутагавы

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
12:02  08-12-2016
: [15] [Здоровье дороже]
скрип ногтей по коже тонкой.
кости свёрнутые в жгут.
подрасплющенного ломкой
новые приходы ждут.

боли созревает тесто.
сутки потнодрожий тёмных.
не осталось больше места
на дорогах воспалённых.

увлекает в мёртвый холод
нервной глубиной зрачок....
10:22  03-12-2016
: [11] [Здоровье дороже]
Какой-то вакуум полный в голове,
Комок пустот, не связанных друг с другом,
Где угол, за которым ветра нет?
В чём связь времён с моим порочным кругом?

Нет тяги к жизни, не о чем писать,
Потеряна идея и надежда,
Блистает белизной моя тетрадь,
Не пачкаю страниц уже как прежде....
22:33  27-11-2016
: [6] [Здоровье дороже]
Был у нас такой пацан: Витька Жданов. Лучше всех кидал ножик. Любой ножик, брошенный Витькой, неизменно попадал в цель. Однажды, чтобы окончательно утвердиться в статусе лучшего и развеять сомнения завистников, он объявил во всеуслышание, что поразит белку точно в глаз....
18:09  24-11-2016
: [15] [Здоровье дороже]
Сегодня мимо я прошел:
Лежал старик, как лист осенний
Как будто, кто его поджег
Как будто, подкосились вдруг колени

Лежал старик сжимая трость
Как будто чью то руку
А в горле совести застряла кость
Его я больше не забуду

Бежали люди к старику
А он лежал, кряхтел
Как будто, кит на берегу
Он просто жить хотел

Домой он шел или из дома
За внуком может, в детский сад
Мне не узнать, куда вела дорога
Он рухнул прямо на асфальт

Мне ...
20:42  23-11-2016
: [30] [Здоровье дороже]
Вечер и впрямь бывает исключительно мрачен.
Это был один из таких вечеров.
За столом сидела женщина с приятной грудью, и явно скучала. Ей было сильно невесело. В лёгком халатике чёрного шёлка, ласково обтягивающего пружинистый зад; с двумя задорными штуками навыкат, с талией, и длинными, далеко способными ногами....