Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Здоровье дороже:: - На выбор

На выбор

Автор: Florchak
   [ принято к публикации 20:20  04-09-2011 | Х | Просмотров: 1161]
Семен Петрович остановился у входной двери салона сотовой связи и ненадолго задержался перед ней, пытаясь разглядеть, что происходит внутри за заиндевевшими окнами. Мельтешение размытых фигур в желтом свете ламп. Но, чтобы представить, происходящее там, вглядываться ему было необязательно, ведь уже полгода каждый день в одно и то же время Семен Петрович приходил сюда.
Сегодняшний день был не исключением. Он открыл дверь, над головой брякнули колокольцы, оповестившие персонал магазина о новом посетителе. Ему не нужно было глядеть на разочарованное лицо продавца-консультанта, для него он был ложным покупателем, приходившим сюда каждый день, но ничего не покупавшим. Только смотрел. Каждый день в течении полугода он просил одного и того же продавца показать ему одну и ту же модель телефона Айфона. Бережно держа его в руках, «ложный покупатель» пятнадцать минут расспрашивал о функциях и возможностях данной модели, а затем с блаженной улыбкой уходил. Улыбку вызывало то, что с каждой минутой он все ближе и ближе становился к заветному дню покупки этого технологического и дизайнерского, на взгляд Семена Петровича, чуда.
Зачем был ему нужен этот телефон? почему именно он? Спроси кто-нибудь Семена Петровича об этом, ответить сразу не удалось бы. Но, поразмыслив, можно было бы найти простую и, вероятно, единственную истину: Семен Петрович хотел повысить свой социальный статус в глазах окружающих, продемонстрировав наличие новомодного девайса. Почему оным должен был стать именно Айфон — ответ был так же прост. Об Айфоне говорил каждый, но не каждый мог себе его позволить, на обладателя смотрели с завистью.
Выйдя на морозный воздух, Семен Петрович слегка поежился и направился к дому, расположенному неподалеку.
Он жил более чем скромно. В свои сорок пять не мог похвастаться абсолютно ничем. И не сказать, что его друзья или знакомые достигли каких-то более значительных вершин. Но ему почему-то казалось, что его положение самое незавидное. Во-первых, хотя бы потому, что он единственный кто не был женат и не имел детей. Как так получилось, Семен Петрович и сам не знал. Жизнь промелькнула, пронеслась. В ней имели место женщины, но почему-то ни одна не задержалась. Уходили обычно от него, да он и не препятствовал. Всю жизнь жил скромно и по средствам, его вполне устраивала такая жизнь. Но в последнее время что-то внутри него стало чувствовать себя неуютно. Семен Петрович не испытывал чувства зависти или, по крайней мере, думал, что не испытывает, к людям у которых, по общепринятым понятиям жизнь удалась. Но тем не менее какое-то чувство неприятия и, возможно, нехватки чего-то, заставило его решиться сделать шаг, который, по мнению Семен Петровича, должен был выделить его из общей массы. Пусть не надолго, пусть совсем на чуть-чуть! Да много ему и не хотелось…
Айфон как раз и должен был стать тем элементом, который приподнимет его над окружающими и индивидуализирует.
Придя домой, в свою малюсенькую однокомнатную квартирку, и переодевшись в домашнее, Семен Петрович первым делом направился к шкафу. Распахнув двери старого полированного монстра, из его нутра извлек шкатулку, после чего, опустившись в кресло, открыл крышку. Внутри лежали однотысячные купюры, он достал их и пересчитал — восемнадцать, положил их обратно и добавил еще три с сегодняшней получки. Ему не хватало тысячи. Он мог доложить ее и сегодня, но строго для себя решил — не больше трех ежемесячно. Чтобы как-то сводить концы с концами его зарплаты едва хватало, и отсутствие даже этих трех тысяч очень здорово ощущалось.
Закрыв шкатулку, он поставил ее на место. После чего пошел на кухню, где, заварив чай, сидел и пил его какое-то время, глядя в окно. В голову почему-то лезли мысли о почивших четыре года назад родителях. Напившись чая, Семен Петрович принялся готовиться ко сну. В будни он телевизор не смотрел, а ложился спать пораньше, чтобы на работу прийти со свежей головой. Работал он, кстати говоря, лаборантом в хим. Лаборатории в институте имени Свердлова, без малого двадцать три года. К тому же завтра до работы его ждал визит к врачу: последние полгода Семена Петровича мучили мигрени. Поэтому он обратился к специалисту, сделал ряд процедур. Результаты должны были быть завтра. Семен Петрович погасил свет и заснул.
В поликлинике как всегда было людно, в основном пожилые люди. Отстояв за талоном в регистратуру, Семен Петрович поспешил к невропатологу. В очереди он оказался третьим, перед ним было две бабки и парень, постоянно сморкавшийся в платок. В ожидании очереди Семен Петрович ходил и читал плакаты, где говорилось о вреде курения, и о СПИДе, и еще каких-то заболеваниях. На плакате о полиомиелите, Семена Петровича вдруг пронзила отчетливая мысль, что не будет он ждать никакой следующей получки, а пойдет и купит этот телефон прямо завтра! Уж как-нибудь ужмется, проживет — слишком долго ждал! Эта мысль придала ему энергии, и очередь которая будто застыла, стала раздражать, он уже жаждал конца дня. Семен Петрович видел, как идет в этот раз не в магазин, а потом домой, а наоборот. Представил удивление прыщавого молодого консультанта, когда он отсчитает двадцать две тысячи рублей и станет обладателем очень дорого телефона, о котором парню приходится только мечтать. Представил, как он сразу изменится в глазах обслуживающего персонала, и, возможно, даже примет участие в какой-нибудь бонусной программе.
-Кривопалов – Раздалось откуда-то справа, и Семен Петрович от неожиданности вздрогнул, услышав свою фамилию. Он оглянулся. В двери врачебного кабинета стояла медсестра и глядела на него, – не спим, Ваша очередь,- немного резко сказала она и закрыла за собой дверь.
Семен Петрович заторопился в кабинет.
Пожилая женщина-врач насупившись сидела за столом, заполняя какой-то формуляр. Едва кивнула на Кривопаловское, — здрасьте, — и махнула рукой в сторону стула, стоявшего рядом с ней, приглашая присесть. Медсестра тоже уже была занята, печатая что-то за компьютером.
Семен Петрович скромно присел на краешек стула и стал ждать. Врачиха наконец-то оторвалась от своих документов и вперила поверх очков взгляд в лицо пациента. – Кривопалов?- наконец спросила она. Семен Петрович кивнул.
– Карточка его здесь?- на этот раз она обращалась к медсестре. Последняя утвердительно кивнула и протянула означенную карточку врачу. Семен Петрович, все еще ощущая некую спешность, решил сказать: — Там насчет головных болей. Я томографию делал и из вены еще.
-Я помню прекрасно, дорогой вы мой, – как-то излишне добродушно ответила врач, что-то внимательно изучая в карточке
-Вы что-нибудь знаете о глиомах?- наконец спросила она. Семен Петрович отрицательно покачал головой. Врач помолчала, — Вы сказали, что головные боли мучают Вас примерно с полгода? — вновь спросила она.
– Около того, – подтвердил пациент. Он не слишком вслушивался в слова эскулапа. Перед глазами стояло меню нового телефона.
- Это обычно не опасно и операбельно, но, к сожалению, не в Вашем случае, — врач сделала паузу, видимо ожидая реакцию пациента. Оной не последовало, — с Вами все в порядке? — Семен Петрович поднял на нее свой затуманенный грезами взгляд и утвердительно кивнул головой. На самом деле он не слышал ни слова из сказанного, живо представляя себе, как демонстрирует покупку Васину, его лучшему другу или типа того.
– У Вас неоперабельная опухоль мозга, и мне, извините, не совсем понятно, как Вы вообще еще живы, – повторила врач. До Кривопалова, что-то начало доходить.
– Жив? – эхом переспросил он.
— Все верно, ПОКА жив, но почему — это медицинская загадка, – врач развела руками.
- Что это значит? – Семен Петрович ничего не понял.
– У Вас в голове, а если быть точной — в правой лобной доле мозга, большая неоперабельная опухоль, — с этими словами врач извлекла из карточки черно-белый снимок полушарий, на котором справа виднелось темное пятно. — Когда опухоли достигают таких размеров — люди обычно умирают, — пояснила она, указывая на пятно пальцем.
Воцарилась тишина. Семен Петрович услышал врача, но все еще не мог понять, о чем ему говорят, а если точнее, не мог осознать.
– Вы что, хотите сказать, что у меня в голове опухоль, которую никак нельзя вылечить, и возможно я скоро умру?
— Вы наверняка умрете! Удивительно, что Вы до сих пор живы, – как можно более мягко договорила докторша.
– Что за чушь? – воскликнул Семен Петрович, – Как так умру?! Я прекрасно себя чувствую! Ну побаливает иногда голова, да. Но она у всех нет-нет болит.
– Это-то и странно! Симптоматика нестандартная, но вывод очевиден. Вы умрете, причем я не знаю, сколько вам еще осталось, может быть нисколько… Сядьте, успокойтесь, давайте поговорим, – женщина тоже встала и попыталась взять больного за плечи. Семен Петрович довольно неуклюже вырвался.
– Этого не может быть, – с четкой уверенностью сказал он, — как это так? Жил человек, все нормально было, а тут на тебе! Я телефон сегодня новый собрался брать! Зачем вы мне все удовольствие портите?! Посмотрите внимательно, это должно быть ошибка!
Врач грустно покачала головой.
- Сядьте, прошу Вас, и мы обо всем поговорим. Ошибки здесь нет. Оборудование, на котором вы проходили обследование, не врет. Плюс анализ крови. У вас опухоль.
- И что, я теперь не смогу купить телефон? – с какими-то плаксивыми интонациями спросил Семен Петрович.
– При чем тут телефон? Я говорю, что вы в любую минуту можете умереть! — докторша нахмурилась, видимо подумав о душевном состоянии пациента.
– Но телефон то я могу купить?- не унимался Кривопалов.
– Вы можете купить все, что угодно. Дело не в этом. У вас опухоль!
- Ну вас к черту, со своей опухолью! Я телефон себе сегодня беру, а вы мне про опухоль! Я могу прожить неделю? — неожиданно задал он вопрос. Врач озадаченно развела руками:
- Ваш случай уникален. Может и больше, а может и нет. Я никогда не сталкивалась с подобным на практике.
- Недели мне хватит, – твердо заявил Семен Петрович и, не дожидаясь уж больше ничего, вышел из кабинета. Долетев до лестницы, он остановился и ринулся назад, оттолкнув какую-то бабку, возившуюся возле двери с бахилами.
- Вы мне можете дать какую-нибудь справку о том, что я скоро умру, мне надо отпроситься на работе? – выпалил он, ввалившись в кабинет. Потрясенные дамы посмотрели на него, но ничего не сказали. Врач кивнула медсестре, а та быстро набрала что-то на компьютере и распечатала. Затем докторша заверила справку печатью и, передавая ее Кривопалову, прибавила: — Я бы рекомендовала вам лечь в больницу, — Кривопалов с досадой махнул рукой, выхватил листок, не читая, сунул его в карман и выбежал вон.
Через час он был уже на работе. Молча, зайдя в кабинет шефа, протянул ему листок. Виктор Леонидович внимательно изучил вверенное и с ужасом поднял глаза на Кривопалова:
- Семен, мне так жаль.
- Потом, потом, – отмахнулся Кривопалов, -мне идти надо, вы меня отпустите?
– Конечно, конечно! Об этом не может быть и речи! – поспешно заверил сотрудника Виктор Леонидович.
–Спасибо, – поблагодарил Семен Петрович и не дожидаясь продолжения вылетел прочь. Времени было мало. Он должен был лететь в салон, купить телефон и вновь вернуться сюда, похвалиться перед всеми, уловить завистливые взгляды! А времени, возможно, уже не было. По дороге его перехватил Васин и, резко дернув за рукав, затащил в курилку.
– Сема, ты что, и правда умираешь? – озадачено спросил его друг. Семен Петрович попытался вырваться.
— Васин, мне некогда!
– Нет, ты уж подожди, – Васин держал крепко, – ты для меня не последний человек, тебе может помощь нужна… Похороны организовать? — Васин неловко закашлялся, – ты уж извини, что вот так напрямую, но тут уж я считаю не до сантиментов.
–Похороны? — Кривопалов задумался. До этого ему как-то и в голову не приходило, что в связи со смертью могут возникнуть какие-то вопросы, к тому же, связанные с затратами. – На это ведь деньги нужны, на похороны, гроб там? – как-то невпопад спросил Кривопалов.
– Ну конечно, – ответил Васин.
– Слушай, Васин, а сколько это может стоить?
- Не знаю даже. У Перчикова из ОТК мать в прошлом году умерла. Тысяч сорок ушло. Сейчас то подороже наверное. Но ты не переживай, мы коллективом скинемся. Должно тысяч пятнадцать соберем.
– Сорок тысяч? – переспросил Семен Петрович.
– Ну да, должно быть так, — и Васин пожал плечами.
Кривопалов наконец-то вырвался:
- Слушай, я сегодня еще вернусь, вот тогда все и обсудим.
- Ну, сам смотри, — пожал плечами Васин.
Семен Петрович кинулся прочь, но, выбежав на крыльцо, остановился. Болела голова, а в ней билась мысль: как же быть? С учетом всех его телефонных сбережений и, вероятно, помощи коллектива, на похороны едва хватает. А с телефоном тогда что? Конечно можно продать квартиру, но врач сказал, времени возможно не осталось; и вовсе не до этого. С другой стороны похороны. Зачем они нужны? Когда он умрет, ему уже и дела не будет до похорон. Насколько он знал, государство так или иначе заботиться о покойных, а к нему и ходить некому. С другой стороны, похорониться в какой-то общей яме тоже кажется нехорошо, а свои отдельные похороны — это такая вещь, без которой вроде никак. И родителей он хоронил все честь по чести: и родственники, и друзья были. Да, как-то не по-людски получается. К тому же и телефон — нужен ли он ему будет? и что ему за дело вообще до этого телефона? на тот свет же его не возьмешь…
Голова понемногу прошла, и Семен Петрович неспеша двинулся по направлению к дому, продолжая рассуждать: «Вот купит он телефон, придет на работу хвастать, как на него посмотрят? Человеку жить два дня осталось, а он телефоны себе за баснословные деньги покупает! А может и наоборот, еще больше внимания обратят: «Вон, — скажут, — Кривопалов хоть и уже одной ногой в могиле, а в удовольствиях себе не отказывает!» Но что потом? А не дай бог умрет он прямо там, на этой работе, начнется суета: «Хоронить надо! где деньги взять?» Васин скажет, что Кривопалов последнее время на что-то откладывал. Он ему не говорил на что, но что откладывает — говорил. «Как знал!» – прибавит наверняка при этом Васин. А потом наверняка того же Васина отправят к нему на квартиру за деньгами. Достанут из надетых на его мертвое тело брюк ключи и отправят. Васин — в квартиру, а денег там — шиш. Васин – назад: «Виктор Леонидович, так и так, денег нет! Что делать?» Ужас! А Виктору Леонидовичу то каково? Лежит мертвый сотрудник посреди коридора: бросить его нельзя, что подумают подчиненные! Но кто возьмет на себя хлопоты? Что у Семена Петровича нет родственников — всем известно. Как тут быть Виктору Леонидовичу? За свой счет хоронить — тоже как будто накладно. Втравливать начальника в эту ситуацию не охота: он мужик неплохой, помогал ему сколько, а тут такая подстава! К тому же пересуды подойдут: вот дескать дурак, телефон на последние деньги купил! Эффект уже не тот. Но с другой стороны, ему то уже дела до этого не будет. При жизни то эффект будет какой нужно».
Раздираемый этими чудовищными противоречиями, Кривопалов подошел к дому. Он поднялся на лифте, открыл квартиру, подошел к шкафу, достал шкатулку. Открыв ее, достал деньги и пристально посмотрел на них. Стать владельцем Айфона очень хотелось, но и достойно уйти в вечность — это тоже если не мечта, то по крайней мере память о себе. Что есть телефон? Зачем он? Обходился же как то и без него. Прожил относительно неплохих 45 лет, ничем не выделился. Значит самое подходящее так же и уйти, организовав достойные похороны. Криволапов тяжело опустился в кресло. Опять заболела голова. Может это уже и конец? «Жил, жил — и все!» – пронеслось в голове. Он представил себе: какие тосты будут говорить коллеги, ярко красный гроб, свое бледное лицо и слабо горящую свечу, зажатую меж сплетенных на груди рук. «Он был достойным человеком»- скажет Васин. Но достойным чего? или по отношению к чему? — вот в чем вопрос. Да и вопрос ли это? В чем был смысл его жизни, он не знал. Он просто жил и все, а сейчас дошел до точки и так же просто уйдет за эту точку. Через месяц про него уже забудут...
По щеке скатилась одинокая слеза. Кривопалов подошел к окну и посмотрел на салон сотовой связи так и не покоренный им. В этот момент к дверям подбегал тот самый юноша, демонстрировавший ему последние полгода телефон. В руках он сжимал баночку с сухим картофельным пюре, вероятно своим обедом, купленным в соседнем ларьке. Дверь за ним закрылась, и в этот момент Семен Петрович принял решение. В два шага он подскочил к двери, на ходу схватив деньги лежащие на столе, а через три минуты брякнувшие колокольцы на двери салона сообщили о новом посетителе.
Прыщавый юноша сидел за ресепшеном, поглощая свой дешевый обед. Кривопалов в развалку подошел к витрине с айфонами и, ткнув пальцем, громогласно заявил:
— Покажите мне вот эту модель.
Консультант с видимым недовольством прекратил поглощение пищи и направился к пустому для него клиенту. Открыв маленьким ключиком витрину, он достал телефон и тусклым голосом спросил:
- Вам включить?
Кривопалов выдержал паузу и тяжело обронил три слова, просто разрезавшие тишину салона:
-Я БУДУ БРАТЬ!
Юноша замер.
-Как Вы сказали? — переспросил он.
-Я БУДУ БРАТЬ! ЗАПАКУЙТЕ!
Глаза юноши наполнились каким-то благолепием и в них блеснули слезы. Две девушки-кассира с открытыми ртами наблюдали за этой сценой.
-Вы будете брать именно эту модель? – дрожащим голосом спросил юноша.
– ДА! – ответил Семен Петрович и надменно усмехнулся.
– За наличку? – голос юноши срывался на визг а сам он при этом с каждым словом как будто уменьшался в размерах.
– ЗА НАЛИЧКУ! — подтвердил Кривопалов, в голосе его слышалось торжество победителя и хозяина жизни. Именно так ведут себя очень значимые люди. Кривопалов достал из кармана пачку денег. Юноша метнулся к кассе, девицы зашевелились.
– Прошу Вас заполнить форму, – одна из них виляя бедрами подошла к Семену Петровичу, — для клиента нашего салона, совершающего покупку на сумму свыше двадцати тысяч за наличные денежные средства, у нас существует специальная бонусная программа, — и она протянула бланк Семену Петровичу. Он захотел рассмеяться, наполнив торжественным смехом весь зал, но в этот момент в глазах его помутнело, и он бездыханным упал на пол…
Выбор был сделан.


Теги:





1


Комментарии

#0 16:36  05-09-2011X    
ничотак
#1 16:52  05-09-2011Голем    
э-эх, банально закончил...
надо было дать клиенту купить айфон — но опухоль в голове стала бы постепенно принимать форму айфона… и вот тогда началось!
что началось? нухуйего знает.
#2 16:53  05-09-2011Голем    
все мы вышли из шинели гоголя, а некоторые так и не вышли.
#3 17:05  05-09-2011Яблочный Спас    
у врача сцена слабенькая
так то неплохой текст
#4 20:16  05-09-2011Лев Рыжков    
Афтырь с потенциалом. Но пока уныловато. К тому же имя героя и частое употребление идиотского словечка «оный» выдают афтырьскую неопытность.
#5 21:54  05-09-2011дервиш махмуд    
я ещё вспомнил про «бататовую кашу» Акутагавы

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
20:00  16-11-2017
: [1] [Здоровье дороже]
Ортодонт исправит зубы у кого они кривы
Психиатр ударит в бубен, как душою не криви

Мир поможет офтальмолог не сквозь пальцы рассмотреть
В жопу палец ткнет проктолог, все фаланги, не на треть

Только лишь писатель Павел ничего не совершит
Никого он не исправит, словом мир не оглушит

Вот сидит он вечерочком, прогуляться то в облом -
Пишет, балуясь хуёчком под обшарпанным столом

А умрет, так что поделать, не помогут тут врачи
Две дыры в башке проделать чтобы вставить ...
14:39  09-11-2017
: [17] [Здоровье дороже]
Тот, кто уверенно ставит всё на зеро –
имеет полное право делить на ноль.
Адама погубило собственное ребро.
Голая Алла трансформируется в алкоголь.

От каллиграфии открещиваются врачи
и гнут свою линию наподобие морщин.
Русский Ваня дольше вечности лежит на печи
и лаптями от Бриони хлебает щи....
09:36  08-11-2017
: [4] [Здоровье дороже]
...
15:42  29-10-2017
: [11] [Здоровье дороже]
Сама войну хоть как-то покарать
Едва ли сможет слабенькая мать,
За сыновей отобранных кроваво.
По всем штабам засевших упырей
Не уязвить проклятьям матерей,
Находят тех награды лишь, да слава.

Но бранных слов не щёлкнет гневный кнут....
11:48  25-10-2017
: [7] [Здоровье дороже]
После полутарелки манной или рисовой каши и чашки кефира, что ему давали на завтрак, он обычно взбирался на высокий алюминиевый барный стульчик, стоявший в углу лоджии, устраивался там поудобнее, опираясь спиной на стену, или, наоборот, локтями на широкий подоконник, и приступал к процессу ежеутреннего осмотра своих владений....