Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Графомания:: - Последняя миссия коммутационного оракула

Последняя миссия коммутационного оракула

Автор: Чхеидзе Заза
   [ принято к публикации 19:00  28-10-2011 | Евгений Морызев | Просмотров: 357]
There''''s gotta be trust in this world
Or it won''''t get very far
Well, trust in someone
Or there''''s gonna be war
(Оf song- Good Times Bad Times )
(M. Jagger/K. Richards)

После продолжительных войн безо всяких коалиций и союзов, где были все против всех, победила и осталась лишь одна-единственная раса. Ей и достались все другие народы планеты. Из душ низших рас была выбита демократическая вольнодумная труха, а их полное уничтожение оказалось всего лишь литературной аллегорией и образным преувеличением сочинителей гуманистов, многие века спекулирующих на чувствах жалости и сострадания. Тех же людей, которые возлагали надежды на «Грядущего источника тишины и живота», да будет благословенно Его имя – одних погубили, а другие были вынуждены укрыться в горах. По причине умножения беззакония, в эту пору людские сердца стали переполнены злобой и другими страстями, которые цепной реакцией разлились из одних на других, заражая всех и вся душевным смрадом. Народ ожесточился даже на творения своих рук – машин с искусственным интеллектом.
Я сам не без худа, — может даже его во мне больше чем в других, но Всевышняя сила иногда творит и через подобных мне неверных, гордых, завистливых и скупых. Обыватели считают меня жуликом и прощелыгой с провинциальными представлениями. Кое-кто даже считает меня безумным; справедливости ради замечу, что иногда мне тоже так кажется, но на самом деле я – терпеливо переносящий презрение, бесчестие и жизненные убытки современный оракул. Горечь — как сладость, нищета- как богатство, голод- как сытость. Смысл моего жёсткого изоляционизма от общества – подчинен величайшей исторической миссии. И вот-вот, в считанные минуты – плоды моих усилий вобьют еще один медный гвоздь в ветхость сегодняшней жизни.
Закравшись в этот телепортационный модуль, я должен выполнить функцию «биокоммутационного аппарата»- устройства осуществляющего включение, выключение и переключение цепей межвременных гиперпространств. Рядом с защитным коробом, где я затаился, кто-то уронил склянку с соединениями криптона, ксенона и радона. Вот уже месяц меня и так преследует запах неизвестного токсичного вещества, а тут еще это невыносимое зловоние. Пытаюсь не шевелиться. Зубами крепко сжимаю клеммы «Синхротронного клистрона» – а припухшие пальцы ног прочно, с натугой втиснуты в трубчатые волоконные кабели интелфейса. Встроенные в меня, биовыключатели и биопереключатели служат для замыкания или размыкания межпространственных цепей, однако в отличии от обычных нейрофизиокнопок они рассчитываются не на длительное, а на кратковременное воздействие. Самые модифицированные из них: нейрофизиоперекидного, …нажимного и …поворотного действий. Но в мое тело вделан особый нейрофизиопереключатель четвертой программной разработки.
По аппаратному отсеку аппаратуры с помощью, которой осуществляется непосредственное управление функционированием всех временных перемещений, движутся двое вооруженных до зубов ликвидаторов в тактических ветровках, со встроенными в шлемы безлинзовыми стробоскопами. Они почему-то останавливаются именно возле той части защитного короба, под которую я забрался и по спине пробегает неприятный холодок боязни. Неужели этот защитный короб экранированных кабелей и станет моим гробом? Однако как не хочется подохнуть здесь, когда до свершения миссии рукой подать, – и я сильнее стискиваю зубы. Вот они – прямо напротив моего лица и я даже различаю камуфлированный цвет их водонепроницаемых ботинок. Сердце дребезжит от напряжённой тишины,- они чего-то ждут, и вдруг раздаётся резкий хлопок.
Понимаю, что это не выстрел, а происшедшая техническая ошибка, в результате которой разорвало их поисковый голографический куб дистанционного обнаружения вместе с джойстиком. Один из них замертво падает, а другой с досады бьёт продолговатым стволом карабинной версии УЗИ по стенду с планом эвакуации действий при пожаре, – а потом разворачивается и шагает прочь. Выдыхаю,- факт моего нахождения в системе модуля не определен. Механизм автоматической магнетронной защиты обнаружения моей контактной системы это вам не фигли мигли. Однако, желая перехитрить этих порождений ехидны, нельзя быть уверенным ни в чём. Слежу за его удаляющейся фигурой, — в барабанной перепонке левого уха монотонно скребётся вышедший из строя микрофоклоп…
«»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»
Процесс начинается посредством стремительных телепортационных движений проходящих через вживленные в биоагрегат моего тела сенсоры. Они жарче чем раскаленный шип палача мучителя, горячее, чем укусы его кнутов. Вселенная вокруг непрерывно взрывается мириадами ослепительных искр и фонтанами бесконечно поглощающих друг друга огненных дисков… Из за пределов потока Живой Энер¬гии, слышатся отголоски слабых протяжных звуков и томительных вздохов. Передвижение транспортируемых объектов проходит, будто сквозь недра жарящей ракетной турбины. От улавливаемых, визуальных картин информационно-энергетических потоков дрейфа, слепит глаза…
«»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»
Посредством увенчавшегося успехом временного перемещения, из 20- го века сюда прибыли три человека со свитком некой древней рукописи и магическим кристаллом. Первый из них, Георгий Гурджиев — человек, который в свое время высказал, что у людей нет никакой души. Второй, принявший обет Махаяны и казненный властями Японии через повешение Тидзуо Мацумото, он же Секо Асахара — предупреждавший в своих проповедях, что грядет «последняя война добра со злом». Третьим же был покрытый мраком неизвестности некий синеглазый суфийский дервиш.
Пространство наполнили свежие запахи детской плоти, мягкой как весенние почки и другие, богатые ароматы экспансивной силы бесконечности. Но о прибытии миссионеров видимо уже возвестили мужа¬м Протектората избранных коэнов. Вследствие этого вместе с благоуханием амбры, мускуса, и ладана ливанских сосен, в эфире отчетливо ощущаются флюиды чудовищного нарастающего страха.
«»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»
Я торопливо шагаю вдоль цоколя развалившегося бетонного забора бывшей синагоги, мимо цинкового ангара формы гармошки и покосившихся осветительных столбов. Прячу увесистый «Синхротронный клистрон» в одном из пакгаузов для радиоактивного шлака, на стенах которого готическим шрифтом начертаны тексты пророчеств об экстазе обновления духа и смысла в новом мире.
Пройдя рапсовое поле, поднимаюсь по невысокому взгорью к дубраве. Здесь неподалеку стоит заброшенный бетонный технический пункт. По пути к нему, вместе с всевозможными кучами лесного мусора встречаются груды драных плюшевых игрушек, пустых консервных банок и бутылок… Обхожу все по замысловатой траектории, так как все это установленные мной растяжки гранат усиленного фугасного действия. Да и дверь техпункта на самом деле есть сверхмощная мина-ловушка пружинного типа с мгновенным взрывателем. Справа среди буйных зарослей лопуха, будто впечатанный в землю четырехугольный стальной люк с изображением чьего-то родового герба в виде созвездия восьмикрылого Парнаса. Сажусь на корточки, вставляю в скважину свой универсальный ключ- штырь и люк с подскоком приподнимается. Спускаюсь в металлизированный бункер по выступам трапа из гнутой арматуры.
Я приютил и модифицировал здесь бомжевавшего в окрестностях робота по имени Бэйзел, бывшим хозяином которого был обанкротившийся вольный торговец борбосянкой и фальсифицированным спорамином. При моем появлении он закручивает винт фланцевого крепления электрогенератора, и зажигает шарообразные галогены.
Весь пол здесь усыпан штырями силовых вводов, болтовыми соединениями, зажимными колодками, штепсельными разъёмами и прочими деталями. То там, то тут вместе с учебниками по криптографии пылятся анатомические схемы и чертежи моих исследований. В расположении колб, пробирок и банок, которыми уставлены стол и полки, есть какое-то сходство с беспорядком средневековой алхимической лаборатории. Тут же, для надежной изоляции мне пришлось изрядно попотеть над соединением всех металлических частей убежища в единое в электрическом отношении целое. Стоило немалых трудов собрать все эти нержавеющие контактные пластины и плитки, гибкие перемычки, шинки и шайбы, вместе с различными крепёжными деталями. Я приобретал их на рынках, воровал из заводских инструменталок, выменивал на брюквенную водку у заведующего кафедрой контрологии. «»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»
Ранним утром следующего дня по всему городу неожиданно взвывают сирены. Поднявшись на крышу находящегося неподалеку полуразрушенного терминала, пристраиваю к глазам телескопический бинокуляр формы очков «Ray Ban — police» и вглядываюсь в сеть улиц. Из скрытых под ресторанами фастфуда бункеров, выбегает множество ликвидаторов в надувающихся от ветра светло зеленых плащах химзащиты, большинство из которых застёгиваются на ходу. Держа в руках распахнутые планшеты с какими то схемами и списками, они врываются в тонущие в болезненном мареве высотки и острыми крюками выволакивают оттуда окровавленных и кричащих лиц мужского пола. Потом их с лёгкостью зашвыривают в утилизационные кузова- контейнеры грузовиков.
Следующее, что я вижу, это нацеленное в меня с одного из окон неприметного на первый взгляд здания дуло снайперской винтовки. Какое острое наслаждение носить в себе гордость высокого сана коммутационного оракула, и при этом выдерживать направленный на тебя через оптический прицел, взгляд — взгляд чьего-то ужаса! Вот сейчас неведомый стрелок нажмет на курок… Как раз вовремя я резко вздрогнул, и пуля, выпущенная прямо мне в лицо прошла мимо.
Понимая, что я распознан, отступаю и, огибая ловушки, вмиг вонзаю ключ в замочную скважину. Слезши в укрытие, перевожу дыхание. Несмотря на превосходную звукоизоляцию слышно, как снаружи громыхают взрывы. Это ликвидаторы подрываются на расставленных западнях. Пока преследователи без толку занимаются поиском прибывшего представительства из трех миссионеров и устранением невинных путешественников, они даже не подозревают, что «Новые Люди» уже всюду присутствуют и действуют.
Уверенный что все будет превосходно, не упускаю случая единственный оставшийся здесь раз полюбоваться собой в зеркале. Конечно, до самолюбования мне далеко, но буду откровенен, что во мне есть нечто от нарциссизма. Я бы ни с кем не поменялся своей внешностью — уж больно она меня радует. Стягиваю и роняю на пол резиновую личину лица вместе с париком, после чего оголяется, герметическое устройство, по конструктивному исполнению походящее на человеческую голову. В стенку его правого полушария встроены механизмы со множеством обмоток возбуждения, корпусов тугоплавких вставок, контактных устройств, аппаратов с чувствительными элементами и рецепторов. Внутренность левой половины состоит из микрочипов впаянных в платы с платиновыми дорожками, которые посредством биметаллических элементов соединены со всевозможными реле и контакторами.
Я годами перестраивал свою голову в этот сложнейший агрегат. Компонент за компонентом заменял ее прежнюю составную часть называемую мозгом. Гляжу я с помощью – сложной системы из множества разнонаправленных микроскопических камер с нетиповыми функциональными модулями, которые обеспечивают фиксацию, запись и передачу любого количества изображений. Алгоритмы принятия решений, базы данных памяти, даже основные черты натуры – всё рассчитано по замысловатым, схемам и гектограммам посвященных.
На поверхности снова грохочут взрывы, раздаются вопли – похоже, срабатывают последние ловушки. От автоматной очереди сквозь люк врываются направленные линии солнечного света. Неспешно облачаюсь в экипировку из оптического камуфляжа с эффектом кругового рекурсивного отражения и визуально рассеиваясь, ускользаю в безвестность. Жаль Бэйзела, которого, скорее всего, разберут на запчасти в специальной мастерской.
«»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»
Из пасмурного неба пошел мокрый желтый снег. Падая сначала легкими, редкими хлопьями он мало-помалу превращается в плотный занавес и, растекаясь по улицам и крышам домов жидкостью лимонного цвета, как бы тихо, медленно смывает с города дрему.
Убедившись, что за мной нет слежки, вхожу в телепортационный модуль. Расчётный запас номинальной мощности энергозаряда проработавшего больше гарантийного срока «синхротронного клистрона», — ноль целых восемьдесят пять сотых от стандартной единицы, совершенно достаточен для моего персонального гипердрайва. С помощью наконечников произвожу крепление отдельных проводов модуля с герметизированными переборками разных частей моего тела.
Ныне отпускаешь Владыка раба своего с миром! Вот и приняты все тщательные меры для запуска дублирующей программы с целью моей отправки в пору и пространство «Земного рая» — шестидесятых годов двадцатого столетия.



Теги:





0


Комментарии

#0 01:35  31-10-2011Лев Рыжков    
Очень тяжко написано. Если бы переписать, используя термины по минимуму, только улучшился бы текст.
#1 10:27  01-11-2011Елена Мёбиус    
боже… я щас умру… каждую строчку кроме первых десяти пришлось прочитать дважды… то есть я прочла текст два раза и нихуя не поняла… мне не нравицо когда я чегото непонимаю… мне не понравилось
#2 10:28  01-11-2011тихийфон    
потомушто ты олкашка, баба
#3 10:33  01-11-2011Елена Мёбиус    
с хуяле ты ето взял?
#4 10:47  01-11-2011метеорит    
ггг
#5 13:27  01-11-2011Шева    
Согласен с LW.
#6 13:31  01-11-2011Чхеидзе Заза    
РусскаяБаба — мать. «Борбосянка» это тот же самогон, только не из браги, а куринного помета.
#7 13:42  01-11-2011Чхеидзе Заза    
LW Авиация-мой тяжкий крест там где похмелья вечная печать..
Шева-
Бывают дни, когда я после работы “На хлеб насущный”, чтоб он зачерствел, Бреду домой, как старый проржавевший тот робот Бэйзел.,
Спасибо хлопцы. Девчат- тоже спасибо.



Комментировать

login
password*

Еше свежачок
19:26  06-12-2016
: [0] [Графомания]
А это - место, где земля загибается...(Кондуит и Швамбрания)



На свое одиннадцатилетие, я получил в подарок новенький дипломат. Мой отчим Ибрагим, привез его из Афганистана, где возил важных персон в советском торговом представительстве....
12:26  06-12-2016
: [7] [Графомания]

...Обремененный поклажей, я ввалился в купе и обомлел.

На диванчике, за столиком, сидел очень полный седобородый старик в полном облачении православного священника и с сосредоточенным видом шелушил крутое яйцо.

Я невольно потянул носом....
09:16  06-12-2016
: [9] [Графомания]
На небе - сверкающий росчерк
Горящих космических тел.
В масличной молился он роще
И смерти совсем не хотел.

Он знал, что войдет настоящий
Граненый во плоть его гвоздь.
И все же молился о чаше,
В миру задержавшийся гость.

Я тоже молился б о чаше
Неистово, если бы мог,
На лик его глядя молчащий,
Хотя никакой я не бог....
08:30  04-12-2016
: [17] [Графомания]

По геометрии, по неевклидовой
В недрах космической адовой тьмы,
Как параллельные светлые линии,
В самом конце повстречаемся мы.

Свет совместить невозможно со статикой.
Долго летит он от умерших звезд.
Смерть - это высший закон математики....
08:27  04-12-2016
: [5] [Графомания]
Из цикла «Пробелы в географии»

Раньше кантошенцы жили хорошо.
И только не было у них счастья.
Счастья, даже самого захудалого, мизерного и простенького, кантошенцы никогда не видели, но точно знали, что оно есть.
Хоть и не было в Кантошено счастья, зато в самом центре села стоял огромный и стародавний масленичный столб....