Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Децкий сад:: - Поминки

Поминки

Автор: Добродушный Людоеб
   [ принято к публикации 06:19  29-12-2011 | Raider | Просмотров: 934]
— Дорогие друзья! В этот скорбный день мы собрались, чтобы почтить память безвременно покинувшей нас эрекции Юрия Михайловича. Слово предоставляется Юрию Михайловичу.
Перед собравшимися встал пожилой мужичок с покрасневшими от слез глазами.
— Дорогая моя… Единственная…
Голос Юрия Михайловича дрогнул и едва не сорвался в рыдания. В последний момент он сделал над собой усилие и взял себя в руки.
— Нет таких слов, которыми я бы мог выразить всю горечь своей утраты. Покойная была моим компасом и моим рулевым. Благодаря ей я шел по жизни, гордо подняв обе головы. Она была осью, на которой крутилась вся моя жизнь. И кстати говоря, некоторые из присутствующих.
Часть собравшихся скорбно покивала, некоторые не сдержались и заплакали.
— Она всегда была на полкорпуса впереди меня. Заставляла познавать мир, глубже проникать в людей, познавать их с самой необычной стороны. Она всегда была легка на подъем. Особенно если в результате ей светил гарантированный спуск. Она никогда не падала духом, даже когда её накрывало пиздой. Или жопой. Смотря по обстоятельствам. Теперь её не стало, и я как слепой щенок в этом бушующем океане жизни.
Юрий Михайлович достал носовой платок и обильно в него высморкался.
— Честно говоря, в начале нашего знакомства отношения у нас не заладились. Она была прирожденным лидером. Я сразу понял, что она пытается подчинить меня, взять надо мной верх, и стал бороться с ней изо всех сил. Каждый день я задавал ей хорошую трепку, стараясь вымотать её морально и физически. Она держалась очень стойко. Я душил её по нескольку раз на дню. В ответ она бодро отстреливалась, стараясь замочить меня. Или хотя бы забрызгать. Постепенно я начал уважать её за твердый, несгибаемый характер. И в конце концов мы подружились. С тех пор, куда бы я ни шел, где бы ни находился, она повсюду была со мной. Дома, на работе, в гостях. Мы были неразлучны. Бывало, стою в очереди за колбасой, и она со мной за компанию встанет. Стою, скучаю, а она начинает веселиться. То упрется хуем в спину впереди стоящей бабки, то продавщице из не застегнутой ширинки залупой подмигнет. Как-то раз мы вместе с ней и сженой на юг ездили. Море для неё было чем-то неописуемым. Она была готова стоять в нем безвылазно. Но я-то не ихтиандр. Наплаваюсь до икоты, и на берег. Лежу, на солнышке греюсь, на полуголых баб поглядываю, а она уже снова тут как тут. Пойдем, говорит, в море постоим. И за хуй прямо чуть ли ни силком тащит. Ну как ей откажешь. А какая заботливая была. Бывало, с утра подергает тихонечко за хуй. Мол, вставай, соня, вставай. А то обоссышься. Вообще, она постоянно присматривала за мной, не давала сидеть без дела, ведь вокруг было столько людей, которым была нужна наша помощь. Если кому-то надо было заткнуть пробоину в днище или распахать борозду, мы были тут как тут. Или, например взрыхлить чьи –нибудь заросли, покормить чью-нибудь киску колбаской, фаршировать какую-нибудь курицу перцем. Она говорила – надо! А я отвечал – надо, значит надо.
Кроме нашей дружбы в её жизни было две большие страсти. Шляпа и шерстяные пилотки. Шляпу она не снимала никогда и ни перед кем. Это роднило покойную с Михаилом Сергеевичем Боярским. Даже свои любимые пилотки она надевала поверх шляпы. Пилоток в её жизни было великое множество. Гладкошерстные, кучерявые, черные, рыжие, а под конец даже несколько седых. И теперь, когда её не стало, я считаю необходимым увековечить эту её страсть в траурной пилотке памяти. Я обращаюсь ко всем, кто знал покойную и любил её. Пожертвуйте, пожалуйста, на это благое дело клок своей шерсти. Кому сколько не жалко.
Юрий Михайлович достал из кармана полиэтиленовый пакет, ножницы и пошел бродить среди собравшихся, изредка залезая некоторым дамам под юбку и выстригая у них клочки шерсти с шахны. Наполнив пакет волосней, он ушел в дальний угол и потерял всякий интерес к происходящему.
— Слово предоставляется близкой подруге усопшей – Антонине Петровне.
Перед собравшимися вышла еще не до конца растерявшая свои прелести возростная дама.
— Юра… Такая трагедия. Покойная была цементом, скреплявшим нашу дружбу. Ничто не сможет заменить её. Без неё всё будет иначе. Она была такая общительная. Всегда радовалась при моем появлении. Встречала меня стоя. С ней всегда можно было найти общий язык. Она вообще очень любила язык. Она была отзывчивой, надежной и безотказной. Стоило только попросить её ртом, и она уже была тут как тут. И вот, теперь её нет с нами. Невосполнимая утрата… Покойся с миром, дорогая.
-Спасибо. Возможно, кто-то еще хочет высказаться? Может быть, жена Юрия Михайловича?
-Да, давайте я тоже скажу. Мы были не очень хорошо знакомы с покойной. Виделись редко и всё как-то урывками. Но я скорблю о потере вместе со своим мужем. Пусть земля ей будет пухом.
-Ну что ж, если больше никто не хочет высказаться, то предлагаю почтить память об усопшей минутой вставания. Она это так любила.
Все встали. В дальнем углу в беззвучных рыданиях трясся Юрий Михайлович.


Теги:





2


Комментарии

#0 11:48  29-12-2011кольман    
Аха-ха! «Она была осью, на которой крутилась вся моя жизнь. И кстати говоря, некоторые из присутствующих.» — отлично.
#1 11:52  29-12-2011Астральный Куннилингус    
Про отставку Лужкова текст паходу… Но ничотаг, читабельно.
#2 15:54  29-12-2011милп    
смеялсо я
#3 16:16  29-12-2011Лев Рыжков    
По-раблезианске так. Но вынырнуть из прибатуки на глобально-философский уровень не получилось у афтыря. Нормальная юмореска — погыгыкать поцонам.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
13:42  27-04-2017
: [0] [Децкий сад]

да ладно тебе кочевряжиться — идиот
бери что дают, пока эту хрень не отняли
ты вечно двумя кулаками запихивал в рот
хотя не голодный, и рядом грудастая няня

подавишься — слышишь? ведь это не мясо а кость
и ты не орёл, и во рту у тебя не дробилка....
08:15  21-04-2017
: [6] [Децкий сад]
Я хорошо помню, как мой младший брат Сашка выдумал эту историю. Он долго готовился. Рассказывал мне её перед сном, учил наизусть детали, добавлял подробности.
- Никто не поверит – издевался я над братом.
- Почему? В Сожри-печень верят, Вырви-глаз, а в Чёрную Собаку Смерти не поверят?...
22:07  18-04-2017
: [4] [Децкий сад]
"...Они умрут.
Все. Я тоже умру.
Это бесплодный труд.
Как писать на ветру."
И.Бродский. "Натюрморт"

"...Булки фонарей, и на трубе, как филин,
Потонувший в перьях нелюдимый дым."
Б. Пастернак "Зимняя ночь"

"....
22:04  18-04-2017
: [10] [Децкий сад]

Красавица зеленая – размашистая елка
Заснеженный овраг прикрыла с грустью
Печаль тоскливая вонзилась, как иголка
Конца и края нет лесному захолустью

Ярила на коне. Весна опушки обнажила
И белые цветы, так робко, гнутся на ветру
Не первый раз сугробы елка сторожила
Храня за снегом юности незримую черту

Но люди за природой наблюдают вечно
Вот опергруппа за город летит беспечно
В овраге стаял снег, а там «подснежник»
Корявый с медом запах, цвет «мятежник»

...
Кисловодск- город моего детства. В последний раз я был там в 93м. Моя прабабушка Лидия Алексеевна жила в самом центре города на Курортном бульваре дом номер 1. Когда этот дом принадлежал какому-то купцу. Но потом советская власть нарезала его огромные комнаты на крохотные коммунальные клетушки и заселила новых жильцов, попроще да победнее....