Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Х (cenzored):: - Секунды.

Секунды.

Автор: Дэйв Элсвер
   [ принято к публикации 17:19  10-01-2012 | Илья Волгов | Просмотров: 324]
Вобщем так, я тратил свое время. Каждый день понемногу.
В конце концов, ко мне пришел чувак и сказал — Эй, парень, ты потратил слишком много времени. Это больше чем мы давали тебе!
И тогда я спустился с ним под землю. Его укороченные до колен брюки, сразу родили во мне двух малышей ненависти. Потом я обратил внимание на развязанный шнурок на правом ботинке из рыжей кожи, и мне захотелось исключить его из списка живущих на земле. И только тогда я вспомнил что он сам из под земли. И я был крайне счастлив этим, но не до конца. Мне резко захотелось вообще вычеркнуть его из плана Господа.
Жирафы? Да. Змеи? Да. Кепки с прямым козырьком которые мне не идут? Так и быть. Этот парень? Хмм. Нет.
Это польстило бы мне.
Но нет, этот уёбок вел меня за руку, далеко вдаль и знакомил со всеми кто потерял своё время. Я даже видел Орфея и Джона Леннона.
Первый говорил на непонятном языке и плакал. Мне было жалко его. Я думал чем ему помочь, засунул руки в свои штаны, которые все были в жирных пятнах, покопался полминуты и извлек старую жвачку.
Я протянул её ему, и он заурчал от удовольствия. «Доброго вам вечера, мистер Дентон!» — ответил он смущенно, но и с улыбкой на лице.
«Увидимся на хоккее… старик» — ответил ему я, и повернулся к Леннону.
Тот высунул свой язык и с бешенными глазами начал его кусать. Кровь начала падать из его рта на пол, и чуть не забрызгала мои чудные эллбаумы 67-го года. Я уже хотел уебать ему в темя, но чувак одернул меня.
«Ему и так хуево, дружище. Не стоит бить его. Над ним и так все издеваются.»
Я одобряюще кивнул, подошел к Джону и плюнул в его ебло. Он перестал грызть свой язык и уставился на меня как сумасшедший.
«Йоко скоро умрет, мудачок, и тогда вы будете здесь вместе грызть свои ебаные рты. А я буду плевать на вас, договорились ?»
Столько дерьмовых людей прославляла наша эпоха. Помню в прошлом, я уважал Леннона только один раз. Когда он перестал петь и лег в гроб. Также мне никогда не нравились имена на О. Я достал из своего замызганного портсигара папиросу, и закурил. Дым сливался с моими мыслями. Я пытался вспомнить кого я еще ненавижу, когда меня одернул тот парень.
«Пойдем. Нам еще очень долго идти.»
Я сказал — «Сейчас. Только попрощаюсь с малышом Джоном.»
Я подошел к Джону, глубоко затянулся, так что легкие перестали понимать что они легкие, и выдохнул густой дым ему в лицо. Он нервно захихикал. Тогда я взял бычок между большим и указательным пальцем и пришпарил ему губы, чтобы проверить что это он.
Он заорал словами из песни let it be. Я удостоверился, хмыкнул и мы пошли дальше.


Теги:





0


Комментарии

#0 17:50  10-01-2012Илья Волгов    
старайсо

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
12:53  27-04-2017
: [2] [Х (cenzored)]
Ганюшкин с силой распахнул окно, и привычным движением снял со стены плазму. Со словами: "иди полетай", он выбросил телевизор с восемнадцатого этажа.
Что странно, плазма, не стала планировать, а полетела вниз камнем. Достигнув земли она совершенно бесшумно разбилась в пыль....
Ближе к полудню барыня Татьяна Алексеевна проснулась. Не открывая глаз она прислушалась к непонятным процессам внутри своего организма. Внезапно ее стошнило и она вырвала,успев лишь повернуть голову, чтобы не испачкать подушку.
«Неужели отравилась шампанским?...
С берёзы брызжет сок обильно,
По банкам в сумрачном лесу,
Весна. Нетронуто либидо,
Хоть член срезай на колбасу.

В траве клещи хранят истому,
В преддверии больших чудес,
С надеждой впиться в чью-то жопу,
Зашедшей обосраться в лес....
поэтесса-стрампонесса,
метр семьдесят, без лишнего веса
составит компанию поэту
и ей нужно конкретно вот это:

адекватный би-универсал в заход,
без лишних рифм, но "полиГЛОТ";
для дружбы и интима-
не проходите мимо.

Фейсситинг обязательное условие!...


...В субботу друг Рафа Шнейерсона Тит привел пару первоклассных девиц.


Где он их взял?


Почему Тит не приводил таких красоток прежде? Например, тогда, когда Рафу было тридцать?.. Или сорок? Или пятьдесят? Или даже – шестьдесят?...