Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Децкий сад:: - Простой монтажник Васька Клюев

Простой монтажник Васька Клюев

Автор: mao-11
   [ принято к публикации 21:26  19-01-2012 | алкей швеллер | Просмотров: 493]
для редколлегии что-то вроде предупреждения:
Участвую я, значит, в конкурсе короткого фантрассказа со звучным названием СССР-2061, и думаю — а почему бы один свой конкурсный рассказ не отправить Вам? Подумал, и отправляю. Может, услышу, наконец, настоящую критику и всю правду-матку. В общим, вот награфоманилось что-то.

Если что, он сейчас выложен здесь: samlib.ru/s/sssr2061/049prostojmontazhnikwasxkakljuew.shtml





Труд — всему единственная мера!
правильный советский лозунг



Лирика

Кто утверждает, что на Марсе некрасивые закаты, просто никогда не был на Марсе в это время года. Маленькое и красное, как спелое яблоко, Солнце окрашивает безоблачное небо в розовые и оранжевые тона, делая его похожим на сладкую вату. На совсем еще светлом небе уже начинают загораться звезды — точно такие же, как и на Земле. Но только они не улыбаются и мерцают не так игриво. Будто бы знают, что здесь — не Земля.

Васька лежал на пригорке, жевал травинку, и задумчиво глядел в небо. Теплый ветерок с запахом какого-то железа мягко шевелил его выбивающиеся из-под кепки волосы, по-модному завитые в кудри. Тихо, мирно. Хорошо!

Высоко в небе стал виден тонкий рваный край АтмоСферы, освещенный лучами закатного солнца. Белесая, будто сделанная из тумана полоска казалась неподвижной, и лишь иногда на ней вспыхивали красноватые блики, которым вторили вспышки света, отраженного сегментами Сферы. Васька с интересом разглядывал это космическое строение, впервые видя его с поверхности Марса. В следующий раз он так полюбуется не скоро. Зато почти месяц он будет видеть Сферу только вблизи. И не просто видеть, а строить.

Васька Клюев — космический монтажник, совсем еще пацан, только что закончивший училище. Два дня назад он в числе многих других ребят прибыл на Марс работать. Работать на главной стройке всей Солнечной системы — АтмоСфере.

— Васька! — звонкий голос раздался прямо над его ухом. — Хватит лежать, пошли, там уже танцы скоро! Да и ребята тебя обыскались, а он, видите ли, на травке лежит, отдыхает! — смех, завершивший эту короткую речь, был таким же звонким и веселым, как и голос.

Это была Вика — одна из немногих девушек, удостоившихся чести полететь на Марс от училища. Бойкая, умная и, безусловно, симпатичная девушка, постоянно бывающая в центре всех событий. Ваське она нравилась. Хотя Ваське нравились все девушки. Разве только, кроме Наташки.

Васька с неохотой вернулся на землю, то есть, на Марс, где Солнце уже совсем село, а сумерки, лишенные Луны, обещали быть темными.

— Ну пошли! — Васька быстро, даже слишком быстро из-за пока еще непривычно низкой силы тяжести, поднялся с мягкой травы, бросил последний взгляд в небо, и легко побежал за Викой. Сегодня можно, и даже нужно было отдыхать, потому что уже завтра — наверх, к АтмоСфере.





Физика

Когда на Земле стало слишком тесно, люди поглядели на Марс, подумали «а почему бы и нет!», и стали обживать эту холодную и голодную красную планету. Хотя нет, на самом деле все было не так: люди на Марсе жили давно, и это были славные люди — ученые, исследователи, смельчаки, шедшие на верную гибель, и ставшие героями. Им было тяжело, смерть поджидала их на каждом шагу, их становилось все меньше, но они не сдавались. Им приходилось лишь выпрашивать деньги на новые экспедиции, а отваги, мужества, и желания побывать в новом мире у них было хоть отбавляй.

И лишь когда люди поняли, что на Марсе можно жить, он стал активно колонизироваться. А Васька с товарищами ступил не на далекую мертвую планету с тонкой углеродной атмосферой, а попали в обжитой, комфортный, и даже уютный мир, встречающий гостей теплыми днями, свежайшим воздухом, и знаменитыми марсианскими яблоками. Теперь люди летели на Марс не проявлять героизм, а просто жить и работать, как живут и работают все нормальные люди на Земле или Луне.

Но Ваське было немного скучно. Скучно! Теперь марсиан не поджидали опасности, им не приходилось бороться с трудностями, и даже скафандры ушли в прошлое! Сейчас здесь шли великие стройки — то тут, то там вырастали огромные современные города, фабрики и заводы. Люди создали искусственные озера, реки и даже одно море, в котором так приятно купаться. И жизнь здесь теперь была такой же приятной и удобной, как на Земле.

Поэтому Ваське было скучно. Он сразу знал, что полетит на Марс — почти все выпускники его училища летали сюда на год-два. И сначала это его радовало, но чем больше он узнавал о Марсе, тем грустнее ему становилось. Что тут делать? Строить какой-нибудь новый город? Или прокладывать новый канал? Скучно.

Положение не спасла даже АтмоСфера — гигантское и фантастическое по своей задумке сооружение, которое спасет Марс, сделает его по-настоящему пригодным для жизни. Этот амбициозный проект был нужен, как воздух — в буквальном смысле.

Марс — планета маленькая, маленькое у нее притяжение и магнитное поле, зато солнечный ветер дует — будь здоров! Поэтому у Марса и не было атмосферы — она вся просто-напросто улетучилась из-за слабой гравитации, а остатки потихоньку выдувались космическим «ветром», дующим от нашего светила. Еще печальнее дела обстояли с космическим излучением, которое из-за крайне слабого магнитного поля Марса проливалось на поверхность планеты смертоносным ливнем.

Все это грозило новым исчезновением атмосферы Марса, которую люди так упорно, с трудом и любовью воссоздавали последние сорок лет. За последующие столетия эта спасительная воздушная оболочка снова истончилось бы, а космическое излучение нанесло бы непоправимый вред жизни Марса, только-только начавшей развиваться.

Нужно как-то удержать атмосферу Марса! Так подумали молодые советские ученые, и не просто подумали, а предложили вариант практической реализации этой мысли — так родилась АтмоСфера. По задумке ученых, АтмоСфера — это огромная прозрачная сфера из металла и особого прозрачного пластика, внутри которой, как в пузыре, будет находиться Марс и наибольшая часть его атмосферы. Диаметр АтмоСферы на 300 километров больше диаметра Марса, и она будет надежно оберегать искусственную атмосферу планеты от «испарения», а жизнь — от смертельных доз космического излучения.

Именно на строительство АтмоСферы прилетела группа молодых рабочих, в которой был и Васька. Последний год он интенсивно изучал приемы космического строительства и управления сложными орбитальными манипуляторами, поэтому в дипломе Василия Клюева появилась гордая, вызывающая у многих ребят запись «космический монтажник II разряда». Которой сам Васька не очень-то радовался.

Ведь АтмоСферу почти достроили, а работа космического монтажника была однообразной, к тому же, основную часть этой работы делала автоматика. В общем, скучно. Ваську не радовало направление на работу на Марс, но работать надо было, да и когда послали всех, негоже одному отказываться — сначала засмеют, потом припозорят, а затем и вовсе выговор влепят. О родителях даже и говорить нечего...





Проступок

… АтмоСфера отсюда выглядела совсем не так, как снизу: перед глазами расстилается огромное гладкое поле, уходящее за горизонт, блестящее и бликующее на солнце. Казалось, что над планетой распростерся ледяной каток, составленный из колоссальных прозрачных шестигранников, скрепленных, как витраж, тонкими полосками металла. Кое-где по этому полю были разбросаны антенные фермы, какие-то крошечные строения, мощные двигательные установки, и даже башни телескопов.

А здесь, где находится рваный край АтмоСферы, открывающий полуторасоткилометровую пропасть под ногами, работали люди, грузовики, краны и манипуляторы. Похожие на крабов аппараты, облепившие край строящейся Сферы, хватали с грузовиков, перетаскивали и закрепляли своими клешнями пятикилометровые шестиугольные сегменты. Дальше дело было за монтажниками, которые крепили сегмент к АтмоСфере — так, кусочек за кусочком, на протяжении пяти лет строится самое масштабное искусственное сооружение во всей Солнечной системе.

Среди монтажников был и Васька. С его рабочего участка открывалась невероятная красота: Васька будто бы находился на краю огромной, в несколько сотен километров диаметром, проруби — далеко впереди и по бокам он видел размытые недостроенные края АтмоСферы, которые постепенно росли, и грозили через несколько месяцев сомкнуться. Вот тогда-то будет вложен последний сегмент, и эта честь обязательно достанется какому-нибудь известному и уважаемому человеку. Хотя он просто будет сидеть в кабине манипулятора, и делать вид, будто нажимает кнопки.

С легким толчком, от которого по блестящей поверхности сферы пробежала едва заметная упругая волна, пристыковался огромный сегмент. Еще несколько прозрачных шестигранных кусков, казавшихся отсюда не такими большими, нависали над краем АтмоСферы, в нескольких километрах выше. Эти сегменты делаются неподалеку — прямо из пригнанных к Марсу астероидов, которые на недолгое время стали новыми его лунами.

Васька, пристегнутый к удобному креслу своего манипулятора, видел все происходящее через выпуклое панорамное окно, занимающее две трети поверхности кабины. Сразу после жесткой стыковки (дело рук Ваньки из его же училища, только он выпустился на три года раньше — это его «стиль» работы), Васька, выпустив слишком много газа из сопел, погнал к месту стыка: здесь были большущие — метра два в диаметре — «шпильки», которые нужно было аккуратно вставить в свои гнезда, а затем не менее аккуратно приварить лазером. Всего-то делов.

Работа была однообразная, а поэтому Васька, вопреки правилам и технике безопасности, выключил связь, и включил музыку — так-то оно веселее, с музыкой в ушах! Работа спорилась, «шпильки» легко вставали в свои гнезда, лазер, ведомый автоматической системой наведения, делал аккуратные тройные швы, намертво скрепляя детали. Сквозь технологическую щель между сегментами виднелись зеленые долины Маринер с его черными, глубокими каньонами, которые отсюда казались крохотными канавками.

Трек закончился. Между прочим, любимый Васькин трек, который он был не прочь послушать еще разок. Отпустив рукоятку управления, он полез за пазуху, поймал рукой плеер, но никак не мог нащупать нужную кнопку. Доставать плеер — не вариант, если кто увидит, будет беда. Васька бросил вторую рукоятку, приоткрыл комбинезон, увидев, наконец, несчастную кнопку. Но тут Васька почувствовал легкий удар, такой, каких раньше никогда не было. Забыв о плеере и заигравшей музыке, Васька поднял глаза, и обомлел.

Оба его лазера, включенные на полную мощность, плясали по поверхности сегмента, иногда ударяя вверх и в бок, задевая АтмоСферу и все, что было над ней. По полупрозрачным газовым дорожкам было видно, что другие монтажники спасались от неуправляемых лазеров, побросав свою работу. Но самое худшее было справа от Васьки: за край сегмента держались две огромные «клешни» крана, а сам аппарат, оставляя за собой блестящие капли замерзающего масла и тонкие дорожки сероватого дыма, плавно отлетал в сторону и вниз, видимо, потеряв управление.

Васька, мгновенно покрывшись холодным потом, начал беспорядочно нажимать кнопки на приборной панели, совершенно забыв все навыки управления машиной. Наконец, лазеры потухли, а в ушах, заглушая музыку, гулко раздавались удары сердца.

— Ай-яй-яй! Что же это, что же такое-то?! — Васька был в растерянности. Он испугался. Очень испугался. Васька ничего не видел вокруг себя — все его внимание было приковано к падающему — теперь было видно, что он падает — крану, лишенному «клешней».

— Ванька! — вдруг вспыхнуло в голове у Васьки. — Там же Ванька!

Теперь все мысли занимал оператор крана. Неужели Васька его убил!? Н-нет, этого не может быть, этого не должно быть!

Кран все падал, а Васька смотрел на него как завороженный. Он не чувствовал, как по лицу льются слезы, а сердце готово выпрыгнуть из груди. Неожиданный стук вернул Ваську в реальность — это аккуратно, самым краем манипуляторов в панорамное окно стучал Петька, на которого было страшно посмотреть — казалось, он сейчас выпрыгнет, и разорвет Ваську на куски. Петька бешено жестикулировал, что-то беззвучно кричал, показывая руками то на микрофон, то на приборную панель.

Радио! Васька понял, что его просят включить связь! Легкое нажатие кнопки, и кабина заполнилась спокойным, но не предвещающим ничего доброго голосом диспетчера:

— Сто тридцать восьмой, сто тридцать восьмой. Отзовитесь. Василий, ты слышишь меня?..

У Васьки будто язык отсох и отпал, губы совершенно отказывались шевелиться, а в горле застрял крик. А кран все падал и падал, он уже вошел в плотные слои атмосферы, его обшивка начала светиться розовато-красным светом, антенны, лючки и всевозможные выступы на корпусе ярко, весело, с искрами сгорали разноцветным огнем. Васе было страшно.

Неожиданно от горящего манипулятора отделилась маленькая продолговатая точка, отлетела куда-то в сторону, и почти сразу же исчезла из виду, затерявшись на фоне набежавших тучек. А через полминуты манипулятор разорвало на куски мощным взрывом — горящие осколки дорогой и сложной машины фейерверком разлетелись в стороны, оставляя за собой белые и черные полоски дыма. Еще через минуту все это исчезло за высокими облаками, а в небе осталась лишь искривленные, разорванные ветрами белесоватые дымные дорожки...





Поступок

Второй час Васька изучал пол под ногами — казалось, что каждая прожилка в плитах из марсианского мрамора стала ему родной. Но сейчас, как и последние двое суток, Васька был словно в тумане — перед глазами плыл упавший кран, черный космос и зеленый Марс, чуть было не погубивший Ивана Затейникова. И спокойный голос диспетчера, приказывающего прекратить работу и немедленно вернуться на базу. Оттуда Ваську быстро спустили на поверхность, и сейчас он был на собрании.

Люди говорили, люди смотрели на него, люди качали головами, и даже были люди, которые осуждали. Ваське было плохо от этого суда. Но хорошо от того, что Ванька остался жив, хотя и пробудет в больнице недели три — та черная точка, что отделилась от крана перед самым взрывом, была спасательной капсулой. Иван, потерявший сознание, был спасен автоматикой, которая чудом осталась цела после васькиного «обстрела».

— Василий Клюев — взял, наконец, слово председатель собрания, который был едва ли не самым молчаливым из всех присутствующих, — ваш поступок, или его лучше назвать проступком, чуть не стоил жизни Ивану Затейникову, вашему старшему товарищу и одному из лучших строителей АтмоСферы. Кроме того, вы создали инцидент, который привел к материальным потерям и потери времени — все это вместе взятое уже достаточно для полного отстранения вас от любых работ на Марсе, и отправки на Плутон.

Васька еще больше скис. Он — совсем пацан, а Плутон — это верная гибель для него. Говорят, что там не страшно, но то говорят, а то попасть туда и увидеть все самолично...

— Что же вы молчите, Василий?

Васька обомлел, почти так же, как два дня назад на орбите. В голове все перемешалось, голос, руки и ноги отказали. Но вдруг, в одно мгновение, наступила такая необычная ясность, что Васька даже удивился — столь понятных и простых мыслей в его мозгу еще никогда, наверное, не рождалось. Васька оторвал глаза от пола, легко, с уверенностью посмотрел на присутствующих, поймал одобрительный взгляд председателя, и начал говорить. Правда, это получилось не сразу — горло так пересохло, что земная Сахара показалась бы оазисом. Но положение спас стакан простой воды.

— Да — неожиданно ровным и крепким голосом заговорил Васька — я ошибся. Я нарушил правила и рабочие нормы, и готов за это ответить. Можете отстрани меня от работы, лишить диплома и специальности, даже можете отправить меня на Плутон — я совершил преступление и должен понести наказание.

Больше Ваське нечего было сказать. Он просто сел, снова опустив глаза в пол. А в зале стояла гробовая тишина. Все взгляды были направлены на этого осунувшегося кудрявого парнишку, и лишь председатель собрания что-то писал в своем планшете.





Хороший ты парень, Васька Клюев!

Огромное выпуклое поле АтмоСферы весело отражало солнечный свет, в котором совершенно терялись лазерные вспышки монтажников. Васька ловко хватал «шпильки», вставлял их в гнезда, приваривал, проверял на прочность, и, немного сместившись вправо, снова хватал, вставлял, варил и проверял. Работа спорилась, и в этом месяце он вполне мог стать одним из лучших монтажников, что обернулось бы для юноши неплохой премией.

Плеер был оставлен на Марсе, все инструкции — в голове, а в сердце — понимание важности своей работы и работы товарищей. За последние два месяца Васька сильно вырос в профессиональном плане, став на голову выше многих в бригаде, да и на всей АтмоСфере. И Ваське казалось, что он никогда не забудет те несколько дней, когда чуть было не сломал свою жизнь и жизнь невинного человека.

Его тогда не стали наказывать. Почему?

— Хороший ты парень, Васька Клюев! — просто, доброжелательно и с улыбкой сказал председатель после собрания. И он сказал этим все. Ведь Васька совершил проступок, но осознал это. И он узнал, что не бывает плохих людей — просто иногда люди делают плохие поступки. А если друзья этого человека, его окружающие, родные и старшие товарищи осудят, не помогут, то кто подставит плечо и подаст руку?

Ваське в одночасье перестало быть скучно на Марсе. Ведь он делал то, что поможет людям строить свою мирную, полную радостей и трудовых успехов мирную жизнь на Марсе. А осознание важности и нужности своего труда — это многого стоит. И после этого работа начинает приносить настоящее удовольствие. Вот Васька Клюев — молодой и симпатичный парень, простой монтажник семнадцатой бригады АтмоСферостроителей — и работал в удовольствие. Не озираясь на прошлое.





Лирика

… — А кого встречаем? — перекрикивая оркестр спросил Женя у Вали, державшей в руках огромный букет венерианских цветов.

— Как?! — удивлению Валентины не было предела. — Василия Клюева же! Ты что, не знал, что он сегодня прилетает?! Мы же еще три дня назад договорились встречать его всей группой!

А Женя и забыл. Помнил, что группа зачем-то встречается на космопорте, а зачем — забыл.

В космопорте, как всегда, царила суета. Движение людей, машин и стратосферных самолетов не прекращалось ни на минуту. Но сегодня здесь была особая суета: вся планета встречала знаменитого бригадира монтажников, строителя-героя, побывавшего на всех самых больших объектах Солнечной системы, и просто замечательного человека Василия Ивановича Клюева. На Венеру он прилетел буквально на три дня, но эти дни в его жизни обещали быть насыщенными.

Наконец, к главному терминалу, вокруг которого толпились веселые, одетые во все яркое, и отяжеленные цветами венерианцы, вырулил стратосферник с дорогим гостем на борту. Сигарообразная махина плавно качнувшись, остановилась, к ней подъехал белоснежный трап, на который через полминуты шагнула нога Василия — молодого улыбчивого красавца, чья кудрявая голова и умелые руки побывали на самых сложных стройках Солнечной системы.

Василий смущенно улыбался, и постарался поскорее спуститься на землю. Но оркестр, играющий веселый марш, и встречающая делегация не дали ему скрыться от многих тысяч взглядов, с любовью и уважением глядящих на героя.

Никаких пышных и долгих речей — простое приветствие, вручение цветов и искренние улыбки — вот и вся встреча. Василия так встречали уже несколько лет, но он никак не мог привыкнуть к славе, он даже тяготился ею, и чувствовал себя хорошо только там — в космосе, в кабине манипулятора, на командном пункте или в простом рабочем скафандре.

Ведь в любой день он мог совершить ошибку, не оправдать надежд, подвести тех, кто доверил ему самую важную и сложную работу. За ним было все человечество, и второго падения в жизни Василия быть не могло.

Сейчас Василий Клюев летел строить щит над Меркурием. Эта планета тоже скоро станет обитаемой, и на ней тоже взойдут цветы — может быть, даже такие же красивые, как и на Венере. И Василий — наш Васька, славный и веселый, наш скромный парень Васька — первым получит эти цветы из рук улыбчивых красивых девчонок.


Теги:





0


Комментарии

#0 21:32  19-01-2012X    
в целом, полная хуйня. Типа колхозного Бредбери
#1 21:35  19-01-2012херр Римас    
скучно кагто, уныло вобщемто
#2 21:38  19-01-2012mao-11    
Ооо, колхозный Бредбери — это комплимент, чёрт возьми!
#3 21:43  19-01-2012Гриша Рубероид    
/Когда на Земле стало слишком тесно, люди поглядели на Марс/ це. а раньше не глядели штоле. у меня вопрос. за это реально платят деньги иле это шутка такая.
#4 22:02  19-01-2012mao-11    
Да ну что вы, кто за это заплатит.
Хотя в наше время и на за такое платят.
#5 22:11  19-01-2012Lutic    
… назад, в будущее..:-)
#6 22:54  19-01-2012Sgt.Pecker    
афтара  — к принявшему редактору
#7 22:56  19-01-2012пиявский александр    
Вполне классно.Схвачено чётко.Уважуха.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
09:13  06-12-2016
: [6] [Децкий сад]
...
08:28  04-12-2016
: [15] [Децкий сад]
Выводить любили мы из статики
Сотни лучших преданных солдат.
Аромат прошел былой романтики-
Оловянным лишь ребёнок рад.

Нас ласкали школьные красавицы
Красотой улыбок в лучший час,
А сегодня всем нам улыбается
Лет и зим накопленный запас....
тихий маленький человечек
тихо плачет лицом в подушку
не обнимет никто за плечи
не шепнёт нежных слов на ушко
.
он успешен, здоров, симпатичен
у него есть утюг и блэндэр
и в кармане полно наличных
он квартирку сдаёт в аренду
....
09:14  30-11-2016
: [12] [Децкий сад]

Ох женщина, зачем ты нам дана
Имеющая власть над сердцем хладным
Пленяющая разум, безвозвратно.
Ты ангел, или сатана?!

Уже века, ты выбираешь нас
То воскрешая вновь, то вновь губя
То та милей, то эта сторона
А мы до смерти бьёмся за тебя

Сжигаем города и государства
Меняя вспять течение судьбы
И гоним, словно скот, помазанных на царство
Тебе - в рабы

Седых монархов ставим на колени
Не оценив величия ни в грош
Чтоб пред тобой испытывали дрожь
И жда...
20:15  29-11-2016
: [12] [Децкий сад]
...