Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Графомания:: - Грани войны. грань первая

Грани войны. грань первая

Автор: goos
   [ принято к публикации 04:06  22-01-2012 | Шырвинтъ | Просмотров: 460]
с. Тарасовка. Сахновщанский район Харьковской области. Август 1943-го

Немцы прошли три дня назад. Чёрной пыльной саранчой ползли они через деревню: пешком, верхом, на мотоциклах, телегах, крытых и открытых полуторках, танков было всего три. Немцы отступали, и по их виду было понятно, что навсегда. В этой унылой церемонии было что-то фатальное. В лицах — усталость, тоска и безысходность. Старая плешивая побитая собака, поджавшая хвост перед внезапно заматеревшим псом, показавшим белые острые клыки.
Процессия продолжалась почти сутки. Из села все ушли в степь. На всякий случай. Рассказывали, что в какой-то деревне сожгли всё дотла и расстреляли всех мужчин. Там и мужчин-то было – старики да калеки. Кто верил, кто не верил, но ушли все. От греха подальше. Из лагеря, разбитого в степи была видна только пыль над дорогой да слышен шум двигателей.
В деревню вернулись, когда стало тихо, и пыль осела.
Отступление фашистов приняли спокойно, словно ничего не произошло. Да и немцев-то за всю войну видели всего несколько раз. Первый раз, когда они наступали. Наступление было стремительным, поэтому немцы не задержались. Закололи свинью, половили кур, переночевали шумно, но никого не расстреляли, не повесили. Селян будто и не замечали в своей победоносной феерии. Утром ушли, чтобы вернуться через два года. Появлялись иногда, но так, проездом по своим делам. Село стояло на отшибе от основных дорог. Вот и проскакивали немцы мимо. Говорят, в Устиновке, которая в яру, вообще за всю войну ни одного немца не видели. Ну, теперь, и не увидят больше. Погнали их, как тараканов веником.
На следующий день в село приехали наши. Два офицера, четверо солдатиков. Расположились в хате Тымчинков. Стол поставили в дальней комнате, под образами, бумаги разложили, у дверей часового поставили.

Особист – мужчина лет сорока, худой, жидковолосый, сидел за столом с кружкой холодного, из погреба молока. Хотелось курить, но папиросы закончились ещё вчера.
- Ну, что, начнём? Фамилия.
- Бутко.
Особист окунул перо в чернильницу и аккуратно вывел фамилию. Каллиграфия всегда у него была на высоте.
- Как зовут?
- Яків Петрович.
- Год рождения.
- Тисяча дев’ятьсот перший.
- Почему не на фронте?
- Каліченій я. Просився, не взяли. От і остався тут з бабами. В мене палець не згинається, — он показал узловатый и прямой, как деревяшка, указательный палец правой руки. – Стріляти не можу. Ще й на одне око погану бачу.
- Понятно.
Офицер снова стал писать. Второй сидел сбоку на табурете и дремал, свесив голову на грудь. Иногда вздрагивал, чтобы удержать равновесие.
- Старостой был? На немцев работал?
Во взгляде не было ни ненависти, презрения. Сегодня уже третье село. А до вечера ещё четыре нужно объехать. И так уже неделю. Везде, откуда немцев выгнали, сразу по горячим следам отлавливали предателей. Сначала было противно смотреть на этих сволочей, продавшихся фашистам. Потом, после десятого расстрелянного стало всё равно. Даже к говну привыкаешь, работая говновозом. И оно уже не пахнет. Ты его не замечаешь. Просто работа, как работа.
За окном раздался выстрел. Яков вздогнул. Он знал, кого расстреляли. И знал, что ждёт его. От этого знания внутренности сжались, ноги дрожали и в голове закружилось облако ужаса.
- Что ж ты, Яков Петрович, Родину продал?
- А шо мені робити було? Я з мужиків один такий в селі. Інші на війні, а ті, хто остався – діди, або дурні. От мені і сказали – будеш старостою. Бо всю сім’ю розстріляємо. А в мене п’ять дочок. Ну, розстіляли б їх, і мене. А староста був би хоч як. Знайшли б.
- Ладно. Всё понятно.
Перо нырнуло в чернильницу и заплясало по бумаге.
- Итак, Яков Петрович, полевой суд в составе меня и товарища Смирнова, — он кивнул на дремавшего офицера, который услышав свою фамилию, поднял голову и сонными глазами посмотрел на Якова, — по закону военного времени, за измену Родине и содействие… короче, приговаривает вас к смертной казни через расстрел. Привести в исполнение немедленно. Рядовой!
Дверь открылась, заглянул солдат с винтовкой наперевес.
- Уводи.
- Есть. Пошёл, сука.

Война войной, а воду носить надо. Горпина несла два ведра из колодца. У них во дворе был свой колодец, но немцы скинули туда расстрелянного партизана. Труп вытащили потом, но воду пить не решались.
- Горпина! Горпина! Кидай цеберки! Там твого Якова повели! – навстречу бежала Марийка Ганжа.
Горпина уронила вёдра, одно перевернулось, вода полилась в дорожную пыль.
- Як повели? Хто, німці?
- Та які німці! Наші! Помутузили трошки, та й повели. Гвинтівкою штовхали в спину. У Тимчинків в хаті. Побігли! Туди зараз баби прибіжуть, я сказала.
- Ой, лишенько! – вскрикнула Горпина. – Німці не вбили, так наші пристрелять.
Тимчинки жили на соседней улице. Женщины побежали. По пути, ничего не объясняя, махнули рукой баба Ольге, которая, не спрашивая, пошла за ними. В селе всегда так, если бегут, значит, что-то случилось, а если случилось, то нужно быть там.

Солдат вывел арестованного из хаты, и тут офицеры услышали шум. Кто-то галдел, словно стая сорок.
- Назад, стрелять буду! – кричал солдат.
- Я тобі зараз так стрельну вилами по сраці! А ну, де ваш командір!
- Стоять, говорю!
- Та пішов ти. Дівчата, не дайте йому Яшка розстрілять! Не дайте! Тільки стрельни, падл юко, я тебе цими вилами проткну. Горпино, пішли в хату.
Они ворвались, как ураган. Солдатик у двери в комнату даже не успел пикнуть.
Марийка, дебелая, с большими руками, раскрасневшаяся, стукнула вилами в пол:
- Шо ж ти, сукин сине, робиш?
— Так, освободите помещение. Рядовой, вывести гражданок.
- Я тобі, паскудо, зараз виведу! За шо ви Яшка стріляти повели?
Особист вытащил из кобуры пістолет, положил на стол.
- Пошли вон, я сказал! А то лично пристрелю.
- Ой, налякав! Та стріляй, стріляй! В мене всіх постріляли – чоловіка вбили, синів вбили на війні, давай, стріляй, я тільки спасибі скажу. І не таких бачили! Ти знаєш, кого ти стріляти повів?
- Знаю, предателя и изменника.
За окном заголосили бабы, заругался солдат.
- Хорошо, даю десять минут, чтобы меня переубедить. Красенко, — махнул он растерянному солдату, — приведи арестованного.
Солдат выскочил во двор, и через минуту привёл бледного от страха Якова. Жена бросилась было к нему, но конвойный выставил винтовку.
- Ну, давайте, время пошло.
- Який ти швидкий! Чого ж ти в людей не попитав, кого треба стріляти, а кого ні? Все ніколи! Ех, командір. Гірше фашистів.
- Ну ты, это, не заговаривайся. Вон мы сегодня старосту расстреляли, так он своими руками соседей вешал.
- А я собаку знала, яка всіх кусала. Так її вбили.
- И что?
- А інших оставили. З нашого села ні одна дівчина, ні один хлопець до Німеччини не попав. Ні один. Яков сказав – біжіть, дівчата, хай мене одного розстріляють. Всі трактори разом с партизанами в степ загнали, щоб німцям не дісталося. Партизани в нього паслися. Через день ходили. А тиждень тому Перепічка з Лигівки приїхав і каже – збирай всіх корів, чоловіків, хто ходячий і гоніть стадо слідом за німчурою, хай їм біс. Так Яків погнав усіх до балки, стадо сховали, тиждень сиділи, поки німців не поперли. От ти молочко п’єш зараз, — Марийка показала пальцем на стакан, — а міг би й не пити, коли б не Яків. А Перепічка приїхав та й питає – де корови, а Яків йому – погнали вже, погнали. Якби взнали – повісили б його. А ти кажеш – прєдатєль. Сам, мабуть, німця живого не бачив ні разу.
- Ты это… язык-то попридержи.
- А ти мене не лякай! Якщо розстріляєте Якова, я листа самому Сталіну напишу. Прямо в Москву! Ну шо, Горпино, ти як? Яшко, ми тебе цим раклам не віддамо.
Дремавший особист проснулся окончательно и с интересом наблюдал за беседой, оценивающе поглядывая на Якова.
- Скажи, Яков Петрович, это правда, что она говорит?
— Правда, — кивнул арестованный. — Так все й було. А ще зерно ховали, закопували. Разом з Семеном, поліцаєм. Ми з ним удвох…Партизани приходили, казали, що робити, ну ми й робили…
- Хорошо, мы ещё разберёмся, а пока, — офицер извлёк из кипы бумаг приказ о казни, сложил и сунул в нагрудный карман гимнастерки. – Вот она – твоя жизнь.
- Дякую! Дякую! – заголосила Горпина, кинулась к мужу, оттолкнув солдата, прижалась к нему и задрожала всем телом. От откатившей паники, от радости, от счастья, что всё обошлось.
- Всё, пока идите. Яков Петрович, так говорите – в селе из мужиков старики и дураки остались.
Яков кивнул.
- Хочешь быть председателем колхоза? Поднимать же нужно колхоз.
- Дуже дякую. Не хочу я вже нічого. Не можу я. В мене діти. Та й не грамотний я. Три класи. Дякую.
- Ну, идите.
- А ви в Лигівці були? Перепічку арештували? От кого до стінки треба було.
- Нет не успели. Он с немцами ушёл.
Они вышли во двор. Женщины кинулись к ним, окружили, загалдели, но внезапно замолкли, увидев, как солдаты бросают тело полицая Семёна в телегу.
Офицеры вышли из хаты, прищурившись о слепящего солнца, сели в бричку и, ни слова не сказав, уехали. Работа не ждала. Есть такая работа – стрелять врагов.


Теги:





-1


Комментарии

#0 13:06  22-01-2012Гусар    
Читаю автора. Очень нехуево. Только, на мой взгляд, ни к чему так дохуя хохляцкой мовы. Я хоть и розумию мало-мало, но мозг ломает. Как граф Толстой заебывал своим французским, такая же беда.
Ведь можно же было заменить на диалект какой-то более понятный и читабельный. Думаю, смысл рассказ не потерял бы от этого. А то хуй поймешь — то ли на русском написано, то ли на украинском.
#1 13:18  22-01-2012проша    
прочёл на одном дыхании. Хоть в «мове» особо не шарю, но так органичнее и правдивей, чтоли.
Вспомнилось, батя рассказывал про своего отца,- тот был сильно ранен ещё на Первой, после его забрали к себе махновцы.
Бежал. На Вторую не взяли- инвалид. так краснопузые чистильщики регулярно наведывались (ночью через поле 3км от станции),-
выздоровел ли? Разочаровал он их крепко- умер. Вот такая история. А твои вещи бате распечатаю...
ЗЫ: Твой «Комплексный обед»- бомба! И в точку! пропустил его я раньше
#2 13:21  22-01-2012херр Римас    
да ето спицом он напесал на мове, чтобы выявить кто тут скрытый хохол, с паследующими оргвывадами. Хатя для Гусара лучще песать по-армянски, ибо он хорошо владеет етим языком сваих хозяев.
#3 13:30  22-01-2012Шырвинтъ    
Гус, понимаю, что у тебя весь хард забит рассказами и править их лень, но я тебя чисто по человечески информирую — пока будешь писать на украинском из рубрики из ГВ не поднимешься.
Ну неужели трудно передать украинскую речь русским буквами?
Уважай читателей. Ну не воспитывать же тебя, взрослого человека, хуетой.
#4 13:59  22-01-2012Гусар    
Еблан литовский, ну чё ты лезешь? Нахуй ты кому нужен? Ну о чём можно разговаривать со сварщиком-гастарбайтером обиженным жизнью? Что можно услышать в ответ? «рпашол нахгуй, насялника!»ггг. Лично я очень хуево понимаю что ты мямлишь. Иди, продолжай пить мочу у вокзальных марамоек.
#5 14:04  22-01-2012херр Римас    
Шыстерка ебаное, говноед Гено, ты реално подтвердил свой статус хохлометиса.
Ебать ты чмырек картофелный, радуйся кагда тибя даже в сравнении с говном, замичает европейскокултырный чилавек ПО типо миня.Идинахуй!
#6 18:01  22-01-2012Гриша Рубероид    
понятно.
#7 18:01  22-01-2012Гриша Рубероид    
это я про Якова.
#8 18:03  22-01-2012Гриша Рубероид    
вернее не совсем. почему ж его всё таки немцы то не расстреляли.
#9 18:45  22-01-2012goos    
римантасс, вот я не пойму, с каких хуёв литовские жидки безродные борются за чистоту русской речи.
при погромах это тебя всё равно не спасёт.
#10 18:50  22-01-2012Vagina Dentata    
Хохлы пидарасы
#11 18:52  22-01-2012goos    
Шырвинтъ, я не могу объяснить, почему, но диалоги на русском совсем не так воспринимаются… это как шварцнегер по-русски ругается… у деревенской русской речи свой колорит и он не переводится.
это был последний рассказ с мовою, да и языки не такие уж и разные
#12 18:53  22-01-2012goos    
Vagina Dentata, сочувствую тебе
#13 19:15  22-01-2012goos    
Гриша Рубероид, немцы не расстреляли, ибо не в курсе были… да и немцев там толком не было… в райцентре -да, а по сёлам только этапом шли, да на ночлег останавливались.
село на отшибе, хули там делать немцам? клуб закрыт, в магазине только консервы
#14 19:34  22-01-2012херр Римас    
во дура то ты гус, вопщем те аналный песдетс наступет, тя даже не спасет, что ты каг оказывается страшная тёлка. Отчмырю тибя паполной уродка!
#15 19:40  22-01-2012goos    
римантасс, хули ты меня пугаешь? я таких троллей в своё время пачками душил. сейчас уже скучно.
сходи, отсоси у кого надо, пусть меня забанят.ты думаешь, я не знаю, кто ты? всё я про тебя знаю, и как ты редакторам литпромовским жопу лижешь тоже знаю. свари себе гробничку лучше, пока руки шевелятся
ты скучен и идиот. сгить, а то порчу нашлю, будешь пердеть не переставая.
#16 20:01  22-01-2012hemof    
Хороший, настоящий рассказ.
goos, на самом деле по правилам, надо было передать украинскую речь русскими буквами, если пишешь рассказ на русском языке, или, если диалоги на иностранном языке, сделать сноски с переводом, тогда я думаю и претензий редакции к тебе не было бы.
Но в любом случае, написано интересно, автору спасибо.
#17 20:06  22-01-2012goos    
hemof, когда-то давно, будучи студентом, спиздил у однгрупницы блокнот, а там — текст хита сезона дуэта Модерн Тёлкинг записанный русскими буквами. типа " ё ма хо, ё ма сол и т.п." и так вся песня. долго ржали.
если бы я сделал украинский текст в русской транскрипции, было бы то же самое. языки отличаются одной буквой — «i»
#18 20:08  22-01-2012херр Римас    
о я смарю гус опытная шалашофка, вафлерша, кавоты там магла в «свайо время» продушить, хипешница сраная, тупоголовая? Мах твой потенциал песать женскее расказеки причом чтоп скрыть заскурузлость моска хуярить ето на мове. Те гарантирую полоскания в говне уродка!
#19 20:12  22-01-2012goos    
римантасс, млё тебе последнее слово — иди нахуй. я с тобой сраться не буду, делать мне больше нечего, с жидами литовскими хуями мерятся.
а своего уродка пятисантиметрового можешь полоскать где угодно. мне фиолетово
#20 20:17  22-01-2012херр Римас    
хохлушка блят ты ебаное гус, чо ты можыш сказать то в свайо оправдание? Данихуя уродка, толко начать дескуссию о членах, многолюбимых тваей пастью.
#21 20:22  22-01-2012hemof    
20:06 goos
Согласен, но видишь, чё творится, за букву i с говном смешать готовы.
#22 20:24  22-01-2012goos    
римантасс, надеюсь, это всё? ты доволен собой, я знаю.
ну, пожалуйста, иди нахуй, честно, надоел уже
#23 20:25  22-01-2012херр Римас    
гус упорно прилюдно натирает сибе золупу, каг ето делает обычно в Харьковском троллебусе далбаеп
#24 20:26  22-01-2012goos    
hemof, нормальные люди поймут и простят, а долбоёбы типа римантасса сами себя смешают
#25 20:28  22-01-2012goos    
римантасс, до чего же у тебя убогий и не смешной юмор.
#26 20:38  22-01-2012Шырвинтъ    
є — а это, что за буква, символ Евро?? и апострофы всякие?
блять, на суржике пишите уж лучше.
#27 20:46  22-01-2012goos    
Шырвинтъ, ну, честно, не стОит. на английском все читают, и не ноют, что буквы там вообще чужие. я даже на белорусском могу читать, если надо и ничего, было бы желание
у меня есть один из этих рассказов чисто на русском… совсем не то. сразу теряется картинка.
всё, это была последняя грань… я надеюсь.
#28 21:17  22-01-2012Шырвинтъ    
да пиши на чем хочешь. надоело мне с тобой бодаться. я свое слово сказал.
#29 21:18  22-01-2012goos    
да я и не бодаюсь… просто потрындели
#30 20:26  23-01-2012Шева    
Написано жизненно. А Шырвинтъ дело говорит. Чай не граф Толстой, с его хранцузким.ггы
#31 02:58  24-01-2012goos    
Шева, чай? какой такой чай?.. гггы
#32 10:38  24-01-2012Рыцарь Третьего Уровня    
очень яркие диалоги, настоящие. Живо представил себе всю картину. goos — молодец! мне очень понравилось. И правильно, что на украинском писал, иначе получилось бы просто чудовищно.
#33 11:28  24-01-2012goos    
Рыцарь Третьего Уровня, вот и я о том же…
#34 23:23  24-01-2012Ванчестер    
Очень понравилось. Только много украинской мовы. Кое-что не понял.
#35 23:44  24-01-2012Ванчестер    
Прочитал весь цикл. Замечательно.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
21:54  02-12-2016
: [0] [Графомания]
смотри, это цветок
у него есть погост
его греет солнце
у него есть любовь
но он как и я
чувствует, что одинок.

он привык
он не обращает внимания
он приник
и ждет часа расставания.

его бросят в песок
его труп кинут в вазу
как заразу
такой и мой
прок....
09:45  02-12-2016
: [13] [Графомания]
Я открываю тихо дверь,
Смотрю в колодец темноты,
И вижу множество потерь,
Обиды, бывшие мечты.
Любви погибшей силуэт,
И тех, ушедших навсегда,
На чьих могилах много лет
Растёт шальная лебеда.
Пои меня, моя печаль,
Всё то, что в памяти храню-
Возможно, жизни вертикаль,
Стрела, летящая к нулю....
14:17  30-11-2016
: [9] [Графомания]
РОЖДЕСТВО

— Так, посмотрим, что у меня из еды? — почесал затылок Петя, открывая холодильник. Там было не густо: половина палки колбасы, несколько ломтиков сыра на тарелке, да два апельсина — остатки вчерашнего пиршества. «Гляди-ка! Даже шампанское осталось!...
07:57  29-11-2016
: [4] [Графомания]
Сквер опустел. Тропинок нити
Ведут меж памятных скульптур.
Здесь бесшабашие в граните.
И в трещинах из гипса сюр..

Век дополняет постаменты.
И вот уже и он готов.
Сим восхитительным моментом
Был поражён без всяких слов..

....
18:45  27-11-2016
: [3] [Графомания]
В комнате пахло самогонкой, зелёным луком и салом. По радио, тягуче и надрывно, исполняли песню об беззаветной любви к родине. Тамара сидела напротив Александра и улыбаясь беззубым ртом слушала его бессвязный рассказ.
Неожиданно, с тягучим скрипом, отворилась дверь и в комнату вошёл Тимофеев....