Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

За жизнь:: - Дьявольский подарок

Дьявольский подарок

Автор: Doctor_Metis
   [ принято к публикации 14:20  06-04-2012 | Лидия Раевская | Просмотров: 391]
Ранее это было запстено мною на yaplakal.com под ником DoctorMetis, там сие творение называется «О правде и вранье»




ЭПИЗОД ПЕРВЫЙ.

События от 28.06.2012. Полдень.

ОДИНОЧЕСТВО.



Сигаретный дым синей прямой струйкой рассекал комнату, разбиваясь о потолок. Сделав последнюю затяжку, я затушил сигарету в пепельнице и поднялся с кресла. Прошелся по комнате.

Ворс от ковра приятно щекотал ступни, отдавая легким зудом в щиколотки. Хороший ковер. И на полу ему самое место, а не на стене, как это придумала совдепия.

Захотелось выпить. Именно выпить, а не попить.

На кухне я нашел, припрятанный на верхней полке старого шкафа, коньяк.

Нацедил не больше пальца в стакан, выдохнул, выпил. Налил еще. Задумался. Перед глазами мелькнуло воспоминание… удивленные глаза жены, ее поспешные движения, когда она быстро бросала вещи в чемодан; как я стоял столбом не в силах поверить в то, что вижу… Как потом мой лучший друг успокаивал меня, говоря, что она стерва и что он трахает ее уже полгода. Хотя нет, на самом деле он не это сказал…другое… что-то про… я не помнил, да это больше и не было важно.

Но я стал другим, научился видеть ложь. Уши слышали ложь, а я читал правду по губам. Как будто слова не совпадали с движениями губ моего собеседника.

Мы с Олегом, этим самым лучшим другом, сидели на кожаном диванчике, на котором так любила заниматься со мной сексом Вика (хотя только ли со мной?), и пили водку. Просто. Без закуски. Он сначала утешал меня, говоря, что все бабы бляди. Я молча кивал головой, запивая водкой свое горе. И внезапно понял, что что-то в словах Олега было не то. Иное. Я заглянул ему в лицо и все понял: губы отчеканивали слова, а сквозь них читалась правда. Все это походило на некачественную озвучку фильма, когда диктор слегка не успевал озвучивать персонажей, и они заходились в беззвучных репликах, прежде чем голос диктора что-то говорил. И я слышал правду, а по губам читал вранье. Какое все-таки странное ощущение, я, наверное, схожу с ума…

Но теперь никто не сможет мне соврать. Ни бывшая жена-шалава, ни лучший друг-предатель. Никто.

Я поднялся с диванчика и с размаху ударил Олега в лицо. Раздался хруст сломанного носа, кровь брызнула во все стороны. Тот быстро поднялся, слегка шатаясь и испуганно смотря на меня.

- Ты чего??? — оторопел Олег, роняя капли крови на ковер и закрывая руками лицо

- Я все знаю, Олег… — спокойно сказал я, — Знаю, что Вика изменяла мне. С тобой…

- Да как ты мог подумать! – фальшиво воскликнул он, и даже двинулся в мою сторону, чтобы обнять и сказать что-то заготовленное, отрепетированное на такой случай.

Я ударил второй раз, в зубы. Олег схватился за рот, и, скуля, выплюнул кровавую крошку зубов прямо на ковер, мешком осев следом. Моя рука сама схватила его за волосы, запрокинув назад голову.

- Как? – с усилием выдавил я из себя. – Как?..

Олег сдавленно выдохнул. И вдруг начал рыдать. Он рыдал так в детстве, когда мы, играя в войнушку, дрались палками и ему прилетало в голову. Рыдал, когда соседская машина задавила его кошку Зину. Рыдал, когда в школе ему поставили кол, хотя домашнее задание было выполнено…

Как давно все это было. Хочется снова стать ребенком, не знать взрослых проблем, не видеть взрослого мира с его несгибаемой моралью и невозможностью спрятаться под одеяло, если станет очень страшно…

Мой бывший друг тихо рыдал, скрючившись на ковре. Мне стало жаль Олега. Но лишь на секунду. К черту жалость. Прошло время, когда слезы могут все исправить.

- Ты в командировку уехал, — вдруг заговорил Олег, — А я пришел к тебе в гости, дома Вика только была. И она…мы…

Я взял бутылку водки и отхлебнул прямо из горла.

- Пшел вон, — сказал я, морщась от алкоголя.

Олег, продолжая тихо скулить, кое-как и на трясущихся ногах двинулся к выходу. У дверей он с третьего раза обулся и вывалился на площадку. Я встал с дивана и закрыл дверь.

Так я потерял лучшего друга и жену.







ЭПИЗОД ВТОРОЙ.

За два дня до этого.

ВСТРЕЧА.



Я всегда легко просыпаюсь. Даже слишком. Может быть наследственное, может просто особенность организма. Но в свои тридцать с копейками тихо удивляюсь молодежи, работающей у меня в офисе — без кофе их день просто ад. Ну, каждому свое.

Сегодня я встал в пять утра и понял, что спать больше не хочу совершенно. Зато во всем теле с каждой секундой все сильнее чувствовалась какая-то жгучая энергия. Буквально в каждой клеточке был заряд бодрости и всего того, что превращается в хорошее настроение. И внезапно пришедшая в голову мысль о том, чтобы взять удочку и сходить на реку, (благо она недалеко от города, пешком минут пятнадцать), становилось все более привлекательной.

Осторожно, чтобы не разбудить Вику, мою жену, я прокрался в ванную, умылся и наскоро позавтракал. Оделся, включил плеер, взял походный мешок, который всегда ждал своего часа, удочки и вышел из дома, тихо закрыв за собой дверь…



Дорога до реки не заняла много времени. Солнце постепенно поднималось над горизонтом, освещая нереально голубое небо. Судя по свежести в воздухе и солнечной яркости окружающих красок, день обещал быть жарким. Спустившись к небольшой поляне, я снял мешок и сел в траву. Закурил. В наушниках играл Кипелов:



Ты брошен вниз силой судьбы,

Ты унижен и раздавлен,

Время забыть то, кем ты был,

Но помнить, кем ты стал:

Брошен на дно, где все равно…



Песни Кипелова мне всегда казались какими-то витиеватыми. Зря он из Арии ушел, ее песни после его ухода потеряли глубину…



За что тебя любила слава.

Подлость огнем ставит клеймо,

Душа твоя пуста:

Люди на дне рыщут во тьме,

Они готовы жрать друг друга,

Лишь бы продлить дикую жизнь…



Передо мной была чаща, а дальше долгожданная река. Мне, наверное, очень повезло: живу в городе, а в пяти шагах природа. Если смотреть из окна моей квартиры, то вдалеке видна речка, перед ней чаща, а еще ближе полянка, на которой я и сидел. Все это шло как бы сверху вниз. Поэтому мне всегда нравилось идти на рыбалку, вниз по склону, а не обратно домой.

Затоптав окурок подошвой походных кроссовок, я взвалил походный мешок на плечи и двинулся дальше, в чащу.



***

Чаща встретила меня прохладным сумраком, все-таки утро еще раннее. Где-то впереди виднелся просвет, и я пошел на него, карабкаясь через слишком густую чащу. Воздух здесь был как будто наэлектризованным, и дышать стало тяжелее. Ветки лезли в лицо и цеплялись за волосы. Скорее бы выбраться из этого березняка. Наконец деревья кончились, и передо мной открылся песчаный берег. И много воды. Пришел…

***

Разбив лагерь, мне почему – то очень захотелось искупаться. На часах уже было почти шесть утра. Быстренько раздевшись, я с размаху ухнул в воду и нырнул до самого дна. Берег был очень низкий, глубина увеличивалась мгновенно. Вода была ледяная. Я быстро выбрался на берег, разбрызгивая капли во все стороны, не хватало заболеть еще, завтра на работу.

Следующие два часа ушли на то, чтобы накопать червей, поставить удочки, собрать хвороста и разжечь костер для ухи.

Проделав все эти нехирые священнодействия, я плашмя свалился на песок от усталости. Песчинки хрустели под спиной, между пальцев и даже немного на зубах. Передо мной открылось небо, уже не голубое, а чуть-чуть сероватое, наверное, все-таки будет дождь. Тело налилось свинцом, в голову полезли разные приятные мысли. Я подумал, что редко смотрю вверх. Нет времени, забываю, что кроме земли и горизонта есть еще и небесная бездна. И солнце было ярче, и грело не так сильно…

Я проснулся, оттого, что мне стало холодно. Рукой попытался нащупать одеяло, и не нашел. Внезапно осознав, где я, сел. И ужаснулся: уже вечерело. Затем посмотрел на часы и ужаснулся еще больше: половина восьмого, и явно не утра. Рывком поднявшись и отряхнувшись, я рванул к палатке, чтобы поскорее достать мобильник. Шесть пропущенных вызовов — четыре от мамы и два от Вики. Не так уж страшно — жена все равно по отсутствию определенных вещей догадается, где ее муж. И скажет моей маме, так что все в порядке. Костер уже давно догорел, и поднимающийся ветер разметал золу вперемежку с угольками на метр вокруг. Тяжело вздохнув, я начал собирать вещи. День прошел зря. И так странно…

А ветер все усиливался, небо уже заволокло тяжелыми тучами, вдалеке сверкали молнии. Полностью собранного и с мешком на плечах, ноги сами понесли меня прочь, в сторону чащи, в сторону дома. Мне показалось странным, что ни на этом, ни на другом берегу никого не было. Обычно вечером местные мальчишки собирались здесь, чтобы посидеть у костра, потерзать струны на гитаре и просто повеселиться. Ни души. Не знаю почему, но вдруг стало жутко. Ветер уже перерастал в шторм, гнул верхушки деревьев. Тьма накрывала чащу. На ум пришло что-то из Булгакова: «Тьма, пришедшая со Средиземного моря, накрыла ненавидимый прокуратором город. Исчезли висячие мосты, соединяющие храм со страшной Антониевой башней, опустилась с неба бездна и залила крылатых богов над гипподромом, Хасмонейский дворец с бойницами, базары, караван-сараи, переулки, пруды… Пропал Ершалаим — великий город, как будто не существовал на свете». Я уже ненавидел эту рощу, но нужно было торопиться – деревья становились едва различимы, солнце почти зашло. И я шагнул в сумрак…



***

Ледяной воздух сдавил легкие, земля под ногами тянула вниз, в глазах помутнело. Я не понимал, что со мной происходит. А тем временем дышать становилось все труднее, будто кто-то закручивал вентиль с кислородом. Я сел под деревом, пытаясь отдышаться. Не получилось. Каждый вдох давался все сложнее, темнота вокруг наползала, забираясь в уши, нос, легкие. Темнота, я не твой… Деревянной рукой я кое-как достал из кармана зажигалку. Твою мать, сколько раз хотел взять фонарик и всегда забывал. Такая простая и необходимая вещь.

С третьего раза я выудил язычок пламени из зажигалки, и дышать стало сразу легче – густая темнота рассеялась, притаившись рядом. Я встал с земли как можно аккуратнее, чтобы огонек не погас, держа перед собой зажигалку, как какой-то светоч. И пошел… Вот только, в какую сторону идти, было неясно. Под ногами хрустели сухие ветки. Я взял одну из них и попытался зажечь. Безуспешно. Зажигалка начинала обжигать руку, и я отпустил кнопку газа. Секунду перед глазами маячил отблеск огонька, а потом все вокруг провалилось в черное ничто. Мне стало не по себе. Нужно что-то делать. Схватив первую попавшуюся ветку с земли, я чиркнул зажигалкой, решив пытаться до последнего, но зажечь ветку. И с третьего раза мне это удалось. Потрескивая смолой, ветка начала кормить пламя. Я был так рад, что даже засмеялся. Мой смех потонул в окружающем мраке. Я замолк. Стало уже не жутко, стало страшно. Меня охватил тот животный ужас, который сидит в каждом и ждет своего времени… Вокруг стояла мертвая тишина. Ни шума ветра, который бушевал на берегу не так давно, ни шороха листьев, поступей животных. Глухая, бесконечная тишина. Как в каком-то чудовищном, немыслимом склепе. Захотелось заплакать. Я уже мало отдавал себе отчет в том, что делаю. Схватив рюкзак, рванул в сторону поляны, огибая деревья и кусты. Вот только в ту ли сторону побежал?

И тогда случилось то, что изменило мою жизнь навсегда. Я вдруг споткнулся и тяжело рухнул на пожухшую прошлогоднюю листву, утопая в ней как в болоте. Мой импровизированный факел, как ни странно, не погас. Я аккуратно поднял его перед собой, вставая и озираясь по сторонам. Чернота ела глаза и дальше, чем на метр, ничего не было видно.

И тут я почувствовал, как кто-то не спеша подошел ко мне сзади.

-Кто здесь? – я встал как вкопанный, боясь пошевелиться, держа ветку трясущейся рукой. Ветка уже догорела до середины, нужно уходить. Это какая-то чертовщина. Язык отнялся, меня словно парализовало и я ничего не мог сделать. Кто-то тяжело задышал мне в ухо и моя спина покрылась ледяным потом.

- П-привет?.. – заикаясь, произнес я.

Тишина.

- ЗДРАВСТВУЙ, — вдруг раздалось сзади.

Тело пробила дрожь. Казалось, голос исходил отовсюду, отдаваясь в голове.

И я вдруг понял, что сзади меня стоит не человек. Не знаю как, просто понял.

Ветка медленно догорала словно в чужой руке.

И я решился:

-Кт-то т-ты?..

Тишина. И внезапно стоявшее сзади меня существо захохотало. От этого хохота кровь застыла в жилах, побежали мурашки по коже.

- От-тп-п-усти меня…- я заплакал, больше не было сил сдерживаться. Слезы ручьями текли по щекам, а я молил Бога, чтобы он помог мне, дал уйти, не оставил одного. Мне не к кому было больше обращаться в эту минуту отчаянья…

- ПОВЕРНИСЬ КО МНЕ – приказало Нечто.

И я не в силах противиться, зажмурившись, начал медленно поворачиваться.

- ОТКРОЙ ГЛАЗА…

Я открыл. И закричал… Дико, истошно, сколько было сил. А Дьявол снова захохотал.

- ВЕРНИ МНЕ СВОЮ ДУШУ – сказал Он, протягивая свою нечеловеческую длань. В хищных глазах горел огонь. Убийственный, как ничто на свете.

Больше не в силах держать, мои ноги не выдержали, и я рухнул на колени.

- ВЕРНИ МНЕ СВОЮ ДУШУ – повторил Он

- Она…моя… — пролепетал я. Это все не по-настоящему…

-НЕТ… ТВОЯ ПРАБАБКА ОБЕЩАЛА ЕЕ МНЕ…

- Нет…

Тишина. Затем снова раздался мерзкий хохот.

- НЕТ?! ЗНАЕШЬ ЛИ ТЫ, КОМУ ОТКАЗЫВАЕШЬ СЕЙЧАС, СМЕРТНЫЙ?..

- З-з-знаю…- только бы упасть в обморок. Пожалуйста…

- ТОГДА ЗНАЙ И ТО, СВЯТОСЛАВ, ЧТО ТЫ ОТНЫНЕ ЛИШЕН СЛУХА И ЗРЕНИЯ… ТОЛЬКО ПРАВДУ БУДЕШЬ СЛЫШАТЬ И ВИДЕТЬ ВОКРУГ… А КОГДА НАСЫТИШЬСЯ ПЫТКОЙ, Я ПРИДУ ЗА ТВОЕЙ ДУШОЙ… ПРОЩАЙ…

И, развернувшись, исчез во тьме.

А я стоял на коленях и плакал навзрыд, посреди уже переставшей быть темной и обретшей звуки, чащи, сжимая в руках истлевшую ветку…



***

Путь домой не запомнился. Когда я пришел, Вика уже ушла на работу в ночную смену. Замечательно, значит один. Если бы жена увидела меня в этом состоянии, то возникло бы много сложностей. А так… спать, просто спать.

Кое-как раздевшись, я опустошенный рухнул на кровать и мгновенно уснул.





ЭПИЗОД ТРЕТИЙ.

РАЗВЯЗКА.

14:25, день



В зеркало на меня смотрело задумчивое, поросшее трехдневной щетиной, лицо обычного тридцатилетнего мужчины. Я стоял и смотрел в зеркало, после душа, свежий и бодрый. Вот только в последнее время боюсь я доверять такой вот излишней бодрости. О вчерашних событиях не говорила ни одна деталь моей внешности. А может это все-таки был сон? Или я схожу с ума… Меня бросило в дрожь от одного лишь воспоминания вчерашних событий. Забыть, просто забыть.

Побрившись, я пошел на кухню, чтобы сделать кофе. На столе лежала вчерашняя газета, а рядом с ней записка от Вики. Достал из шкафа сахарницу и банку с кофе, быстро разбавил в кружке с кипятком кофейные и гранулы и сахар, и плюхнулся на табурет. Посмотрел на записку:

«Зайка, я с работы сразу же поеду заниматься сексом с одним мужчиной. Буду вечером, целую»

Я поперхнулся и отставил кружку. Протер глаза.

«Зайка, я с работы сразу же поеду к подружке. Буду вечером, целую»

Надо же, уже галлюцинации начинаются. Может, я и правда болен?

Еще раз перечитав записку, я взял мобильник и позвонил на работу.

-Алло, Вера, привет, это Святослав Сергеевич…да, я не приеду сегодня…да, заболел, ты временный руководитель до завтра…хорошо, пока.

Отбой.

Достал из гарнитура спички и сигареты. Закурил. Тишина камнем давила на уши и я не выдержал, включил телевизор. Шли местные новости:

…Сегодня Краевое управление приняло Закон о повышении налогов на коммунальные услуги, поводом для принятия закона послужила взятка в размере четырехсот тысяч рублей, предварительно известно, что…

Я удивленно всмотрелся в экран, подумав, что может, смотрю не новости, а какую-то юмористическую передачу. А диктор продолжал:

…Тем временем, сегодня Краевой благотворительный Фонд собрал почти шесть миллионов рублей. Денежные средства пошли в карман сотрудникам Фонда и нескольким другим заинтересованным лицам. Около пятидесяти тысяч рублей все же решено отправить по назначению…

Я резко встал. В голове эхом отозвались слова:

ТЫ ОТНЫНЕ ЛИШЕН СЛУХА И ЗРЕНИЯ… ТОЛЬКО ПРАВДУ БУДЕШЬ СЛЫШАТЬ И ВИДЕТЬ ВОКРУГ…

Выходит, не приснилось. Я еще раз посмотрел на Викину записку:

«Зайка, я с работы сразу же поеду заниматься сексом с одним мужчиной. Буду вечером, целую»

И все встало на свои места…





ЭПИЛОГ.



Я еще долго думал, на сколько меня хватит, прежде чем я не сойду с ума. А может, уже сошел?..

Я ходил по дому и думал, что рано или поздно, Он найдет меня и придет за мной. Деваться некуда. Вопрос лишь времени. И мне нечего уже терять…

Потом пришла Вика, я сказал, что все про нее знаю, она сначала отпиралась, а потом просто стала молча собирать свои тряпки. Я стоял, не в силах пошевелиться, а она совала блузки, джинсы трусики. Как попала, наскоро. Потом вытащила н площадку громоздкий чемодан и хлопнула дверью. Я сел на диван, обхватив лицо руками.

Вскоре пришел Олег с бутылкой водки, и начал успокаивать. А я заглянул в его лицо и все понял. Встал с кожаного диванчика и размахнулся…


Продолжение будет по вашему желанию


Теги:





0


Комментарии

#0 17:25  06-04-2012ITAN KLYAYN    
сотона
#1 11:33  09-04-2012shenik    
здорово!
Жду продолжения
#2 12:13  09-04-2012castingbyme*    
хорошо написано. Понравилось.
у многих такой дар.
#3 12:47  09-04-2012Addam    
хорошо
#4 15:45  09-04-2012Наивный Фтыкатель    
очень здорофске!
как кено пасматрел.
буду ждать продолжения.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
11:51  08-12-2016
: [5] [За жизнь]
Дай мне сил до суши догрести,
не суди пока излишне строго,
отдали мой час ещё немного.
Умоляю Господи, прости.

На Суде потом за всё спроси,
за грехи, неверие и слабость,
а сейчас свою яви мне жалость
и пока живой, прошу, спаси....
16:58  01-12-2016
: [21] [За жизнь]
Ты вознеслась.
Прощай.
Не поминай.
Прости мои нелепые ужимки.
Мы были друг для друга невидимки.
Осталась невидимкой ты одна.
Раз кто-то там внезапно предпочел
(Всё также криворуко милосерден),
Что мне еще бродить по этой тверди,
Я буду помнить наше «ниочем»....
23:36  30-11-2016
: [59] [За жизнь]
...
Действительность такова,
что ты по утрам себя собираешь едва,
словно конструктор "Lego" матерясь и ворча.
Легко не дается матчасть.

Действительность такова,
что любая прямая отныне стала крива.
Иллюзия мира на ладони реальности стала мертва,
но с выводом ты не спеши,
а дослушай сперва....
18:08  24-11-2016
: [17] [За жизнь]
Ночь улыбается мне полумесяцем,
Чавкают боты по снежному месиву,
На фонаре от безделья повесился
Свет.

Кот захрапел, обожравшись минтаинкой,
Снится ему персиянка с завалинки,
И улыбается добрый и старенький
Дед.

Чайник на печке парит и волнуется....