Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Здоровье дороже:: - Данный текст к прочтению слабонервным не рекамендуется и посвяшается автору Литпрома под ником Арлекин

Данный текст к прочтению слабонервным не рекамендуется и посвяшается автору Литпрома под ником Арлекин

Автор: Az esm
   [ принято к публикации 12:30  05-07-2012 | Шырвинтъ | Просмотров: 660]
«Завтрашний день-предсказуем и этого боишься больше всего, предсказуемости грядущей ещё не наступившей скуки и пустоты, пустоты, где темнота проглядывает сквозь свет, завтра где пишется одна единственная скучная новелла, которая интересна одному тебе»
Сенсолингвыключился и Денис Фёдорвич перестал ощущать лёгкость и комфорт, которые ему дарили Сумерки.Он стал всего лишь человеком, просто Денисом и ему вновь было двадцать три.Ему вновь подумуалось о Лоранс, так он называл ЛаркуШульженко.
Впрочем она и не была целью. Её нельзя было обойти, нельзя потому что в условия договора входил параграф о минимизации вмешательств.
«Боль не должна ощущаться потому, что он знал, знал что произойдёт завтра.»
Только произошёл сбой, что-то привело к экстренному отключению надсистемы.Мысли роились обрывочные и бессвязные.
«Ты должен привыкнуть к тому, что то, что мы называем любовью-это точная наука.
Слюнтяй, проиграл в самом начале партии(которую впрочем и не хотел начинать)
По условию в этот день должен был прийти Таха, Ларкин бойфренд, который в это время приходил тогда, в той реальности.То что он не пришел означало фатальный сбой.

Реальность без надсистемы давила.Он больше не слышал мыслей соседей по комнате, но так как знание о вчерашнем сканировании их сознания, каждого соседа по комнате, давало твёрдую уверенность, что доверять нельзя никому, настораживала.Сумерки наказывали за своеволие.В той жизни он не мог просканировать мозг Лоранс, поэтому в той жизни он и воспринимал её иной.
Денис нащупал в кармане зажигалку и пачку сигарет Лира.Вышел в коридор, добрёл до кухни, закурил.Даже в кухне был отчётливо слышен «назарет» из мощных динамиков аппаратуры, стоявшей в комнате, где жили Габой и Шопен.
Лоранс действительно переспала с Тахой.Они выпили две бутылки водки, приступ острого гедонизма, брутальная фигура Тахи.Их роман должен продлится ещё три месяца, потом они забудут друг друга. В той прошлой реальности он должен был в этот день явится с корзиной цветовВ этот день должна состоятся драка, после которой его отчислят из университета, шрама на левой щеке от ножа ещё не было, он должен появиться сегодня.
В кухню вошла Ира Зверева. Закурила.
-Не спишь Деня?
Вопрос был поистине глупый.
-Нет сплю, раздражённо буркнул Денис. Стою тут посреди общаги и во сне затягиваюсь
Лунатизмом страдаю.
Ирка докурила и уходя оставила висеть в сумерках одну единственную фразу «псих».Слово висело в темноте, пустое ничего не значащее, оброненное просто так, но его сменило вдруг нахлынувшая волна блаженства и покоя, такое чувство было всегда, когда врубалась надситема. «какие будут указания любимый?»
Денис достал ещё одну сигарету, закурил, обдумывая какую дать команду.Решение пришло только после того, как обугленный фильтр полетел в форточку.
«Я Лоранс».
«Квазимодо урод. А Денис недалеко от него ушёл, ненавижу его, ненавижу. Убиться веником, пасьянс не складывается.Хочу Тахира. Где же он? Почему не идёт? Чёртов Денис сболтнул об их отношениях с Тахой.Недооценила я его. Недооценила.В худшую сторону.Злая холодная тварь этот Денис. Кстати надо разодрать фотокарточки, где они вместе. Вот так, да.
Взгляд остановился на одной, где они на набережной Москва реки».Пожалуй в тот день было хорошо с ним. Впрочем в тот день было хорошо с ним. Хотя всё это чушь собачья.»
Мелкие клочки фотокарточки полетели на пол как осенние листья, которые осыпались в тот день с берёз.»
Кстати любимый-голос надсистемы был вкрадчив и мягок-шеф освобождает тебя от задания.Ваш сын уже не родится, следовательно не станет генеральным секретарём. Благодаря твоему головотяпству генеральных секретарей уже не будет скоро вообще. Через пятьдесят девять дней тебя заберут. А пока послушай решение Короля Сумерек-побудь просто человеком.Король сумерек сказал, что в эти дни ты сможешь порезвится как хочешь. Можешь поскучать. Можешь просто наблюдать.
Маша он тебя оставил?
Я буду приходить по воле Короля Сумерек. Считай это наказанием. За халатность. Ты должен быть сумеречным, а ты стал непонятным, не то из света, не то из тьмы.Король сумерек наказывает за подобное. Адиос.
А вообще ты ты слабак, любимый. Но это тебе от меня лично.
«Ничего не может продолжиться, если оно не началось и только поэтому каждый раз стоит начинать всё сначала.»
Поэтому стоит начинать всё сначала, тысячи начал если ты видишь перед собой цель. Только в конце концов у жизни может быть история, но не может быть цели.Потому что на все вопросы отвечают люди.
-К чёрту твоего короля.Никто не может заставить тебя сделать то, чего не я не хочу сам.Сколько осталось времени?
-Примерно шестьдесят земных суток.
-Нет, гораздо больше.Я не вернусь.Зачем строить миры, если
в них нет тепла? И зачем миры в которых гармония становится мелкой монетой, за которую ты не купишь капельку счастья.»
Стоя на краю крышиДенис был предельно пьян. Даже полёт с пятнадцатого этажа не вызвал в нём испуга.
Завтрашний день предсказуем и этого боишься больше всего…








Нет, Ярослав положительно не знал о существовании Короля Сумерек. И не умел командовать третьей научно-исследовательской флотилией. Он не относился к рассе завров, которая как известно является доминирующей в секторе.
Ярослав знал что ему остаётся чуть более тридцати суток, ибо был хиромантом, профессии которую с успехом совмещал с профессией штурмана на ракетном крейсере.
Разведённый с женой, старый морской волк во все походы он возил с собой книги по хиромантии, и вероятно если бы по второй профессии проводились международные конкурсы, то он вошёл бы в десятку лучших в планетарном масштабе.
Сейчас он был уже вторую неделю на двухмесячных курсах повышения квалификации этих самых штурманов. Был ноябрь. Несмотря на то, что Яру было за соракет, он чувствовал себя бодрячком.
Завтрашний день страшен именно тем, что предсказуем. Его предсказуемость таится в предсказуемости каждого другого человека. Человек он конечно- же космос, но предсказуемый космос. Чтение линий на руках делало мир ещё более предсазуемым. До конца этого года он доживал, но вне этого года согласно линиям рук жизни не было. Может погибну в катастрофе на железной дороге в поезде «Москва –Мурманск». «Да нормально всё, жаль картину не напишу-Ярослав подумал о полотне, оставленном на мольберте в Мурманске.»

Общага была казарменного типа. Утром построение, строем в столовую и на занятия, половина военно- морского люда состояла из особ женского пола. Не так хотелось бы провести последние недели жизни. Взять отпуск, рвануть к тёплым морям. Снять на побережье томную тоскующую красавицу. Нет ещё лучше две томных тоскующих красавицы. Пить шампанское, предаваться безудержным плотским утехам. Но вместо отпуска выпала командировка. Командование не поймёт, что согласно появившимся на его ладони ясным и чётким знакам, жизнь старшего мичмана Ярослава Андреевича Леонтьева, по кличке хиромант заканчивается через каких – то тридцать суток.
«Этих знаков не было на руках. Рисунок был другой, на отпечатках хранящихся в кабинете, в памяти.»
Здоровый мужик, никаких заболеваний. Доктора, к которым, увидев знаки не преминул обратится Ярослав дали более чем удовлетворительное заключение о состоянии его здоровья.
«Завтрашний день мерзок именно своейпредсазуемостью.
Утро следующего дня двенадцатого ноября мичмана Леонтьева скорее удивило, заставив промелькнуть в голове мысль о том, что завтрашний день бывает иногда непредсказуем. Ну как например когда его довольно долго отчитывал како-то капитан 1 ранга за то, что он не он не отдал ему воинского приветствия. «Напишу на вас рапорт и не пройдёт и полгода, вылетите, товарищ старший мичман с волчьим билетом»
Человек с красным лицом с бородавкой на подбородке представлялся мичману Леонтьеву тварью настолько мерзкой, что будь у него под рукой табельное оружие, он разрядил бы в него всю обойму. Табельного оружия не было, а отвечать смысла не было, ибо во вселенной не существовало слов, которые эта мразь смогла бы услышать и понять.
«Идите, товарищ старший мичман.»

С ним на паре по навигации села за стол моладая радистка
Лариса Шыгина. Ярослава это приятно удивило. Она жила в той же общаге на том же этаже, что и он. Она ему нравилась, чёрт побери, нравилась как женщина. Где-то на
юге, в Новороссийске жил его сын, всего на пару лет младше этой Лары. Что толку влюблятся, если шансов всё равно нет. Если жить на земле осталось сорок с лишним дней.
Денег с собой совсем немного. Подруга в родном городе сказала «адиос!» И всё равно приятно, когда рядом женщина, которая тебе нравится. Даже если она просто записывает лекцию по навигации, сидя рядом в аудитории.
Самая пессимистическая история только та, которую ты сам расскажешь себе. Как сосед по подъезду по имени Гоша.
Несостоявшийся писатель и более чем успешный алкоголик.
Воплощение лени и неорганизованности. Человек всегда сидящий перед экраном телевизора в грязной квартире, всегда в грязном исподнем, всегда с сигаретой в руке.
Наша жизнь не имеет смысла.
Только самые правдивые истории всегда для личного пользования.
Если вам кто-нибудь скажет, что его жизнь имеет смысл, не верьте ему, ибо он лжёт.
Ярослав не любил смотреть на себя в зеркало, потому, что не помнил, когда оно в последний раз показывало ему удовлетворявшее его изображение.
Если отстукивая по клавиатуре ты предполагаешь, что ещё кто-то сможет прочесть то, что тобой написано, буквы на мониторе начинают лгать. То, что предназначено исключительно для прочтения написавшего –самая правдивая история, но к сожалению самая скучная.
Элла-женщина с которой он прожил больше года ушла от него навсегда, впрочем он не любил её только за то, что она не любила его.
Конечно хорошо бы оказаться в объятиях мичмана-радистки, хорошо, но невозможно. Так бывает часто, любишь не ту женщину, которая может полюбить тебя,
не можешь полюбить ту, которая может, такой вот получается замкнутый круг.
Намечался пустой бессмысленный вечер в общаге, можно было выйти в город, напиться, но не хотелось. Можно было постучаться в комнату, где жила радистка, но этого тоже-не хотелось, неприятное ощущение, возникающее у непрошенного гостя, когда от него только и ждут, ждут когда этот гость уйдёт, нет нет этот гость не станет желанным, не станет, а значит не стоит и стучаться в дверь, которая заперта изнутри. У женщин, особенно у красивых гораздо больше ожиданий, ожиданий свойственных Ассоли, каждая ждёт Грэя, а каждый раз, бреясь по утрам, Ярослав думал печально, что на Грэя он никак не похож.
Соседи по кубрику ждали, когда кончится командировка, их ждали дома семьи, но Ярослава ждали только две пустые комнаты в мурманской квартире, да и те уже вряд ли ждали, он не помнил случая, когда линии на руках врали.
Была суббота, половина обитателей общаги разъехалась по домам, в классе были только он и его нотбук, хотя пожалуй сейчас это было лучшее соседство. Счастье. Счастье это категория прошедшего времени. Ярослав понимал, что окажись он сейчас рядом с предметом своего вожделения, он вряд ли нашёл бы, что ей сказать. Но может нашёл бы…
Его молчаливое общение с комппом прервала Варя. Варя была совсем юная мичманша. Типа будущий лоцман. Она закончила что-то вроде колледжа, непонятно как связанного с морем. Варя хотела выйти замуж. Варя знакомилась с юнымимореманами из общаги. Он был тут ни причём, только его привычка сидеть в классе, единственным на этом этаже месте, где было пусто по вечерам.
«Люди любят иллюзии, но при этом каждый любит свою. Наркоманы и пьяницы это люди с нездоровой страстью к собственным миражам.»
Всё в одном флаконе. Та умничает, но не умна. Тот думает, что дело в количестве женщин, а вовсе не в их качестве. Количество дней на земле всё время сокращается. Воскресенье, странный день. Вот ты едешь в электричке, рядом милая молодая женщина, но ты заранее знаешь ответы, ответы которые вытекают из твоегожизненного
опыта.
«Больше всего её сейчас беспокоит, не залетела ли она после пьяного общаговского секса. Только это меньше всего беспокоит тебя. Тебе остаётся на один день жизни меньше. Жизнь полна стереотипов. Мир уродлив, при этом уродлив предсказуемо, люди лживы, при этом ложь лежит на поверхности»
Самые честные истории никогда никому не следует читать. Просто не следует делать вид, что не знаешь ответа на вопрос, который тебе известен.
Они бродят по зоопарку. Старый зоопарк, непонятно как сохранившийся в центре города. С видом на сталинскую высотку.
В зоопарке стоит автомат, который гадает по руке. Давай погадаем, предлагает она. Предложение странное для хироманта, но по этой же причине интересно. Мадам поочерёдно суёт в прорезь то одну то другую руку. Машина естественно выдаёт какую-то чушь.
«Да залетишь ты» мелькает в голове мысль. Только не надо показывать, что ты это знаешь. Странное бесполезное знание, сродни знанию линий на руке. Может быть в мире существует любовь, которая позволит пройти через фотосферу звезды. Незнакомая тётка в метро дала ему визитку, с предложением занятся деятельностью для умных и деятельных людей. Женщина сказала, что её зовут Любовь и добавила, что случайных встреч не бывает.
Ярослав дождался когда Любовь отойдёт и скомкав бросил визитку в мусорку.
«На самом деле все встречи случайны. Только после некоторых из них остаётся боль. Счастье редко бывает последствием встреч.»
Счастье это наука переносить одиночество, любить одиночество, не теряя человеческого облика, сила начинается там, где одиночество становится твоим другом. Самые правдивые истории всегда самые страшные.
Ничего так не уродует, как вера в любовь, любовь это слабость, дело в чём угодно но не в любви. Может быть потому, что через звёздное пламя каждый бредёт в одиночку, а может быть дело в том, что всё равно бредущие через пламя сгорают, не достигая цели.
Все рестораны одинаковы, как курортные романы. Все принцы и принцессы так же скучны и занудны, как и простолюдины.
Вот эта женщина протягивает тебе руку, а тебе хочется убрать свою, ты притрагиваешься к женщине которая тебе нравится, но ей мучительно хочется отстранится.Ассинхронность биополей. А может быть истина в молчаливом наблюдении с палуб звёздных кораблей за бесконечностью вселенной, а может потому так неохота выходить из тёплого леса после одинокой прогулки. Потому что ложь основное свойство людей. Самые правдивые слова только те которые себе говорим. И вечно боимся оправданий, так боятся отражений в зеркалах, как будто зеркало может показать, есть ли внутри тебя свет, как будто мало вокруг вполне довольных собой оболочек их живой плоти, внутри которых ни света, ни тьмы. Если хочешь прикоснуться к женщине прикоснись, проверь отдёрнет она руку или нет, но если отдёрнула то поищи другую. Мы ни в ответе за тех, кого приручили, мы вообще ни за что ни в ответе, кроме самих себя, обречённые на жизнь и выискивающие оправдания, того что делаем вид, что не понимаем этой обречённости. Богатые люди-дети, которые купили дорогие игрушки. И самая страшная истина заключается в том, что они очень хотят доказать всем, что без этих игрушек нельзя обойтись.
Вместе с этой Шыгиной ещё две мичманши живут. Тоже радистки. Одну зовут Наташа, она типичная шлюха, но милая, точнее Ярославу кажется милой. Другую зовут Шура, она тоже шлюха, но Ярославу кажется мерзкой. С ЛаркойШыгиной Ярославу приятно общаться, хоть он и сознаёт, что и она шлюха. Всякая женщина шлюха, всякий мужчина, в том числе и он-жестокая, беспощадная притом тварь. Хомохоминимонструм. Завтра снова придётся ходить строем и прятать клыки. И если последние дни земной жизни придётся провести в этой общаге, то лучше всего провести их в этом пустом классе, где только он и нотбук, пора наступила рассказать самому себе единственно правдивую историю, страшную и пустую, зато соответствующую истине. Может быть потому, что выбор невелик. Может быть потому, что он хочет, чтобы на занятиях по навигации с ним села рядом мичман Шыгина, ненакрашенная, дышащая перегаром, невыспавшаяся после ночи невесть с кем, впрочем только ему невесть, ей-то весть, только ему хочется, чтобы рядом на занятиях сидел именно этот мичман. А темноты не хочется, после окончания света. Хочется плыть среди холодных синих звёзд и ничего не помнить, ушедшие блага приносят грусть, а будущие блага уже не предвидятся теми, кто уже не живёт. Если и существуют другие рождения, то лучше родится травой. Или деревом. Только не надо человеком. И вообще животным не надо. У животных и у людей сходные проблемы, только у людей их больше.
Слова мешают восприятию мира. Во первых, потому, что они лгут. Во вторых, потому, что их слишком много. Дерево, трава—вот идеалы живых существ, молчаливые и самодостаточные.
С другой планеты никогда не прилетают звёздные корабли.
Дед Мороз –пьяный дядька с бородой из ваты. Снегурочка-накрашенная дура. Телевизор-зомби ящик. Интернет-паутина Сансары. Сансара-удачная придумка индусов. Самое мерзкое состояние-ожидание. Думать тоже мерзкое состояние. Хотя говорить правду самому себе гораздо приятнее.

Мичман Варя. Он вдруг начал воспринимать её по другому. Кто его знает, но понимая что счёт его жизни идёт уже на дни, благо ещё на десятки дней он воспринимал людей по другому.
«Всего лишь шлюховатая дура, всего лишь закомплексованная девочка, в поисках спутника жизнинностью, всего лишь мерзкая циничная шлюха,
Ярославу стало легко абтстрагироваться от себя. Знаки руки никогда не врали. Если повезёт он доживёт до нового года, если очень повезёт. Он обречён, обречённость давала возможность думать о других, не думая о себе. Ему не хотелось копаться в собственной памяти, ему нравилось наблюдать. Он уже списан, сброшен со счетов мироздания.
«То что существует в памяти, не существует на самом деле, то что может быть завтра уже существует, потому, что легко предсказуемо, послезавтра может быть легко предсказуемо, когда наступит завтра.»
Послезавтра Ярослав сдохнет почти святым, он даже с женщиной переспать не успеет. Можно конечно проститутку купить, только скучно это…
Когда называешь вещи своими именами мир меняется. Называть вещи своими именами сложно.
А надо ли сожаелеть о том, что весь этот бессмысленный калейдоскоп закончится. Что ты увидишь кроме пары тройки мужчин и женщин, которым ты не интересен, которые не интересны тебе…Ярослав ловил себя на мысли о том, что переставал называть имена. Шлюховатый типаж, блядский и ебанутый типаж, мерзкий блядский и самовлюблённый типаж. Среди всего этого надо было дожить оставшиеся дни. Интереснее всего заглянуть внутрь себя. Не важно есть ли космос в душе человека, важно увидеть этот космос в себе.
Стада ползут в стойла, тучи плывут в никуда. Сны приходят с трудом и всегда лгут.
Он стоял посредине выжженной пустыни. Он не хотел смотреть на себя в зеркало кроме тех минут, когда брился по утрам.
Жизнь уходила атипично. В нём было достаточно сил.Он не болел ничем, кроме знаков, точных и беспощадных знаков на обеих руках.
Потому, что завтрашний день предсказуем. Если залить эту предсказуемость водкой, то встанет вопрос завтрашней предксазуемости послезавтра. Помутнение разума-путь в послезавтра с однозначно плохим прогнозом.
Завтра мичман Шыгина будет клевать носом после бурной ночи-секс, пьянка, неподмытыйобщаговский блуд.
Мичман Варя расскажет ему развитии нового романа с каким-нибудькаплеем. Мичману Варе всё равно с кем играть в вечную и чистую любовь, она в поиске. Мичман Ярослав сдохнет через месяц с небольшим, кстати желательно от обширного инфаркта. Мичману Ярославу что остаётся? Мечта напрасна когда времени то остаётся так мало.
Главное теперь по лестницам осторожно ходить. Адмиралам воинское приветствие отдавать, не надо после ухода в мир иной создавать предпосылки для негативных пересудов вокруг своего доброго имени.
Жизнь не имеет ни цели ни смысла, вопрос только в том, что уход из неё должен быть более или менее эстетичным.
Завтрашний день уже существует. Уже не принципиально сядет с ним рядом радистка Шыгина или нет, от неё будет смердить перегаром и сексом с чужим мужчиной, это не принесёт ничего кроме сожаления о том, что в начале командировки сюда он думал о ней лучше.
Завтра в чужом телефоне будет играть одно и тоже отвратительное техно. Завтра он будет есть завтрак, в принципе радуясь, что он не дома и этот завтрак готовить не надо. Если это не будет мерзкая куриная печень, которую часто дают на завтрак.
Если он не наебнётся на грязной скользкой дороге по пути в институт это уже заебись. Потому что форменные туфли скользкие штопездец.
Ярослав ощущал себя зрителем неинтересного фильма, когда деньги за билет один хуй плачены, теперь блять смотри эту ёбань, смотри до конца сакаблять нахуй, упейся этой неласковой равнодушной поеботиной.
Завтрашний день предсказуем, ибо чем больше знаешь людей вокруг себя тем мерзееони тебе кажутся.

Перед сном он старался вспомнить что было в прошлом, важное чтоли. Потому что настоящего почти не было и будущего тоже. Возможность доехать домой и сдохнуть в своей холостяцкой конуре была пределом мечтаний. То что было в прошлом мало влияет на то что творится в настоящем. Он позвонил своей девочке из прошлого. Самодостаточная нервнаячувиха из настоящего. Скучный художник из настоящего. Коренная москвичка из настоящего. Торгашка из настоящего. Девочки с его рисунком возле карты звёздного неба не существовало. Существовала только грязная комната, только обрюзгший постаревший мужик, который бухает в этой заваленной книгами однёрке между навигациями, существовали выходы в море, где его в первые дни ломало от болтанки и непрерывной пьянки на берегу, существовала Элла которая ушла к другому перед этой командировкой, стопки со слепками и рук и отпечатками ладоней в кабинете и эти грёбаные знаки на его руке.
Существовала совсем молодая женщина мичман, которая впрочем когда-то ему нравилось и попытки сблизиться привели к тому что они стали дневными друзьями, она разделяла ипостаси общения типа коллег и типа вечернего общения. Ему хотелось теперь, в конце этого слякотного ноября гнать от себя мысли о ней.
У них не было точек соприкосновения, духовных и физических. Однажды они поехали вместе на прогулку в Москву. Был выходной. Он осторожно взял её под руку. Она освободила руку. Он не хотел больше увидеть на её лице то ли досаду, то ли брезгливость, то ли всё вместе взятое.
Всё равно стоял выбор или садится на занятиях рядом с кем-нибудь другим или с ней. Он уже был сыт по одиночеством, одиночеством у кубрике, в котором кроме него жило ещё восемь парней в среднем в два раза старше него. В книгах нет ни слова про тебя, если они написаны не про тебя, по телевизору про тебя не показывают, и важно только то что некуда возвращаться. Убежать из командировки чтобы тебя нашли грязным, небритым и в белой горячке. Да хрен там. Здесь есть вечера, здесь есть этот пустой класс, где можно слушать любимый «Пикник» в наушниках, здесь есть выходные, когда можно бесцельно тусить по Москве.
В принципе сегодня был гала – концерт фестиваля военно –морской песни и пляски.
Рядом сидела мичман Варя.Почему – то вспомнился концерт Регины Тосс, на который они ходили с Алькой в другой жизни, Алькой которая живёт в Новокосино, является деловой колбасой, членом Союза московских художников и которой до него дела нет ни разу. Коренные москвичи родившиеся в Мурманске становятся деловыми колбасами. Их кредитные «Мицубиси» припаркованные к подъездам новогиреевских или новокосинских высоток представляются куда значительнее, чем такие-же машины, стоящие в гаражах какого-нибудь Ванино. Когда он вспоминал об Альке, он думал, есть ли в Новокосино небо. В Новокосино небо было. Хреновенькоетакое, изрезанное бесформенными крышами густо наставленными типовыми очень некрасивыми многэтажками небо. Ущербное небо Новокосино, небо которое редко воспринимают именно небом. Небо укравшее душу человечка, который его когда-то любил. Только не было больше на планете, такой женщины. Виноват сам, этот вопрос не стоял. Стоял вопрос что — делать. Ответ был прост, да кому – ты нужен старый обрюзгший мичманюга, кому ты нужен.
Самые честные книги никто не читает. А самые пронзительные книги пишутся в надежде, что их никто не прочтёт, самая страшная исповедь, это та, где ты сам себя исповедуешь.
Вечное настоящее это не благо, это обречённось. Здесь в Москве понимаешь, что никто не лучше. Здесь ярче светятся огни, здесь тусклее понты. Высокое небо Аустерлица. Ущербное убогое небо Новокосино.
А девятнадцатого ноября случилось непредсказуемое. Ярослав узнал, что командировка кончается на десять дней раньше. Это давало слабенький шанс, вернуться домой и увидеть Лику. С Ликой всё было несвоевременно. Когда он жил один, у неё кто-то был и с точностью до наоборот. Лика, добрая Лика, которая всегда была просто другом, но если мужчина может назвать женщину другом, то лучшим другом.
Влажный осенний вечер, суббота, вечер давал ответы. По коридору общаги сновало юное увлечение мичмана Шыгиной.
Он вдруг понял, сидя рядом на занятиях, почему ему поначалу понравилась Шыгина. Она напоминала внешне его же собственные фотографии, времён, когда он был подростком-слишком невеская причина для любви. Зато вечно сонная радистка, сонная после пьяных ночей в поисках вечной и невечной любви, несмотря ни на что легко справлялась с заданиями и упражнениями по основным дисциплинам и работать с ней в паре было одно удовольствие. Никаких других отношений между ними не могло быть, да ему уже больше не хотелось. Ему хотелось убить время в этой тюрьме, согласно никогда не лгавшим отпечаткам пальцев, время последнее, фатальное время. Остальные фигуры и образы, типажи, карты в этой колоде его не интересовали. Есть только то, о чём думаешь, главное придать мыслям правильное направление. Вечер он предполагал провести медитируя в одиночку перед нотбуком, лучшим другом одиноких душ в командировке, странным предметом, рисующим судьбу в виде буковок на мониторе Лучшие книги других авторов он никогда не прочтёт, потому что они были написаны для себя.Постигая мир мы в основном постигаем других людей, причём часто делая это без разбора, но люди зачастую похожи на книги, которые не стоит открывать. Ему хотелось ласки сейчас, он забыл почти что как это бывает, нежные руки любимой женщины, тихий поцелуй утром Вокруг был казённый мир, позади сожжённые мосты, позади годы растраченные в скитаниях по морям, годы где он сжигал тело и душу водкой, годы напрасно убитые. Ему не хотелось больше этой пустоты, но линии на руках говорили, что теперь нет пространства для мечты. Ему никто не обязан, он ничем никому не обязан. Есть только шконка в кубрике, только соседи по кубрику, с которыми лучше не общаться, хотя бы потому, что у них впереди гораздо больше чем месяц, а другая причина, что скучны они как краплёные карты в колоде. В колонках играл «Пикник», где-то в книжном магазине стояла книжка Лукьяненко, которую он предполагал купить. По телевизору шёл футбол, который он не предполагал смотреть, и дело было не в тех людях, которых любил он сам, а дело было в тех немногих людях, которые любили его, в том что в этом сейчас, таких людей не было, мир вокруг был уже просчитан, размерян и просчитан. Завтра опять было просчитано. Один и тот же будильник, с кислотной клубной музыкой. Вчера было лучше, сейчас у него было по крайней мере офигительное вчера, с костром возле пруда, подёрнутого тонюсенькой ледяной корочкой, день когда они всей группой вырвались из этих казённых стен. И вновь в жизни не было никакого смысла, но был запах дыма от костра.
У него не было определённой цели следовательно у него был неограниченный запас времени. У него было ещё тридцать с чем то дней жизни впереди. В воскресенье он ходил по музеям. Хотел поехать на Патриаршие пруды, не был он там, но лень было. Он бесцельно тратил осенний день. Ему чисто внешне нравилась одна женщина. Женщина его лет, аккуратная такая стройная. Замужем раз кольцо на руке.
Вечером он нашёл повод познакомиться с ней, Валя зовут женщину. Оказывается в каждый определённый момент процесс не имеет значения. Их кругом слишком много.
Он научился срисовывать всю сущность человека за несколько мгновений. Алкоголик-одна масть, один признак на всех и одна сущность. Тупая мразь с больными внутренними органами-вот собирательная сущность всех алкоголиков. Валя-психолог. Психология-лженаука. Значит и сущность будет какая-нибудь незамысловатая. У каждого человека одна неизменная сущность. Мегаполисы не строит один человек. Их строят деньги. У жителей мегаполиса нет одинаковой сущности-их много. Москва мегаполис с русской сущностью, город взбалмошно равнодушный, город жадный и жестокий. Мещанский мегаполис. В каменных джунглях церкви золотые купола. Только колокола молчат или лгут, кривят душой малиновым звоном, лгут набатом. Колокола не звонят о правде.
Только ничья жизнь не имела значения. Человек давно потерялся, среди того, что создано другими людьми. Вечно заглядывает в чужие глаза в поисках понимания. Мегаполис-город одинаковых глаз. Никто не побеждает на празднике жизни, а ненависть и любовь наихудшие советчики. Выигрывают равнодушные. Ярослава не тянуло к людям. Люди предполагают жить гораздо дольше. Ему остаётся тридцать с небольшим дней. И смысла перелопачивать заново свою жизнь нет. Просто он оказался в одиночестве на самом конце своего жизненного пути, оказаться одному без цели для дальнейшего пути. Прошлое стёрто. Прошлое это старые здания, в которых живут, потому что не построили новые здания.К нему нужно относится без сантиментов. Придут новые строители новых зданий. Космос не слышит ни стонов ни мольбы. Что мы для него.Похожие на сумасшедшего китайского юношу, брошенного в Москве равнодушными соплеменниками. Ездит потерянный такой в метро улыбается и бормочет нечто непонятное. Космос-безжизненная бесконечность. Жизнь человеческая не имеет смысла. Звёзды-горячие игрушки.Машины-дорогие игрушки. Квартиры-в домах мегаполиса-суррогаты очагов.Время-медленныйстиратель. Ярослав ненавидит время. Оно умудряется идти медленно даже тогда, когда его остаётся совсем немного. Землянам рано строить звёздные корабли. Они не могут найти дороги кдруг другу. Мегаполисы-патриахальные выставки типажей.
Достаточно посмотреть на человека, чтобы понять, чего от него ждать. Сноб, истеричка, педантичная истеричка, самовлюблённый пижон, самоуверенный хам, тупоголовый мещанин. Колода так называемых нормальных людей имеет ограниченное количество подтипов.
Если завтрашний день непредсказуем-жди беды.
Девятнадцатого ноября Ярослав купил билет домой, в город, где прожил большую часть своей жизни и где ему судя по пальцам руки оставалось ещё дней эдак десять, в лучшем случае пятнадцать, но там он по крайней мере волен включить или выключить свет, когда на то будет его воля. Он чувствовал себя свободным от желаний. Зачем например ехать на Патриаршие пруды, если некому будет об этом рассказать. И если твоему сердцу не одно сердце не бьётся в унисон, то скажи на милость, зачем тебе тогда вообще сердце?
Надсистема включилась неожиданно.
-Успокойся, милый, этот мир тоже паралельный.
-Тот, о котором ты помнишь.
-А о каком мире следует помнить.
-О том, где твой дом.
Я не могу помочь тебе, когда ты попадёшь в него. Знаешь, очень многие живущие в реальном мире умудряются уйти из него, чтобы никогда в него не вернуться. Ты требуешь от меня слишком многого. Возьми и всё ему расскажи.
Знаешь, смотри и наблюдай. Ты каждый день создаёшь вокруг себя новый мир. И ты слишком увлёкся. Ты боишься назвать вещи своими именами, чтобы не утратить собственных иллюзий.
Мы все гости в этом мире. И кто знает что будет после того как всё кончится. Будешь ли ты плыть в холодной пустоте среди звёзд. Или будешь жить с вечным ощущением, что тебе чего-то не хватает для полного счастья. Знаешь, Яр, я постараюсь вернуть тебя домой. Но только постарайся вспомнить каким он был-твой дом. А пока не вспомнишь, оставайся в этом мире. Тебе осталось несколько дней, но помни от твоей памяти зависит, в каком мире ты будешь просыпаться, в аду или в раю. Только помни, что земля это утренние или рассветные сумерки, это там, где соблюдён оптимальный баланс между светом и темнотой.
Он силился вспомнить. Или представить себе, вспомнить то, что когда-то был подросток. У него друг Струил. Художественная школа. Проездной билет школьника. Да у него было прошлое. Знаешь надси, можно тебя я так буду называть, если нет прошлого, то нет и будущего. Просто ты находишься сейчас в мире, в котором нет настоящего. В искусственном мире всё из синтетики.
Ты не сможешь вернуться в те места, которые дарили счастье, потому что назавтра они уже слишком холодны или слишком мертвы, как мертвецки мертва та девочка из твоего прошлого, она живёт в мегаполисе вот за этим окном, она дышит и вполне здорова, но это лишь телесная оболочка, потому, что самые бездушные люди более всего верят в существование этой самой души.
Вот эта самая общага-место посреди бездушного калечащего мира, мира где давным–давно всем всё равно. Многоэтажные коробки в которых здесь принято жить, мерзкое такое словечко принято, не объясняющее, почему так надо зачем так надо кому надо почему-принято и всё. Принято уважать человека у которого есть деньги.
Он ушёл из этого мира ровно в назначенный срок и проснулся в такой же казарменного типа общаге, неожиданно осознав, что всё вокруг изменилось. Был другой какой-то воздух. Он знал людей по именам, но это были другие имена. И самое главное, что он не знал, что стало с его телом в том похожем мире. Этот мир отличался. Он знал, что в этом мире его ждут. В этом мире у него была надежда, он не знал дату ухода из него, память о жизнях в параллельных мирах оставалась, но была приглушённой, в этом мире у него не было целей, кроме самой жизни. Он был в этом мире старшим прапорщиком какой-то аэродромной роты, не имел отношения к морю. В этом мире было тёплое чувство, что его ждут. Тика. Её зовут Тика. Проснувшись он подумал, сколько его обширный инфаркт доставил хлопот в том мире. Если это основной мир, то надсистема не включится. Память о жизни в параллельных мирах работала, как и ощущение реальности. Настоящий мир – единственное место которое не находится под властью ни одного из четырёх королей. И это единственное место, где живут по настоящему и умирают навсегда. Он не хотел быть консулом при дворе короля заката. И пока ещё не был уверен, что это настоящий мир, только он был больше похож на настоящий. Если этот мир настоящий, значит Тика существует.
В тумбочке лежал сотовый. Он набрал номер.
-Что случилось, Алёша, почему в такую рань?
-Тебя зовут Тика?
-Ты что с ума сошёл?-засмеялись на том конце трубки.

Он знал, что скоро начнётся реакция возвращения памяти.Только если здесь встретится кто-нибудь из песонажей, которые бывали в прошлых мирах, то всё, пиши пропало, он в очередной раз заблудился. Или если вновь заработает надсистема-это всё означает, что король сумерек не принял отставки, а если он в реальном мире, то он умрёт и после жизни не будет реанкарнаций, но какое –же это благо по меньшей мере для того, кто осознаёт, что у него позади вечность, сотни жизней праведных, проведённых в служении и честолюбивом тщеславии, тысячи сожжённых мостов, тысячи зависимостей от чужих мнений, вечная оглядка на всевидящего короля.
Чем успокоится твоё сердце, мой ясный. Да куда же дороженька твоя тебя выведет? А нет цели у жизни.
Сколько раз достигал он пика в параллельных мирах, власть сила. Только не было той, которая ждёт, ждёт и любит.
Он уже переживал тысячи человеческих жизней и каждый раз уходил из них в одиночестве. И ему надоели все эти воскрешения. И даже жизнь в замке короля сумерек, в неживом теле не знающем ни боли ни любви, когда нет боли время останавливается, мы отмечаем время чувствами.
Он нашёл телефон в тумбочке. Он помнил все воскрешения в этом круге. Он был настороже, он знал что люди во всех мирах злы, двуличны и омерзительны. И где то в этих мирах живёт и смотрит на солнце, пьёт кофе по утрам вторая половинка его души.
В этом мире ему не нужна была надсистема. Только какого хрена опять неволя. Значит в реальном мире, в мире который согласован всеми четырьмя королями он всё таки военный. Как только понять тут он или не тут. Тика. Если ему удасться до неё добраться значит этот мир всё же настоящий.
Он не вспоминал. Он начинал чувствовать биополями-вон тот по кличке немец, его тумбочка и койка там третья от окна кубаря-он с трудом держится что-бы что-нибудь плохое ему не сделать. Здесь какая-то короткая командировка-он должен сдать завтра какой-то идиотский экзамен и баста-послезавтра он отвалит. Он ничего не знал о людях которые живут здесь, просто знал что он где-то близок к выходу. Если он в мире который окончателен, то он доберётся до Тики. Если нет то так и застрянет в промежуточных моделях, умоляя короля короля о прощенни, о жизни в замке, где он будет строить свои маленькие сумеречные модельки миров, придумывать судьбы, ведь его специализация – любовные истории с разлукой в конце. Но он не хотел такой истории для себя — он хотел, чтобы Тика оставалась.
Он хотел шума вокзала. Он домой едет. Едет домой. Едет забывать о людях, которые его здесь окружали. Он понимал, что войны это когда свои (половина из которых плохие) убивают чужих (половина из которых хорошие).
Страх делает время длиннее. Страх и одиночество, хотя это самое одиночество – не самое худшее, что бывает этих казённых домах, где ненависть и настороженность просто обязаны превалировать над любовью и доверием.
В этом мире живёт множество людей, не ведающих о своих же жизнях, сделанных на сотнях моделей, не ведающих что завтра может всё кончится идиотским пробуждением в какой нибудь другой клоаке. А он слуга его величества. Он дворянин, жаждущий отставки. И вот он находится в теле своего же собственного прототипа. И это тело тело ничего не знает. Кто вёл его по земле раньше? По условию сумеречные не могут вселяться в тела например светлых. Или ночных.
Откуда он знает. Окончательный вариант всегда складывается из вариантов, каждый из которых ведёт кто-то-светлый, тёмный. Безумное количество комбинаций из четырёх элементов. И в утверждённом и подписанном обеими Верховными варианте окончательно живёт носитель.
Всё, а теперь проснуться и готовиться к экзамену. Он вроде бы пустяковый, только если это реальный мир, надсистема не включится ни в крайнем случае, ни по приказу. Он живёт в мире населённом разными, но они реальные люди. И знает, что прототипов создают четыре группы художников, а служители темноты иногда создают очень добрые и мягкие модели, художник имеет право на творчество. Он сам так делал не раз. И если ты принимаешь отставку, ты уже вряд ли на сто процентов уверен, тёмный или светлый художник создавал большинство проектов твоей судьбы.
Вокруг ходят модели и в реальном мире тоже. Все предсказания ясновидящих основаны на этом знании. Где то среди них доживают модельеры, вышедшие в отставку, тысячи лет вне тела, бесцельные скитания по тысячам чужих тел, сотни реанкарнаций.
Память без надсистемы подводила. Он знал в чьё тело он попал. Какой-то проект, в принципе начатый светлым. Потом передали тёмным, он окончательно всё запорол. Проект заваленный в двух первых рождениях. Его не переводили в реал довольно долго. Потом передали Ярославу.
Ярослав вёл его несколько лет до перевода в реал. Он тоже был сумеречным, но это были другие сумерки. И вот в этом подорванном спиртным и табаком теле ему придётся доживать. Как меня там зовут-Алексей. Бедная Тика. Узнает ли она, что в мозгу у этого человека уже началась реакция вытеснения человека совсем другой сущностью, сущностью которая вскоре не оставит от него совсем ничего. Что там у него. Экзамен по юриспруденции. Ага надсистемы нет. Как странно жить в реальном мире и в реальном теле. А что там за эмоции. Тика пусть остаётся-Тика проводник. Ага дружба типо. Юношеская влюблённость. Как будто сраные модели что-то знают о дружбе. А там градации одинаковые. Бракованная модель –пьяница. Их обычно светлые создают-ибо бракоделы они. А вот наркот — их тоже светлые создают. И всё на тёмных валят. Тёмные создают карьеристов, политиков, олигархов, военачальников. Сумеречные где-то посредине, они создают основные массы, где-то поередине. Светлые создают сумасшедших, тёмные создают бесноватых. Из его комнаты уезжают сразу трое сегодня. Один милый такой парняга-типично утренний, и две светлые пакости. При мысли о светлых Ярослава покоробило. Да всё правильно переход от одного состояния в другое, постепенное превращение Алексея в Ярослава не должно было состояться дома, близкие бы заметили. Это Алексей видел в людях людей-Ярослав же видел только биологический материал и модельеров, которые это всё наплодили. Это Алексею хотелось любить самому. Ярослав всего навсего не хотел никого любить. Тика тоже была его проектом. Проектом сделанным под Алексея, но тот дурень не хотел этого воспринимать-долго пришлось повозиться. Идеальные пары- сделанные одним модельером друг для друга.»


Реальный человек который бредил этой галимотьёй отошёл от наркоза. Открыл глаза. Жена-русоволосая художница все дни дежурившая в реанимации после автокатастрофы спросила «Может воды? Человек пошевелил пальцами ног. Потом поднял руки, посмотрел как шевелятся пальцы и сказал: «Зой налей сока томатного если есть. И принеси сигарету и пепельницу, пожалуйста, родная!»

осень-зима 2011 Гирин



Теги:





0


Комментарии

#0 03:41  06-07-2012Файк    
Мир населен котами -
Самыми свежими, с носами,
Они меняются полюсами,
Зацепляются хвостами,
Из зимы переходят в осень.
Они хороши местами,
Пятнами лучшего цвета,
Они переходят в лето
Шелковыми кротами,
Вчера, ровно вечера в восемь.
#1 03:43  06-07-2012Файк    
И где сейчас Кин?
#2 10:25  06-07-2012дважды Гумберт    
хуйня какая
#3 11:08  06-07-2012Шева    
Камент Файк про котов очень понравился. Крео не читал.
#4 11:14  06-07-2012Веган-мясник    
Файк? как там быдлогопники отстали от тебя, м?
#5 11:22  06-07-2012Oneson    
вот вроде буквы знакомые, слова по отдельности понятные, но читаешь и увязаешь в тексте как в какой то липкой хуйне. и конца и края этой жвачке нет. бросаешь чтение и злость какая-то. нахуяяяя?
#6 12:03  06-07-2012СИБ    
слишком много букв
#7 19:15  06-07-2012Sgt.Pecker    
Да, для посвящения слишком дохуя, настопиздило на третьем обзаце извините товарищи
#8 21:09  06-07-2012Самоса-бой    
Нервы в порядке.
Как и сила воли.
Потому собрал все это и бросил нахуй читать остросюжетщину, пролегающую по живописным дюнам и барханам пустыни Сахары.
#9 03:45  07-07-2012Лев Рыжков    
Тоже не смог до конца.
Орфография-пунктуация очень неряшлива. Это от чтения отвращает.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
10:22  03-12-2016
: [10] [Здоровье дороже]
Какой-то вакуум полный в голове,
Комок пустот, не связанных друг с другом,
Где угол, за которым ветра нет?
В чём связь времён с моим порочным кругом?

Нет тяги к жизни, не о чем писать,
Потеряна идея и надежда,
Блистает белизной моя тетрадь,
Не пачкаю страниц уже как прежде....
22:33  27-11-2016
: [6] [Здоровье дороже]
Был у нас такой пацан: Витька Жданов. Лучше всех кидал ножик. Любой ножик, брошенный Витькой, неизменно попадал в цель. Однажды, чтобы окончательно утвердиться в статусе лучшего и развеять сомнения завистников, он объявил во всеуслышание, что поразит белку точно в глаз....
18:09  24-11-2016
: [15] [Здоровье дороже]
Сегодня мимо я прошел:
Лежал старик, как лист осенний
Как будто, кто его поджег
Как будто, подкосились вдруг колени

Лежал старик сжимая трость
Как будто чью то руку
А в горле совести застряла кость
Его я больше не забуду

Бежали люди к старику
А он лежал, кряхтел
Как будто, кит на берегу
Он просто жить хотел

Домой он шел или из дома
За внуком может, в детский сад
Мне не узнать, куда вела дорога
Он рухнул прямо на асфальт

Мне ...
20:42  23-11-2016
: [30] [Здоровье дороже]
Вечер и впрямь бывает исключительно мрачен.
Это был один из таких вечеров.
За столом сидела женщина с приятной грудью, и явно скучала. Ей было сильно невесело. В лёгком халатике чёрного шёлка, ласково обтягивающего пружинистый зад; с двумя задорными штуками навыкат, с талией, и длинными, далеко способными ногами....
00:35  23-11-2016
: [15] [Здоровье дороже]
немощность раздражает..и не спорьте...

Когда врачи вынесли свой окончательный вердикт, отец стал сдавать прямо на глазах. Не от самого диагноза, диагноз мы ему как раз таки и не сообщали, ни к чему реакция. Просто никто не ожидал, что рак сожрет его так быстро....