Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

За жизнь:: - Не хватает

Не хватает

Автор: Karina Milovska
   [ принято к публикации 22:45  14-07-2012 | Лидия Раевская | Просмотров: 484]
1 сентября. Я шла в одиннадцатый класс. Утром, когда мама завязывала мне бантики, она заплакала.

– Как быстро летит время! Кажется, совсем недавно я тебе завязывала бантики и ты стояла на стуле, чтобы мне было удобно, а теперь сидишь на табуретке, чтоб я достала. Какая я же старая!

– Кто тут старая? Ты старая? – из кухни вышел Игорь. – Да ты с Олей как сестры смотритесь!

Все засмеялись. Игорь с нами жил лет десять, но я так и не научилась называть его папой, может, потому что хорошо помнила лицо настоящего отца. Я помнила и тот день, когда он ушел. Мне было около 5. Они долго с мамой ругались, он говорил много незнакомых мне слов, например аборт. Он собрал вещи, и, когда он уже обувался, я подбежала к нему, обняла его за шею и заплакала: «Не уходи!». Тогда мама не выдержала, заплакав, выхватила меня и унесла в комнату. Когда хлопнула дверь, мама сказала, что папа пошел в магазин мне за куклой. Больше я его не видела. Немного повзрослев, я поняла, что взрослые часто обманывают, потом дети вырастают и тоже начинают обманывать.

– Мама, не плачь, ты даже красивее Оли и меня, – из комнаты послышался голос моей младшей сестры.

Идеальная семья. Только я себя чувствую лишней и ненужной. Мне не на что жаловаться: ко мне все тепло относятся, я не голодаю и хорошо одета, но комплекс брошенного ребенка во мне остался во мне до сих пор …

На линейке как всегда было много людей, все были красивые и радостные. Пока директор произносила речь, мои одноклассники решали, где бы вечером собраться и отметить наше последнее 1 сентября в школе.

Наконец линейка подходила к концу и директор произнесла:

– По традиции сейчас одиннадцатиклассники поведут первоклассников к памятнику воинам Великой Отечественной войны.

Все кинулись разбирать малышей, я взяла первую попавшуюся девочку.

– Пошли со мной!

– Хорошо, только я не одна, – она показала на девочку, стоявшую рядом, это была ее точная копия.

– Я возьму и твою сестру.

Мы пошли строиться в колонну, к нам подбежала женщина лет 27, мама близняшек. Пока шли до памятника, успели познакомиться и поговорить. Девочек звали Аня и Маша. Аня улыбалась, смеялась, разговаривала, а Маша всю дорогу молчала и немного хмурилась, лишь раз спросила у мамы: «А где папа?»

– Он работает, но обещал приехать к памятнику, – ответила Дана, мама девочек.

Уже около памятника к нам подошла и моя мама. Возложив цветы, все начали фотографироваться.

– Оля, стань чуть-чуть правее, чтоб солнце не так светило. Так, все готовы? Раз, два… – мама уже была готова фотографировать, как Маша вырвалась и побежала к высокому мужчине, идущему к нам.

– Папа!

Мы посмотрели на мужчину лет сорока, в костюме и галстуке, рядом с ним шел еще один мужчина, моложе, крепкого телосложения, по-видимому, телохранитель.

– Саша, почему так задержался?

Я еще раз посмотрела на мужчину (как же он был похож, на человека, портрет которого я храню у себя в дневнике уже лет десять!), у меня так сильно забилось сердце. Я посмотрела на маму, но она делала вид, что фотоаппарат заклинил.

– Мы будем фотографироваться или нет? – сказала моя мама.

И только тогда мужчина посмотрел на нее.

– Здравствуйте, – потом резко перевел взгляд на меня и долго смотрел на меня, что я не выдержала и отвернулась.

Ко мне подбежали девочки, мы сфотографировались. Мама девочек позвала их фотографироваться с учительницей.

Девочки крикнули мне в один голос:

– Пока, Оля! – и убежали.

Я посмотрела в их сторону, мужчина обернулся. Я повернулась к маме.

– Ну, что, узнала? – произнесла она.

– Узнала, – если б я произнесла еще хоть слово, то расплакалась.

Ко мне подбежала одноклассница:

– Пошли фоткаться, там наши все собрались.

– Ладно, я пойду, мам.

В тот вечер мои одноклассники не могли понять, отчего я так много пью. Я и сама не знала, почему мне было так плохо: то ли оттого, что я его увидела, то ли оттого, что он был с семьей.

Когда у меня было что-то не так: с мамой поссорюсь или плохое настроение, – я часто представляла, как разговариваю с ним, как он дает мне нужные советы. Но в то же время я слабо верила, что он вернется или хотя бы просто я с ним встречусь.



* * *

Начался учебный год. Я пыталась забыть о встрече с ним. Но у меня это плохо получалось, тем более, что я часто сталкивалась в школе с близняшками, а они-то любители рассказать мне о своем любимом отце. Когда у них заканчивались уроки, а у нас еще шли, я часто видела через окно, как он их забирает. Странно, мне раньше казалось, что отец где-то далеко и оттого, он не со мной, а теперь он рядом, но все равно не со мной…

Один день нас отпустили раньше с уроков. Когда я вышла со школы, около крыльца услышала:

– Оля!

Я обернулась. Ко мне шел мой отец. Он подождал, пока немного разойдутся люди вокруг, и сказал:

– Ты знаешь, кто я?

– Знаю.

– И 1 сентября узнала?

– Нет, мне потом мама сказала, – не задумываясь, соврала я.

– Я хотел с тобой поговорить.

– Не стоит.

– И все-таки я дам тебе свою визитку, если передумаешь, я буду только рад.

«Какой вежливый» – с иронией подумала я, но визитку взяла.



Я и не думала ему звонить, но вскоре после того, я поругалась с мамой. Началось все с того, что я не хочу поступать туда, куда хочет моя мама.

– Ты просто на мне хочешь реализовать свои мечты, но ты не задумываешься о том, что у меня есть свои! Ты хочешь, чтоб я жила твоей жизнью!

– Да, я хочу, чтоб ты поступала туда, куда в свое время не поступила я, ведь у меня родилась ты.

– Значит, я тебе испортила жизнь и сейчас должна расплачиваться?!

– Я не то имела в виду, – более спокойным голосом сказала мама, поняв, что переборщила.

– Нет, ты именно это имела в виду! Но тогда у тебя был выбор: ты могла сделать аборт, как тебе советовал отец!

– Ты понимаешь, что ты говоришь?! Вернись! – я выбежала из квартиры.

Дальше я не слушала. У меня было одно желание – провалиться сквозь землю или улететь на небо, просто наблюдать за людьми, но не жить самой.

Я бродила по городу, пока не стемнело. Потом вспомнила про визитку отца и направилась к его офису.

Не смотря на то, что было достаточно поздно, в окнах горел свет.

При входе меня остановил охранник:

– Я к Александру Алексеевичу.

– Кто вы? По какому вопросу?

– Рукас Ольга Александровна. По личному вопросу. (Рукас – девичья фамилия моей мамы)

Через пару минут я уже сидела у него в кабинете.

–Тебе что– нибудь предложить?

– Нет, спасибо.

– Это так неожиданно…

– Я сама не думала, просто была рядом… Хотелось услышать, что ты мне хотел сказать.

– Вот так сразу. Даже не знаю с чего начать…

– Например, почему ты ушел и зачем спустя столько лет решил поговорить?

– Я понимаю, ты на меня злишься…

– Ты ошибаешься, у меня нет никаких чувств к тебе, даже обиды и злости. Я понимаю, что никто никому ничего не обязан: не обязан любить и быть рядом, лишь оттого, что имеют одинаковое ДНК. Единственное, на что я злюсь, так это на судьбу за то, что она нас с тобой снова столкнула.

– Ты думаешь, что я забыл тебя? Все эти годы я помнил, что у меня есть дочь, и хранил в памяти твой образ, – он встал со своего кресла и начал ходить по кабинету. – Ты знаешь, что с твоей мамой мы начали жить очень рано, нам было по 18. И жить стали только из-за тебя – она была беременна. Сразу после школы я пошел на завод работать. Но что это были за деньги – гроши! А я вырос в небедной семье, и даже не средней. Но родители отказались нам помогать. Так было, пока тебе не исполнилось 5. К тому времени мне ужасно надоело все, да и маму твою я разлюбил, мы постоянно ссорились. Тогда мой отец предложил мне учиться в Москве. Я согласился и уехал. Да, это было подло бросить ее одну с ребенком, но я тогда думал, что если хорошо устроюсь, то смогу и вам помогать. В Москве я помимо учебы еще и подрабатывал. Первые деньги я выслал вам, но твоя мама их прислала мне обратно и приписала, что сама доплатит мне, чтоб я от вас отстал. Через пару месяцев я попробовал снова, но исход был тем же. К концу учебы я встретил Дану. После окончания учебы вернулся сюда с ней. В начале работал на отца, потом обзавелся своим делом, домом, родились Аня и Маша. На твой второй вопрос отвечу, что увидеть тебя хотел сразу же, как вернулся, связался с твоей матерью. Она рассказала, что вышла замуж, что у тебя все хорошо и что ее муж заменил тебе меня, и чтобы я тебя не беспокоил, потому, что ты меня не помнишь. А 1 сентября я был так рад тебя увидеть, и мне показалось, что ты меня узнала и вспомнила...

Повисло молчание. «Выходит, если б не мама… А что тогда бы изменилось? Мы все равно не жили бы одной семьей».

– Да, и еще кое-что, – он подошел к своему столу и достал с ящика старый затертый журнал. – В этом журнале опубликовано письмо четырнадцатилетней девочки к своему отцу и подписано «Оля Р.»

– Я больше чем четыре года назад перестала верить, что ты вернешься. Я вообще не понимала, зачем мне отец. Это маме он нужен, а мне хватит и матери. Это не мое стихотворение.

– Как я понял, тебе без меня было хорошо, твоя мать не ошиблась.

– А разве ты сомневался? Разве ты по-настоящему хотел увидеть меня?

– Я хотел, но..

– Это все отговорки, просто в твоей жизни все равно не нашлось бы места для меня!

– Зачем ты так говоришь, ты ничего не поняла…

Тут зазвонил мой мобильный. Это была мама.

– Я скоро буду дома, – ответила я ей.

– Ты уходишь?

– Да.

Я встала с кресла и направилась к выходу.

– Постой, я скажу, чтоб тебя подвезли. А еще, – он достал бумажник, – может тебе нужны деньги?

– Нет, я приходила не за деньгами, – стало так обидно, что он меня не понял...

– А еще … я хотел сказать, что ни о чем в своей жизни я не жалею.

И тут подошел комок к горлу.

– И ты всегда можешь ко мне прийти в любое время… просто или за чем–то.

Я вышла. Внизу меня ждал молодой человек. Я села в машину на автомате, в ушах лишь звучала «я ни о чем не жалею», в глубине души я все-таки надеялась, что он раскаивается. Я смотрела в окно и не заметила, как слезы текли у меня по щекам. Машина остановилась на светофоре, и с переднего сиденья мне протянули платок. И тут я вспомнила, что не одна в машине, что будет доложено отцу о том, что я плакала, а я так не хотела, чтоб он знал.

Я открыла дверцу и выбежала на проезжую часть, не замечая резко тормозивших машин, и бежала куда глаза глядят. Но скоро выдохлась и, остановившись, услышала, что сзади тоже кто-то остановился. Он подошел ко мне.

– Только не говори ему! Только не говори ему!

– Хорошо, я ничего ему не скажу, ты только успокойся. Давай я тебя все-таки довезу домой, Оля. Ведь тебя Олей зовут?

– Да, только мне недалеко идти.

– Тогда я тебя проведу.

Мы молча дошли до подъезда. Попрощавшись, я поднялась в квартиру. Уже в своей комнате я снова расплакалась. Мне было так больно осознать то, что я услышала.

Позже я пожалела, что сходила к нему, но не оттого, что я окончательно поняла, что ему не нужна, а оттого, что показала, что он мне нужен и нужен был всегда. Я пообещала себе, что больше никогда с ним не свяжусь. И буду жить так, как будто ничего и не было.

А он решил играть роль настоящего отца. Начал звонить, присылать подарки, поняв, что деньги я его точно не возьму, предлагал встретиться. Но я всегда отказывалась, «спасибо» передавала через людей, приносивших мне подарки, редко подходила к телефону. Я старалась оградиться от него, но была тонкая ниточка, ведущая к нему – Андрей.

Это тот молодой человек, который проводил меня домой в тот вечер. Второй раз мы встретились, когда он привез подарок от отца на Новый год. Тогда я про себя отметила, что он неплохо выглядит. Потом он меня встретил около школы, но уже не по поручению отца.

Я попросила его не говорить отцу про нас. Не смотря на то, что Андрей был моложе отца и работал на него, они были неплохими товарищами. Андрей очень хорошо отзывался об отце, что вскоре я запретила ему говорить о нем или просто пропускала мимо ушей. Но один раз я слушала внимательно.

– Первый раз я услышал о тебе года два назад. Тогда я расстался со своей девушкой и был немного потерянный. Александр Алексеевич это заметил и предложил после работы зайти в бар выпить. Мы с ним поговорили, выпили, и потом он произнес: «Хороший ты парень, Андрей, но девушку тебе надо другую, хорошую. Я б, не задумываясь, отдал бы за тебя свою дочь». О, говорю я, пока вырастут ваши девочки, я уже состарюсь. «Нет, Андрей, ты меня не понял, я имел в виду Олю…» И тогда он рассказал мне про тебя. Когда ты пришла в офис и назвала свое имя, я сразу понял, что ты его дочь. Он часто говорит о тебе: «Так, надо Оле подарок отослать, надо Оле позвонить» и т.д. Он любит тебя и хочет наладить отношения, а ты…

* * *

Одиннадцатый класс пролетел незаметно. Настал выпускной.

Ведущий объявил:

– Приглашаем на сцену виновников сегодняшнего торжества – выпускников 2006 года!

Я под руку с моим одноклассником выходила первой на сцену. Пока остальные поднимались, я увидела в зале маму, помахала ей. Но я заметила, что двумя рядами выше сидел отец со своей женой.

«Неужели он пришел на меня посмотреть?» И мне стало так радостно, что улыбнулась ему. Я уже представила как он будет мной гордиться, когда мне будут вручать золотую медаль.

– Вынести аттестаты на сцену! – прозвучал голос ведущего.

Из-за кулис вышли с подносом на руках две девочки-близняшки.

Мое настроение сразу исчезло: я поняла, на кого он пришел посмотреть.

После торжественной части все вышли на улицу фотографироваться. Ко мне подошел Андрей.

– Ты сегодня так красива!

– Спасибо. Ты с шефом?

– Нет, я взял выходной, я же говорил. А он здесь?

– Да, и я подумала…

– А вот и он, идет к нам.

Я слышала приближающиеся шаги, но не обернулась, пока не услышала:

– Здравствуй, Оля!

Он протянул руку Андрею (По его взгляду я поняла, что он в курсе наших отношений).

– Здравствуйте, – ответила я и посмотрела на его жену, стоявшую рядом.

– Это тебе! Поздравляю! – он протянул букет и поцеловал меня в щечку.

– Спасибо.

– Такой замечательный выпускной! – воскликнула его жена. – Я сидела и чуть не расплакалась, как представила, что скоро и наши девочки вырастут. Но в то же время и обрадовалась, ведь они станут такими же умными и красивыми, как и ты!

Я не ожидала такой речи и немного растерялась.

– Куда вы едете дальше праздновать? – спросил отец, заметив мое замешательство.

– В ресторан «Камелия».

– Мы могли бы вас подвести? – предложил отец.

– Спасибо, но я поеду с мамой.

– Хорошо вам повеселиться!

Они отошли. Андрей посмотрел на меня укоряющим взглядом:

– Я не понимаю тебя! Он к тебе со всей душой, а ты как будто не рада, пора уже простить его…

– Андрей, я пойду к маме. Завтра увидимся.

В букете я нашла записку:

«Я горжусь тобой! Хотя, наверное, и не имею на это право».



– Кто подарил букет? Андрей? – спросила мама на следующий день.

– Нет, отец.

– Мм…Знаешь, Олька, то, что мы с ним разошлись, это не значит, что он плохой человек. То, что он разлюбил меня, еще не значит, что и тебя тоже. Ты ведь видишь, не зря мы встретились с ним на линейке, весь год тебе передает подарки, звонит, теперь вот, пришел на выпускной.

– Вот именно, что после того, как увидел меня, так и начал играть роль отца.

– Я тебе не говорила, но он и раньше пытался встретиться с тобой, но я тогда еще зла на него была, и сказала, что ты его не помнишь.

– Он говорил…

– Да? Вот видишь. Ты не держи на него зла.

– Не нужен мне отец, мама. У меня есть ты. Ты меня вырастила, ты была со мной рядом, а он… он вообще чужой мне!

– Нет, Оленька, в тебе говорит обида. Пройдет время, и ты пожалеешь о своих словах.

– А ты его простила?

– Простила, спустя очень много лет, но простила. Он делал все, что мог, когда мы жили, но он не выдержал.

– А как же ты? Ты ведь выдержала.

– Я с детства привыкла…И еще, Оля, разговаривали мы с ним недавно, он сказал, что хотел бы попросить за все прощение, сказал, что не хочет, чтоб на земле оставались люди, обиженные на него. Он просил тебе не говорить, но… он болен, серьезно болен, и неизвестно, сколько он еще проживет.

Я не ожидала такого поворота событий. Мне стало страшно. Я не знала, что делать. Мое отношение к нему резко изменилось. Раньше я считала, что он должен чувствовать себя виноватым и, чтобы заслужить мою любовь, он будет еще долго просить прощения, а сейчас я смотрела на него без всякой обиды. Я ужасно боялась потерять отца, да еще такого хорошего (как все говорят). Может он и в самом деле меня любит?

Наступила пора вступительных экзаменов. Я подала документы туда, куда хотела, и поступила.

До начала занятий оставалось несколько дней, когда мне Андрей сказал, что отец в больнице. Я, не задумываясь, пошла к нему.

– Здравствуйте, – сказала я, когда зашла в палату, в которой было несколько мужчин. Отец лежал на кровати, читал газету.

– Здравствуй,– сказал он, приподнимаясь.

– Как ты?

– Нормально.

– Если бы все было нормально, то он бы здесь не был, – произнес старик, лежавший на соседней кровати.

– Пойдем, выйдем.

Мы вышли на коридор, но там было очень много людей, тогда мы вышли на улицу, сели на свободную лавочку.

– Это тебе, – я протянула ему пакет, в котором был ананас. – Мама сказала, что ты их очень любишь.

– Спасибо.

Настало молчание.

– Я не хотел, чтоб все так вышло, – произнес он. – Не хотел, чтоб ты пришла сюда из жалости к умирающему или, того пуще по просьбе твоей матери.

– Я пришла не из жалости и не по чьей-либо просьбе. Просто, понимаешь, все мое поведение было сплошным лицемерием, я делала вид, что мне безразличны твои подарки или звонки, на самом деле я радовалась этим маленьким знакам внимания. Мне так хотелось показать тебе, что ты мне не нужен. Это не правда, что я тебя не помнила все эти годы и 1 сентября тебя не узнала. Я обманывала не только других, но и саму себя. Прав был Андрей, когда говорил, что все это детские выходки.

– Честно говоря, я надеялся, что твое поведение только показное. Хотя и не знал наверняка.

– И еще, –– я достала из сумки тетрадку, – вот то стихотворение. Ты был прав – оно мое.

– А то, что ты никогда про меня не спрашивала, это тоже ложь?

– Нет, это правда. Я действительно ни разу не спрашивала у мамы про тебя. Я боялась услышать, что ты ушел от нас из-за меня.

Мои глаза наполнились слезами. Он обнял меня.

– Мне всегда было тяжело оттого, – сказал он, – что где-то живет человек, которому я нужен, а я не могу быть с ним. Мне стыдно было тебе признаться, что я просто не выдержал того груза, который свалился на меня тогда. Струсил и убежал.

– Мне не хватало тебя… И я очень не хочу, чтобы с тобой что-то случилось. Я не хочу, чтоб ты ушел навсегда! – я расплакалась окончательно.

– Я тоже не хочу этого, ты не представляешь, как мне тяжело расставаться с людьми, которых я очень сильно люблю. Ну, не плачь, Оля.

Мы услышали крик:

– Папа, папа!

К нам бежали близняшки. Они прыгнули на шею к отцу. Потом подошла Дана.

– Здравствуйте, – поздоровалась я, – я пойду, наверное.

– Останься, Оля, – произнесла она.

– Нет, пойду я и так слишком долго здесь. До свиданья, я завтра еще зайду.

– Пока.

Когда я ушла, то за спиной услышала, как одна из девочек спросила:

– А зачем приходила Оля?

– Проведать папу, – ответила Дана.

– А почему она пришла проведать именно нашего папу?

– Потому что она тоже любит своего папу…



* * *

1 сентября. Я была уже на занятиях в университете. Возвращаясь домой, я думала: «Сейчас поужинаю, потом за мной заедет Андрей и мы поедем к папе». Я каждый день к нему ходила. Мы с ним подолгу разговаривали, я ему рассказывала о себе, о смешных случаях в моей жизни, а он мне про себя. Мне было так хорошо, что не передать словами.

Когда я подошла к подъезду, то увидела машину Андрея. Поднявшись в квартиру, я нашла их с мамой на кухне.
– Привет! – произнесла я радостным голосом. – А ты чего так рано приехал?

Я посмотрела на маму и увидела, что у нее заплаканные глаза.

– Андрей, что случилось? – он молчал, но я сама догадалась и от ужаса крикнула: Нет!

Я села на пол и заплакала.


Теги:





1


Комментарии

#0 10:00  15-07-2012Лидия Раевская    
Наивно, по-детски, жутко затянуто - но рука не поднялась положить в ПБД. Автор хочет и может писать, и всё у него получится. Если постарается.
#1 11:40  15-07-2012Швейк ™    
Ебать сколько букв. Текст — хуйня
#2 21:30  15-07-2012Голем    
в трахее спёрло скока букф и всё про 11-й класс
пусть пишет — тут много чистого места
#3 21:33  15-07-2012Александр Демченко    
какой адовобольшой текст!
#4 22:20  15-07-2012Марычев    
съ возрастом отца гг и ево 2 жены нескладушки
#5 13:25  16-07-2012Шева    
Не осилил. Наивно и скучно.
#6 18:49  16-07-2012Дмитрий Перов    
осилил
Тягомотина, конечно. Диалоги порой ужасные… Но эта… ты пиши, ага. Авось, чо и получится
#7 19:06  16-07-2012Ирма    
Скучно.
Чистый ГВ.
#8 19:13  16-07-2012Дмитрий Перов    
кристально, я бы подметил, чистый
но мне чем-то симпатична авторша. Она сделает выводы. Обязательно. Удачи.
#9 19:14  16-07-2012Дмитрий Перов    
и либо напишет чо толкового, либо вообще больше не будет отвлекать от житейской рутины такими рулонами
#10 19:17  16-07-2012Ирма    
Кто знает, кто знает
#11 21:44  17-07-2012Лев Рыжков    
Вменяемо, чотам. Скорее, понравилось.
А что с папой случилось? Чем захворал-то?
#12 10:28  19-07-2012Елена Вафло    
девушка, вы охуели такую простынь то?

кстате, не поверила ни единому слову отца, про то, што хотел общаца с дочерью, но не мог… ето штож за бред-то такой? из рассказа поняла, што живут они в какойто провинции… чо папа не мог к дочке в школу наведываца и дарить подарки… просто нашол 1000 причин не делать етого, причом все на маман свалил..

сюжет избитнейший..

мама с папой развелись, мать запретила отцу учавствовать в жизни малолетней дочери… папахен всю жизнь мучался… потом они встретились… все друг друга простили и полюбили, но было поздно… он скончался от рака (скорее всего)

и ето еще добило… мамаша походу совсем тупая курица… через много лет простила, ибо поняла, што муж ее разлюбил и поетому ушол из семьи… а сразу догнать никак было? он же не бросил ее ради другой бабы и в помощи не отказывал… вот жеж бабы дуры.
#13 10:29  19-07-2012Елена Вафло    
а, да… текст — бред сивой кабылы есличо.
#14 20:31  19-07-2012Karina Milovska    
Написано давно, в одиннадцатом классе. Тогда как-то все виделось по-другому. Но переписывать не захотела.

Спасиб за комменты, повеселили)))

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
16:58  01-12-2016
: [21] [За жизнь]
Ты вознеслась.
Прощай.
Не поминай.
Прости мои нелепые ужимки.
Мы были друг для друга невидимки.
Осталась невидимкой ты одна.
Раз кто-то там внезапно предпочел
(Всё также криворуко милосерден),
Что мне еще бродить по этой тверди,
Я буду помнить наше «ниочем»....
23:36  30-11-2016
: [53] [За жизнь]
...
Действительность такова,
что ты по утрам себя собираешь едва,
словно конструктор "Lego" матерясь и ворча.
Легко не дается матчасть.

Действительность такова,
что любая прямая отныне стала крива.
Иллюзия мира на ладони реальности стала мертва,
но с выводом ты не спеши,
а дослушай сперва....
18:08  24-11-2016
: [17] [За жизнь]
Ночь улыбается мне полумесяцем,
Чавкают боты по снежному месиву,
На фонаре от безделья повесился
Свет.

Кот захрапел, обожравшись минтаинкой,
Снится ему персиянка с завалинки,
И улыбается добрый и старенький
Дед.

Чайник на печке парит и волнуется....
07:48  22-11-2016
: [13] [За жизнь]
Чувств преданных, жмуры и палачи.
Мы с ними обращались так халатно.
Мобилы с номерами и ключи
Утеряны навек и безвозвратно.

Нас разстолбили линии границ
На два противолагерные фронта.
И ржанье непокрытых кобылиц
Гремит по закоулкам горизонтов....