Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

За жизнь:: - Здравствуй, брат

Здравствуй, брат

Автор: Rust
   [ принято к публикации 10:54  22-07-2012 | Лидия Раевская | Просмотров: 510]
Брат может не быть другом,
но друг — всегда брат.

Бенджамин Франклин.



Ему приходилось тяжело. Очень тяжело. В том районе города, куда переехала его семья в конце восьмидесятых, проживали в подавляющем большинстве своём представители татарской национальности. И он,- десятилетний русский мальчик,- ощутил это в полной мере среди своих ровесников. Светловолосого и голубоглазого Виталия Нестерова часто задирали в школе. Но особенно ему доставалось во дворе.

-Ну чё? Деньги принёс? – Смуглолицый Наиль смотрел снизу вверх на Виталия, при этом держа свои руки в карманах.
-Нет. – Коротко ответил Виталий, и увидел появившуюся тут же ухмылку на лице Наиля.
-Я ж те сказал: ты нам должен деньги каждый день! Те чё непонятно? Двадцать копеек каждый день! Ты нам уже должен, ты понял? Будешь выёбываться, то по рублю заставим носить! Урод блять.
-У меня нет денег.
-Чё? А как же мамка твоя? Папка? У них деньги бери и неси сюда!
-Отца нет, а у мамы маленькая зарплата..
-Да нас это не ебёт! – Наиль демонстративно обвёл взглядом группу мальчишек стоявших рядом. – Беги домой и неси деньги!
-Нет.
-Чё сказал?
-Чё слышал.
Драка была короткой. Наиль ударил Виталия ногой в живот. Виталий, вытерпев боль, ответил нападавшему кулаком в нос. Кровь брызнула тонкой струйкой. Наиль закрыл лицо ладонью, и дико завизжал. Остальные бросились на Виталия, и сбив того с ног принялись его пинать.
Подобные сцены продолжались ещё несколько месяцев, пока однажды..

-Пацаны! Бежим сюда! – Крикнул Наиль, и спрыгнул с забора. Остальные, перелезая вслед за ним, заметили как тот хромая продолжил двигаться в сторону жилых домов.
Неожиданно к нему подъехал милицейский УАЗик. Заметив милицию пацаны кинулись врассыпную, бросая на ходу из-за пазухи собранные в близлежащих садах яблоки.
Наиль сидел на заднем сидении милицейской машины, когда его привезли по указанному им адресу.
-Здесь твой дом? – Спросил один из патрульных.
-Да, — соврал Наиль, сообщивший им ложный адрес.
Милиционеры вышли из машины и закурили
-Ну что, пацан? Доворовался? – Спросил один из них, обращаясь к Наилю. — Папаша тебе зад то теперь ремнём надерёт, после того как заплатит штраф.
Наиль молчал, продолжая злобно осматривать местоположение.
В этот момент медленно отворилась боковая дверца и показалась голова Виталия.
-Выходи. Бежим, — тихо произнёс Виталий и протянул руку.
Они бежали задевая друг друга локтями. Заметившие их милиционеры кинулись за ними, но было поздно. Мальчишки скрылись, растворившись во дворах.
-Яблоко хочешь? – Отдышавшись предложил Наиль, и вытащил из кармана яблоко. – Вот. Одно осталось.
-Маловато. А где остальные? – Спросил хитро прищурившись Виталий.
-Там на яблонях мнооого! – Улыбнувшись ответил Наиль, указывая рукой в сторону садов. – Нам хватит.
Оба дружно рассмеялись.



Август девяносто шестого года.
Для Виталия Нестерова, прошёдшего учебку и вышедшего оттуда в звании младшего сержанта, было странно осознавать что он теперь на войне. Его, и нескольких совсем ещё зелёных пацанов, перебросили из-под Воронежа сюда, в Чеченскую республику, в город Грозный.
Боевики, окружившие город, всеми силами пытались выбить федеральные войска. На улицах шли тяжёлые бои. Большие потери несли обе стороны, но никто не хотел уступать.
Пехотный батальон, в котором числился Нестеров, расположился на первом этаже полуразрушенного здания, в котором когда-то был продовольственный магазин. Соседями его батальона оказались остатки десантного взвода капитана Вахрушева.

-Товарищ капитан! – Обратился рядовой Фёдоров к командиру батальона. – В подвале дома, здесь, внизу, раньше склад был..
-И что? – Не отрываясь от просмотра улицы в бинокль, спросил капитан.
-Дык, продовольственный же склад то, товарищ капитан! – Продолжил Фёдоров. – Сухпай на исходе, а там мало ли…Жрачкой обживёмся! Здесь же раньше магазин был.
-Ну это я в курсе. А откуда такая информация про подвал, рядовой?
-Закиров же разведал! Когда раненого с улицы волокли, то попали под обстрел, и укрываясь сиганули в подвальное окно.
-И что там?
-Говорит, что там ящики какие-то. Возможно продукты.
-Ладно. Бери Закирова, и дуйте в подвал. Но только тихо, как стемнеет.
-Есть! – Радостно ответил Фёдоров.

Силуэты двух солдат мелькнули на заднем дворе дома в темноте и исчезли в дверном проёме ведущем в подвальное помещение.

-Товарищ капитан! Проснитесь!
Капитан открыл глаза, и сквозь тусклый свет исходящий от фонаря разглядел лицо Фёдорова.
-Что случилось? – Быстро поднявшись с пола, спросил капитан.
-Товарищ капитан! Там, в подвале, ящики не со жрачкой!.
-Что там?
-Оружие! Много оружия! «Духи» наверное забыли, когда драпали отсюда!
-Оружие?
-Да! Автоматы, патроны! Несколько гранатомётов и боекомплект к ним!
-А где Закиров?
-Там остался! На всякий случай.
-Ладно. Буди всех. Только тихо!

Десантники, и примкнувшие к ним пехотинцы, небольшими группами стали перетаскивать ящики из подвала сначала на улицу, а затем на первый этаж. Успели перенести почти всё, как вдруг из соседнего здания прозвучал выстрел из ракетницы, высветив улицу и ту часть здания, где перемещались солдаты. Заметившие их боевики открыли огонь. Завязалась перестрелка. Дорожки от трассирующих пуль и отблески от разрывов гранат заполнили пространство между зданиями.
Рядом с окном в подвал, внутри которого остались несколько солдат, разорвалась граната. Осколками зацепило почти всех кто находился там в этот момент. Сквозь темноту послышались стоны и крики. Нестеров понял что ранен почувствовав острую боль в левом бедре. Упав на пол, он пополз за ящик, пытаясь укрыться от пуль и осколков. В тот момент свет от фонаря на миг ослепил его.
-Виталик! Ты?!.
Нестеров повернулся на знакомый голос и увидел Наиля.
-Наиль! Ты как тут?
-Так же как и ты! Пригнали почти сразу же после учебки.
-Такая же хуйня!
-Зацепило? – Спросил Наиль, увидев кровь на его ноге.
-Да. Слегка кажись. До свадьбы заживёт..
-Пошли, я те помогу. — С этими словами Наиль помог ему приподняться.

Бой длился до рассвета с переменным успехом.
Боевики, несколько раз пытавшиеся было проникнуть в здание где находились солдаты федеральной армии, были каждый раз встречены шквальным огнём, и после этого, отступая, несли потери.
Десантники, при поддержке пехоты, пытались прорвать кольцо окружения и вырваться из здания, но тщетно. После, отступив, и заняв круговую оборону, вели бой отражая натиск боевиков.

-А как там наши пацаны, не знаешь? – Спросил Виталий закуривая.
-Да как и все, — ответил Наиль. – Я ж тогда чуть на зону не попал после той драки в парке. Помнишь?
-Это когда башку проломили пацану с левобережья? Помню.
-Ты в институт то поступил? – Спросил Наиль.
-Блять, если бы я поступил, то разве был бы тут? — Ухмыльнувшись, ответил вопросом на вопрос Виталий.
Наиль, услышав ответ, сначала улыбнулся, а потом начал смеяться. Виталий поддержал друга смехом.
-Закиров и Нестеров! – Обратился к ним капитан.
-Я! – Почти в один голос ответили друзья.
-Будете прикрывать нас у центрального входа в здание, — произнёс капитан. — Ночью будем прорываться к нашим. Попробуем прорваться.



Осень девяносто восьмого года была дождливой.
Вот и в день свадьбы Виталия Нестерова дождь лил как из ведра.
Наиль был в тот день в хорошем настроении, искренне радуясь за друга.
Свадебное гулянье было запланировано недалеко от города. После бракосочетания в городском загсе, молодожёны и их гости должны были направиться в деревню. Там, в родительском доме, уже накрывались столы.
Деревня была типична для конца девяностых: престарелое народонаселение доживало свой век, а молодое поколение, – бойкое и в массе своей очень даже неравнодушное к алкоголю, – пыталось покинуть родительские гнёзда и упорхнуть куда угодно, но только подальше от своих родных мест.
Бывшее некогда крепкое колхозное хозяйство было частично распродано, но в большей степени разворовано. А то что осталось, пришло в упадок. Те дома, в тех которых ещё проживали люди, на фоне заколоченных и брошенных дворов смотрелись в меньшинстве. Общая атмосфера сельской жизни была пропитана скукой и безысходностью.
Дом, в котором собирались гости на свадебное гулянье, был очень стар. Молодые решили как можно побыстрее попытаться продать его сразу же после свадьбы. Бабушка Виталия, некогда проживавшая здесь, умерла. Дом пустовал уже год.
Наиль сразу же по прибытии на место гуляний обратил внимание что гости в массе своей были в лёгком подпитии, а некоторые, как видно наиболее ретивые в этом отношении еле стояли на ногах.
Свадьба шла своим чередом. Тосты, песни, пляски… В какой-то момент закончившийся дождь позволил гостям выйти из душного дома и пройти во двор на свежий воздух.
Как всё началось никто не скажет, но слово за слово и возник конфликт. Наиль повздорил с одним из гостей. Перекидываясь шутками и смеясь те не заметили что душевная как казалось беседа моментально превратилась сначала в словесную перепалку, а затем и переросла в драку. К противнику Наиля присоединились сначала его братья, а затем и вся ватага гостей. Всё происходило очень быстро, и в тот момент когда Наиля сбитого с ног пинали и били, во двор выбежал Виталий. Он оттеснил толпу и помог ему подняться.
-Чё ты ему помогаешь? Он же чужак!.
-Он мой друг, — ответил Виталий.
Друзья были настигнуты толпой у порога в дом.
Вдвоём они отбивались от пьяных и остервенелых людей.
Били друзей долго. Невесту Виталия держали несколько человек не подпуская её к месту драки. Женский визг и плач смешался с мужскими выкриками и проклятиями.


Прошло много лет с той поры. Изменилась страна. Изменились люди, к сожалению не все в лучшую сторону. Изменилось многое в мире. Осталась неизменной дружба двух друзей. У каждого из них свои семьи, дети. Живут они ныне в разных городах. И всякий раз, когда кто-то из них звонит другу, то подняв трубку всегда услышит:
-Здравствуй, брат.








Теги:





1


Комментарии

#0 12:08  22-07-2012Дмитрий Перов    
хорошо, руст
Только федеральная армия звучит как-то коряво.
#1 12:19  22-07-2012    
язык слегка казенный, особенно, да, в описании чеченского эпизода, как будто из новостей первого канала. А так, простой, добрый рассказ.
#2 14:08  22-07-2012Лев Рыжков    
Первая часть — очень клевая.
На чеченском эпизоде насторожился. Вот ранение в бедро. Там вообще-то бедренная артерия, которую зацепишь — и пиздец. А герой, не обладая познаниями врача, говорит: «Да царапина».
Концовка вообще непрописана.
#3 16:19  22-07-2012Голем    
согласен с Лёвой
добавлю: исполнено старательно, но композиция не сложилась
#4 17:54  22-07-2012Ирма    
Согласна с Львом и Големом. бгг
Добавлю: автор мог выжать лучше, совершенно другая картинка получилась бы.
#5 18:00  22-07-2012Timer    
а я сначала думал, что они по разные стороны в Чечне встретятся.
#6 18:24  22-07-2012Rust    
пожалуй вы правы. спасибо всем.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
16:58  01-12-2016
: [21] [За жизнь]
Ты вознеслась.
Прощай.
Не поминай.
Прости мои нелепые ужимки.
Мы были друг для друга невидимки.
Осталась невидимкой ты одна.
Раз кто-то там внезапно предпочел
(Всё также криворуко милосерден),
Что мне еще бродить по этой тверди,
Я буду помнить наше «ниочем»....
23:36  30-11-2016
: [54] [За жизнь]
...
Действительность такова,
что ты по утрам себя собираешь едва,
словно конструктор "Lego" матерясь и ворча.
Легко не дается матчасть.

Действительность такова,
что любая прямая отныне стала крива.
Иллюзия мира на ладони реальности стала мертва,
но с выводом ты не спеши,
а дослушай сперва....
18:08  24-11-2016
: [17] [За жизнь]
Ночь улыбается мне полумесяцем,
Чавкают боты по снежному месиву,
На фонаре от безделья повесился
Свет.

Кот захрапел, обожравшись минтаинкой,
Снится ему персиянка с завалинки,
И улыбается добрый и старенький
Дед.

Чайник на печке парит и волнуется....
07:48  22-11-2016
: [13] [За жизнь]
Чувств преданных, жмуры и палачи.
Мы с ними обращались так халатно.
Мобилы с номерами и ключи
Утеряны навек и безвозвратно.

Нас разстолбили линии границ
На два противолагерные фронта.
И ржанье непокрытых кобылиц
Гремит по закоулкам горизонтов....